ОБСТАНОВКА В ЗАПАДНОЙ НУСАНТАРЕ И НА МАЛАККСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ В 30 — 90-х гг. XIII в. УПАДОК ШРИВИДЖАИ. СИНГАСАРИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII в. И ПОЛИТИКА МАХАРАДЖИ КЕРТАНАГАРЫ

ОБСТАНОВКА В ЗАПАДНОЙ НУСАНТАРЕ И НА МАЛАККСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ В 30 — 90-х гг. XIII в. УПАДОК ШРИВИДЖАИ. СИНГАСАРИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII в. И ПОЛИТИКА МАХАРАДЖИ КЕРТАНАГАРЫ

ТОРГОВЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ МАЛАЙИ. ТАМБРАЛИНГА И РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЙНЫ

XIII столетие явилось временем экономического подъема малайских полуостровных территорий, освободившихся от жесткой опеки суматранско-малайской империи и получивших возможность в полной мере использовать выгоды своего географического положения. Это в первую очередь относится к знаменитому Кедаху (Калаху арабских сочинений). Бывшая «вторая столица» Шривиджаи теперь, когда ни Палембанг, ни Джамби не могли удержать прежнюю торговую монополию, выходит на первое место среди морских портов региона, хорошо известных ближневосточным купцам. К красочным описаниям раннего средневековья арабские путешественники и ученые XIII в. (Якут, Абуль Фида) прибавили новые наблюдения, которые свидетельствуют, что в Кедахе продолжали развиваться традиционные виды ремесла и добычи полезных ископаемых. Страна славилась добычей и вывозом олова, свинца, серебра, камфоры, оружейным мастерством, прежде всего идущими на экспорт мечами и кинжалами.

Хозяйственное освоение новых районов полуострова и увеличение потребности в новых рынках вело к появлению очагов классового общества на юге Малайи, который прежде отставал в темпах общественно-исторического развития. Чжао Жугуа в своем сочинении 1225 г. описывает как крупный центр транзитной торговли и буддизма княжество Фолоань, находившееся по соседству с Пахангом. Правда, Чжао Жугуа называет этот центр в числе прочих, приносящих дань Саньфоци (Шривиджае), но во времена Чжао Жугуа вряд ли это означало прочную зависимость от Суматры, если вообще не является заимствованием более ранних сведений о статусе этих территорий. Существует мнение, что Фолоань сменило в значении крупнейшего торгового центра Кедах, который, вероятно, утратил прежнее величие после набега Чолов. Но это плохо согласуется с арабскими сведениями XIII в.

Для самой Шривиджаи время наивысшей территориально-политической мощи миновало, но это еще не означало экономического упадка. Палембанг все еще привлекал внимание иностранного купечества. Чжао Жугуа, бывший чиновником внешнеторгового ведомства в вышеназванных записках 1225 г., отмечал значение Палембанга и Шривиджаи в целом как важного рынка транзитной торговли, хотя он также не мог не заметить и того, как местные власти грабят иностранные корабли, пытающиеся ускользнуть от таможенного обложения и миновать суматранский порт. Перу Чжао Жугуа принадлежит и описательная характеристика столичного города-порта начала XIII в., которая, как метко замечает Д. Дж. Холл, напоминает известный в истории ЮВА ландшафт «города на воде» с его дорогами-каналами, домами на сваях и плотах, торговлей дарами моря. К этому следует добавить черты космополитизма городской жизни, наличие различных пришлых этнических групп со своими обычаями и религией, но объединенных интересами торговой прибыли, поисками удачи.

Потеря суматранским центром своей лидирующей роли среди государств Западной Нусантары имела следствием появление среди малайских владений претензий на политическую и религиозную гегемонию. Ярким примером здесь служит возвышение древней Тамбралинги, в течение четырех десятилетий боровшейся за статус независимого буддийского центра и за первенство в буддийском мире региона.

Тамбралинга к 1230 г. освободилась от сюзеренитета Шривиджаи. Надпись этого года из Чайи (в районе Лигора в Южном полуостровном Таиланде) свидетельствует о том, что при короле Дхармарадже Чандрабхану это государство укрепило свое положение на полуострове, подчинив Грахи, соседнюю территорию, бывшую ранее вассалом Шривиджаи, а затем перешло к крупным внешнеполитическим акциям.

Выход Тамбралинги на путь большой политики явился следствием ее экономического усиления. Вероятно, развитие корабельного дела, а также активизация северомалаккских перевалочных путей из Андаманского моря в Сиамский залив позволил Тамбралинге направить через свою и соседние подконтрольные территории значительную часть товаропотоков, шедших ранее вдоль Восточной Суматры.

Король Чандрабхану официально принял буддизм хинаяны ланкийского образца — тхераваду. Похоже, что его религиозная политика, связанная с утверждением буддизма хинаяны, знаменовала начало крупных религиозных перемен в регионе, когда господство индуистских и махаянских культов сменялось массовым распространением тхеравады и ислама. Дхармараджа Чандрабхану вел активную внешнюю политику, налаживая торгово-дипломатические отношения с династией Пандьев в Южной Индии и сингальскими королями на Шри Ланке, где хранились главные святыни буддизма палийского канона. Это получило отражение не только в юго-восточноазиатских, но и в ланкийских хрониках и в южноиндийской эпиграфике. В 1247 г. этот монарх направил на Шри Ланку свое посольство, и этот шаг был связан с желанием короля Тамбралинги добыть одну из буддийских реликвий, обладание которыми было вожделенной целью правителей-буддистов. Вспыхнувший на этой почве конфликт привел к тому, что тамбралингский правитель отважился на посылку морской экспедиции.

На Ланке малайцы не только захватили один из прибрежных пунктов, но и вмешались в борьбу между сингальскими королями, надеясь овладеть буддийскими реликвиями. Малайская колония воевала с сингалами до 1258 г., а затем до 1263 г. с Пандьями, стремившимися к захвату Ланки. В этом году малайцы, руководимые сыном короля Чандрабхану, сражались с войсками южноиндийского правителя Вира Пандьи и потерпели поражение. Однако Чандрабхану был тверд в своем намерении сделать Тамбралингу главенствующим буддийским центром, и в 1270 г. он отправил на Ланку новую флотилию. Малайская колония вновь воевала на чужой территории, и на этот раз целью были объявлены главные реликвии Будды, хранящиеся в Канди, священном центре хинаяны. В этой войне Тамбралинга потерпела поражение, которое должно было тяжело сказаться и на судьбе малайской колонии, и на положении метрополии.

