П. Р. Семенихин Партизанское движение в Каинском уезде (Теперь Здвинский район Новосибирской области)

П. Р. Семенихин

Партизанское движение в Каинском уезде

(Теперь Здвинский район Новосибирской области)

П. Р. СЕМЕНИХИН — член КПСС, бывший командир партизанского отряда в Нижнем Чулыме (Здвинский район Новосибирской области) и командир 2-го батальона 9-го Каргатского партизанского полка в 1919 г. Умер в 1938.

Партизанское движение в селе Нижний Чулым и прилегающих к нему селах и деревнях началось в августе 1919 года. До этого уже было слышно, что в Славгородском уезде поднялись крестьяне, что там действуют карательные отряды Колчака против восставшего народа. В конце августа в наше село Нижний Чулым прибыл отряд красных партизан. Вооружение оказалось незавидное: простые дробовые ружья, берданки, револьверы и шашки.

Командиром этого отряда являлся представитель подпольной большевистской организации г. Камня Городецкий (Городецкий-Кадыков А. — коммунист, член Каменской подпольной большевистской организации и депутат Каменского Совдепа в 1918 г., умер в 1920 г. от тифа).

Он созвал общее собрание крестьян села и выступил с докладом, в котором призывал крестьян к вооруженному восстанию против власти Колчака. Большая часть собравшихся крестьян согласилась с Городецким и стала выступать за вооруженное восстание, за свержение власти Колчака. Были и противники восстания — это зажиточная часть села и кулачество. Но влияния в крестьянской массе они уже не имели, и народ решил: всем крестьянам вооружиться, организовать партизанский отряд, уничтожить земскую управу и колчаковских управителей.

П. Р. Семенихин

Командиром партизанского отряда общее собрание крестьян сначала избрало Н. И. Гостьева, которому поручили мобилизовать людей, собрать лошадей, повозки, седла и немедленно организовать отряд. Гостьев с этой работой не справился, и вскоре же руководителем восстания назначили меня.

Население, озлобленное колчаковским произволом, шло на восстание против власти Колчака сознательно. И в первый же день восстания организовалось революционное ядро из преданных Советской власти людей. В это ядро вошли и приступили к работе тт. Д. И. Власов, А. Б. Михеев, И. П. Михеев, Ефим Заборец, Карп Бондаренко и другие, объединяя вокруг себя лучших людей села. Мы стремились прежде всего расширить территорию крестьянского восстания.

Вооруженное восстание перекинулось в другие села. Наскоро оформлялись небольшие конные отряды и посылались по деревням для организации восстания. Командирами отрядов по организации восстания были назначены Ситников Алексей, Курлов Иван и Власов Дмитрий.

В августе был созван крестьянский съезд восставшей местности. На съезде присутствовало до 70 делегатов, на котором решили такие вопросы: об организации революционной власти, расширении восстания.

В с. Н. Чулым создали центральный руководящий орган восставшей местности — военно-революционный совет. Председателем военно-революционного совета избрали меня, а членами — Юрченко М. Н., Козлова, Илью Михеева и других. На местах, в каждом селе назначили военных комиссаров.

Развернулась большая кипучая работа. Настроение было у всех крестьян боевое. Население несло в отряд все оружие, боеприпасы, мобилизовывали лошадей, собирали седла, повозки. Формировали отряды, велась разведка, устанавливалась связь военно-революционного совета со всеми селами, ежечасно посылали донесения военно-революционному совету, а последний давал нужные распоряжения отрядам.

Но враг тоже не дремал, вся кулацкая свора, находившаяся в селах, сбежала в город Каинск и там подняла тревогу. Против восставших крестьян из разных пунктов стали направляться колчаковские карательные отряды. Первое появление колчаковцев было со станции Убинской, затем со станций Купино и Каргат, а также из города Каинска. Продвигались они на село Н. Каргат, которое являлось центром вооруженного восстания.

Каратели имели хорошее вооружение, вел их владелец нижнекаргатской мельницы прапорщик Каршен. Несмотря на плохое вооружение, крестьяне не хотели сдаваться, все села выступили на позицию у реки Сарайки, но отсутствие единого военного руководства и хорошей организации позволило врагу нанести восставшим сильное поражение. Колчаковцы заняли и сожгли с. Н. Каргат, ограбили население и в пытках замучили многих повстанцев и их руководителей.

Нашлись и паникеры среди восставших крестьян. Так, часть отряда повстанцев Н. Каргата поддалась уговорам провокатора, служившего раньше на мельнице Каршева. Больше 110 человек сдалось колчаковцам, и каратель Каршев заставил окружить, раздеть их и колоть штыками; из 110 человек удалось убежать только двум — Коренкову и Ложкову, все остальные погибли и похоронены в братской могиле у реки Сарайки.

Противник дошел до села Н. Каргат, которое было дотла им сожжено, а население в панике бежало от дикой расправы колчаковцев. Кулачество снова подняло голову, начало вести агитацию за прекращение восстания. Банда Колчака из Н. Каргата вернулась обратно в Каинск, а через 3 дня пришла в Н. Чулым.

После сараевского поражения ряды партизан значительно уменьшились и революционному ядру восставших, около 50 человек, пришлось отступать до села Волчанки.

