ПОДАВЛЕНИЕ ВОССТАНИЙ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ АРМИЕЙ

ПОДАВЛЕНИЕ ВОССТАНИЙ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ АРМИЕЙ

Гражданскую войну в России обычно рассматривают как войну красных и белых. Однако за подвижными фронтами между Красной Армией и разнородными формированиями, входящими в белую армию, на так называемом «внутреннем фронте» полыхали крестьянские восстания. Они начались летом 1918 г. и достигли кульминации зимой 1920/21 г. Две причины толкали крестьян к выступлениям: реквизиции и насильственная мобилизация в Красную Армию. Солдаты, вернувшиеся домой после трехлетнего пребывания в окопах, отказывались вступать в ряды Красной Армии. Крестьяне, уклоняющиеся от мобилизации, уходили в леса, составляя основной контингент отрядов зеленых. Число дезертиров в 1919—1920 гг. оценивается в три с лишним миллиона. В 1919 г. было задержано и арестовано различными подразделениями ЧК и специальных комиссий по борьбе с дезертирством около 500 000 человек; в 1920 г. — от 700 до 800 тыс. От полутора до двух миллионов дезертиров, в основном крестьян, отлично знавших местность, смогли избежать поимки. В мае 1918 г. Ленин подписал декрет «О продовольственной диктатуре», согласно которому все продовольствие в стране изымалось у хозяев и распределялось исключительно советской властью. Свободный рынок запрещался. Большевики хорошо понимали: у кого в руках хлеб, у того и власть. Вскоре был подписан Декрет о принудительной «продразверстке». Для изъятия хлеба у крестьян была создана продармия, главным комиссаром и военным руководителем которой был Г.М. Зусманович. Примерно половину бойцов продармии составляли рабочие охваченного безработицей Петрограда и других городов, привлеченные регулярным содержанием и получением части конфискованного зерна. В деятельности продотрядов принимали участие будущие генералы С.Г. Поплавский, С.А. Калинин и другие впоследствии видные деятели советской эпохи. Бойцами продотрядов и сотрудниками ЧК были и писатели М.А. Шолохов и И.Э. Бабель. В состав продотрядов, а также в части особого назначения (ЧОН) и ЧК, изымающие хлеб наряду с продотрядами, кроме рабочих, включались латыши, венгры, китайцы и прочий интернациональный сброд, попавший в Россию во время военно-революционной смуты и безжалостный к чуждому ему населению (35). Презирающие русский народ, почти не знающие языка, они были идеальными исполнителями воли революционных вождей. По данным историка М. Берныггама, в 1918 г. «интернационалисты» составляли 19 % от общей численности Рабоче-крестьянской Красной Армии, а в 1920 г., после всеобщей мобилизации, — 7,6 %. Эти карательные войска общей численностью до 300 тыс. бойцов и сыграли решающую роль в подавлении всех восстаний. Бернштам утверждает, что интернационалисты «сыграли ключевую роль в победе режима над населением», «спасли мировую революцию от русского народа», контролировали и «террористически прочищали» ненадежную армию, «стали главной, решающей силой социализма в 1917—1920 гг.» (36). Активная роль инородцев в российских делах подтверждается и тем, что на памятниках погибшим при подавлении «кулацких» восстаний в основном нанесены фамилии воинов-интернационалистов.

Декретом от 11 июня 1918г. были созданы комитеты деревенской бедноты (комбеды), призванные тесно сотрудничать с продовольственными отрядами, а также участвовать в реквизициях в обмен на передаваемую им часть изъятого у зажиточных крестьян зерна. Однако реквизиции коснулись большинства крестьян. Это вызвало всеобщее недовольство. В то время как горы зерна гнили на элеваторах и в вагонах, эшелонами отправлялись в Германию по позорному Брестскому миру, в стране начался голод. Не признавая большевиков, видя в них грабителей, крестьяне как могли противились изъятию хлеба. Продовольственные отряды входили в села, сгоняли жителей на сход и, угрожая оружием, требовали выдать зерно. Для устрашения продотрядовцы расстреливали упорствующих. Крестьяне не верили в «светлое будущее», которое не просматривалось за штыками китайцев, латышей и люмпен-пролетариев. Им были более понятны мысли, изложенные, например, в одной из листовок восставших: «Повстанческая армия считает своим святым долгом стать на защиту интересов трудового крестьянства против попытки господ коммунистов впрячь в свой хомут трудовое крестьянство. Повстанческая армия — меч в руках трудового народа призывает Вас, товарищи крестьяне и рабочие, самим взять в свои руки и дальнейшее строительство своего счастья, и свои народные трудовые богатства без помощи партийных лиц, пророков и большевистских шарлатанов, которые достойны смерти как гнусные воры, трусы и разбойники перед трудовым народом, в котором они находят только “человеческий материал” и пушечное мясо» (37: 337).

Действия продотрядов и реакцию на них крестьян можно проследить по событиям, происходящим в то время в российской деревне. В Тамбовском селе Козловка, куда прибыл «летучий отряд» из китайцев для установления советской власти и изъятия хлеба, продотрядовцы согнали крестьян на сход к церкви. Комиссар отряда, в пенсне, с черной бородкой, на вид добрый дядюшка, влез на тачанку с пулеметом и обратился к крестьянам с речью. Он сказал, что отныне в селе будет советская власть, от которой им ничего плохого не будет, а поэтому нужно будет создать совет из уважаемых людей. Крестьяне, переговорив между собой, начали называть имена уважаемых в селе людей. Когда они были названы, комиссар ласковым голосом предложил всем рекомендованным в совет выйти к тачанке. Вышедших сразу же взяли в кольцо китайцы и, щелкая затворами винтовок, стали оттеснять к церковной стене. Раздалась команда, и прозвучал винтовочный залп. Среди народа раздался истошный женский вопль, а затем заголосили и остальные женщины. Мужики, шокированные произошедшим, не сразу смогли прийти в себя от такой подлости. Первыми на китайцев кинулись бабы, а потом опомнились и мужики, похватав оглобли и колья. Раздались беспорядочные выстрелы, но народ уже смял пришельцев. Комиссар кинулся к пулемету, но у того перекосило ленту. Озверевший народ, отбирая у китайцев винтовки, забивал их оглоблями и колами, топча ногами под вой и крики. Помимо расстрелянных в селе было убито несколько женщин и ребенок четырех лет. Отряд был уничтожен озверевшей толпой, а комиссара чуть живого с выбитыми глазами мужики подтащили к козлам для распиловки дров и кинули на них. Держа за голову и ноги, вопящего от боли, его распилили пилой пополам.