По предположению Д. Холла, буддизм «малой колесницы», хинаяна, был идеологическим знаменем борьбы Тамбралинги за самостоятельную политику против слабеющей Шривиджаи, где господствовал буддизм иного толка — махаяна, или буддизм «большой колесницы». Этим отчасти и объясняется упорство и длительность религиозных войн на Ланке. Однако после неудачного похода 1270 г. Тамбралинга уже не проявляла внешней активности, прекратилась ее экспансия на юг Малайи. А к 90-м гг. XIII в. в результате военных походов, совершенных в малайские и монские земли Малайи великим тайским королем-завоевателем Рамой Камхенгом, Тамбралинга стала одним из вассалов королевства Сукотаи, Сукотаи на рубеже XIII—XIV вв. была гегемоном на Малаккском полуострове. Буддизм хинаяны ланкийского образца в этом государстве был принят в качестве официальной идеологии.

В политической истории Явы вторая половина XIII в. явилась исключительно сложным, насыщенным событиями периодом. Не только для Сингасари, но и для значительной части неяванских территорий Западной Нусантары эта временная полоса ознаменовала переход к новому крупному государственному объединению, включившему впоследствии большую часть Индонезии. Конкретное, и в то же время целостное понимание исторической картины этого переходного периода становится возможным только тогда, когда в контексте исторически обусловленных действий определенных социально-классовых сил рассматривается целенаправленная деятельность личности е ее психологией, идейными установками, индивидуальными и групповыми мотивами и целями.

УКРЕПЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВА СИНГАСАРИ ПРИ ВИШНУВАРДХАНЕ

Положение, которое установилось после смерти Тохджаи и победы принцев, внуков Раджасы и Тунггул Аметунга, можно охарактеризовать довольно определенно. Формально это была диархия, т. е. двойное правление принцев. Оба они приняли титулы и статус правителей и тронные имена: Рангга Вуни стал именоваться Вишнувардхана, Махиша Чампака — Нарасингхамурти. Все же главным в этой диархии был Вишнувардхана, он и стал первым действующим лицом в последующие пятнадцать лет истории Сингасари, оттеснив младшего по возрасту соправителя.

В начале своего правления Вишнувардхана был вынужден усмирять непокорных. В 1250—1254 гг. он послал войска против отрядов некоего Лингапати. После того как полководцу Вишнувардханы Махише Бунгалану удалось проникнуть в область Махибит, плацдарм противника, отряды Лингапати были разбиты и сам он погиб.

Мирные акции Вишнувардханы в области экономики способствовали усилению Сингасари как на Яве, так и за ее пределами. При нем велось строительство в столице, город расширялся, государство обрастало новыми яванскими территориями, а в низовьях Брантаса был заложен порт Чанггу, ставший впоследствии одним из основных портов королевства. Стремясь к более прочному воссоединению основных территорий восточнояванского ядра Сингасари, Вишнувардхана заключил брак с внучкой последнего кедирийского монарха Кертаджаи.

Вишнувардхана в своей внутренней политике сочетал укрепление идеологии короля-бога и культа предков династии с привилегиями духовенству. В посвященных ему храмах он почитался и в облике Шивы, и в облике Будды, хотя при жизни, как и другие короли XI—XIII вв., большое значение придавал также почитанию бога-хранителя жизни Вишну. Его соправитель Нарасингхамурти не был окружен столь пышным религиозно-культовым ореолом.

Незадолго до смерти Вишнувардхана назначил своим преемником сына Кертанагару. Около 1268 г. Вишнувардхана умер, а годом или двумя позднее умер и Нарасингхамурти. Престол перешел к Кертанагаре, и на первых порах, видимо, потомки Нарасингхамурти играли важную роль рядом с Кертанагарой. Во всяком случае полоса соперничества двух династийных линий кончилась. Кертанагаре же суждено было достичь славы одного из самых ярких правителей яванского государства.

НАЧАЛО ПРАВЛЕНИЯ МАХАРАДЖИ КЕРТАНАГАРЫ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА ОБЪЕДИНЕНИЯ НУСАНТАРЫ

При Кертанагаре (1268—1292) консолидация общеяванского государства в восточной и центральной частях острова Явы перерастает в борьбу за внешние территории. Кертанагара пытался как военной силой, так и идеологическими средствами создать под эгидой Явы своего рода имперское объединение. Эти далеко идущие планы натолкнулись на действия внешних и внутренних сил, существенно осложнявших их реализацию. Это были: монголо-китайская агрессия, натиск Сукотан в южном направлении, распространение новых массовых форм религиозной идеологии (буддизма хинаяны тхеравадского толка в континентальной части ЮВА и ислама, начинавшего проникать в островную часть региона), наконец — внутрияванский заговор аристократии, недовольной политикой централизации.

В начале правления Кертанагары вышеназванные факторы внешнеполитического характера еще не приблизились к границам Нусантары, а стабилизация государства Сингасари при махарадже Вишнувардхане создавала благоприятные условия для активной внешней политики.

Кертанагара по своему происхождению принадлежал, как и его отец Вишнувардхана, к той линии тумапельской династии, которая брала начало от Тунгул Аметунга. Он был правнуком последнего. Центром государства оставался Тумапель, область со столицей в городе Сингасари. В Дахе (область Кедири) продолжали жить потомки кедирийского королевского рода, внуки последнего короля Кертаджаи, свергнутого в 1222 г. Раджасой. Правители Кедири из этой среды выступали в роли наместников сингасарского короля, но сохраняли, очевидно, немалые права.

Еще в 1254 г. Кертанагара был наделен титулом ювараджи (наследника престола) и до 1268 г. (до смерти отца) некоторое время оставался фактически соправителем Сингасари наряду с Вишнувардханой и Нарасингхамурти. После 1268 г. Кертанагара стал одним из немногих яванских королей, пришедших к власти без эксцессов, связанных с проблемами наследования трона, если только за смертью соправителя его отца Нарасингхамурти не стоял заговор, ускоривший коронацию Кертанагары.