Там в течение суток удалось поднять жителей окрестных деревень, организовать отряд в 500 человек конницы и 1000 человек пехоты. Командиром объединенных партизанских сил назначили меня, а моим помощником — т. Власова Д. И. Партизанский отряд с новыми силами выступил в село Н. Чулым, но каратели, быстро сделав свое подлое дело, расстреляли троих повстанцев, разграбили дома руководителей восстания, приказали собрать крестьянам скот и гнать его в город Каинск.

Отряды партизан прибыли в с. Н. Чулым и, не застав колчаковцев, спешно восстановив революционную власть в селе, в 8 часов утра двинулись вдогонку колчаковцам. Часть наших партизан, имевшая на вооружении винтовки, дробовики, ружья и револьверы, была сформирована в одну боевую роту, командиром которой назначили Кузьмина Ефима. Командирами других рот были тт. Лозарский, Карцев (ныне председатель Убинского райисполкома), Бондаренко Степан, Кузьмин Ефим и Прошин. Конными частями командовали Ситников Алексей, Гребельный и Курлов Иван.

Штаб двигался вместе с отрядом и, когда прибыл в деревню Кукуй, за селом провел митинг партизан. В выступлениях призывали партизан «драться до конца»: «Или банда, хорошо вооруженная, уничтожит нас, или мы, крепко сплотившись за власть Советов, задушим колчаковскую свору». Все решили биться до последнего, другого выхода для партизан не должно быть. Под Кукуем, около поскотины, отряд окопался. Штабу удалось узнать, что колчаковцы будут двигаться из Кукуя обратно в Н. Каргат, т. е. мимо расположения нашего отряда.

Колчаковцы, расстреляв в селе Кукуй нескольких крестьян, выступили из села. Вперед они пустили конную разведку, а за ней — конный обоз, нагруженный награбленным у крестьян добром. Часть наших партизан не выдержала и до общей команды дала залп по колчаковцам.

Колчаковцы соскочили с подвод, начали беспорядочно стрелять, обоз же вернулся обратно в деревню. Затрещал колчаковский пулемет, с нашей стороны тоже открылась стрельба. Но броситься в атаку мы не решились потому, что до противника оказалось около версты.

И бежать по открытому месту под пулеметным огнем не было никакого смысла. Банда в ту же ночь ушла на ст. Купино.

Наш штаб повел борьбу за твердую дисциплину в отряде. Через некоторое время второй отряд колчаковцев начал наступать со станции Карасук, отряду пришлось срочно двигаться навстречу противнику. В Чернокурьинском встретили мы карателей. В двух верстах от села завязался ожесточенный бой. В этом бою мы потеряли командира роты т. Лозарского, политического руководителя т. Учайкина и несколько партизан было ранено.

В упорном бою, длившемся с 9 часов утра до самого вечера, противник понес большие потери и отступил на станцию Карасук.

Через некоторое время поступило донесение, что колчаковцы выступили со станции Каргат и идут через село Таскаево. Для морального воздействия я послал Таскаевской, волостной колчаковской земской управе предписание, в котором требовал: «Сделать распоряжение о заготовке населением печеного хлеба, сухарей не менее трех пудов с каждого двора, чтобы обеспечить продовольствием движущиеся красные партизанские корпуса. Ответственность за выполнение настоящего распоряжения возлагается не только на власть, но и на все население». И подписал это распоряжение так: «Командующий авангардом красного партизанского отряда Копейкин». Узнав об этом распоряжении (чего мы и добивались), карательный отряд не пошел дальше. По всей вероятности, они решили сделать разведку, выяснить наши силы.

Через 2–3 недели карательный отряд из Каинска выступил по направлению с. Н. Чулым, но из деревни Крысиной он повернул на В. Каргат (Дурманку) и занял это село. Нашему отряду пришлось из Н. Чулымского выступить на село В. Каргат. Утром завязался бой в самом селе. Колчаковцы уже успели ночью арестовать 17 человек крестьян села, которых в острастку всему населению хотели расстрелять. Людей заперли в доме местного кулака Каюковникова. В результате поражения в бою колчаковцы бежали, оставив заключенных. В селе Сельнягино, нами была организована оружейная мастерская, через которую мы пополнили запас винтовок (простые сибирские винтовки приспосабливали к военным патронам, делали их однозарядными), отливали пули и заряжали винтовочные патроны.

Вскоре разведка донесла, что около линии железной дороги идет передвижение противника на Восток, что около Убинска расположилась учебная телефонная команда колчаковцев. Наш штаб послал конный отряд с заданием взять эту команду, что они и выполнили: 10 колчаковцев взяли в плен со всем телефонным имуществом.

В ноябре 1919 года нашему отряду пришлось встретиться у деревни Гандичевой с отступающей армией Колчака. В результате боя мы взяли: батальон колчаковской пехоты в количестве 800 человек, с полным вооружением, походными кухнями и канцелярией — двумя пишущими машинками, вместе с колчаковцами были захвачены 42 попа.

Когда армия Колчака стала отступать полностью, нашему партизанскому отряду пришлось от этих полчищ отойти на юг, отбиваясь авангардом от колчаковцев.

С Красной Армией партизанский отряд вскоре встретился в селе Плеханово.

Наш отряд все время имел связь с партизанами Каменского уезда, в конце 1919 года все партизанские отряды переформировались в полки. Нашему отряду присвоили название 2-го батальона 9-го Каргатского полка.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >