Глава I

Глава I

Реформа Петра Великого. – Табель о рангах. – Первый придворный штат императора Петра II. – Второй придворный штат императрицы Анны Иоанновны. – Регламентация придворных чинов. – Упорядочение дворского уклада при императрице Елизавете Петровне. – Двор императрицы Екатерины Великой. – Двор при императоре Павле I

Учреждение разных придворных чинов и должностей при Российском Императорском Дворе последовало вскоре за принятием императорского титула Петром I (в октябре 1721 года), но весь XVIII век прошел, не дав придворным чинам стройной регламентации. Лишь в текущем столетии они достигают ее. В истекшем же веке отдельные распоряжения о придворных чинах, вызываемые требованиями необходимости данной минуты, не приводились в точное соответствие с предыдущими распоряжениями по тому же поводу. Поэтому сведения, скудные за один период времени, обширны за другой такой же период. Здесь будет изложено то, что дают сохранившиеся исторические документы и другие данные.

Ранее чем приступить к историческому исследованию придворных штатов, необходимо принять во внимание – как неподлежащую спору истину, – что если необходимость придворного блеска и устройства двора были сознаваемы и в допетровскую эпоху и, примененные на деле, окружили двор московских царей пышностью древней Византии, т. е. если придворные чины в принципе своего учреждения и не были новостью для Императорского Двора, то, с другой стороны, внешние формы придворных штатов были заимствованы с Запада. Оттуда Великий Петр перенес многое, перенес и дворский уклад. Ошибочно, впрочем, было бы думать, что великий преобразователь России обратился к Западу по внезапно возникшему, чисто личному влечению. История не знает таких неожиданностей. Петр блестяще исполнил свою историческую задачу и проявил силы необычайного гения, сумевшего в краткий срок недолгой жизни, в течение каких-нибудь тридцати шести лет царствования, совершить то, на что людям, менее его одаренным, потребовались бы сотни лет, под руководством многих лиц, но Петр следовал лишь тому движению к Западу, которое зародилось ранее его. Уже в XI веке мы видим, что Ярослав Мудрый женится на дочери шведского короля Олафа – Ингигерде, во св. крещении Ирине, он выдает свою сестру за польского короля Казимира; один из его сыновей, Всеволод, женится на дочери византийского императора Константина Мономаха; другой, Вячеслав, на графине Стад[1], а третий, Игорь, на Гунегунде[2], графине Орламюнде. Его старшая дочь Елизавета выходит замуж за норвежского короля Гарольда, третья, Анастасия, за короля Андрея I Венгерского, а в 1048 году дочь его Анна выходит замуж за французского короля Генриха I. Иоанн IV выражает явное стремление к западной цивилизации и старается посредством брака на английской принцессе войти в союз с Великобританией. Борис Годунов широко отворяет двери дворца своего посланцам западных государей и двери теремов брачному искательству датского королевича. При дворе царя Алексея Михайловича западное просвещение имеет свободный доступ. Ближайший боярин царя Артемий Семенович Матвеев покровительствует иноземцам и вправе зваться одним из первых западников в России. Дочь царя, впоследствии правительница Софья Алексеевна, прикладывает руки к переводу мольеровской комедии, и «Врач поневоле» находит место на подмостках придворного театра, по доброй воле царской семьи. Не чужд был западных веяний и третий царь из Фамилии Романовых – Федор. Сын Алексея, брат Софьи и Феодора, гениальный Петр дерзнул во всех областях общественной, государственной и придворной жизни совершить то, что без него совершилось бы медленно.

Сводя общее положение это к частному вопросу, нас занимающему, должно признать, что учреждение придворных чинов по западным образцам было не только делом личного произволения Петра, а и естественным последствием развития русской жизни. Придворные чины носят у нас названия немецкие по преимуществу, но на учреждение их, несомненно, имел влияние и строй французского двора, который Петр Великий мог наблюдать в свое посещение французского королевства в 1717 году.