Сама линия политического поведения Кертанагары и отдельные данные источников свидетельствуют о том, что это была самоуверенная и склонная к переоценке личного духовного влияния персона. Несмотря на традиции пиететного отношения к официальной жизни монарха-деспота, образ действий Кертанагары, как и сами планы, не могли не вызывать неприятия со стороны сановников двора, чиновной верхушки, занявшей свое место при покойном Вишнувардхане. Поэтому не случайно, что в самом начале своего правления Кертанагара предпринял крупные перемещения в составе высшего аппарата управления. Первый министр, опытный политик Раганатха был заменен двумя выдвиженцами Кертанагары из числа «новых людей» (Панджи Анграгани и Махиша Аненгах); влиятельный сановник Вирараджа, обладавший большими прерогативами в столичных делах, был «понижен в должности» и переведен на место адипати (провинциального главы) на Восточную Мадуру; был также сменен туменггунс (высшая военная должность); ушел со своего поста и глава шиваитской церкви. В этой перетасовке не обошлось без дворцовых интриг, и все это, конечно, способствовало возникновению скрытой или явной оппозиции. Примечательно, что еще около 1270 г., до начала реализации своей объединительной программы, Кертанагара вынужден был применить силу для подавления мятежа, организованного неким «преступным Бхаей». Есть предположение, что эта запись в «Параратоне» имела в виду выступление против Кертанагары лиц, относящихся к бхаянгкара — дворцовой страже, телохранителям государя. Из других деяний Кертанагары, направленных на стабилизацию внутреннего положения, надо назвать установление родственных отношений с возможными соперниками. Кертанагара выдал одну свою дочь за сына наместника Кедири принца Джаякатванга, Ардараджу, другие дочери Кертанагары (их было две или четыре) были предназначены им в жены внуку Нарасингхамурти, правнуку Раджасы принцу Виджае. Объединив таким образом две династических линии (потомков Раджасы и потомков Тунгул Аметунга), Кертанагара получил в лице Виджаи верного союзника.

Хотя сведения источников о личности махараджи Кертанагары и способах осуществления его планов воспринимаются как весьма разноречивые, все же нет оснований отрицать, что при нем был взят куре ва сколачивание под эгидой Сингасари межостровного военно-политического объединения, которое явилось если не начальной формой, то своеобразной прелюдией создания крупнейшей в истории Нусантары державы имперского типа. Остается неясным, с какого времени яванское государство для исполнения этих целей стало использовать прямую военную экспансию и засылать морские экспедиции. Одни историки относят это к середине 70-х гг. XIII в., другие к последним годам жизни Кертанагары (1290—г-1292 гг.). При этом необходимо учитывать, что это была лишь одна, возможно, не главная, сторона объединительной программы. Другая предусматривала совокупность традиционных невоенных, религиозно-политических способов утверждения власти и территориальных амбиций вне Явы. Но с ней были связаны различные аспекты политического поведения Кертанагары с самого начала его правления.

Прошло не менее пяти-шести лет со дня восшествия на престол бингасарского махараджи, прежде чем были предприняты декларативные акции, свидетельствующие о начале объединительной политики за пределами Сингасари. За это время укрепились позиции буддийской религии в системе государственной идеологии за счет приверженности самого Кертанагары к мистической философии и обрядности калачакры, учения тантрийского буддизма, которое культивировалось яванским и малайским двором. На Суматре у правителей Мелаю калачакра была известна еще в XI—XII вв., и теперь она послужила обоснованию яванской экспансии. В системе своих тайных мистических обрядов калачакра использовалась Кертанагарой как средство обретения «космических сил», но в аспекте, обращенном к подданным государства и его соседям, это была составная часть нового унифицированного варианта культа обожествленного монарха, власть и личность которого теперь преподносились как олицетворение синкретического божества, объединившего черты Шивы и Будды. Силой шакти (всепроникающей магической силой) этого божества и намеревался править Кертанагара, и с этим были связаны две идеологических акции.

С началом своего правления Кертанагара приказал воздвигнуть на Восточной Яве, в местности, где некогда аскетом Бхарадой была проведена пограничная линия, разделившая Джанггалу и Кедири, статую Будды—Аксобхьи, символизировавшую господство централизаторской идеи, идущей от монарха-деспота, над сепаратистским началом. Это не могло не усилить враждебных отношений со стороны кедирийской верхушки. Происходила постепенная монополизация высшей власти в стране родом тумапельских правителей. В центральных провинциях хозяевами становились прабху — родственники государя, сам же монарх считался «божественным прабху» и как таковой носил особый титул — «бхатара», оставляя за собой и титул верховного правителя — махараджи. По данным эпиграфики с 60-х гг. XIII в. Джанггалой и Панджалу (Кедири) управляли так называемые «подчиненные прабху» (самантапрабху). Джаякатванг, став свойственником Кертанагары и войдя в среду прабху, очевидно, правил именно в этом статусе «подчиненного прабху». Но его, потомка древнего кедирийского рода, вряд ли это устраивало.

В 1275 г. в Сингасари было объявлено об обретении Кертанагарой сущности Шивы-Будды. Это произошло при активном участии новых министров. Как носитель титула бхатары Кертанагара объявил себя инкарнацией синкретического божества, сочетавшего качества дхьянибудды (будды созерцания) и свирепого аспекта Шивы — Бхайравы. Конечно, эта акция вряд ли была возможной без религиозной политики отца Кертанагары, Вишнувардханы, и в этом смысле явилась ее логическим завершением. Апофеоз Кертанагары должен был означать, что подчинение сингасарскому суверенитету есть благо, так как все стороны света подвержены воздействию благодатной шакти этого монарха. Однако не лишено оснований предположение, что побудительным мотивом, ускорившим не только эту конкретную акцию, но и в известной мере проведение объединительной программы в целом, была нараставшая угроза монголо-китайского вторжения.

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОГРАММЫ «СВЯЩЕННОЙ ИМПЕРИИ» ПОД ЭГИДОЙ СИНГАСАРИ В 60-х — НАЧАЛЕ 90-х гг. ОТПОР ПРИТЯЗАНИЯМ МОНГОЛЬСКИХ ПРАВИТЕЛЕЙ КИТАЯ

Монгольская агрессия во Вьетнаме в 1257 г. и настойчивые попытки хана Хубилая добиться сюзеренитета над этой страной, распространение монгольской экспансии на другие государства Индокитайского полуострова, которые во второй половине 70—80-х гг. XIII в. подверглись захватническим походам монголо-китайских войск династии Юаней, провозглашение хана Хубилая воплощенным Джина-Буддой в 1264—1269 гг. — все это не оставляло сомнений в обширности геополитических планов противника, Становилось ясно, что разрозненные территории островов Южных морей могут и не избежать участи стать фактическими данниками новой империи. Это шло вразрез с централизаторскими тенденциями в политике ряда яванских и малайских государств. Недаром вскоре после занятия престола Кертанагара поспешил наладить дружественные отношения с Тямпой, от сопротивления которой во многом зависела возможность отражения монгольской экспансии, так сказать, на дальних подступах к Нусантаре.

К концу 60-х — началу 70-х гг. XIII в. Шривиджая была уже настолько слабой, что малайские полуостровные территории вышли изпод ее контроля. На Малаккском полуострове традиции буддизма хинаяны и растущие самостоятельные торговые связи помогали здешним государствам (например, Тамбралинге) успешно противостоять бывшей суматранско-малайской метрополии и даже иметь военно-политические интересы за океаном. Над рядом бывших владений Шривиджаи неуклонно нависала тень молодого тайского государства. Распадались имперские связи на о-ве Суматра: на севере Суматры появилось сильное торговое княжество Самудра, на востоке и в центральной части острова (в бассейне реки Батанг) начался независимый подъем древнего Мелаю, одного из наиболее значительных суматранских государственных образований, где в это время правил махараджа Мауливармадева. В этих условиях для Явы актуальной становилась борьба за «шривиджайское наследство».

Чем явственнее была угроза планам создания «священной империи» Кертанагары со стороны внеиндонезийских потенциальных противников (Юаней и Сукотаи), тем реальнее становилась необходимость практических действий по присоединению сначала ближайших к Яве, а затем и более далеких земель Нусантары. В 1279 г. в Сингасари прибыло посольство хана Хубилая из Ханбалыка (Пекина), где была ставка монгольских завоевателей Китая. На требование Пекина явиться ко двору Хубилая и признать его в качестве сюзерена Кертанагара ответил отказом. В 1280 и 1281 гг. история повторилась. Курс на гегемонию среди индонезийских правителей сделал невозможным для Кертанагары даже формальное признание зависимости от Хубилая. Когда же эмиссары Хубилая в 1281—1282 гг. были приняты вопреки желанию яванского двора в Мелаю и на Северной Суматре и добились ответных миссий в Пекин, то для Сингасари наступило время новых действий.

Очевидно, первой непосредственной целью Кертанагары стала Мадура. Есть данные, что еще в 1269 г. на Мадуре установилась власть сингасарских чиновников, а в начале 80-х гг. здесь представителем Сингасари был искусный царедворец Вирараджа, оказывавший затем в течение целого десятка лет влияние на состояние дел в Сингасари. По традиции на Мадуре, как и в ряде других связанных с Явой владений, оставался свой монарх, но яванское господство было определяющим. К этому времени на самой Яве Кертанагаре, видимо, удалось добиться желаемой стабилизации; последним шагом на этом пути было подавление выступления некоего Махйши Рангкаха в 1280 г.

Не исключено, что удары, наносимые монголам во Вьетнаме, Тямпе и Кампучии, а также неудача их экспедиции на Японские острова в 1281 г. побудили яванцев действовать, не опасаясь слишком скорых санкций Пекина в ответ на неуступчивость Сингасари. В 1284 г. Кертанагара послал войска на о. Бали. «Нагаракертагама» (стихотворная хроника XIV в.) сообщает, что целью Кертанагары было подчинение балийского государства, что яванцы одержали победу и пленили балийскую королеву. После этого события для управления балийскими делами был посажен яванский ставленник с титулом раджа патих (вероятно, означает статус наместника).

Экспедиция на Суматру была организована не позднее 1286 г. К этому году относится событие, которое явилось частью долго готовившейся кампании по присоединению к «священной империи» Кертанагары государства Мелаю. Надпись, обнаруженная в верховьях реки Батанг в провинции Джамби, повествует о том, как по приказу Кертанагары в центре королевства Мелаю Дхармашрае были установлены яванские династийные святыни — культовые статуи, и в первую очередь изображение бодхисатвы Амогхапасы-Локешвары, популярного божества махаяны, воплощением которого считался отец Кертанагары, махараджа Вишнувардхана. Считается, что эта статуя была копией надгробной статуи, установленной в храме-чанди Джаго на Восточной Яве, посвященном культу Вишнувардханы. Святыня была доставлена в сопровождении высших государственных чинов Сингасари и символизировала вывоз шакти, унаследованной правителем Сингасари от своих предков. Причем в соответствии со своими претензиями на статус сюзерена махараджи Мелаю Мауливармадевы Кертанагара титулует себя на этот раз высшим имперским титулом махараджадхираджа.

На пути присоединения западных территорий к яванской сфере влияния издавна стояла непокорная и довольно изолированная Сунда, западнояванская земля, где правили свои монархи. «Нагаракертагама» включает Сунду, как и вышеназванные территории, в состав сингасарского объединения, но ничего не говорит о времени сунданского похода. Предполагается, что это было в 1289—1290 гг.

В разгар внешнеполитической кампании яванское государство столкнулось с реальной угрозой монголо-китайского нашествия, вызванной событиями 1289 г. Ободренный сокрушительными поражениями полчищ Хубилая во Вьетнаме в 1287—1288 гг. и собственными успехами, яванский двор счел возможным не только игнорировать притязания Хубилая, но и продемонстрировать свою полную независимость в чисто средневековой восточной манере. Когда в 1289 г. в Сингасари явилось очередное посольство из Пекина с новым требованием, чтобы Кертанагара прибыл ко двору Хубилая с изъявлением покорности, сингасарский монарх приказал вырезать текст ответного письма на лбу главы миссии Мэн Цзы и с позором выдворил послов из страны. После этого вторжение войск Хубилая на Яву стало вопросом времени.

Последний шаг на своем пути утверждения яванской гегемонии в Нусантаре Кертанагара сделал уже в условиях очевидных приготовлений юаньского двора к высадке монголо-китайских войск на Яве, то есть в начале 1292 г. Сложность внешнеполитической обстановки для Сингасари усугублялась еще и тем, что молодое тайское государство при энергичном короле Раме Камхенге к началу 90-х гг. XIII в. превратилось в сильную державу. В южные пределы Сукотаи, как называлась тайская держава, вошла часть монских и малайских полуостровных территорий. В ходе экспансии Рамы Камхенга на юг, в зону Малаккского пролива, здесь неизбежно сталкивались интересы сукотайской и сингасарской политики. Монские и юаньские хроники свидетельствуют о нападениях таи на бывшие шривиджайские владения в 1280— 1295 гг. В этот период тайскому господству подчинилась и Тамбралинга.

Отправляя в начале 1292 г. новую военно-морскую экспедицию на Суматру под начальством полководца Махиши Анабранга, Кертанагара рассчитывал не только закрепить яванское присутствие в Мелаю и тем самым удержать «шривиджайское наследство», но и получить для Сингасари стратегическое и торговое превосходство в Западной Нусантаре. Трактовка данных «Нагаракертагамы» позволяет полагать, что в том же году были предприняты походы и на юг Малаккского полуострова, и на Западный Калимантан. Таким образом, в этот тревожный период Кертанагара решился на самую масштабную во всей его внешнеполитической программе акцию.