Такой же «летучий отряд» из матросов, анархистов и мадьяр возглавляла комиссар Гельберг С.Н., получившая в тамбовских селах клички Красная Соня и Кровавая Соня. Эта садистка в присутствии селян лично расстреливала «богатеев», священников, офицеров и гимназистов, издеваясь при этом над своими жертвами. Отряд Кровавой Сони крестьянами также был уничтожен, а она, захваченная живой, по решению схода нескольких сел была посажена на кол, где умирала в течение трех дней.

В 1918 г. в одном из сел Тамбовской губернии «пьяная орава коммунистов — установителей Советской власти» ногами до смерти забила священника Космодемьянского, дедушку будущих Героев Советского Союза Зои и Шуры Космодемьянских, разграбила его дом, запретив под страхом смерти хоронить убитого старика. Он был предан земле через пять дней, когда бандиты ушли дальше устанавливать советскую власть. Семья Космодемьянских бежала от этого кошмара на Дальний Восток к родственникам. Однако всюду полыхала война, и семья переехала в Москву, стараясь затеряться среди многолюдья. В 1937 г. отец Зои и Шуры был арестован органами НКВД и навсегда канул в бездну сталинских лагерей (38: 46—49).

Осенью 1918 г. «Известия Пензенской Губчека» публикуют следующую информацию: «За убийство товарища Егорова, петроградского рабочего, присланного в составе продотряда, было расстреляно 152 белогвардейца. Другие, еще более суровые меры будут приняты против тех, кто осмелится в будущем посягнуть на железную руку пролетариата». (Егоров был убит уголовником, сбежавшим из тюрьмы. — В.И.) Донесения ЧК позволяют представить накал этой войны. 10 октября 1918 г. Череповецкая уездная ЧК. В уезде убит организатор комитетов бедноты. В ответ на это в г. Череповце расстреляны заложники: Кирилловский епископ Варсонофий, игуменья Ферапонтиевского монастыря Серафима, Бурлаков, Барашков, Трубников, Метышев, Пронин, Фокин, Савин и Агашин. В Субботинской волости Тверской губернии крестьянами дер. Двоенки и Подберезовки зверски убиты трое. Среди них член Зубцевского Исполкома Павлов (по имеющимся сведениям, зарыт живым, что видно из того, что в могиле оказалось много крови). Трупы вырыты в одном белье и отправлены в Зубцов. Отряд Тверского батальона возвращается обратно».

«Из оперативной сводки за 12 июля 1919 г.: сообщено по прямому проводу из Ярославля Кузмичевым 11 июля с.г. в 23 час. ночи. По сведениям разведки, дезертиры группируются в дер. Никольской Петропавловской вол. Костромской губ., которых насчитывается около 5 тыс. человек. Нашими отрядами ведется наступление на линии Кабаново. Отрядом захвачен караул зеленых численностью 40 человек. Тамбовская губ. 31 июля. Работа отрядов по ловле дезертиров протекает успешно. В лесах Темни-ковского уезда скрывается около 1400 дезертиров, в Кирилловской и Сядемской вол. Спасского уезда скопилось около 1500 дезертиров. Костромская губ. Политическое положение. Кирилловская вол. После перевыборов в волсовет прошли кулаки. Военное положение... Белые банды продолжают скрываться по лесам и терроризировать население. Было несколько случаев зверского убийства сторонников и работников Советской власти. При столкновении отрядов Советской власти с дезертирами от снарядов сгорели два села — Саметь и Селюце. Общее положение...

Воздвиженская вол Председатель волисполкома к уничтожению дезертирства относится крайне пассивно. Отряды во главе с начальниками, работавшие по подавлению восстаний в Красносельской, Семеновской, Быгизинской и Мисковской вол. бесчинствовали — незаконные реквизиции продуктов сопровождались убийствами.

30 апреля 1919 г. Тамбовская губерния. В начале апреля в Лебедянском уезде вспыхнуло восстание кулаков и дезертиров на почве мобилизации людей и лошадей и учета хлеба. Восстание шло под лозунгом: «Долой коммунистов! Долой советы!» Восставшие разгромили четыре волисполкома, замучили варварски семь коммунистов, заживо распиленных. Прибывший на помощь продармейцам 212-й отряд внутренних войск ликвидировал кулацкое восстание — 60 человек арестовано, 50 расстреляно на месте; деревня, откуда вспыхнуло восстание, — сожжена.

11 июня 1919 г. Воронежская губерния. Положение улучшается. Восстание в Новохоперском уезде можно считать ликвидированным. Бомбами с аэропланов сожжено село Третьяки — гнездо восстания. Операции продолжаются.

Из Ярославля. 23 июня 1919 г. Восстание дезертиров в Петропавловской вол [ости] ликвидировано. Семьи дезертиров были взяты в качестве заложников. Когда стали расстреливать по мужчине в каждой семье, зеленые стали выходить из леса и сдаваться. Расстреляно 34 вооруженных дезертира».

В донесениях ЧК приводятся также обобщенные итоги войны по усмирению деревни: за период между 15октябряи30 ноября 1918г. только в двенадцати губерниях России вспыхнуло 44 бунта, в результате которых 2320 человек были арестованы, 620 убиты в бою, 982 расстреляны. При этом погибли 480 советских работников и 112 бойцов продовольственных отрядов Красной Армии и частей ЧК. За сентябрь 1919 г. «в десяти губерниях, о которых есть обобщенная информация, арестованы 48 735 дезер-тирови7325 “бандитов”, 1826 человек убиты в бою и 2230 —расстреляны, 430 жертв насчитывается среди военных и советских работников. Этот далеко не полный перечень не включает жертвы крупнейших крестьянских восстаний» (39: 85,104,139,150,163,181).

