МИФ «ОБЩЕСТВА СЧАСТЬЯ»

МИФ «ОБЩЕСТВА СЧАСТЬЯ»

Наконец, еще один миф, создаваемый на основе предыдущих, — это миф «общества счастья», возникающего под властью национал-социалистов. Я уже цитировал во второй главе речь Гиммлера 13 июля 1941 г. перед эсэсовцами, отправлявшимися на Восточный фронт, процитирую еще раз: «На одной стороне стоит национал-социализм: идеология, основанная на ценностях нашей германской, нордической крови. Стоит мир, каким мы его хотим видеть: прекрасный, упорядоченный, справедливый в социальном отношении мир, который, может быть, еще страдает некоторыми недостатками, но в целом счастливый, прекрасный мир, наполненный культурой, каким как раз и является Германия».[677]

Об этом же писалось в распространяемых на оккупированных советских территориях нацистских пропагандистских брошюрах под названием «Гитлер-освободитель»:

«И германский народ работал под гениальным руководством Адольфа Гитлера, и благодаря общей дружной работе всего народа в Германии теперь никто больше не мерзнет и не голодает. Объединенные усилия всего народа превратили Германию в цветущую, счастливую страну.

Каждый трудился на положенном ему месте, каждый верил словам Адольфа Гитлера, и общий уровень жизни всего народа поднялся так, как этого ни рабочим, ни крестьянам даже и не снилось».[678]

(Далее в ней объяснялось, что «верьте Адольфу Гитлеру и исполняйте распоряжения назначенных им руководителей»[679] и вы тоже заживете хорошо. На самом деле, пожалуй, именно к этой вере все целиком и восходит, ибо не кто иной, как сам Адольф Гитлер и заявил в речи 3 апреля 1937 г.: «Народ в Германии сейчас гораздо счастливее, чем где-либо в мире».[680])

Этому взгляду порой поддаются даже историки — уже многократно цитированный мной О. Ю. Пленков пишет, что «нацистская Германия была гораздо ближе к идеалу общества процветания, чем США, не говоря уже о других странах»,[681] «в Германии позитивная и негативная функции режима строго разделялись: позитивное — немцам, а негативное — не немцам и расово «неполноценным» немцам, а также политическим противникам, которых, впрочем, было удивительно мало».[682]

Замечание о том, что «политических противников режима было удивительно мало», удивляет тем, что уже на следующей странице (!) той же книги находим упоминание о весьма массовых репрессиях против таковых: «За год после прихода к власти Гитлера в «дикие» концлагеря СС попало около 100 тыс. человек, преимущественно функционеров СДПГ и КПГ».[683] В другом месте он уточняет, что именно «КПГ более всего пострадала от нацистов — из 300 тыс. ее членов, по сведениям СЕПГ, более 150 тыс. продолжительное время находились под арестом. По более реальным данным, до 1934 г. властями было арестовано 60 тыс. коммунистов, а в 1935 г. в заключении находилось 15 тыс. коммунистов. За первые два года нацистской диктатуры было убито около 2000 коммунистов».[684]

Из других исторических исследований известно, что аресты коммунистов и социал-демократов продолжались и в последующие годы: «В 1936 г. было арестовано 11 687 коммунистов и 1374 социал-демократа, в 1937 г. — 8068 коммунистов и 733 социал-демократа. Многие из них были убиты».[685]

Новый всплеск массового террора произошел в последний год существования Рейха (словно зеркально отобразив первый год власти нацистов). После подавления «заговора 20 июля» с неудавшимся покушением на фюрера: «Около 7 тыс. человек были арестованы, 700 из них — казнены. Наиболее видных заговорщиков вешали на крючья для скота в берлинской тюрьме Плетцензее. Среди них было 20 генералов вермахта. 49 членов фашистского генералитета, в том числе четыре фельдмаршала, опасаясь расправы, покончили с собой».[686] «Казнь «деятелей 20 июля» стала отправной точкой для массовых расправ. За несколько недель по приговору фашистских трибуналов было казнено 45 тыс. человек. Десятки тысяч антифашистов были убиты без суда и следствия. Шеф гестапо Генрих Мюллер заявил, что гитлеровцы «не повторят ошибки 1918 года», все противники фашизма внутри страны будут уничтожены до окончания войны».[687] «Осенью 1944 г. гитлеровские палачи схватили и замучили Зефкова, Якоба, Бестлейна и свыше тысячи других руководителей и активистов Коммунистической партии Германии».[688]

Десятки тысяч брошенных в тюрьмы и концлагеря и убитых противников режима — это разве «удивительно мало»?

А репрессии против верующих? Вспомним наиболее страшные цифры из тех, что я уже приводил ранее в третьей главе: в годы войны «в концлагерь Дахау было заключено 2720 священников».[689] «Всего за годы войны было рассмотрено около 9 тыс. дел по обвинению католиков в антигосударственной деятельности и после приговоров казнено и замучено около 4 тыс. человек».[690] И это только за годы войны!

Но как раз здесь миф «общества счастья», создаваемого в национал-социалистическом государстве, и был востребован — для оправдания этих репрессий. Необходимо бросить в лагеря десятки тысяч коммунистов и социал-демократов — ведь они мешают его созданию. Не может быть сочувствия и к священникам и монахам — и тоже по этой же причине: «10 января 1939 г. Гитлер на заседании рейхстага заявил, что не может быть жалости и сострадания к преследуемым служителям Церкви, так как они отражают интересы врагов германского государства».[691] Наконец, Гиммлер не случайно говорит о нем перед группой СС «Норд», сформированной для военных и карательных действий на территории СССР из эсэсовских частей «Мертвой головы», занимавшихся охраной концлагерей, — надо уничтожать и обращать в рабов «восточных недочеловеков», ведь они тоже угрожают национал-социалистическому «обществу счастья»…

Этот последний в очередности нашего рассмотрения нацистский миф отнюдь не был последним — часто он был первым в категории доводов, более важным, чем расовый или какой другой, он извлекался из колоды как самый козырной туз.

В «Семнадцати мгновениях весны» (который смотрели в нашей стране, по-моему, все) есть интересный момент, когда речь заходит об этом во время допроса пастора Шлага (одного из тех самых преследуемых христиан — арестованного и находящегося в тюрьме гестапо — хотя в фильме его конфессиональная принадлежность неясна, называют его все время «пастором», пастор — это протестантский священник, но в 4-й серии фильма в кадре показана обложка следственного дела с надписью: «Дело на Шлага Фрица, католического священника», то есть это такой собирательный образ) штандартенфюрером Штирлицем, который говорит:

«Мы пришли к власти в 1933 году. Чего же вы хотите от нас? За одиннадцать лет мы ликвидировали безработицу, за одиннадцать лет мы накормили всех немцев, да — насилуя инакомыслящих!»

«Мы знаем, чего хочет народ.

— Народ. Из кого состоит народ?

— Из людей.

— Как же вы знаете, чего хочет народ, не зная, чего хочет каждый человек? Вернее, зная заранее, чего он хочет, диктуя ему, предписывая? Это уже химера.

— Вы не правы. Народ хочет хорошей пищи…

— И войны за нее?

— Подождите. Хорошей пищи, хорошего дома, автомобиля, радости в семье и — войны за это свое счастье! Да, войны!»

Здесь как-то обойден момент — а на самом ли деле нацисты дали людям хотя бы это самое «простое счастье» — «хорошую пищу, хороший дом, автомобиль, радость в семье»? По советским фильмам и книгам (по которым мы в основном и судим о нацизме до сих пор), которые показывали — в противоположность голодающему Советскому Союзу — уютные немецкие улицы и кабачки с бюргерами, — складывается впечатление, что да.

А на самом деле? Начнем разбор популярных мифов о нацизме (перекочевавших прямо из его агиток в популярную литературу) с начала.

«Ликвидировали безработицу». Действительно, ликвидировали. Введя обязательную трудовую повинность с отправкой в трудовые лагеря.

