Глава II

Глава II

Реформы Александра I. – Окончательная регламентация придворных чинов при императоре Николае I

Век этот открывается царствованием императора Александра I. Молодой император по примеру родителя своего и бабки в первый же год царствования озабочивается утверждением придворного штата, каковой и утвержден 18 декабря 1801 года. По штату положено 12 камергеров, с жалованьем по 1500 руб. в год каждому, и 12 камер-юнкеров без жалованья. Тем же штатом два камергера с тем же жалованьем назначены к великой княжне Марии Павловне, а камер-юнкеров к Ее Императорскому Высочеству не назначено; к великой княжне Екатерине Павловне определено то же количество камергеров. При начале царствования Александра Благословенного все отставленные родителем его камергеры, пожалованные этим званием императрицей Екатериной II, вновь определены, причем предоставлено им прежнее старшинство. Такое Высочайшее распоряжение, очевидно, было вызвано тем глубоким почтением, которым новый Государь окружил память великой своей бабки, указав в манифесте о восшествии своем на прародительский престол на царствование это как на образец, коему подражать считал для себя обязательным. Благородный порыв этот распространился и на восстановление в придворном звании лиц, пожалованных императором Павлом I и им же отставленных. Однако камергеров оказалось более определенного комплекта, а именно 30 человек, включая и 12 комплектных. Обер-камергер граф Шереметев, находясь в затруднении, поверг 15 мая 1801 года66 на Высочайшее разрешение: отделить ли на возвращенных ко двору камергеров сумму из штатных денег, оставив выдачу жалованья тем, которые его до этого времени получали, или же производить выдачу жалованья по-прежнему и оставить без удовлетворения им екатерининских и павловских камергеров. На это представление последовало Высочайшее повеление: «Гг. камергеров, состоящих в комплекте и получающих жалованье, оставить при оном не отъемлемо, а тем, кои, после помещения первых в комплект, поступили в службу с прежним их старшинством, сим единым пользоваться надлежит, не имея права на получение жалованья, покуда очистится к тому вакансия»67.

Из той же переписки обер-камергера видно, что до того времени из Кабинета за камергерские ключи получали по 500 рублей.

В начале царствования императора Александра I, несмотря на то, что вопрос о придворных чинах был более упорядочен, чем в XVIII веке, встречается совершенный отголосок этого роскошного и причудливого века. 15 января 1804 года Государь император Высочайше повелеть соизволил, согласно прошению статс-дамы графини Александры Васильевны Браницкой68, оставить ее младшего сын действительного камергера графа Александра Браницкого69 при его родительнице70 «до усовершенствования в науках».

В царствование императора Александра I нередко камергеры и камер-юнкеры переходили в военную службу, сохраняя придворное свое звание. Таких примеров можно указать много; но вот два из них71: 22 января 1803 года действительный камергер Нарышкин 72 определен Высочайшим приказом в Преображенский полк поручиком, с оставлением в своем придворном звании; 18 сентября того же года камер-юнкер Кушелев по его прошению определен штабс-капитаном в Кавказский гренадерский полк73. В настоящее время такое соединение с военной службой придворного звания, принадлежащего ныне лишь гражданским чинам, может казаться странным, но современные люди могут судить о придворных чинах лишь чрез призму упорядочивающих повелений Государя императора Николая I, а в предшествующее царствование положение о придворных чинах еще не было регламентировано, но в течение сего царствования явно выражено Высочайшее желание поднять придворное звание и не оставлять его на степени почетной и блестящей прерогативы знатных родов.