Еще в 1281—1284 гг. хан Хубилай, не получив ожидаемого ответа и приема на Яве, неоднократно посылает своих эмиссаров на Суматру, где монголы рассчитывали на поддержку и послушание со стороны принявших мусульманскую веру правителей северной части острова, то есть княжеств Самудры (Пасэя) и Перлака. С помощью послов-мусульман монголам удалось добиться ответных посольств не только из этих земель, но и из Мелаю, что со стороны этого вассала Сингасари было, вероятно, вынужденной уловкой. Однако после мер, предпринятых Кертанагарой в отношении Суматры в 1286 и 1296 гг., эти призрачные успехи пекинского двора сводились на нет. Яванские военные и чиновники получили возможность контроля за внешнеторговыми операциями Мелаю; контроль за Южной Малайей, Южным и Западным Калимантаном давал Сингасари широкие возможности обогащения от морской коммерции^; укрепление власти яванского государства в малайских землях позволяло шире использовать местные природные ресурсы, в том числе редкие лесные продукты и золото Суматры. И полученные преимущества могли быть реализованы государством Кертанагары, если бы вспыхнувшая внутренняя война и внешняя агрессия не привели к большим переменам в яванской политической истории и к гибели самого инициатора объединительной программы.

ПЕРЕВОРОТ ДЖАЯКАТВАНГА. НАЧАЛО ВНУТРЕННЕЙ ВОЙНЫ. тОСНОВАНИЕ МАДЖАПАХИТА

Отправка значительной части войска за пределы Явы ослабила обороноспособность столицы, и этим воспользовались лица, составлявшие тайную оппозицию Кертанагаре и его курсу. В столице зрел заговор, в центре которого стоял наместник Кедири Джаякатванг. Он около двадцати лет управлял в Кедири и ждал своего часа, чтобы свергнуть власть сингасарекого махараджи и возродить былую силу и самостоятельность Дахи, поставить под ее контроль всю страну.

Кедирийская аристократия, судя по всему, не спешила с поддержкой Джаякатванга, но в подготовке выступления большую, если не решающую, роль сыграли недовольные Кертанагарой и отстраненные им от кормила центральной власти сановники. Главную скрипку здесь ирал Вирараджа, служивший адипати на Мадуре, но через родственников и сторонников пристально следивший за всеми перипетиями сингасарской политики в центре. Есть все основания полагать, что Вирараджей и его группой двигало стремление устранить самого Кертанагару, личность и образ правления которого воспринимались ими как одиозные. Для этого Вирараджа готов был использовать антисингасарские планы Джаякатванга и подчиненную ему военную силу Дахи. В отличие от Джаякатванга, его планы вряд ли шли дальше устранения Кертанагары и возвращения на Яву при новом правителе, поэтому он старался держаться в тени, благоволил родственникам Кертанагары, но вел тайную переписку с Джаякатвангом. Именно Вирараджа постарался ускорить события, напомнив Джаякатвангу о том, что настал наиболее удобный момент для выступления. Это случилось весной 1292 г., когда Кертанагара и его двор, занятые проблемами военнодипломатической кампании на внешних территориях и отправлением тайных обрядов тантрийского культа, не ожидали удара в спину.

Джаякатванг разделил свое войско на две колонны и направил их в область Тумапель. Одна колонна, под начальством главнокомандующего Дахи, подошла к столице Сингасари с севера и начала демонстративное наступление, разоряя окрестные села. Другая, руководимая патихом Дахи Кебо Мундарангом, осуществила скрытный маневр, блокировав город с юга. И когда Кертанагара, узнав о предательском нападении Джаякатванга и о появлении его армии в северных предместьях, послал туда своего племянника Виджаю с остававшимся в столице контингентом, то южная, более сильная группа противника, беспрепятственно вошла в город и обрушилась на кратон самого Кертанагары. В последнем ожесточенном бою на ступенях дворца погиб последний правитель Сингасари, его главные министры Анграгани и Махиша Аненгах и другие приближенные сановники. Кедири одержало большую победу над Кертанагарой и его режимом, Джаякатванг мог объявить Даху победоносной столицей яванского государства, однако за пределами оккупированной столицы Сингасари еще оставались отряды принца Виджаи.

Первоначально Виджае удалось в бою под Мемелингом, к северу от Сингасари, нанести поражение войскам Джаякатванге, но было уже поздно. Когда Виджая повернул к столице, то он обнаружил там торжествующего врага. Вернуть город не удалось, и отряды Виджаи отступили на северо-восток. После новой удачной схватки с кедирийскими войсками при Бундале Виджая повернул к Дахе, надеясь с ходу захватить столицу Кедири и лишить узурпатора основного плацдарма. Вместе с Виджаей и под его началом действовали его соратники, способные полководцы Лаве, Сора, Намби (последний был сыном Вирараджи). Однако в тяжелых боях армия Виджаи сильно поредела, а кое-кто из военачальников перешел на сторону Кедири, сильно ослабив в решительный момент ряды Виджаи. В конце концов Виджая вынужден был отступать на север, к низовьям Брантаса, преследуемый со всех сторон неприятелем, и в его отрядах осталось несколько сот бойцов. В Памотане кедирийские войска настигли его, и там он потерял все свое войско, а сам с оставшимися в живых приближенными и кучкой солдат бежал.

Несколько месяцев Виджая с дюжиной своих спутников скрывался от преследователей, скитаясь по сельским общинам в нижнем бассейне Брантаса. Наконец, с помощью некоторых сочувствовавших Виджае представителей деревенской верхушки беглецам удалось добраться до Рембанга, а затем отплыть на Мадуру, рассчитывая на помощь Вирараджи. Расчет не был напрасным, так как Вирараджа, доведя до конца заговор против Кертанагары, теперь не склонен был продолжать поддержку Джаякатванга. Трудно судить об истинных намерениях этого политикана. Вероятнее всего, его решение перейти на сторону Виджаи было продиктовано оценкой общей ситуации. Несмотря на потерю столицы и армии, Виджая все еще пользовался признанием части яванского населения как защитник законной власти от покушения со стороны узурпатора и как наследник священной силы покойного Кертанагары в качестве не только его племянника, но и зятя. Ему были отданы в жены две или четыре дочери Кертанагары, и не случайно он предпринял большие усилия для того, чтобы вызволить их из кедирийского плена, когда они были захвачены в Сингасари людьми Джаякатванга. Кроме того, Вирараджа знал о подготовке монголо-китайского вторжения и, имея собственную военную силу на Мадуре (или возможность собрать дружину и ополчение), строил планы совместного похода (с Виджаей и монголо-китайскими отрядами) против Джаякатванга.

Приняв Виджаю и его сторонников, Вирараджа заключил с ним соглашение и разработал далеко идущий план действий. По его совету Виджая через того же Вирараджу просил обосновавшегося в Дахе Джаякатванга помиловать его и принять при своем дворе как верного слугу-вассала. Получив соизволение потерявшего бдительность Джаякатванга, Виджая не только поселился в Дахе, зорко наблюдая за ситуацией и взвешивая силы врага, но и набрал собственный вооруженный отряд, сохранив при себе старых соратников.