10 августа Ленин предлагает наркому продовольствия Цюрупе проект декрета: «...взять в каждой хлебной волости 25—30 заложников из богачей, отвечающих жизнью за сбор и ссыпку всех излишков». Помимо системы заложничества большевистские руководители применили летом 1918 г. другой репрессивный инструмент — концентрационные лагеря. 9 августа 1918 г. Ленин телеграфировал в Пензенский губиспол-ком: «Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города». Число заключенных как в трудовых, так и в концентрационных лагерях постоянно росло от примерно 16 000 в мае 1919 г. до 70 000 в сентябре 1921 г. И это без учета лагерей, созданных в Тамбовской губернии к лету 1921 г.

К июню 1918 г. волнения приняли форму настоящей войны. По материалам ВЧК, в 1918 г. в 20 губерниях России произошло 245 восстаний. В результате этих восстаний большевики потеряли 875 человек, а восставшие — 1821. Кроме того, 2431 человек из числа восставших были расстреляны. Восстания и массовые отказы солдат и унтер-офицеров от явки на приемные пункты начались в Орловской, Курской и Воронежской губерниях. В августе началось восстание в ряде волостей Пензенской губернии, а в ноябре очаги восстания запылали в Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тульской, Ярославской и Череповецкой губерниях. В ноябре 1918 г. практически вся территория России, контролируемая большевиками, оказалась охвачена крестьянским движением.

Наивысший накал сопротивления крестьян отмечен в марте 1919 г. В этом месяце крестьяне должны были сдать 30 % разверстки. В это время восстания повсеместно произошли в Пензенской, Уральской, Оренбургской, Вятской, Казанской и частично в Московской губерниях. Восстало до 10 тыс. казаков в районе Поворино-Царицыно и Лиски-Миллеровская, а также в станицах Вешенская, Шумилинская и Еланская. Осенью 1919 г. вспыхнули восстания в ряде волостей Череповецкой и Новгородской губерний, которые отказались сдавать скот для Красной Армии. Волости были объявлены на военном положении. Восстания разрастались: в марте — августе 1919 г. — в районах Средней Волги и Украины; в феврале — августе 1920 г. — в губерниях Самарской, Уфимской, Казанской, Тамбовской, в Средней Азии. Выкачав все, что можно, из сельских районов Южной России и Украины, большевики осенью 1920 г. обратили свой взор на Западную Сибирь, где размеры продразверстки были произвольно установлены «...с учетом экспорта зерна из края в 1913 г.».

Как и повсюду, сибирские крестьяне поднялись на защиту плодов своего труда и ради собственного выживания. В январе—марте 1921 г. большевики утратили контроль над губерниями Тобольской, Омской, Оренбургской, Екатеринбургской, т. е. территорией, превосходящей по размерам Францию. Транссибирская магистраль — единственная железная дорога, связывающая европейскую часть России с Сибирью, — оказалась перерезанной. 21 февраля Народная крестьянская армия овладела Тобольском и удерживала город до 30 марта. С конца 1920 г. и в течение всей первой половины 1921 г. крестьянские волнения, жестоко подавляемые на Украине, Дону, Кубани, Западной и Восточной Сибири, достигают в России масштабов подлинной крестьянской войны с центром в Тамбовской, Пензенской, Самарской, Саратовской и Симбирской губерниях. В 1920 г., когда на территории Центральной России, Поволжья, Урала и Сибири уже не было интервентов и белых армий, в 36 губерниях сохранялось военное положение и шла борьба с крестьянским движением. В феврале—марте 1920 г. восстания разгорелись в Уфимской, Вятской, Пермской и Екатеринбургской губерниях, где хлеб выметали «под метелку». Восстания распространились на уральские и сибирские территории: Омскую, Томскую, Енисейскую и Алтайскую.

В январе 1922 г. Горный Алтай был объявлен на чрезвычайном положении. Кровавый след оставили после себя каратели в Сибири. Там произошло более тысячи крестьянских восстаний, что тщательно скрывалось и стало известно только в последние годы. В борьбе с повстанчеством местные власти особенно широко использовали институт заложиичества и круговой поруки. Заложники подлежали расстрелу не только в случаях приближения повстанческих отрядов к уездным или волостным центрам, но и при «малейшем поползновении на попрание прав представителей власти» (40: 7—22).

На подавление крестьянских восстаний, как правило, бросали значительные силы Красной Армии, части особого назначения. Например, против повстанцев Степного Алтая выступили три полка 26-й стрелковой дивизии, четыре бригады, курсанты военной школы, коммунистические отряды. Общее командование ими было поручено начальнику 26-й дивизии Яну Гайлиту. С восставшими расправлялись самым жестоким образом. Документы свидетельствуют, что, например, 13 июля 1920 г. в бою за село Волчиха красноармейцы имели одного убитого и 12 раненых, а повстанцы — около 900 погибших. Последних хладнокровно зарубили бойцы 1-го кавалерийского дивизиона 87-й бригады ВОХР. А красноармейцы 226-го Петроградского полка 26-й дивизии за 13—17 июля 1920 г. только в пяти селах Славгородского уезда убили около 1600 мятежников (41).

В 1921 г. засуха поразила обширные территории Поволжья, Казахстана и Западной Сибири, южные районы Украины и Черноземного Центра, в результате чего разразился голод. Крестьяне резали скот, в пищу употреблялись собаки и кошки, в хлеб — мох, желуди, жмых и мякина. Отовсюду поступали сведения о многочисленных случаях голодной смерти, самоубийств и каннибализма. Всего в 1921—1922 гг. голодало свыше 30 миллионов человек, а от голода погибли от 1,5 до 2 миллионов человек (42: 42, 49).

Наиболее крупными народными восстаниями против советской власти с формированием крупных повстанческих армий были восстания в Тамбовской губернии под руководством А.С. Антонова и на Украине под руководством Н.И. Махно. В Тамбовской губернии в 1920 г. была резко повышена продразверстка, которую проводили губпродкомиссар Гольдин, секретари губкома Райвид и Пинсон, заведующий отделом пропаганды Эйдман и председатель губисполкома Шлихтер. Губерния вместо 18 миллионов пудов зерна должна была сдать 27 миллионов. Но еще до этого распоряжения крестьяне, зная, что все, что они не смогут употребить, будет реквизировано, резко сократили посевные площади. Таким образом, выполнение продразверстки означало голодную смерть для крестьянства.