Достойно особого внимания Высочайшее повеление 3 апреля 1809 года*, оставившее звания камергеров и камер-юнкеров только почетными, без присвоения им впредь какого-либо чина, и возлагавшее на лиц, носящих эти звания, обязанность вступить в действительную службу и продолжать ее по установленному порядку с первоначальных чинов. Этот важный закон, изменивший совсем характер придворного звания камергеров и камер-юнкеров, отняв у них прерогативу чина, составлял звено в той обширной цепи преобразований, которых душой и орудием был в то время граф Сперанский. Но мысль об отсечении от сих званий чинов возникла не от Сперанского; она была плодом собственных убеждений императора Александра I, который задолго до указа 1809 года выражал желание ввести камергеров и камер-юнкеров, независимо от их придворного звания, в общий порядок гражданской службы. Побуждения к сей перемене казались при тогдашнем взгляде на вещи весьма естественными. Молодые люди знатнейших Фамилий, при открытом им удобстве, через сопряженные с придворными званиями чины, достигать без труда и в праздности высших степеней и отличий, избегали, ко вреду общего дела, всякой действительной службы, или, если иногда и решались вступать в нее, то, без делового приготовления, без опытности, большей частью при одном поверхностном и очень в то время модном французском воспитании, занимали по придворным своим чинам непосредственно высшие места, к огорчению заслуженных подчиненных и нередко к расстройству самых частей. По штату 1801 года положено было всего 12 камергеров и столько же камер-юнкеров; но искания связи и непотизм вскоре размножили это число до такой степени, что в 1809 году первых было уже 76, а последних 70, следственно, вместо 24 – 146 лиц, достигших без службы и без заслуг, часто в самой первой молодости (вышеприведенный пример графа Браницкого), важных чинов 4-го и 5-го класса.

Нет сомнения, что именно эта причина побудила императора Александра I издать указ 1809 года, которым определено: 1) всем камергерам и камер-юнкерам избрать, в двухмесячный срок, род действительной службы, а не исполнивших сего считать в отставке; 2) звания сии, при новом их впредь кому пожаловании, признавать лишь придворными отличиями, не приносящими никакого чина и не освобождающими, в службе, от прохождения ее с первоначальных чинов, и 3) всякому, жалуемому в упомянутые звания, продолжать, при исправлении придворных обязанностей, и действительную службу, проходя ее наравне с прочими дворянами, без чего он будет отставлен.

Указ этот заканчивается следующими словами, прекрасно выражающими мысль законодателя: «Утвердить и укоренить ту необходимую истину, что каждый род службы требует исполнителей, опытностью и постепенным прохождением ее приуготовленных, что переход и внезапное помещение из одной службы в другую всегда сопряжен бывает с важными неудобствами и что к благоустройству разных частей управления необходимо нужно, чтоб каждый, при самом вступлении в обязанности общественные, избрал и предназначил себе род службы военной или гражданской, и, сходственно сему избранию, образуясь в той или другой учением или опытами, следовал бы своему назначению неуклонно. Сим образом каждая часть государственной службы будет иметь исполнителей, свойственным ей упражнением и опытностью приуготовленных, минутным побуждением не развлекаемых, но полагающих истинную честь и уважение в отличном и непрерывном исполнении того звания, к коему они себя благовременно предопределили».

Указ этот в свое время встречен был общим и громким ропотом всех тех, кого он обнимал внезапным своим действием, как в их настоящих, так и в будущих надеждах.

Несмотря на то что изданием этого указа пожалование в звание камергеров и камер-юнкеров, по-видимому, было затруднено и не давало уже лицам, получающим оное, никаких чинов, число их постепенно возрастало, и с того времени по настоящее первых с лишком удвоилось, а вторых сделалось втрое больше74.

Столь значительное увеличение числа лиц, носящих сии звания, должно приписать в особенности тому, что пожалование в оные вошло в ряды обыкновенных наград, усердной службой приобретаемых, без обращения внимания на знатность рода, на заслуги предков или родителей.

За все время царствования императора Александра I было пожаловано камергерами 142 лица и камер-юнкерами 224 лица. В это число входят и лица, пожалованные «в звание камергеров и камер-юнкеров», так как с 1809 года начинается пожалование «в звание» этих придворных чинов.

Комплект камергеров и камер-юнкеров в царствование императора Николая I определен Высочайшим повелением 3 апреля 1826 года в 12 человек для первых и 36 для вторых, по старшинству пожалования в это звание. Сообразно с этим и ключи камергерские или деньги за них по 100 червонных определено выдавать лишь вошедшим в комплект камергерам. Новый комплект камергеров обусловлен тем, что в 1824 году именным Высочайшим указом, данным Придворной конторе 22 апреля75, жалованье камергеров прекращено, и следовательно, сам собой возник вопрос, какой должен быть, при новых данных, состав штатов. Как видно, число камергеров не признано все-таки нужным увеличивать. В порядке пожалования установился однообразный характер, и пожалование высокого придворного звания стало более принадлежностью службы, нежели знатности рода. Разумеется, и при императоре Николае I состав придворных чинов пополнялся из лиц преимущественно знатных фамилий, но из лиц служащих. Домогательство даже очень высокопоставленных лиц к получению придворного звания без служебных на него прав оставлялось без

уважения. Нижеприведенный случай такого отказа в пожаловании относится к числу весьма редких, но он очень типичен для характеристики эпохи. В 1831 году царица Имеретинская Мария Кациевна просила министра Императорского Двора князя Волконского76 о пожаловании племянника ее, камер-юнкера князя Александра Дадиана, в звание камергера. Князь Волконский положил такую резолюцию, резюмирующую ответ царице: «Хотя желал бы сделать угодное царице представлением князя Дадиана в звание камергера, но никак не могу, ибо чины и звания приобретаются за заслуги, а как князь Дадиан по сие время ничем по службе действительно не занимался и не оказал таковых заслуг, за кои мог бы быть представлен, то и не может теперь получить желаемого звания»77. Итак, князь Дадиан «теперь» не может быть удостоен высокого звания, хотя по своему происхождению имеет на него полнейшее право, не может быть удостоен, ибо не оказал заслуг по действительной службе.

Придворное звание высоко ценилось Государем Николаем Павловичем. Всем известны необыкновенная милость и внимание императора с первых же месяцев царствования к знаменитому поэту нашему Пушкину, которого он впоследствии78 пожаловал (по его чину титулярного советника) званием камер-юнкера. Милости этой окружающие поэта не поняли, не понял и сам он, находя, что его лета и заслуги позволяли ему претендовать на камергерский ключ. Некоторые насмешники подтрунивали над поэтом, имевшим более тридцати лет и ставшим, по придворному званию, товарищем знатных «юношей». Смысл Высочайшей милости выяснился для поэта79, когда великий князь Михаил Павлович от души поздравил его с монаршей милостью. Растроганный Пушкин благодарил горячо великого князя и высказал Его Высочеству, что это первое поздравление серьезное и сердечное из числа им полученных. Оно и понятно. Великий князь, как брат императора, лучше других был знаком с Высочайшим воззрением на придворное звание, а масса публики, хотя и много прошло дней не только со времени облечения дитяти Бирона званием камергера, но и со времени оставления камергера Браницкого для окончания учения при матери, еще не отделалась от старых традиций, от которых столь энергично стремился отучить указ 3 апреля 1809 года.

Указ этот оставался в полной силе и при императоре Николае I. И при нем камергеры и камер-юнкеры, уволенные от службы, исключались из списка придворных чинов80. Исключения из этого правила допускались чрезвычайно редко. Так, по особой Высочайшей милости камергеру князю Александру Михайловичу Горчакову81 дозволено, несмотря на выход в отставку, оставаться в придворном звании 82. Придворное звание столь тесно связывалось с действительной службой, что даже лица, служащие по дворянским выборам и пожалованные придворным званием, сохраняли его лишь в течение службы своей по выборам, «пока несут дворянскую службу»83. С 1847 года состоящих в придворном звании на службе членами Комитета Общества попечительного о тюрьмах в С.-Петербурге оставлять дозволено в придворном звании84. При увольнении от службы из подлежащего ведомства придворные чины исключались из списка, по уведомлении же от начальств о поступлении вновь на службу через министра Императорского Двора испрашивалось разрешение о принятии вновь ко Двору.