В конце 1292 г. Виджая по сговору с Вирараджей обратился к Джаякатвангу с просьбой оборудовать охотничий лагерь в безлюдной местности Тарик в нижнем течении Брантаса, но недалеко от порта Чанггу. Джаякатванг, большой любитель охоты, дал на это свое разрешение, а хитроумный Вирараджа, выполняя заранее согласованный с Виджайей план, прислал с Мадуры отряд верных ему людей, которые построили в Тарике хорошо укрепленный городок. Сюда постепенно стали стекаться противники Джаякатванга, приспешники Виджаи, а также беглое население и переселенцы с Мадуры. Городок был назван Маджапахит и должен был служить плацдармом для выступления против узурпатора и резиденцией Виджаи.

Маджапахит занимал стратегически весьма выгодную позицию, находясь у слияния реки Брантас с ее притоком Кали Мас (Канчаной); плодороднейшие заливные земли в окрестностях и водный путь, связывавший эту местность торговыми пунктами на северном морском побережье, делали Маджапахит экономически перспективным центром. Остается удивляться оплошности Джаякатванга, недооценивавшего той опасности, которая крылась в действиях основателей Маджапахита. Впрочем, развитие внешнеполитической ситуации требовало в тот момент от правителя Дахи более пристального внимания к действиям монгольских правителей Китая.

ВТОРЖЕНИЕ НА ЯВУ МОНГОЛО-КИТАЙСКИХ ВОЙСК. ДОГОВОР ПРИНЦА ВИДЖАИ С ОККУПАНТАМИ И РАЗГРОМ ДЖАЯКАТВАНГА

Еще в конце 1292 г. хан Хубилай отдал приказ о посылке карательной экспедиции на Яву. Решение это было принято уже после гибели махараджи Кертанагары, чье независимое поведение вызвало гнев Юаней и явилось поводом к этой экспедиции. О переменах, произошедших в Сингасари, монголы вряд ли знали в начале своего предприятия, готовившегося не один год. Отплывшая из Южного Китая экспедиция насчитывала около тысячи кораблей, на которых разместилась 20-тысячная армия. Большинство в войсках этой армады составляли китайские силы, и возглавляли экспедицию полководцы китайцы Ши Би и Гао Син и адмирал уйгур Икхмиш.

Армада вышла в Южно-Китайское море, но была сильно потрепана бурей, а у восточноиндокитайских берегов испытала атаку тямского флота. В феврале 1293 г. монголо-китайская армада приблизилась к берегам Суматры. Был захвачен остров Белитунг, являвшийся удобным плацдармом для нападения юаньских войск на важнейшие западноиндонезийские владения, и прежде всего на сингасарские административные и вассальные территории на Яве и Суматре. Кроме того, монголы явно рассчитывали на то, что близость их экспедиционных военных сил заставит правителей, приведенных к покорности политикой Кертанагары, незамедлительно порвать отношения с Явой и подчиниться юаньскому двору.

Но энергичные усилия Кертанагары по созданию военно-дипломатического и идеологического союза под эгидой яванского государства были достаточно результативными, и монголо-китайские послания, замешанные на угрозах и традиционной китайской внешнеполитической демагогии, не достигли желаемой цели. Позиции яванского государства на Суматре, видимо, были еще устойчивы (там все еще находились яванские экспедиционные войска), а формальное изъявление покорности со стороны Бали и некоторых восточноиндонезийских далеких раджей вряд ли могло удовлетворить претензии Хубилая. Поэтому юаньский флот после непродолжительной стоянки на острове Белитунг двинулся на Яву. Перед ним плыл передовой отряд Икхмиша в составе 10 судов и 500 воинов, который первым высадился на северном побережье Восточной Явы. В марте основные силы монголо-китайской армады с боем захватили Тубан, остальные, плывя дальше на восток вдоль яванского побережья, высадились в устье реки Седаю, соединившись с отрядом Икхмиша. Отсюда были отправлены в Сингасари гонцы, которые и принесли весть о переменах, случившихся в государстве.

Ко времени высадки монголо-китайских войск на северном побережье Восточной Явы в Маджапахите полным ходом шла подготовка к выступлению против Джаякатванга, к войне с Дахой. Засев в маджапахитской крепости, Виджая теперь не собирался возвращаться ко двору Дахи и ждал прибытия новых мадурских отрядов, собирая вокруг себя всех недовольных Джаякатвангом аристократов Тумапеля и Дахи, бежавших в Маджапахит со своими дружинами. Вирараджа с Мадуры снабжал Маджапахит многим необходимым для успешной войны, вплоть до боевых лошадей.

Маджапахитцы игнорировали требования Дахи о возвращении Виджаи и его людей ко двору Джаякатванга. Вместе с тем Маджапахит не предпринимал решительных акций до того, пока Вирараджа не вступил в переговоры с полководцами Хубилая и не заручился их поддержкой. Это удалось сделать благодаря тому, что Виджая, первым вступив с ними в контакт, поспешил признать претензии Хубилая. Юаньские войска уже занимались грабежами, но монголо-китайская верхушка сочла более удобным в данной ситуации назревавшей внутрияванской войны поддержать наследника тумапельского правления, рассчитывая поживиться за счет войны с Дахой и более прочно привязать победителя этой схватки к монгольскому политическому курсу.

К началу апреля 1293 г. главные силы юаньских войск соединились в низовьях Брантаса, к западу от Чанггу, и были готовы на речных судах, а также в конном и пешем строю двинуться вверх по Брантасу в направлении на юг, чтобы ударить на Даху, а при необходимости и на Тумапель. Мелкие разрозненные отряды оккупантов рассеялись по Восточной Яве в поисках разбойной добычи.

Хотя согласно общему плану объединенные силы юаньских войск и мадурцев должны были наступать на Даху с севера вверх по течению Брантаса и Виджая со своими отрядами должен был ударить со стороны Тумапеля, военные действия приняли далеко не сразу желательный для Маджапахита оборот. «Союзники» не спешили с поддержкой маджапахитских войск, и им пришлось самостоятельно начать кампанию. Между тем Джаякатванг показал себя умелым полководцем: он оперативно прикрыл двумя корпусами северное и восточное направление на подступах к Дахе, мобилизовал крупные силы вассалов и сформировал резерв, обеспечив себе возможность контрнаступления. Поэтому Виджае не только не удалось прорвать оборону противника, но и пришлось отступать с боями к Маджапахиту, где он и был блокирован войсками Дахи.

Вступление в дело монголо-китайских войск не привело к немедленному успеху, сражения были ожесточенными, и только к концу апреля, когда противник был отбит от Маджапахита, когда лучшие силы Джаякатванга были уничтожены или рассеяны соединенными усилиями яванцев, мадурцев и юаньских войск, в ходе войны произошел перелом и Виджая оказался под стенами Дахи. После упорного боя город был взят и разграблен, причем юаньским войскам удалось захватить кроме сокровищ кедирийской казны и самого Джаякатванга, и он был отправлен в основной военный лагерь оккупантов в Уджунг Галух в низовьях Брантаса. Вскоре в заточении он был убит.