Осенью 1918 г. хлеб у крестьян в губернии реквизировали 50 продотрядов численностью до 50 тыс. человек. Такой плотности реквизиторов не было ни в одной губернии (43). «Крестовый поход» за хлебом и деятельность продотрядов комбедов вызвали волнения крестьян, которые в августе переросли в народное восстание, которое наряду с Кронштадтским восстанием заставило Ленина отказаться от продразверстки. Численность восставших достигла 20—25 тыс. человек, многие из которых были вооружены огнестрельным оружием. Из восставших были сформированы две армии, имеющие в своем составе соответственно девять и четыре полка по 300—500 человек в каждом (44:241). Максимальное число бойцов в повстанческой армии, не считая внутренней охраны, достигло в феврале 1920 г. 40 тыс. человек, которое к весне 1921 г. снизилось до 25 тыс. Армия была хорошо организованной: в ней имелись отделы, обеспечивающие разведку, связь, медицинское обслуживание и снабжение.

В феврале 1921 г. в Тамбов для борьбы с бандитизмом был направлен Антонов-Овсеенко, который возглавил Полномочную комиссию ВЦИК. В апреле по решению Политбюро ЦК «единоличным командующим войсками Тамбовской губернии» был назначен «герой» Кронштадта М.Н. Тухачевский. Он прибыл в Тамбов с военачальниками Н.Е. Какуриным, И.П. Уборевичем, Г.И. Котовским и представителями карательных органов Г.Г. Ягодой и В.В. Ульрихом. Прекращение польской кампании и войны против Врангеля позволило бросить на подавление восстания почти стотысячную армию, в которую вошли специальные части ВЧК, бронепоезд, бронеавтомобили, тяжелая артиллерия и авиация. Командующий войсками Тухачевский и председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко установили в Тамбовской губернии подлинный оккупационный режим, применяя массовое взятие заложников, смертные казни, заключение в наспех оборудованные концлагеря, атаки отравляющими боевыми веществами и депортации целых деревень, заподозренных в помощи «бандитам». Какими методами проводилось «умиротворение» Тамбовской губернии, видно из приказов карателям, подписанных Антоновым-Овсеенко и Тухачевским. Приказ № 171 от 11 июня 1921 г. Тамбов. «1. Граждан, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте, без суда. 2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью уполиткомиссии или райполиткомиссии объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия. 3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье. 4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда. 5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда. 6. В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать или разбирать. 7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно». На следующий день после объявления этого приказа «красный маршал» и «победитель Кронштадта» по согласованию с вождями Лениным и Троцким приказал применить против повстанцев газы.

«Приказ № 0116 (Оперативно-секретный). Тамбов. 12 июня 1921 г. Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей. Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами; точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось. 2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов. 3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ. 4. О принятых мерах донести. Командующий войсками Тухачевский. Начальник штаба войск Какурин».

Это было первое в мире после Первой мировой войны применение отравляющих газов и единственное в истории человечества их применение против собственного народа. (Организаторы массового уничтожения крестьян — Тухачевский, его заместитель Уборевич и Антонов-Овсеенко — были расстреляны в1937—1938 гг. Реабилитированы Хрущевым. Нарушивший присягу царский полковник Какурин арестован органами НКВД и умер в 1936 г. в тюрьме. Интересно было бы узнать, вспомнили ли перед смертью каратели об отравленных газом тамбовских крестьянах и расстрелянных кронштадтских матросах.)

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о порядке чистки в «бандитски настроенных» волостях и селах № 116 от 23 июня 1921 г. «Опыт первого боеучастка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки. Намечаются наиболее бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уполиткомиссии, особотделения, отделения РВТ и командования вместе с частями, назначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60—100 наиболее видных заложников и вводится осадное положение. Выезд и въезд из волости должны быть на время операции запрещены. После этого созывается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полнком ВЦИК № 130 и 171 и написанный приговор для этой вол [ости]. Жителям дается два часа срока на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения взятые заложники через два часа будут расстреляны. Если население бандитов и оружие не указало по истечении 2-часового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники, и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие это исполнить становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию [из] представителей особотдела РВТ. Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства производятся новые расстрелы и т. д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей, [которые] направляются на ловлю бандитов. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция. Настоящее Полнком ВЦИК приказывает принять к неуклонному руководству и исполнению. Председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко! Командующий войсками М.Тухачевский. Предгубисполкома Лавров».

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о взятии и расстреле заложников в случае разрушения мостов. № 189, г. Тамбов. 9 июля 1921 г. «Разгромленные банды прячутся в лесах и вымещают свою бессильную злобу на местном населении, сжигая мосты, портя плотины и прочее народное достояние. В целях охранения мостов Полнком ВЦИК приказывает: 1. Немедленно взять из населения деревень, вблизи которых расположены важные мосты, не менее пяти заложников, коих в случае порчи моста надлежит немедленно расстреливать. 2. Местным жителям организовывать под руководством ревкомов оборону мостов от бандитских налетов, а также вменить населению в обязанность исправление разрушенных мостов не позднее, чем в 24-часовой срок. 3. Настоящий приказ широко распространить по всем деревням и селам. Предполком ВЦИК Антонов-Овсеенко. Командвойск Тухачевский. Предгубиспол-кома Лавров» (45).