В Табели о рангах[3], обнародованной 24 января 1722 года, определены подробно все придворные чины и должности. Рассматривая даже поверхностно названия этих чинов, легко усмотреть, что многие из них вовсе никогда не были жалованы, и даже определить, в чем состояли их обязанности, не представляется в настоящее время возможным. Мы не имеем именных списков придворных чинов времени Петра Великого и Екатерины I. Имена только некоторых из этих лиц сделались достоянием истории. Известно, что Виллим Монс5 был одним из первых камер-юнкеров, назначенных к Государыне, вскоре после публичного объявления (7 марта 1711 года) Петром I о Государыне царице Екатерине Алексеевне, «что она есть истинная Государыня»6. Служебные обязанности камер-юнкера не были точно определены, в руках его сосредоточивались дела по управлению сел и деревень, состоящих за Государыней; управляющие и приказчики, а также игуменьи тех обителей, которые находились под особым покровительством царицы, в скором времени стали присылать ему отчет по имениям, по монастырям, сметы приходов и расходов. У него просили доклада о тех и других распорядках перед Государыней. Ему поручались принятие на службу в ведомство Государыни разных лиц, суд и расправа не только над ними, но даже разбор дрязгов между монахинями и настоятельницами царицыных пустошей, назначение жалованья, чиновников и служителей Государыни.

На Монсе лежало устройство празднеств и гуляний, до которых такая охотница была Екатерина Алексеевна; он должен был вести корреспонденцию с заграничными поставщиками товаров, ведаться с портными и портнихами Государыни, сопровождал ее за границу, хлопотал во всех ее переездах об удобствах в пути и при остановках по городам7.

По тем Высочайшим повелениям и другим документам, которые дошли до нас за время царствования Петра I, можно судить, что все придворные чины состояли при императрице, а не при императоре. Двор супруги преобразователя России, по свидетельству современников, не уступал в блеске и величии германским дворам той эпохи, двор же самого Петра отличался необыкновенной простотой. Император довольствовался услугами нескольких денщиков, и доступ к занятию этой скромной, но близкой к царю должности открывался не знатностью рода, а главным образом личными свойствами, обратившими на себя внимание Государя. Что касается до порядка пожалования придворными чинами при Петре I и Екатерине I, то имеется некоторая вероятность предполагать, что пожалование производилось вследствие подачи челобитных (которые в это время подавались и о пожаловании имений и чинов). Так, в 1724 году баронесса Мария Строганова8 подала Петру Великому прошение об определении сына ее ко двору. На прошении этом имеется пометка императора: «Дается чин большому сыну камер-юнкера»9. Таким же образом, по прошению, был определен в обер-гофмейстеры в 1722 году Матвей Олсуфьев10 с выдачей ему патента. Даже позднее, а именно при Анне Иоанновне, пожалование производилось вследствие прошений: сын герцога Курляндского Бирона Карл Эрнест11 был пожалован, имея от роду 8 лет и 8 месяцев, по письменной просьбе в камергеры. На просьбе этой императрица собственноручно начертала: «Учинить по сему. Анна».

Император Петр II в самый день вступления своего на престол, а именно 6 мая 1727 года, пожаловал тринадцатилетнего сына светлейшего князя Меншикова Александра 12 в обер-камергеры, и в конце того же месяца назначил к обрученной невесте своей княжне Марии Александровне Меншиковой обер-гофмейстерину Арсеньеву13, гофмейстера Арсеньева14 и камергера князя Алексея Голицына15. Первый придворный штат был составлен гораздо позже. Еще при жизни императрицы Екатерины I действительный хозяин Русского государства и главный распорядитель по двору светлейший князь Александр Данилович Меншиков стоял за составление придворного штата, что видно из переписки его с Главной дворцовой канцелярией16 (Придворной конторы еще не существовало), но ему не удалось окончить начатое дело, и лишь 14 декабря 1727 года, по представлению Остермана17, утвержден был молодым императором Петром II первый придворный штат18. По штату этом назначены были гофмейстером князь Алексей Долгоруков19, с жалованьем в 3000 руб.; восемь камергеров: Степан Лопухин20, князь Сергей Долгоруков21, князь Сергей Голицын22, граф Михаил Головкин23, князь Иван Долгоруков24, Петр Балк25, граф Петр Сапега26 и граф Карл фон Левенвольде27, с жалованьем по 1396 руб. 20 коп. в год каждому, и семь камер-юнкеров: Василий Поспелов28, Федот Каменский29, Федор Лопухин30, Василий Стрешнев31, князь Борис Юсупов32, граф Федор Апраксин33 и князь Никита Трубецкой34, с жалованьем по 518 руб. 55 коп. в год каждому. Бывшим еще при императрице Екатерине I гофмаршалу Дмитрию Шепелеву35 и шталмейстеру Родиону Кошелеву36 в том же штате назначено жалованье по 1396 руб. 20 коп. в год каждому.