Началось все уже в 1933 г. — с отправкой многих тысяч людей на стройки автобанов (широких автомобильных дорог). Строили без техники, лопатами (первую лопату перед объективами кинокамер бросил 23 сентября 1933 г. сам Гитлер); «несмотря на тяжесть работы, оплата труда была низкой, жить приходилось в бараках далеко от больших городов, вдали от родных. Очень высок был и производственный травматизм; на каждые шесть километров дороги приходилась одна смерть от несчастного случая. Поэтому на строительстве автобанов всегда наблюдалась нехватка рабочей силы»[692] — не очень-то, как видим, немцы туда стремились. До начала Второй мировой войны было построено 3000 километров автобанов[693] — это значит, на их строительстве погибло около 500 человек, при том, что работало на их строительстве от 30 (в первые годы нацистской власти) до 60 тысяч (уже накануне начала Второй мировой).[694]

Интересен тот факт, что хотя нацисты приписывали идею автобанов себе (Фриц Тодт, возглавивший в Третьем рейхе программу по их строительству, так и заявил в 1933 г.: «Нашей национал-социалистической сущности соответствует новая магистраль Адольфа Гитлера, Автобан»[695]), на самом же деле они были разработаны и начали строиться еще в Веймарской республике: «Автострада Кельн — Бонн длиной почти в 20 километров была открыта 6 августа 1932 года. Она стала предшественницей автобанов в Германии. Многое из того, что сегодня отличает скоростные трассы, было воплощено при создании первой автомагистрали в Германии».[696]

Поскольку народ не особенно рвался на устраиваемые нацистами каторжные работы (а строительство автобанов не особенно-то отличалось по уровню жизни, работы и своей травматичности от строительства тогда же в СССР, например, Беломорканала): «26 июня 1935 г. они ввели трудовую повинность для юношей и девушек в возрасте 18–25 лет. Гитлеру принадлежало право по собственному произволу устанавливать как численность молодежи, направляемой в трудовые лагеря, так и срок пребывания там. До начала Второй мировой войны более 2,5 млн. юношей и около 300 тыс. девушек прошли через трудовые лагеря, где они использовались для строительства стратегических автострад и пограничных укреплений».

Особенно интересны данные про принудительную отправку на работу девушек (юноши так или иначе в любом обществе служат в армии, работают на стройках и т. д.), тем более, что их число с каждым годом все росло и росло: «К апрелю 1939 г. в фашистской Германии насчитывалось уже свыше 800 лагерей, где девушки отбывали трудовую повинность».[697]

Но это сухая статистика. Гораздо интереснее живые воспоминания, тем более, что в наши дни они тоже доступны: «В 2000–2003 гг. на Интернет-сайтах музеев Берлина и Кельна, университета Лейпцига, школ и СМИ были помещены тексты воспоминаний участниц Имперской службы труда, призванных в период с апреля 1938 по 1944 год».[698]

«Труд был подчинен задаче воспитания «работниц» и сочетался с обучением ведению домашнего хозяйства, физическими упражнениями и политическими занятиями. Воспитанию девушек служили также строгий распорядок дня, униформа со знаками различия и система ритуалов. С началом Второй мировой войны отбывание шестимесячной трудовой повинности стало обязательным, а в июле 1941 г. нацистское руководство приняло решение о прохождении девушками полугодичной «вспомогательной военной службы» (КХД) сразу после увольнения из РАД. Согласно официальной нацистской статистике, в 1933–1939 гг. через трудовые лагеря прошли 300 тысяч девушек, а по подсчетам зарубежных исследователей, за 12 лет гитлеровского господства в Имперской службе труда побывал 1 млн молодых немок».[699]

Вот характерные детали быта в этих лагерях: «Типичными в воспоминаниях предстают деревянные постройки, спальные помещения с двухъярусными кроватями, соломенными тюфяками вместо матрацев».[700]

Но главное, конечно, это (выделено автором статьи) «труд в крестьянских хозяйствах, исполнявшийся по 8 часов в день за исключением воскресений. Девушки выполняли работу по дому и ухаживали за детьми в многодетных крестьянских семьях: ходили за покупками, стирали, готовили и доставляли в поле обеды, гладили, штопали, проверяли домашние задания старших детей. Они помогали крестьянам сажать картофель, убирать урожай зерновых и корнеплодов, хмеля, винограда, заготавливать сено, «полоть сорняки, чистить навозные ямы, складывать брикеты или наполнять соломенные тюфяки».[701]

В 70-е годы в Советском Союзе многие негодовали, что студентов и ученых посылают «на картошку», т. е. на уборку урожая в колхозы и на его разборку на овощные базы, но представить жизнь там в деревянных бараках, с двухъярусными кроватями и соломенными тюфяками (как в тюрьме), да чтобы девушки (все в одинаковой форме) чистили навозные ямы — а после всего этого еще и обязательная «политграмота» (Геббельс в 1941 г. пишет: «Выступил перед представительницами отделов прессы и пропаганды женской трудовой повинности»,[702] а они уже потом несли идеологию рядовым работницам) — я думаю, такое не возникло бы у них (да и у нас сейчас) даже в самых ужасных кошмарах… Да и немцы от пребывания в нацистских трудовых лагерях были не в восторге: «Никто из них не вступал в РАД добровольцем».[703] И эта «трудовая терапия» продолжалась не год, не два, а все время существования нацистского режима, и чем дальше, тем более всеобъемлющей и властной становилась система принудительного труда.