Для оценки ситуации в области представляет интерес ответ руководителя тамбовского восстания А.С. Антонова на предложение большевиков сдаться: «Я был довольно удивлен, когда от Вас получил письмо. Вы мне пишете: “Если вы сознательный, а мы в этом уверены, вы должны прийти к нам и сдать все имеющееся у вас оружие, а людей своих распустить по домам”. Так вот на что вы надеетесь. Это становится довольно интересно. Так какое оружие вы от нас хотите получить? То, которое добыто нами у вас ценой нашей крови? Для защиты своего имущества и собственной жизни от вас — насильников, разбойников и самозванцев. Это с вашей стороны придумано не умно. У вас еще хватает нахальства и наглости называть нас “бандитами”. Вы оглянитесь кругом и назад, что вы натворили за то короткое время, как самозвано захватили в стране власть. Кругом одно насилие над нашим народом и сплошное его ограбление с уничтожением ни в чем не повинных людей, будь то старики, дети и женщины. Если взять и собрать все жертвы всевозможных властителей и деспотов, а также всех простых убийц и положить их на чашу весов, а на другую всех убитых вашей подлой рукой, то ваша чаша с убитыми и замученными вами людьми с грохотом упадет на стол, перетянув первую. Потому что таких извергов, как вы, еще никогда не видала наша земля. Посмотрите сами кругом, что вы наделали. Стон стоит от этого. Сплошь грабежи и убийства. От кого летят у крестьян в щепки двери амбаров и ворота, от кого льется народная кровь? Только от вас — самозванцев и хамов. А вы нас зовете “бандитами”. У кого мы отняли его имущество? Тронули ли мы хоть единым пальцем старика, вдову или ребенка? Нет, не тронули. Все это делаете вы — коммунисты, вампиры и кровососы народной крови. Это вы-то не знаете, за что мы боремся против вас? Прошу вас прислать двух или трех представителей вашей Красной Армии. Жизнь им гарантирована, как и никакого над ними насилия. И пусть смотрят сами, кто есть кто. Но если вы по-прежнему будете в деревнях и селах убивать семьи наших народных партизан и их детей и жен, от нас пощады не будет. Антонов» (46: 78).

Массовые расстрелы восставших производили по ночам в подвалах резиденции Полномочной комиссии ВЦИК, Казанском монастыре и в уездах. Расстрелянных вывозили на Петропавловское кладбище или зарываливямах на берегу реки Цны. Б.В. Сенников приводит данные о трех этапах, включающих 850,563 и 490 детей повстанцев, направляемых в тамбовские лагеря из различных уездов. Сохранился список фамилий 23 подростков в возрасте 14—16 лет, изъятых из одного из таких этапов и расстрелянных по постановлению Особого отдела Полномочной комиссии ВЦИК РСФСР, подписанному начальником Особого отдела Турунбергом и его заместителем Рубинштейном (46:102). К июлю 1921 г. военные власти и органы ЧК открыли в губернии десять концентрационных лагерей, в том числе по два лагеря в Тамбове, Моршанске и Борисоглебске и по одному в Козлове, Кирсанове, Инжавино и Сампуре. Тамбовские каратели в 1921 г. докладывают: «В качестве заложников берутся ближайшие родственники лиц, участвующих в бандитских шайках, причем берутся они целиком, семьями, без различия пола и возраста. В лагеря поступает большое количество детей, начиная с самого раннего возраста, даже грудные». В докладе по улучшению жизни детей при тамбовском Губисполкоме приводились сведения о количестве детей, содержащихся в концлагерях губернии на 1 августа 1921 г.: до 3-х лет — 397, до 5 лет — 758 детей. Всего 1155 детей (47).

В лагерях было размещено по меньшей мере 50 ООО человек, главным образом стариков, женщин и детей, «заложников» и членов семей крестьян-дезертиров. Обстановка в них была ужасающей: там свирепствовали тиф и холера, и полуодетые узники страдали от всех возможных бед. Летом 1921 г. дал о себе знать голод. Смертность к осени поднялась до 15—20 % в месяц. Заложники и заложницы содержались как в Тамбове, так и отправлялись в тюрьмы других городов, включая Москву и Петроград («Выборгская тюрьма»). Начиная с ноября 1921 г. тысячи тамбовских крестьян из «усмиренных» деревень и сел вывозились в концентрационные лагеря на север России, в Архангельск и Холмогоры. Поданным С. Мельгунова, «в одном Кожуховском концентрационном лагере под Москвой (в 1921—1922 гг.) содержалось 313 тамбовских крестьян в качестве заложников, в числе их дети от 1 месяца до 16 лет. Среди этих раздетых (без теплых вещей), полуголодных заложников осенью 1921 г. свирепствовал сыпной тиф» (48: 28—30).

Осенью 1921 г. Тамбовскую губернию, как и другие регионы страны, поразил голод. О его масштабах можно судить хотя бы по неполным данным, приведенным в отчете губкома РКП(б) за декабрь 1921 г. «О голоде и уголовной преступности в Тамбовской губернии». «...Объективные условия, создающие экономическую конъюнктуру губернии, суть — голод, охватывающий преимущественно южные уезды — Борисоглебский, в котором насчитывается 120104 голодающих, Кирсановский—до 160 000 человек, Тамбовский — 60 000 человек и Усманский — свыше 100 000 человек, причем в прочих уездах также количество голодающих превышает несколько сот тысяч человек. По сведениям, представленным специальными обследованиями голодающих уездов, на каждые 100 случаев рождения приходится в среднем до 216 смертей (точно — на 100 случаев рождения от 122 до 136 смертей по Костино-Отделецкой, Кулябовской и др. волостям Борисоглебского уезда), причем установлено, что 72 % смертей происходит на почве голода; что же касается заболеваемости, то она, по мнению врачей, должна быть целиком отнесена за счет голода. По данным губздравотдела, крестьянское население многих волостей, отчаявшись в возможности просуществовать, покидают целыми деревнями свои насиженные места и движутся в поисках хлеба. Главная тяжесть голода падает на детей, которые в этой обстановке гибнут сотнями...» (49).

Летом 1921 г. основные силы повстанцев были разбиты. Руководитель восстания Александр Степанович Антонов еще целый год скрывался в лесах, был выслежен и убит 24 июня 1922 г. в селе Нижний Шибряй Борисоглебского уезда. В этой войне «отличились» многие герои Гражданской войны. В автобиографии А.П. Голиков-Гайдар пишет: «...Был командиром 58-го отдельного полка армии по подавлению восстания в Тамбовской губернии (антоновщина)...» Активное участие в подавлении восстания принимали такие известные деятели, как Федько И.Ф., будущий генерал Тюленев И.А., известный «экспроприатор» Котовский и другие. Как это ни печально, но и прославленный маршал Жуков свой первый орден получил за «усмирение» тамбовских крестьян. По данным Б.В. Сенникова, за 1920—1922 гг. население Тамбовской области сократилось на 240 тыс. Из них треть погибла в боях и от террора большевиков.

