Группы «Мезонин поэзии» и «Центрифуга»

Группы «Мезонин поэзии» и «Центрифуга»

Определенную роль в литературном процессе первой четверти XX в. сыграли «Мезонин поэзии» и группа «Центрифуга». «Мезонин поэзии» образовали московские эгофутуристы: В. Шершеневич, Л. Зак (Хрисанф), К. Большаков, Б. Лавренев, С. Третьяков, Р. Ивнев. Группа существовала лишьвтечение 1913 г., в издательстве «Мезонин поэзии» вышло всего три альманаха: «Вернисаж», «Пир во время чумы» и «Крематорий здравомыслия». Вдохновителем и художественным оформителем этих выпусков был поэт и художник Л. Зак, написавший программные статьи «Увертюра» и «Перчатка кубофутуристам». Основным автором «Мезонина» был В. Шершеневич. Участники группы подчеркивали свое родство с петербургскими эгофутуристами, печатались в их изданиях, предоставляли страницы своих альманахов И. Северянину. К. Большаков, кроме поэтической деятельности, занимался прозой (роман «Бегство пленных, или История страданий и гибели поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова» [236]).

«Мезонин поэзии» не имел ярко выраженной теоретической платформы, мезопозиция была эклектичной, «серединной». Но в критических выступлениях представителями «Мезонина поэзии» велась борьба против «Гилей», а затем «Центрифуги». Они стремились к четкому обозначению границ между футуризмом в его кубофутуристической редакции и эгофутуризмом. Критики считали «Мезонин поэзии» «деловым течением», умеренным крылом футуризма. С этим объединением связаны первые публикации С. Третьякова и Б. Лавренева, будущего драматурга, в стихах которого начиная с 1913 г. звучат морские мотивы. С началом войны Лавренев был призван в армию и к футуризму не возвращался. Значительное место в альманахе «Мезонина поэзии» занимал Рюрик Ивнев, талантливый поэт, который старался сочетать уроки символистов с необходимостью разрушения канонов. В одних стихах преимущество получал Ивнев-символист, в других он же, но эгофутурист:

На станциях выхожу из вагона

И лорнирую неизвестную местность,

И со мною всегдашняя бонна —

Будущая моя известность.

В ответ на эти строки, как вспоминал В. Пяст, в кафе «Бродячая собака» Маяковский произнес экспромтом:

А с лица и остатки грима

быстро смоют потоки ливней,

а известность промчится мимо,

оттого, что я только Ивнев.

Отличительной особенностью «Мезонина поэзии» было участие в его изданиях поэтесс. Среди кубофутуристов выступала Елена Гуро и ее сестра Екатерина Низен, в издательстве «Лирика» печатались Вера Станевич, в сборнике «Руконог» публиковалась Е. Кузьмина-Караваева. Безусловным уважением была окружена Елена Гуро.

Против идейно-эстетической программы кубофутуристов и группы «Бубновый валет» выступила группа «Центрифуга», возникшая в 1914 г. при активном участии С. Боброва, а также Н. Асеева и Б. Пастернака. Название «Центрифуга» группа получила по стихотворению С. Боброва, своего рода поэтической декларации, «Турбопэан» (1914):

Завертелась ЦЕНТРИФУГА

Распустила колеса:

Оглушительные свисты

Блеск парящих сплетных рук! —

Молотилка ЦЕНТРИФУГИ

Меднолобцев сокруши!