Порядок пожалования и исключения из придворного звания был строго регламентирован: все пожалования производились по ходатайству начальства того ведомства, где служили придворные чины, и в именных указах, данных Придворной конторе, встречаются, хотя и редко, переименования заслуг, вызвавших пожалование. При исключении из списков наблюдалось такое правило: когда Придворная контора доносила министру Императорского Двора для представления на Высочайшее разрешение об увольнении от службы придворных чинов, то от министра делались запросы лицам, подлежащим увольнению, о том, избирают ли они какую-либо службу, и по получении отрицательного ответа они в течение двух месяцев исключались из списков. Как указано будет далее, ношение придворного звания обусловливалось известным чином, а потому в 1828 году Высочайше повелено, когда кто из состоящих в звании камергеров и камер-юнкеров по месту своего служения представлен будет в Правительствующий Сенат к производству в следующий чин за выслугу положенных лет, то о сем прежде производства доводимо бы было до сведения Его Императорского Величества через министра Императорского Двора85. На основании указа этого министр юстиции сносился предварительно с министром Императорского Двора, который уведомлял его о воспоследовании Высочайшей воли «предоставить Сенату удостоить к производству в следующий чин с оставлением в придворном звании»86. При достижении известного чина, а именно тайного советника для камергеров и действительного статского советника для камер-юнкеров, придворное звание постановлено снимать. Это правило на практике применялось начиная с 1809 года; до 1844 года оно соблюдалось без всякого указа, и лишь в 1844 году последовало Высочайшее повеление в этом смысле87. Тогда же постановлено представлять к пожалованию придворным званием не иначе, как по сношению начальства представляемого с министром Императорского Двора.

Дежурство камергеров и камер-юнкеров было установлено со вступления на престол императора Николая I. При аудиенции послов назначался обыкновенно на основании церемониала один камер-юнкер для встречи посла во дворце на верхней площадке, но были исключения, например, при представлении владетельного шахмала Тарковского Мехти Хана дежурными были два камергера и два камер-юнкера; в 1831 году при представлении наследного шведского принца были тоже два камергера и два камер-юнкера. На балах обыкновенно назначались к Ее Величеству два камергера и два камер-юнкера, к Их Высочествам великим княгиням и княжнам по одному камергеру и по одному камер-юнкеру. Во время Высочайшего стола при подаче кубков назначались обыкновенно камергеры и камер-юнкера на основании церемониала. Во время святого крещения особ Императорской Фамилии назначались также по церемониалу и обыкновенно к Ее Величеству два камергера и два камер-юнкера, а к Их Высочествам княжнам и княгиням по одному. При церковных церемониях назначались: 6 января при выходе на Иордан – при Ее Величестве два камергера и два камер-юнкера, при Их Высочествах по одному камергеру и по одному камер-юнкеру при каждой особе; 30 августа в Невский монастырь до 1828 года наряжали к Ее Величеству по два камергера и два камер-юнкера, но после 1828 года особенных дежурств не было, а помещались к приезду в церковь все камергеры и камер-юнкеры. На спектакли в Эрмитажном театре на дежурство наряжались по числу присылаемых для сего от двора билетов, коих всегда доставляемо было к обер-камергеру шесть, и дежурными бывали три камергера и три камер-юнкера. Неисправное или неаккуратное исправление дежурств обращало на себя внимание Государя императора; так, в 1834 году Его Величество заметил, что некоторые камергеры и камер-юнкеры не явились 14 апреля при выходе Высочайшего двора ко всенощному бдению, и камергера Кошелева, объяснившего свое отсутствие неимением мундира, велел исключить из придворного списка.

Последующее царствование императора Александра II получило уже регламентированное положение о придворных чинах, и потому в это царствование не приходилось уже встречаться на практике с вопросами нерешенными, как то приходилось в царствование Николая I. Хотя «Положения» о придворных чинах как отдельного законодательного акта не существует88, и Высочайшие повеления, относящиеся к этому вопросу, разбросаны в Полном собрании законов и в отдельных указах, данных Придворной конторе, сохранившихся в архивных делах Министерства Императорского Двора, но прочно установившаяся практика настолько внедрила в общественное сознание понятие о придворных чинах, что ныне уже не может возникнуть тех недоумений, которые ранее возникали.