Крестьянское восстание под руководством Н.И. Махно охватило Екатеринославскую, Херсонскую, Таврическую, Полтавскую и Харьковскую губернии. Оно распространилось также на некоторые районы Дона, Кубани, Воронежской, Тамбовской и Саратовской губерний. По данным советского командования, в мае 1919 г. повстанческая армия Махно насчитывала 20 тыс. штыков и 2 тыс. сабель. Сам Махно по состоянию на июнь 1919 г. оценивал ее в 27 тыс. бойцов. Осенью того же года численность повстанческой армии достигла 30—35 тыс. (50:145,228).

Махно в июне 1918 г. в Москве встречался с Лениным и Свердловым. Он трижды заключал соглашения с советской властью. В феврале 1919 г. его отряды стали третьей бригадой советской Заднепровской дивизии, а он — комбригом Красной Армии. В мае того же года бригада была реорганизована в дивизию и «батька» соответственно стал советским начдивом. Он боролся против Красной и Добровольческой армий, Петлюры, Скоропадского и Врангеля. После совместной победы над Врангелем началась ликвидация «махновщины». 26 ноября 1920 г. приказом Фрунзе Махно и его отряды объявлялись врагами Советской Республики. Командиры Крымской группы махновцев были приглашены на совещание в штаб Фрунзе, где были арестованы и расстреляны. Против махновцев была развернута мощная пропагандистская кампания, в которой использовались провокационные средства вроде мифа о тайном союзе Махно с белогвардейскими генералами.

В декабре 1920 г. председатель СНК Украины Раковский, секретарь ЦК КПУ Молотов и командующий вооруженными силами Украины Фрунзе утвердили «Краткую инструкцию по борьбе с бандитизмом на Украине». Согласно этой инструкции устанавливалась система заложников, которые расстреливались в случае невыдачи селами «бандитов» и имеющегося у населения оружия или воинского снаряжения, недонесения о появлении «бандитов» или неизвестных лиц, порчи мостов, железнодорожных путей и средств связи на территориях, прилегающих к населенному пункту. На местное население через систему заложников возлагалась также ответственность за какое бы то ни было волнение или выступление против советской власти. По инструкции на села в районах восстания устанавливались «плановые» показатели по сдаче оружия. При невыполнении «плана по сдаче оружия» разрешалось сдавать за несданную винтовку, например, свинью или корову. В случае обнаружения несданного оружия виновные расстреливались.

Основными задачами органов ВЧК в районах борьбы с повстанцами было выявление руководителей банд, мест их пребывания, определение численности банд, их вооружения, расположения штабов, отношение населения к бандитам и наличие оружия у населения. Для решения этих и других задач органы ВЧК создавали широкую агентурную сеть среди населения, а также вербовали осведомителей среди работников советских органов — волисполкомов и волревкомов для выявления проникших в них бандитских элементов и их ликвидации. После окончания крымской кампании власти развернули на Украине активную борьбу с отрядами Махно под лозунгом борьбы с бандитизмом и «ликвидации партизанщины». Крупные военные соединения были брошены против восставших. Отряды Махно с боями ушли из окружения в районе Гуляй-поля и несколько месяцев перемещались по Украине, уходя от преследования. После столкновений с превосходящими силами Красной Армии остатки отрядов Махно были прижаты к румынской границе, и 28 августа 1921 г. Махно с отрядом из 78 человек перешел границу. С 1921 по 1925 г. Нестор Иванович Махно находился в Румынии, Польше и Германии. С апреля 1925 г. жил во Франции, в пригороде Парижа. В последние годы жизни Махно бедствовал, работал разнорабочим (маляром), публиковал отдельные очерки в анархическом журнале «Дело труда», готовил мемуары. Его здоровье было подорвано множеством ранений, в том числе тяжелых, полученных в боях. Умер Махно 6 июля 1934 г. в больнице от костного туберкулеза в возрасте 45 лет. Урна с его прахом была замурована в стене колумбария кладбища Пер-Лашез, в ячейке под номером 6685.

Одновременно с Нестором Махно и после его поражения на Украине действовали десятки других, более мелких отрядов под руководством местных вождей и атаманов, которые боролись под лозунгами: «Земля — крестьянам», «Свободная торговля», «Свободно избираемые Советы без коммунистов, москалей и жидов». Среди войн, которые большевики вели против крестьянства, особое место занимает расказачивание, т. е. ликвидация казачества Дона и Кубани как социальной группы, искоренение вековых устоев казачества, физическое уничтожение его наиболее трудолюбивой и свободолюбивой части. Коммунистический режим предпринял ряд карательных мер, чтобы уничтожить и выслать все население с территории, именовавшейся на лексиконе большевистских вождей «советской Вандеей». Эта операция не была ответной мерой, предпринятой в разгаре сражений; она была спланирована заранее, стала предметом многочисленных распоряжений, отданных на самом высоком государственном уровне многими ответственными лицами в большевистском руководстве (Свердлов, Ленин, Орджоникидзе, Сырцов, Сокольников (Бриллиант), Рейнгольд).

Расказачивание, неудавшееся с первой попытки весной 1919 г. из-за отступления большевиков, возобновилось с новой силой в 1920 г., когда большевики вернулись на казачьи земли. Как признавал в июне 1919 г. председатель Донского ревкома Исаак Рейнгольд, на которого была возложена задача «навести большевистский порядок» на казачьих землях, «у нас была тенденция проводить массовое уничтожение казачества без малейшего исключения». С середины февраля до середины марта большевистские отряды уничтожили более восьми тысяч казаков. В каждой казачьей станице революционным трибуналам требовались минуты, чтобы просмотреть списки подозреваемых; всех их, как правило, приговаривали к «высшей мере» за «контрреволюционное поведение». Перед лицом такого разгула репрессий казакам ничего не оставалось, как поднять восстание, которое и началось в Ве-шенском округе И марта 1919 г. Восставшие объявили мобилизацию всех мужчин от шестнадцати до пятидесяти пяти лет. Они разослали во все округа Войска Донского и в соседнюю Воронежскую губернию телеграммы с призывом к населению подниматься против большевиков. «Мы, казаки, не против Советов. Мы за свободно избранные Советы. Мы против коммунистов, коммун и жидов. Мы против разверстки, грабежа и безобразий, причиненных болыиевицкими охранками».