Выспрь вертительные круги

Днесь умчащейся души…. [237]

Бобров разрабатывал эстетическую программу, которая могла бы удовлетворить и формальные, и содержательные поиски принципиально новых путей в современном искусстве, ориентированных не на западноевропейскую новейшую живопись, а на русские традиции. Он предложил термин «русский пуризм», призванный обозначить новую эстетику, основанную на национальной архаике. «Сейчас основы русского пуризма, – утверждал Бобров, – в русском архаизме: древних иконах, лубках, вышивках, каменных бабах, барельефах, вроде печатей, просфор и пряников, где все так просто и характерно, полно огромной живописной ценностью» [238]. Первая книга стихов С. Боброва «Вертоградари над лозами» (1913), в оформлении Н. Гончаровой, свидетельствовала о попытке синтезировать слово и зрительный образ в художественное единство. Бобров, скорее теоретик, чем поэт, изложил свои взгляды в предисловии: «Аналогичность устремлений поэмы и рисунка и разъяснение рисунком поэмы достигаются не литературными, а живописными средствами». С. Бобровым была составлена «Грамота», подписанная, кроме учредителей, И. Зданевичем. Кубофутуристы определялись как соперники и самозванцы. В «Грамоте» говорилось: «Мы, меньше всего желавшие междоусобий в Русской Поэзии, отвечавшие молчанием на неоднократные заигрыванья пассеистов, не желая больше поощрять наглость зарвавшейся банды, присвоившей себе имя Русских футуристов, заявляем им в лицо, дабы вывести общество из заблуждения, коим они пользуются для личных своих расчетов, следующее: <…> Вы самозванцы» [239].

«Нарождение «Центрифуга», – вспоминал Б. Пастернак, – сопровождалось всю зиму нескончаемыми скандалами. Всю зиму я только и знал, что играл в групповую дисциплину, только и делал, что жертвовал ей вкусом и совестью» [240].

«Центрифугой» было организовано небольшое издательство «Лирика», в котором вышла первая книга Н. Асеева «Ночная флейта» и первый сборник Б. Пастернака «Близнец в тучах». В предисловии Н. Асеев напутствовал Пастернака как «одного из тех подлинных лириков русской поэзии, родоначальником которых был единственный и незабвенный Иван Коневской». Первым изданием «Центрифуги» был сборник «Руконог» (1914).

Современный исследователь футуризма В. Альфонсов считает, что ««Центрифуга» самая «интеллигентская» и «филологическая» из футуристических групп, составила, по существу, третье главное течение русского поэтичского футуризма» [241].

На фоне борьбы лидеров различных футуристических группировок происходило сближение поэтов. Первая встреча В. Маяковского и Б. Пастернака хорошо известна по «Охранной грамоте», в которой Пастернак признавал, что «перед лицом Маяковского я в своих глазах всякий смысл и цену теряю. <…> Маяковский – единственный среди нас, пишущих – поэт» [242]. Мучительно переживая ломку голоса, происходившую в стихах из «Руконога», Пастернак надеялся вернуться от футуристических экспериментальных произведений («Мельхиор», «Иван Великий») к первоначальным лирическим основам. К весне 1916 г., когда вышел давно подготовленный «Второй сборник» «Центрифуги», стихи Пастернака появились в других альманахах «Весеннее контрагентство муз» и «Взял. Барабан футуристов».

Литература

Историко-литературный процесс: Методол. аспекты. Рига, 1989.

Марков В. История русского футуризма. СПб., 2000.

Поэзия русского футуризма. СПб., 1999.

Русский футуризм. Теория. Практика. Критика. Воспоминания. М, 2000.,

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1.3.1. Один — отец поэзии

Из книги Начало Ордынской Руси. После Христа.Троянская война. Основание Рима. автора Носовский Глеб Владимирович

1.3.1. Один — отец поэзии Как уже говорилось, согласно скандинавскому эпосу, Один владеет чудным напитком — «мёдом СКАЛЬДОВ» — и называется «отцом поэзии». Он же изобретатель и хранитель священных рун, покровитель истории, и вообще — отец всякого знания.В нашей книге «Царь


Рыцарь в жизни и в поэзии

Из книги Индивид и социум на средневековом Западе автора Гуревич Арон Яковлевич

Рыцарь в жизни и в поэзии Превращение раннесредневекового воина в рыцаря «классического» Средневековья, выражавшееся в обретении им высокого социального достоинства и соответствующего самосознания, было вместе с тем процессом его поэтизации, героизации и даже