В том же декабре 1727 года был образован придворный штат и для горячо любимой Петром II сестры его, великой княжны Натальи Алексеевны. Штат этот состоял из одного камергера князя Сергея Голицына37, с жалованьем в 600 руб., четырех камер-юнкеров: Петра Вольфа38, Николая Стрешнева39, Петра Стрешнева40 и Василия Лопухина41, с жалованьем в 400 руб. каждому, и двух гоф-юнкеров, с жалованьем по 300 руб. в год каждому.

В царствование императора Петра II замечается вообще некоторое стремление возвратиться к московским преданиям, и потому неудивительно, что в придворный штат поступают главным образом члены знатных Фамилий. На первый взгляд странно не встретить в списке придворных чинов Фамилии Нарышкиных, которые по родству своему с царицей Натальей Кирилловной, матерью Петра Великого, более, чем кто-нибудь, имели право на близость к особе Государя. Такой несправедливый пробел объясняется могуществом Долгоруких при Петре II, старавшихся отстранить родственников царских от близости с ним, а после смерти Петра II и падения Долгоруких, в царствование императрицы Анны, Нарышкины, родственники Петра Алексеевича, не могли вовсе рассчитывать на положение при дворе дочери Ивана Алексеевича, которая приблизила ко двору родственников своей матери Салтыковых. Императрица Елизавета исправила эту несправедливость, и от ее времени до наших дней Нарышкины всегда занимали высшие придворные должности.

Императрица Анна через год по вступлении своем на престол, в апреле 1731 года утвердила придворным всем чинам штат, и в указе, данном Сенату42, определено жалованье придворным чинам, причем число камергеров и камер-юнкеров оставалось то же, что и при императоре Петре II, и размер жалованья сохранен тот же. Обер-камергером был назначен Эрнест Бирон43, обер-гофмейстером Семен Салтыков44, обер-гофмаршалом граф Рейнгольд фон Левенвольде45, и обер-шталмейстером граф Карл фон Левенвольде46.

В первый год вступления своего на престол, а именно в 1730 году, императрица Анна Иоанновна положила основание регламентации придворных чинов. Они были подчинены обер-гофмейстеру. Ему, обер-гофмаршалу и гофмаршалу даны были подробные инструкции. Инструкции эти представляют большой исторический интерес47. Из них особенно необходимо упомянуть об инструкции обер-гофмейстеру. «Понеже, – говорит инструкция, – Ее Императорское Величество по примеру других благоучрежденных дворов всемилостивейше заблагоизобрела и при своем Императорском Дворе обер-гофмейстера учредить». Пример западных дворов, желание подражать им, желание иметь штаты придворных как учреждение, а не как случайное собрание людей, милостью царской приближенных к престолу, – вот причина начатой императрицей регламентации придворного штата. Желание это объясняется тем значением, которое придается придворным чинам. Если на деле времена Бирона, обратившиеся в унизительное положение потомков Рюрика и Гедимина, и не оправдали предначертаний императрицы, то это не лишает инструкцию, ею данную, того этического значения, которое возвышает смысл придворного уклада. Избрав в обер-гофмейстеры Семена Салтыкова, императрица в инструкции так мотивирует этот выбор: «К тому (к занятию должности обер-гофмейстера) такая персона требуется, которая б не только доброго жития и поступка была, довольное знание и искусство, но и знатность и респект имела: верен, секретен и истинен; и такого христианского жития и поступка был, чтоб он паче своим собственным примером нежели наказанием ему подчиненных и протчих придворных служителей, основание полагал». Для цели настоящего изыскания совершенно неважно, в какой мере Салтыков соответствовал своему назначению и точно ли имел он те высокие нравственные качества, которых Государыня требовала от своего обер-гофмейстера. Важно то, что от начальника придворных требовались: верность, умение хранить тайны, правдивость и христианская нравственность столь высокая, чтобы уже один пример его мог служить для подчиненных ему лиц руководительством. Полномочия обер-гофмейстера были весьма обширны. Для исполнения своей обязанности он всегда имел доступ к особе Ее Величества, он приводил к присяге пожалованных придворных чинов, он управлял Дворцовой канцелярией, был главным смотрителем дворцовых здания и церквей, вел все дворцовые счеты и ревизовал счеты подведомственных ему лиц и учреждений, он же заведывал аудиенциями иноземцев у Ее Величества. Он же в маловажных делах о проступках дворцовых служителей вершил правосудие, а более важные отсылал в Юстиц-коллегию. Императрицей же Анной установлена форма присяги придворных чинов48. Главным элементом присяги является соблюдение тайны относительно вверенных по должности или в силу должности ставших известными присягающему придворных обстоятельств*. Императрица, видимо, требовала неослабной службы от придворных чинов, так как в ее царствование состоялось повеление о вычете из жалованья тех придворных чинов, которые возьмут отпуск долее шести недель49.