ИЗГНАНИЕ ОККУПАНТОВ С ЯВЫ И ВОЦАРЕНИЕ ВИДЖАИ (КЕРТАРАДЖАСЫ)

Виджая, его полководцы и ближайшее окружение (Рангга Лаве,. Сора, Намби, Вирараджа и другие) прекрасно понимали, что уничтожение кедирийского узурпатора не означает восстановления сильного яванского государства под эгидой Маджапахита, пока в стране хозяйничали полчища Хубилая. Они появились на Яве отнюдь не для того, чтобы помочь вернуть политическую стабильность и законное правление. И теперь, когда старые препятствия к этому были так или иначе преодолены, яванская сторона отнюдь не рассчитывала на сохранение контроля за страной со стороны Пекина. В данной ситуации это неизбежно вело к фактическому подчинению юаньской администрации, выплате грабительской дани, недовольству народа. Совет военачальников, собравшийся в Маджапахите во главе с Виджаей, принял решение о внезапном нападении на оккупантов.

События развивались довольно быстро: выступление началось в 20-х числах мая 1293 г. Если верить романтическому повествованию ряда нарративных источников («Параратона» и др.), все началось с того, что яванцы обманом разоружили и перебили большой отряд оккупантов, явившийся в Маджапахит за тумапельскими принцессами. Но главным ударом, видимо, было практически одновременное выступление против монголо-китайских отрядов в Дахе и других городах, нападение на их суда вдоль течения Брантаса.

Оккупанты потеряли в целом несколько тысяч человек, борьба против них была повсеместной, и в этой обстановке судьба индонезийской кампании Хубилая обещала быть еще более бесперспективной, чем во Вьетнаме или в Японии. И все же обращает на себя внимание поспешность, с которой воины Икхмиша, Гао Сина и Ши Би вернулись в устье Брантаса и погрузились на корабли, чтобы покинуть Яву. Это произошло уже на исходе мая, то есть всего через несколько дней после того, как яванцы решительно обрушились на монголо-китайские гарнизоны. Должно быть, значительная часть расквартированных на Яве войск так и не смогла вернуться в Китай, так как трудно предположить организованный отход и отплытие всех орудовавших на Восточной Яве оккупантов в столь короткий срок.

Несмотря на такой благоприятный для Виджаи поворот событий, он не решился сразу объявить себя монархом воссозданного государства. Положение в стране стабилизировалось не сразу. Виджая выжидал почти полгода, и когда стало ясно, что новой акции со стороны монгольских правителей Китая не последует, когда яванские войска, посланные в Мелаю, были отозваны в Маджапахит, когда была получена весть о смерти Хубилая, — тогда претендент на яванский престол короновался в новой столице, взяв пышное тронное имя Кертараджаса Джаявардхана. Событие это случилось в конце ноября 1293 г. и означало не только начало правления нового яванского махараджи, но и образование нового (впоследствии самого крупного в истории Индонезии) государства — Маджапахит.

Было бы ошибкой утверждать, что в результате борьбы против кедирийского узурпатора и монгольской агрессии яванское государство как территориальное объединение не претерпело изменений. В сущности, и переворот Джаякатванга, и монгольское нашествие прервали объединительную миссию правителей Сингасари, а возвращение к целостному государству на Яве стоило ослабления на несколько десятков лет связей с «умиротворенными» Кертанагарой внеяванскими территориями, не говоря уже об экономических потерях. Однако опыт истории свидетельствовал в пользу того, что военно-политические и хозяйственные ресурсы Восточной и Центральной Явы должны были стать основой нового витка интеграции Нусантары.

ОСОБЕННОСТИ АГРАРНОГО СТРОЯ В СИНГАСАРИ И РАННЕМ МАДЖАПАХИТЕ (СЕРЕДИНА XIII —НАЧАЛО XIV в.)

В указанный период основные действующие силы в поземельных актах — по-прежнему монархи и общины. Происходит широкая феодализация части общинной верхушки (хотя еще веками она будет связана с общиной и руководством ею). Члены конкретных общин приобретали частные земли и оформляли их как привилегированные через государственную службу. Это приводило к складыванию феодального мелкого землевладения рядом с общиной и среднего — над общиной. Обрабатывали такие земли и обычные жители деревни и неполноправные бедняки, в отношении которых осуществлялся патронаж.

Как у кхмеров (в XII в.) и у вьетов (с XV в.), соответствующие владельческие группы из состава общинной верхушки стали теперь основными получателями земель как от монархов, так и, с их санкции, от общин. Они же были и основными «просителями» земли. К ним же перешло теперь от общин «право на доходы с ремесленников, торговцев и скота в общине». Разумеется, это происходило не во всех общинах, а там, где реализовывалась власть данного владельца. Появились новые формы эксплуатации (так, распространилось право на доходы с земли и людей вместе, связанное с эксплуатацией конкретным феодалом не участка земли, а коллектива крестьян). Выделение части феодализировавшихся деревенских чиновников за пределы общины, назначение их государственными служащими имело и внутриобщинные последствия. Их земли были внутри общины, поэтому такое выделение сопровождалось появлением внутри общины частных земель, но уже государственных служащих, а не деревенских чиновников, а все чаще — и получением светскими лицами схожего статуса целых отдельных общин наследственно за службу, чего ранее не было. Предпосылкой этого было ослабление общинных институтов в XIII—XV вв.; схожие явления шли в кхмерском и вьетском обществах, но не в общинах Индостана.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

§ 8. Искусство и литература Западной Европы в V – XIII вв

Из книги История. Всеобщая история. 10 класс. Базовый и углублённый уровни автора Волобуев Олег Владимирович

§ 8. Искусство и литература Западной Европы в V – XIII вв Христианство и культура раннего Средневековья. Пережившее гибель Западной Римской империи, христианство сыграло большую роль в развитии культуры раннего Средневековья. Мировоззрение средневекового человека было


Глава II УПАДОК XIII ВЕКА

Из книги Периферийная империя: циклы русской истории автора Кагарлицкий Борис Юльевич

Глава II УПАДОК XIII ВЕКА Если в начале своей истории Россия выглядит столь процветающей и развитой, то почему с XVII вплоть до конца XX века главной задачей государства оказалась борьба за преодоление разрыва по отношению к Западу? В чем была причина отсталости? Начиная с


РУССКИЕ ЗЕМЛИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII — НАЧАЛЕ XIV в

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока автора Коллектив авторов