К началу апреля 1919 г. восставшие казаки представляли собою армию в тридцать тысяч опытных и хорошо вооруженных бойцов. Действуя в тылу Красной Армии, сражавшейся южнее с Деникиным и кубанскими казаками, донские казаки, как и восставшие украинские крестьяне, обеспечили стремительное продвижение армии белых в мае — июне 1919 г. В начале июня восставшие казаки соединились с основными частями белой армии и кубанскими казаками. Вся «казачья Вандея» была освобождена от позорной власти «москалей, жидов и большевиков». Однако военное счастье переменчиво, и большевики вернулись на Дон в феврале 1920 г. Вторая оккупация казачьих земель оказалась гораздо разрушительней и смертоносней первой. На область Войска Донского была наложена контрибуция в 36 миллионов пудов зерна — количество, явно превосходящее возможности края; у сельского населения отбирались не только скудные запасы продовольствия, но и все имущество, «включая обувь, одежду, подушки и самовары», как уточняется в одном из донесений ЧК. В ответ на эти грабежи и притеснения все мужчины, способные носить оружие, присоединялись к партизанским отрядам зеленых. К июлю 1920 г. в таких отрядах на Кубани и Дону было по меньшей мере 35 тыс. человек. Занятие Крыма большевиками стало причиной самых массовых убийств за все время Гражданской войны: десятки тысяч гражданских лиц были уничтожены большевиками в ноябре—декабре 1920 г.

Оказавшись в лагере побежденных, казаки в очередной раз подверглись «красному террору». В октябре 1920 г. особоуполномоченный по Северному Кавказу чекист Карл Ландер, проинструктированный перед поездкой в регион лично Лениным, пообещал с «неумолимой жестокостью» подавить все выступления «бело-зеленых банд». Его приказом на Северном Кавказе был введен порядок, согласно которому станицы и селения, укрывавшие «белых и зеленых», подлежали уничтожению, а взрослое население — поголовному расстрелу. Для «наведения порядка» Ландер организовал на местах специальные трибуналы (тройки) по расказачиванию. За один только октябрь 1920 г. эти тройки приговорили к смерти с немедленным исполнением приговора более шести тысяч человек. Трибуналы рассматривали в день до 50 дел, смертные приговоры выносились старикам, женщинам и детям. В сохранившихся расстрельных списках казаков в графе «за что расстрелян» указывались, в числе других, следующие причины: за критику советской власти; за несочувствие большевикам; как отец офицера; офицер, отставной генерал, хуторской атаман, сельский священник, учитель, адвокат, ювелир, брат служит в Донской Армии; за сочувствие кадетам; и даже зато, что казачка отвергла любовь комиссара (51).

Дома расстрелянных подвергались разграблению и сжигались. Семьи, а иногда и просто соседи зеленых и казаков, еще не попавших в руки властей и боровшихся с оружием в руках против большевиков, повсеместно арестовывались, объявлялись заложниками и попадали в концентрационные лагеря, представлявшие собой, по сути, лагеря смерти. Вот красноречивое свидетельство Мартына Лациса, в то время председателя Украинской ЧК: «Заложники — женщины, дети, старики — изолированы в лагере недалеко от Майкопа, выживают в страшных условиях при холоде, октябрьской грязи <...>. Дохнут, как мухи <...>. Женщины готовы на все ради спасения, и стрелки, охраняющие лагерь, этим воспользуются».

Наиболее быстрым и распространенным методом расказачивания было разрушение казачьих станиц и депортация их обитателей. В архиве Орджоникидзе, крупного большевистского руководителя, направленного в те дни на Северный Кавказ, сохранились документы, относящиеся к одной такой операции, проводимой в октябре — ноябре 1920 г. 23 октября Орджоникидзе приказал: «1. станицу Калиновскую сжечь. 2. станицы Ермоловская, Романовская, Самашинская и Михайловская отдать беднейшему безземельному населению и в первую очередь —- всегда бывшим преданным соввласти нагорным чеченцам, для чего: 3. все мужское население вышеназванных станиц от 18 до 50 лет погрузить в эшелоны и под конвоем отправить на Север для тяжелых принудительных работ; 4. стариков, женщин и детей выселить из станиц, разрешив им переселиться на хутора или станицы на Север; 5. лошадей, коров, овец и проч. скот, а также пригодное имущество передать Кавтрудармии...» Три недели спустя в донесении, адресованном Орджоникидзе, так описывался ход операции: «Калиновская: <...> полностью выселена. Ермоловская — от жителей очищена (32:18). Романовская — выселено 1600; остается к выселению 1661 чел. Самашинская — выселено 1018 чел.; остается к выселению 1900 чел. Михайловская — выселено 600 чел.; остается к выселению 2200 чел. Кроме того, в Грозный вывезено 154 вагона продовольствия. Из трех станиц, где выселение еще не закончилось целиком, выселены в первую очередь семьи злостных бело-зеленых и принимавших участие в последнем восстании. Не выселенные еще составляют часть населения, сочувственно относящихся к Советской власти: семьи красноармейцев, советских служащих и коммунистов. Медленное выселение объясняется плохой подачей вагонов, которых подается в количестве одного эшелона в сутки. К настоящему времени для выселения людей требуется еще 306 вагонов». Осенью 1920 г. около 9 тыс. семей (или примерно 45 тысяч человек) терских казаков были выселены из ряда станиц и депортированы в архангельскую губернию. Самовольное возвращение выселенных казаков пресекалось. Освободившаяся земля была передана нагорным ингушам и чеченцам, поддерживающим большевиков (52).