В ее же царствование был установлен порядок старшинства придворных чинов между собой. Причем первые чины двора, коим присвоен по табели о рангах второй класс, при равенстве чинов с военными сухопутными, морскими и гражданскими чинами берут место по старшинству пожалования каждого в чин. Вторые чины двора, или имеющие придворные звания, коим присвоен третий класс, уступают место военным, но занимают оное выше гражданских чиновников, независимо от старшинства50.

При малолетнем императоре Иоанне Антоновиче камергеры остались те же51; двое камер-юнкеров были назначены к матери Государя, правительнице Анне Леопольдовне. Нам известно имя только одного из них – барон Эрнеста фон Менгдена52; в штате 1741 года обозначено лишь их число. Точно так же ничего не известно о личности некоего Шелио, назначенного камер-юнкером при особе отца государева, герцога Антона-Ульриха Брауншвейг-Люнебургского. В царствование Иоанна Антоновича цесаревна, впоследствии императрица Елизавета Петровна, содержала на свои средства собственный двор. При ее особе состояли два камергера и семь камер-юнкеров. Первые получали жалованье по 800 руб., а вторые 600 руб., и жалованье это шло из конторы Ее Высочества.

Императрица Елизавета продолжала начатое императрицей Анной упорядочение придворных штатов. Так, между прочим, с ее времени, а именно с 1742 года, начинается пожалование в придворные чины указами, ранее же того придворные назначались на основании расписаний, утвержденных императрицей. Императрица Елизавета кроме камергеров и камер-юнкеров собственного двора учредила еще те же должности и при дворе прибывшего в Россию наследника престола, племянника императрицы Его Высочества герцога Шлезвиг-Голштинского, впоследствии императора Петра III. К его особе указом Сенату от 20 марта 1742 года назначены гофмаршалом Семен Нарышкин53, с жалованьем в 1500 руб., пять камергеров, с жалованьем по 1000 руб., и пять камер-юнкеров с жалованьем по 800 руб. Ранг гоф-маршала при наследнике уравнен с рангом камергеров Императорского Двора, камергеры уравнены с камер-юнкерами Императорского Двора, а камер-юнкерам наследника определен ранг полковника. Этот вопрос об установлении ранга придворных чинов, равно как о жалованье, ими получаемом, и о совмещении придворных должностей с другими должностями, найдет свое место ниже. Вопросы эти довольно долго не имели определенного решения и, так сказать, колебались. Императрица Елизавета желала упорядочить и поведение придворных чинов, не соответствовавшее, видимо, своим легкомыслием тому высокому значению, какое придавалось им Высочайшей властью. В числе разных мероприятий, направленных к этой цели, заслуживает внимания указ54 императрицы Елизаветы, который нашла нужным возобновить и Екатерина II, гласящий, что во время богослужения в придворной церкви «ежели кто какого бы чина и достоинства ни был, будет с кем разговаривать, на тех надевать цепи с ящиками, которые для того нарочно заказать сделать вновь: для знатных чинов медные вызолоченные, а для посредственных белые луженые, а для прочих чинов простые железные».

Также императрица воспретила употреблять табак в церкви во время богослужения55, и входила в обсуждение того, чтобы внешние прерогативы придворных не были самовольно присваиваемы себе другими лицами. К этой категории распоряжений относится указ, запрещающий езду под белыми попонами не придворным*.

Императрица Екатерина II, при которой придворный блеск достиг своего апогея, немедленно по вступлении на престол, а именно 15 августа 1762 года, определила чины, жалованье и обязанности камергеров и камер-юнкеров*. Камергеры Екатерины II имеют чин генерал-майора, золотой ключ, жалуемый Ее Императорским Величеством, жалованье по 1500 руб. в год. Они дежурят при Государыне по сколько указано будет. Во время коронации и в прочие церемониальные дни несут шлейф императорской мантии, и в церемониальных столах, когда Ее Величество кушать изволят на троне, кавалеры стоят внизу у трона до тех пор, пока Ее Величество изволит пить просить, а дежурные кавалеры служат во весь стол: старший разрезывает, а младший за креслами Ее Величества. Когда же бывает публичный выход, то придворные кавалеры едут верхами. Камер-юнкеры имеют при Екатерине II чин бригадира (V класса), получают жалованья по 1000 руб. в год, дежурят при Ее Величестве на сколько указано будет. Императрица Екатерина требует от камергеров и камер-юнкеров неотлучного пребывания при дворе своем. Число придворных чинов, столь скромное при императрице Елизавете, начинает возрастать при Великой Екатерине. Оно увеличивается ежегодным пожалованием. За время с 1762 по 1796 год пожаловано камергерами 103 человека и камер-юнкерами 123 человека.

До 1775 года денежное содержание камергерам и камер-юнкерам (жалованье) назначалось по числу лиц последнего штата, но в этом году, а именно 28 июня, обер-камергер князь Голицын56 объявил Высочайшее повеление57: жалованье производить только старшим 12 камергерам и 12 камер-юнкерам, налицо и в действительной должности находящимся и дежурство исправляющим.

В последнем списке царствования императрицы Екатерины Великой, напечатанном в придворном месяцеслове 1796 года, показано: действительных камергеров, кои при дворе Ее Императорского Величества по званию своему должность исполняют – 26 человек; камер-юнкеров, кои при дворе Ее Императорского Величества по званию своему должность исполняют – 27 человек. В камергеры жаловали почти всегда из камер-юнкеров, а в число этих последних входили молодые люди из знатных родов и преимущественно из гвардии58. Из упомянутого числа 123 камер-юнкеров 111 были военные. При таком порядке пожалования случилось, что многие военные, получая придворное жалованье, не исправляли дежурств, не имея времени по своим прямым обязанностям в полку; это вызвало в 1765 году распоряжение59, по которому повелено таковым производить жалованье по месту их служения от полков, в которых они несли действительную службу.

Император Павел I, вступив на престол, также не замедлил заняться придворными штатами, и уже 30 декабря 1796 года утвердил новый штат: камергеров и камер-юнкеров положено было по 12 человек*. Всего же за время Павла I пожаловано было камергеров – 58 человек, в камер-юнкеры во все царствование не

пожаловано ни одного человека. При дворе не состояло ни одного камергера из пожалованных покойной императрицей. Павел I создал строгие правила для камергеров. Он не дозволял им отлучаться ночевать за город без Высочайшего на то разрешения60. 16 июля 1800 года последовало Высочайшее повеление61 о немедленном выезде всех придворных кавалеров в Петербург из Царского Села, и впредь не дозволено им и на дежурство являться в загородные места без особого на то Высочайшего повеления. Сохранилась даже собственноручная записка императора «уведомить, когда кавалеры выедут». В тот же день, 16 июля 1800 года, Высочайше было повелено отправить всех камергеров, кроме Нарышкина, Демидова 2-го, Балка-Полева и графа де Санти, в Герольдию для определения по местам62. Гнев императора продолжался недолго, и в течение ноября и декабря 1800 года десять человек из отосланных были снова приняты ко двору. Император Павел вообще требовал от придворных чинов настоящей службы, а не ношения лишь придворного звания. К дежурству камергеров он относился весьма строго, и 18 июня 1799 года даже повелел делать вычеты у камергеров из жалованья за время их болезни63. Дежурства при дворе были постоянные: обыкновенно дежурили ежедневно два камергера, и в редких случаях четыре64. Пожалованные в тайные советники освобождались от дежурства65. Камергеры получали жалованье, установленное еще императрицей Елизаветой Петровной, т. е. 1500 руб. в год. Деньги на жалованье камергеров поступали в распоряжение обер-камергера, который и выдавал им по третям года.