РУССКИЕ ЗЕМЛИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII — НАЧАЛЕ XIV в Судьбы русских земель после нашествия претерпели существенное изменение. Киевская земля после нашествия утратила свое былое значение. Власть над Киевом была передана в 1243 г. монголами владимирскому великому князю


РУСЬ В XIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIV века

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока автора Коллектив авторов

РУСЬ В XIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIV века Веселовский С.Б. Очерки по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969.Горский А.А. Русские земли в XIII–XIV веках: пути политического развития. М., 1996.Горский А.А. Москва и Орда. М., 2000.Горский А.А. Русь: От славянского Расселения до


КОРЕЯ В XIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XV века

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока автора Коллектив авторов

КОРЕЯ В XIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XV века Ванин Ю.В. Феодальная Корея в XIII–XIV веках. М., 1962.Васильев Л. С. История Востока: в 2-х т. М., 1998.Курбанов С.О. История Кореи с древности до начала XXI века. СПб., 2009.Ли Г.Б. История Кореи: новая трактовка / Пер. с корейск. под ред. С.О. Курбанова. М.,


§4. РУССКИЕ КНЯЖЕСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII в.

Из книги ИСТОРИЯ РОССИИ с древнейших времен до 1618 г.Учебник для ВУЗов. В двух книгах. Книга первая. автора Кузьмин Аполлон Григорьевич

§4. РУССКИЕ КНЯЖЕСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII в. После смерти Александра Невского осталось четверо его сыновей: Василий, Дмитрий, Андрей, Даниил. На великое княжение стал претендовать Андрей, а оспаривал его притязания Ярослав Ярославич Тверской (1230—1271) — брат Александра


2. ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI И В НАЧАЛЕ XVII В. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УПАДОК ГЕРМАНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI В.

Из книги История Средних веков. Том 2 [В двух томах. Под общей редакцией С. Д. Сказкина] автора Сказкин Сергей Данилович

2. ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI И В НАЧАЛЕ XVII В. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УПАДОК ГЕРМАНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI В. Экономический подъем, происходивший в германских землях с 30 –40-х и особенно с 70-х годов XV в., сменился около середины XVI в. глубоким упадком, явившимся результатом


6. ОЧКИ БЫЛИ ИЗОБРЕТЕНЫ В XIII ВЕКЕ. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, СТАРИННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ «АНТИЧНЫХ» ЛЮДЕЙ В ОЧКАХ ДАТИРУЮТСЯ НЕ РАНЕЕ XIII ВЕКА И ПОКАЗЫВАЮТ НАМ, СКОРЕЕ ВСЕГО, ПЕРСОНАЖЕЙ XIII–XVII ВЕКОВ

Из книги Крещение Руси [Язычество и христианство. Крещение Империи. Константин Великий – Дмитрий Донской. Куликовская битва в Библии. Сергий Радонежский – изоб автора Носовский Глеб Владимирович

6. ОЧКИ БЫЛИ ИЗОБРЕТЕНЫ В XIII ВЕКЕ. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, СТАРИННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ «АНТИЧНЫХ» ЛЮДЕЙ В ОЧКАХ ДАТИРУЮТСЯ НЕ РАНЕЕ XIII ВЕКА И ПОКАЗЫВАЮТ НАМ, СКОРЕЕ ВСЕГО, ПЕРСОНАЖЕЙ XIII–XVII ВЕКОВ Из истории технологии известно, что очки были изобретены в XIII веке. Считается, правда, что


Восстановления империя ромеев во второй половине XIII в.

Из книги Тысячелетие вокруг Черного моря автора Абрамов Дмитрий Михайлович

Восстановления империя ромеев во второй половине XIII в. Восстановленная империя очень мало походила на прежнюю великую державу. Неузнаваемой была и ранее блистательная столица, превратившаяся в разоренный и запущенный город. Не жалея средств, император стал


Грузия во II половине XIII века

Из книги История Грузии (с древнейших времен до наших дней) автора Вачнадзе Мераб

Грузия во II половине XIII века 1. Двоевластие. Учреждение монгольских налогов. Царевич Давид, сын Георгия-Лаши, посланный к монгольскому хану для утверждения на царство, встретил там своего племянника Давида – сына Русудан, который также ждал утверждения на царство. Таким


Укрепление боярской власти во второй половине XIII века

Из книги Очерки истории средневекового Новгорода автора Янин Валентин Лаврентьевич

Укрепление боярской власти во второй половине XIII века Вянваре 1264 г. новгородский княжеский стол был занят Ярославом Ярославичем. Между кончиной Александра Невского в ноябре 1263 г. и началом княжения его брата Ярослава княжеское начало было представлено Дмитрием


Глава 6 МОНГОЛО-КИТАЙСКАЯ АГРЕССИЯ ПРОТИВ ВЬЕТНАМА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII в

Из книги Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках автора Берзин Эдуард Оскарович

Глава 6 МОНГОЛО-КИТАЙСКАЯ АГРЕССИЯ ПРОТИВ ВЬЕТНАМА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII в В 1252 г. монгольские войска под командованием Урянхатая, сына знаменитого полководца Чингисхана, вторглись в государство Наньчжао (расположенное на территории нынешней пров. Юннань). В 1254 г.


§ 8. Искусство и литература Западной Европы в V–XIII вв.

Из книги Всеобщая история с древнейших времён до конца XIX века. 10 класс. Базовый уровень автора Волобуев Олег Владимирович

§ 8. Искусство и литература Западной Европы в V–XIII вв. Христианство и культура раннего СредневековьяХристианство, пережившее гибель Западной Римской империи, сыграло большую роль в развитии культуры раннего Средневековья. Мировоззрение средневекового человека было


Галицко-Волынские земли во второй половине XIII в

Из книги История Украины. Научно-популярные очерки автора Коллектив авторов

Галицко-Волынские земли во второй половине XIII в После смерти Даниила Романовича (1264) его брат Василько Романович формально считался великим князем, по фактически сохранил за собой только Владимирское и Берестейское княжества, перешедшие впоследствии к его сыну


Упадок Киевского государства в XII — начале XIII столетия Возникновение Золотой Орды

Из книги Битва при Синих Водах автора Сорока Юрій

Упадок Киевского государства в XII — начале XIII столетия Возникновение Золотой Орды Не секрет, что и сегодня многие в Украине имеют неверное представление о причинах упадка Киевской Руси. С их точки зрения, ослабление власти Киева над землями теперешней Украины,


ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КИТАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ X–XIII ВВ

Из книги Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века автора Смолин Георгий Яковлевич

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КИТАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ X–XIII ВВ За период со второй половины X в. по первую четверть XII в. Китай достиг расцвета экономики и культуры. Объединение страны способствовало ослаблению преград, мешавших хозяйственному обмену между отдельными частями