Придворные чины введены у нас императором Петром Великим, и, заимствованные им с Запада, быстро привились к нашему Двору, как звание отменно почетное и желательное для лиц, близко стоящих к престолу. Государи и Государыни всероссийские, признавая необходимость придворных штатов, как для придания двору надлежащего блеска, так и в целях поощрения истинных заслуг выдающейся наградой, в течение почти ста пятидесяти лет стремились поставить придворных чинов на их надлежащее место, и желали видеть в них не праздных царедворцев, а слуг престола, достойных сынов отечества, «кои за выслуги изрядные и почет получают не менее из ряду выходящий». Достигнуть это всецело удалось императору Николаю I, которому в истории нашей принадлежит по-преимуществу роль систематизатора всего выработанного предыдущими эпохами. Обширный, неустанно работавший гений этого Великого Государя, единственного, быть может, из числа отошедших в вечность венценосцев всех стран и времен, делал для него возможным одновременно и работу над созданием Свода законов Российской империи, и сравнительно более частную работу над упорядочением дворского уклада. Царствование его чрезвычайно обильно повелениями по сему поводу89; ему также принадлежат, между прочим, выработка форм одежды придворных чинов и гораздо более важное установление – соответствие придворного чина и действительной службы, чем озабочивались государи от времен Петра Великого. Изменения, происходившие в этой области, заслуживают отдельного внимания.

Ранг придворных чинов определялся разно в разное время: камергеры при Петре Великом состояли в ранге полковника, а камер-юнкеры – капитана. Императрица Анна Иоанновна указом Правительствующему Сенату от 12 января 1737 года90 возводит камергеров в ранг генерал-майора, а камер-юнкеров в ранг полковника. В царствовании этом встречается некоторая сбивчивость указаний, а именно: в 1731 году 13 ноября[4] повелено не именовать придворных чинов против их ранга военными чинами, а указ 1737 года как бы дает к этому повод, назначая ранги придворных чинов именно по соответствию с воинскими рангами. Есть основание предполагать, что установление ранга придворных чинов при императрице Анне оставалось мертвой буквой, ибо в одном архивном деле91 находим такую справку: «При жизни Государыни императрицы Анны Иоанновны ни одного штата с рангами не было, но только с именованием одних придворных чинов». Кажущееся противоречие это нельзя объяснить ничем иным, как несоответствием точной буквы Высочайшего повеления с практикой, ибо нельзя предполагать, чтоб составителю справки был неизвестен закон 1737 года. Императрица Елизавета в Высочайшем повелении 6 февраля 1742 года повышает камер-юнкеров до бригадирского (V класса статский советник) ранга. В тех же рангах остаются чины эти и при императрице Екатерине II, как подтверждено повелением от 15 августа 1762 года[5], которым установлены и обязанности придворных кавалеров92. Но с 1809 года звания камергеров и камер-юнкеров признаются лишь придворным отличием, не приносящим никакого чина. Таким остаются они и до настоящего времени.

Император Николай I именным указом министру Императорского Двора Высочайше повелеть соизволил 23 июня 1836 года[6] о непредставлении к пожалованию в звание камер-юнкеров чиновников ниже титулярного советника, и в камергеры ниже статского советника, а 11 июля 1850 года[7] Высочайше утвержденным Положением Комитета министров указано производить в камергеры чиновников не ниже действительного статского советника, и в камер-юнкеры не ниже коллежского асессора. Придворным званием настолько дорожили носители его, что принимали все меры для его сохранения за собой. Нередко случалось, что при ходатайстве о пожаловании состоящих в звании камер-юнкеров в действительные статские советники испрашивалось вместе с тем и сохранение ими придворного звания. По всеподданнейшему о сем докладу министра Императорского Двора последовало Высочайшее повеление, объявленное сенатским указом от 14 декабря 1854 года***, в котором разъяснено, что камер-юнкеры, производимые в действительные статские советники, не могут уже сохранять сего придворного звания, и не должны быть представляемы вместе с тем к пожалованию в звание камергеров, ибо это было бы для них двойной наградой. Сверх того, Его Величеству было угодно, чтобы на будущее время пожалование в какое-либо придворное звание испрашивалось не иначе как по предварительному сношению с министром Императорского Двора, а производство камергеров и камер-юнкеров в чин совершалось согласно 556 ст. т. III Свода законов изд. 1842 года 93