Война шла не только против крестьян, но и против «гегемона» — рабочего класса. Расстрелы голодных маршей, митингов и манифестаций были в Петрограде, Колпине, Березовском Заводе под Екатеринбургом, Ярославле, Нижним Тагиле, Белорецке, Златоусте, Екатеринбурге, Ижевске, Ярославле и других городах. Войскам Красной Армии и отрядам чекистов хватило нескольких дней для подавления этих восстаний, и только в Ярославле восставшие смогли продержаться две недели. После падения города Дзержинский направил туда специальную следственную комиссию, которая за пять дней, с 24 по 28 июля, расстреляла 428 человек.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Создание Рабоче-крестьянской Красной армии

Из книги История государственного управления в России автора Щепетев Василий Иванович

Создание Рабоче-крестьянской Красной армии Первоначально для подавления сопротивления своих противников Советское государство обходилось силами рабочей Красной гвардии, которой оказывали помощь отряды революционных солдат и матросов. Однако вскоре стало ясно, что


46. Рабоче-крестьянская власть

Из книги Белогвардейщина автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

46. Рабоче-крестьянская власть То, что коммунистическая власть опиралась на "союз рабочих и крестьян", чистейшая" чепуха. Опиралась она на них за линией фронта, у белых, умело возбуждая недовольство и поддерживая борьбу с властями в любых формах. А у себя «дома» как она


РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКИЙ КРАСНЫЙ ФЛОТ (РККФ), 1917–1922 гг.

Из книги Гражданская война в России 1917-1922. Красная Армия автора Дерябин Александр И

РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКИЙ КРАСНЫЙ ФЛОТ (РККФ), 1917–1922 гг. С первых же дней февральского переворота 1917 г. моряки проявляли наибольшую преданность новой власти и весьма активно поддерживали левых эсеров и большевиков. Именно на совести революционных «братишек» —


РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ (РККА), 1918–1920 гг.

Из книги Гражданская война в России 1917-1922. Красная Армия автора Дерябин Александр И

РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ (РККА), 1918–1920 гг. Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) была образована на основе декрета Совета Народных Комиссаров (СНК) от 15(28) января 1918 г. Она создавалась на основе отрядов Красной Гвардии и поддерживавших большевиков солдат


РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ, 1920–1922 гг.

Из книги Гражданская война в России 1917-1922. Красная Армия автора Дерябин Александр И

РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ, 1920–1922 гг. По штатам, утвержденным РВСР 13 ноября 1918 г., в стрелковую дивизию входил инженерный батальон (2 саперные, 1 дорожно-мостовая и 1 прожекторная роты и инженерно-парковый взвод — всего 1263 чел.), в стрелковую бригаду — саперная рота


Глава 5 ОТ ВОССТАНИЙ К РЕВОЛЮЦИИ

Из книги Тайны смутных эпох автора Миронов Сергей

Глава 5 ОТ ВОССТАНИЙ К РЕВОЛЮЦИИ Дерзновенны наши речи, Но на смерть обречены Слишком ранние предтечи Слишком медленной весны. Дмитрий


4. Огни восстаний

Из книги Махно и его время: О Великой революции и Гражданской войне 1917-1922 гг. в России и на Украине автора Шубин Александр Владленович

4. Огни восстаний Война с Польшей и другие нужды «военного коммунизма» требовали ресурсов — отсюда новый нажим продразвёрстки, новые реквизиции — новый рост поддержки повстанчества крестьянами.19–25 августа вспыхнуло восстание крестьян Тамбовской губернии. Оно было


Подавление восстаний Рабоче-Крестьянской Армией

Из книги Палачи и казни в истории России и СССР (с илл.) автора Игнатов Владимир Дмитриевич

Подавление восстаний Рабоче-Крестьянской Армией Гражданскую войну в России обычно рассматривают как войну красных и белых. Однако за подвижными фронтами между Красной Армией и разнородными формированиями, входящими в белую армию, на так называемом «внутреннем фронте»


Циклы революций и восстаний в Европе и Азии

Из книги Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500-1850 автора Голдстоун Джек

Циклы революций и восстаний в Европе и Азии При объяснении возвышения Запада некоторые исследователи связывают экономические успехи Запада, по сравнению с Азией с тем, что жизнь в европейских странах была более динамичной. Западные социальные мыслители от Адама Смита и


1918, сентябрь Лев Троцкий – председатель Реввоенсовета. Создание Рабоче-крестьянской Красной армии

Из книги Хронология российской истории. Россия и мир автора Анисимов Евгений Викторович

1918, сентябрь Лев Троцкий – председатель Реввоенсовета. Создание Рабоче-крестьянской Красной армии Важную роль в организации борьбы с белыми и интервентами сыграл нарком по военным и морским делам Л. Д. Троцкий. Возглавив Реввоенсовет, он в крайне сжатые сроки создал


§ 2. Контрреволюция в своей борьбе с Страной советов все внимание переносит на организацию восстаний и налетов из-за рубежа

Из книги История Гражданской войны автора Рабинович С

§ 2. Контрреволюция в своей борьбе с Страной советов все внимание переносит на организацию восстаний и налетов из-за рубежа Из первой полосы войн с капиталистическим миром Страна советов вышла победительницей. Намечая в связи с этим переход к нэпу, партия и советская


Рабоче-марксистской группе «Освобождение»[438]

Из книги Троцкий против Сталина. Эмигрантский архив Л. Д. Троцкого. 1929–1932 автора Фельштинский Юрий Георгиевич

Рабоче-марксистской группе «Освобождение»[438] Дорогие товарищи!Только сегодня я получил возможность написать вам некоторые свои соображения по поводу вашего Манифеста. Чрезвычайно ценно, что вы изложили основные зигзаги сталинско-бухаринской политики в Болгарии,


№ 3. Декларация добровольческих рабоче-крестьянских партизанских отрядов Приморской области.

Из книги Партизанское движение в Приморьи. 1918—1922 гг. автора Ильюхов Николай Кириллович

№ 3. Декларация добровольческих рабоче-крестьянских партизанских отрядов Приморской области. Мы, крестьяне, ставя своей великой целью защиту завоеваний рабоче-крестьянской революции, заявляем: никакого союзного командования признавать не можем, так как правительства