Мед поэзии[161]

Из книги Повседневная жизнь викингов IX–XI века автора Будур Наталия Валентиновна

Мед поэзии[161] Все началось с вражды ванов и асов, но когда решили они примириться, то встретились, и в знак мира те и другие подошли к чаше и плюнули в нее. Из той слюны сотворен был человек, и имя ему Квасир. Он самый мудрый на земле. И нет вопроса, на который он бы не знал


РОЖДЕНИЕ ПОЭЗИИ

Из книги История Средних веков автора Нефедов Сергей Александрович

РОЖДЕНИЕ ПОЭЗИИ Он был великий поэт и философ и писал самым изысканным слогом, какой был в нашем языке до него и после него. Виллани. История Флоренции. Данте родился в 1265 году в семье небогатого рыцаря-флорентинца. Когда ему было девять лет, он впервые повстречал Беатриче


Гнездо поэзии высокой

Из книги Московские загадки автора Молева Нина Михайловна

Гнездо поэзии высокой «Это истинный ваш род; наконец вы нашли это» – слова нового знакомца звучали приговором и надеждой. Слова известного поэта и баснописца о первом опыте не слишком удачливого собрата по перу: Ивана Ивановича Дмитриева о двух первых баснях Крылова.


5. Wilno в поэзии филоматов

Из книги Поэзия и поэтика города [Wilno — ????? — Vilnius] автора Брио Валентина

5. Wilno в поэзии филоматов Филоматы воплотили образ Вильно в своем литературном творчестве. Основанию города посвящена баллада Чечота «Радзивилл, или заложение Вильно» («Radziwi??, czyli zalo?enie Wilna»), одна из наиболее удачных баллад, по мнению его биографа и исследователя


3. Вилнэ в поэзии на идиш

Из книги Поэзия и поэтика города [Wilno — ????? — Vilnius] автора Брио Валентина

3. Вилнэ в поэзии на идиш Есть произведения, посвященные Вильно, и в литературе на идиш того же времени, 1920-х — начала 1930-х годов; создавались они почти исключительно в самом этом городе или в Литве. Издавались литературные иллюстрированные альманахи на идиш, как, например,


Россия в поэзии Ал. Блока[274]

Из книги Национал-большевизм автора Устрялов Николай Васильевич

Россия в поэзии Ал. Блока[274] Любовь одна, всегда одна…[275] З.Гиппиус Вспоминается его холодное, красивое лицо, замкнутое в себя, такое спокойное, так мало шедшее московскому религиозно-философскому обществу в доме Морозовой, в этой небольшой уютной зале с врубелевским


Русская усадьба: палисадник, мезонин, сарай

Из книги Империя для русских автора Махнач Влаидмир Леонидович

Русская усадьба: палисадник, мезонин, сарай На особый характер близости нашей среды обитания с богоданной природой влияло и дерево, излюбленный русский строительный материал. Не позднее, чем в XVI в. появляются каменные постройки с верхним деревянным этажом (они могли


1. От революции к поэзии

Из книги Об Илье Эренбурге (Книги. Люди. Страны) [Избранные статьи и публикации] автора Фрезинский Борис Яковлевич


Приют поэзии и бунта

Из книги Армянский переулок,11 автора Чагин Геннадий Васильевич

Приют поэзии и бунта Уже в период работы над этой книгой удалось обнаружить несколько небольших архивных материалов, проливающих свет на три года жизненных коллизий в доме Тютчевых — от отъезда поэта в Германию и до приезда его в отпуск в 1825 году.В фондах декабристов в


Реализм в героической поэзии

Из книги Становление литературы автора Стеблин-Каменский Михаил Иванович

Реализм в героической поэзии "Героический век не умел рядить идеи и мнения в персонажей". Уильям П. Кэр "О, женщины! - как сказал Шекспир и был, несомненно, прав". Неизвестный автор В прежних моих работах встречается утверждение, что герои эддических песней - фигуры