Несмотря на Высочайшее повеление о соответствии с известными чинами придворных званий, многие начальства продолжали входить с ходатайствами о пожаловании этими званиями лиц с несоответствующими чинами. Однако, правило, Высочайше утвержденное, строго соблюдалось. Это можно видеть из таких примеров: министр народного просвещения 10 октября 1838 года сообщал министру Императорского Двора, что по его докладу почетный попечитель Митавской гимназии камер-юнкер Мирбах, не имеющий, подобно своим соотчичам, находящимся на службе, никакого гражданского чина, всемилостивейшее пожалован 9 октября за отлично усердную службу и полезные труды в звание камергера. На это министр Императорского Двора ответил министру народного просвещения, что по всеподданнейшему докладу Государю императору его отношения от 10 октября Высочайшего соизволения на пожалование в звание камергера камер-юнкера фон Мирбаха не последовало, «поелику он не имеет чина статского советника», ниже которого не может быть пожалован в сие звание на основании Высочайшего повеления 1836 года. Но Государь император предоставляет министру народного просвещения войти наперед с представлением в Комитет министров об утверждении Мирбаха в чине V класса по занимаемому им месту почетного попечителя гимназии 94. В другом случае было Высочайше отказано великому князю Михаилу Павловичу в его ходатайстве о назначении надворного советника, камер-юнкера Желтухина, в звание камергера. Отказ последовал потому, что Желтухин чином ниже статского советника95. В третьем случае статс-секретарь Лонгинов 1 сентября 1839 года сообщал министру Императорского Двора, что Государь император всемилостивейшее пожаловал подполковника Масюкова в камергеры, но по докладу министра Императорского Двора пожалование состоялось лишь в звание камер-юнкера, в соответствии с чином.

Если Николай I вполне регламентировал приобретение придворного звания камергеров и камер-юнкеров как прерогативу лишь гражданских, а не военных чинов, то нельзя того же сказать и об упорядочении самого обихода и поведения придворных чинов. Как сказано выше, во время императриц Елизаветы и Екатерины разговоры придворных в церкви вызывали решительные мероприятия в виде надевания на них ящиков с цепями. При императоре Николае I, как видно из приложенной к сему справке о костюмах придворных чинов, Государь был вынужден делать придворным замечания по поводу причесок и т. п. Даже при императоре Александре II в 1859 году было объявлено Высочайшее неудовольствие проживающим в Петербурге камергерам и камер-юнкерам, не бывшим на Высочайшем выходе ко всенощному бдению 12 апреля, и приказано в случае уважительных причин, мешающих прибыть по повестке во дворец, уведомлять о том накануне или хотя утром в тот же день обер-камергера96. Такое же неудовольствие и по тому же поводу было выражено в 1863 году. В этом же году97 Государь император изволил обратить внимание на то, что 30 января при совершении бракосочетания Ее Императорского Высочества Марии Максимилиановны с Его Великогерцогским Высочеством принцем Баденским присутствовавшие в церкви дозволили себе разговаривать между собой, отчего происходил такой шум, что едва было слышно богослужение. Государь император повелел объявить свое неудовольствие тем, до кого это относится.

Из предложенного очерка усматривается, что из числа придворных чинов особую популярность приобрели звания камергеров и камер-юнкеров. Прочие чины по преимуществу тесно связаны с придворными же специальными должностями, и хотя чины гофмейстеров, шталмейстеров, егермейстеров, церемониймейстеров жалуются лицам, по роду своей службы лишь состоящим в этих почетных званиях, но не могущих нести на себе их обязанностей, эти пожалования никогда не были столь распространены, как пожалования в камергеры и камер-юнкеры. Поэтому и исторические материалы, довольно изобильные относительно камергеров и камер-юнкеров, не богаты настолько же относительно других чинов двора. Особенной бедностью отличаются сведения о придворных дамах. В справке о костюмах, к сему приложенной, помещаются сведения о женских нарядах, но это, да еще биографические сведения, которые войдут в список придворных чинов, составляет почти весь исторический материал о придворных дамах.