С царствованием императора Павла I заканчивается XVIII век. В этом веке, под влиянием петровской реформы, мы стали подражать Западу, и по принятии Петром императорского титула дворский обиход стал строиться по образцу западных дворов, но намерения Государей не всегда приводились ими систематично в исполнение. При всех царствованиях есть придворные штаты, представители которых принимали немалое участие в исторических судьбах нашего Отечества, но штаты эти не были строго регламентированы, хотя к этой регламентации и принимались меры. Резюмировать стремление Государей в этом деле можно такими словами: от придворных чинов требуется не только внешний блеск, но и нравственные высокие качества, требуется не только ношение звания, но и действительная служба; находясь близко к трону, придворные должны быть достойны высокого своего положения. Тем не менее, начиная от расписания штатов придворных чинов до их костюма и прерогатив, – все в XVIII веке неопределенно, как и всякое только что начатое дело. Лишь XIX век упорядочивает придворные штаты.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

Из книги Реконструкция всеобщей истории [только текст] автора Носовский Глеб Владимирович

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ Не исключено, что Израиль и Иудея — это два названия одного и того же царства, то есть


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня: «день М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто еще не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня. «День М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто ещё не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера

Из книги Мартин Борман [Неизвестный рейхслейтер, 1936-1945] автора Макговерн Джеймс

Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера У Гитлера были скромные потребности. Ел он мало, не употреблял мяса, не курил, воздерживался от спиртных напитков. Гитлер был равнодушен к роскошной одежде, носил простой мундир в сравнении с великолепными нарядами рейхсмаршала


Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.) 44. Иоханан бен Закай Когда иудейское государство еще существовало и боролось с Римом за свою независимость, мудрые духовные вожди народа предвидели скорую гибель отечества. И тем не менее они не


Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава

Из книги Судьба разведчика: Книга воспоминаний автора Грушко Виктор Федорович

Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава Семейство в полном сборе! Какое редкое явление! Впервые за последние 8 лет мы собрались все вместе, включая бабушку моих детей. Это случилось в 1972 году в Москве, после моего возвращения из последней


Глава 101. Глава о наводнении

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 101. Глава о наводнении В этом же году от праздника пасхи до праздника св. Якова во время жатвы, не переставая, день и ночь лил дождь и такое случилось наводнение, что люди плавали по полям и дорогам. А когда убирали посевы, искали пригорки для того, чтобы на


Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли В этом же году упомянутый Мендольф, собрав мно­жество, до тридцати тысяч, сражающихся: своих пруссов, литовцев и других языческих народов, вторгся в Мазовецкую землю. Там прежде всего он разорил город Плоцк, а затем


Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч В этом же году перед праздником св. Михаила поль­ский князь Болеслав Благочестивый укрепил свой го­род Мендзыжеч бойницами. Но прежде чем он [город] был окружен рвами, Оттон, сын упомянутого


Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава

Из книги Ложь и правда русской истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава  Эта глава отдельная не потому, что выбивается из общей темы и задачи книги. Нет, теме-то полностью соответствует: правда и мифы истории. И все равно — выламывается из общего строя. Потому что особняком в истории стоит


34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей Видимо, Израиль и Иудея являются лишь двумя разными названиями одного и того же царства


Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава

Из книги Романовы. Ошибки великой династии автора Шумейко Игорь Николаевич

Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава Хорошо известен феномен сведения всей информации о мире под политически выверенном на тот момент углом зрения в «Большой советской…», «Малой советской…» и ещё раз «Большой советской…», а всего, значит, в трёх энциклопедиях,


Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)

Из книги Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709 автора Беспалов Александр Викторович

Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721


Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

Из книги Долгоруковы. Высшая российская знать автора Блейк Сара

Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства В 1866 году у князя Дмитрия Долгорукого родились близнецы: Петр и Павел. Оба мальчика, бесспорно, заслуживают нашего внимания, но князь Павел Дмитриевич Долгоруков добился известности как русский


Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914

Из книги Православие, инославие, иноверие [Очерки по истории религиозного разнообразия Российской империи] автора Верт Пол В.

Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914 © 2006 Paul W. WerthВ истории редко случалось, чтобы географические границы религиозных сообществ совпадали с границами государств. Поэтому для отправления