Резюмируя все сказанное, можно усмотреть, что необходимость придать Двору императоров всероссийских достодолжный блеск побудила первого императора создать придворные штаты по образцу западных дворов, но положение об этих штатах долго не было выработано, хотя Государи всегда придавали важное значение придворному званию98, всегда требовали от придворных действительной службы, и желали, чтобы и служебными заслугами, и всем поведением придворные лица были на высоте своего блестящего звания. Начатое Петром Великим дело упорядочено окончательно императором Николаем I. С течением времени и жалованье придворным чинам уничтожено, как бы для того, чтобы мыслью о материальной выгоде не омрачать блеска столь близкого к престолу звания.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

Из книги Реконструкция всеобщей истории [только текст] автора Носовский Глеб Владимирович

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ Не исключено, что Израиль и Иудея — это два названия одного и того же царства, то есть


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня: «день М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто еще не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня. «День М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто ещё не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера

Из книги Мартин Борман [Неизвестный рейхслейтер, 1936-1945] автора Макговерн Джеймс

Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера У Гитлера были скромные потребности. Ел он мало, не употреблял мяса, не курил, воздерживался от спиртных напитков. Гитлер был равнодушен к роскошной одежде, носил простой мундир в сравнении с великолепными нарядами рейхсмаршала


Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.) 44. Иоханан бен Закай Когда иудейское государство еще существовало и боролось с Римом за свою независимость, мудрые духовные вожди народа предвидели скорую гибель отечества. И тем не менее они не


Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава

Из книги Судьба разведчика: Книга воспоминаний автора Грушко Виктор Федорович

Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава Семейство в полном сборе! Какое редкое явление! Впервые за последние 8 лет мы собрались все вместе, включая бабушку моих детей. Это случилось в 1972 году в Москве, после моего возвращения из последней


Глава 101. Глава о наводнении

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 101. Глава о наводнении В этом же году от праздника пасхи до праздника св. Якова во время жатвы, не переставая, день и ночь лил дождь и такое случилось наводнение, что люди плавали по полям и дорогам. А когда убирали посевы, искали пригорки для того, чтобы на


Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли В этом же году упомянутый Мендольф, собрав мно­жество, до тридцати тысяч, сражающихся: своих пруссов, литовцев и других языческих народов, вторгся в Мазовецкую землю. Там прежде всего он разорил город Плоцк, а затем


Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч В этом же году перед праздником св. Михаила поль­ский князь Болеслав Благочестивый укрепил свой го­род Мендзыжеч бойницами. Но прежде чем он [город] был окружен рвами, Оттон, сын упомянутого


Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава

Из книги Ложь и правда русской истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава  Эта глава отдельная не потому, что выбивается из общей темы и задачи книги. Нет, теме-то полностью соответствует: правда и мифы истории. И все равно — выламывается из общего строя. Потому что особняком в истории стоит


34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей Видимо, Израиль и Иудея являются лишь двумя разными названиями одного и того же царства


Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава

Из книги Романовы. Ошибки великой династии автора Шумейко Игорь Николаевич

Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава Хорошо известен феномен сведения всей информации о мире под политически выверенном на тот момент углом зрения в «Большой советской…», «Малой советской…» и ещё раз «Большой советской…», а всего, значит, в трёх энциклопедиях,


Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)

Из книги Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709 автора Беспалов Александр Викторович

Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721


Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

Из книги Долгоруковы. Высшая российская знать автора Блейк Сара

Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства В 1866 году у князя Дмитрия Долгорукого родились близнецы: Петр и Павел. Оба мальчика, бесспорно, заслуживают нашего внимания, но князь Павел Дмитриевич Долгоруков добился известности как русский


Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914

Из книги Православие, инославие, иноверие [Очерки по истории религиозного разнообразия Российской империи] автора Верт Пол В.

Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914 © 2006 Paul W. WerthВ истории редко случалось, чтобы географические границы религиозных сообществ совпадали с границами государств. Поэтому для отправления