В 1938 г. около полумиллиона молодых немцев и немок были мобилизованы через РАД для строительства укреплений на западной границе Германии («линия Зигфрида»). Как пафосно выразился в речи на партийном съезде в сентябре того же года Геринг: «когда речь шла о том, чтобы обеспечить безопасность Германии, когда было необходимо воздвигнуть на западе непереходимые барьеры, то я тогда уже не колебался и ввел обязательную рабочую повинность, и германские рабочие откликнулись на мой призыв с большой охотой и даже радостно. Сотни тысяч немецких рабочих были сняты с заводов. Почему? Потому что так было нужно для государственных интересов».[704]

В своей речи он с благородным возмущением обрушился на зарубежных клеветников: «Я пользуюсь этой возможностью, чтобы опровергнуть еще одну ложь, которая распространяется за границей по нашему адресу, будто бы в Германии введены принудительные работы. Эти господа смешивают понятие принуждения с понятием долга. То, что для них является принуждением, нам представляется долгом. Они, однако, забывают, что германский рабочий теперь освоился с категорическим императивом долга и что он теперь готов также исполнить его до конца. И высший долг каждого немца — это обеспечить безопасность Германии».[705]

Однако же немцы не стремились выполнить свой долг перед нацистами на тяжелых и принудительных работах, поэтому пришлось вводить карательные меры. 7 сентября 1939 г. Уильям Ширер отметил в своем дневнике: «Новый сегодняшний декрет устанавливает смертную казнь любому, кто «угрожает военной мощи германского народа».[706] Той самой, защиту которой Геринг назвал «долгом», который каждый немец должен (причем добровольно) «исполнить до конца». Наследующий день Ширер записывает: «Первый, кого казнили по вышедшему вчера закону, — Гиммлер времени даром не теряет, — некто по имени Иоганн Хайнен из Дассау. Как объявлено, его расстреляли «за то, что он отказался участвовать в оборонительных работах».[707] В строительстве тех самых укреплений…

Впрочем, и отправка «на картошку» в знакомом нам виде в Третьем рейхе тоже имела место — летом 1939 г., например, на поля «для сборки урожая были привлечены солдаты вермахта, организации «Трудового фронта» [т. е. профсоюзы], студенты, для которых была введена 4-недельная трудовая повинность, учащиеся школ, а также большое число городских рабочих».[708]

Между тем, и все прочие страны Запада, пострадавшие, как и Германия, от мирового экономического кризиса 1929 г., тоже из него достаточно быстро вышли — и без какого-либо вмешательства национал-социалистов. Просто резко «просевшая» от удара кризиса экономика начала постепенно восстанавливаться.

«Накормили всех немцев». На самом деле дела в Рейхе с продовольствием обстояли далеко не так парадно. Вот 1938 г. — последний мирный год, в марте совершен аншлюс Остмарки (Австрии), появилась возможность использовать ее промышленность и сельское хозяйство (и ее золотой запас тоже вывезли в Берлин) — в сентябре на съезде НСДАП выступает Геринг (генеральный уполномоченный по четырехлетнему плану развития Рейха) с докладом о состоянии экономики и сообщает о достигнутых значительных достижениях в области обеспечения продовольствием:

«Во-первых: с 1 октября этого года отменяется примешивание кукурузной муки при выпечке белого хлеба, и вы будете есть чисто белый хлеб, как прежде. Я сделал это, в особенности, чтобы угодить нашим лакомкам из Остмарки.

Во-вторых: будет разрешена продажа свежего хлеба.

В-третьих: высокий процент отрубей в ржаном хлебе понижается, и вы будете опять есть наш старый ржаной хлеб».[709]

Вот такие грандиозные достижения — спустя почти шесть лет пребывания нацистов у власти немцы наконец-то смогут купить настоящий свежий хлеб… Да и то, эта поблажка сделана в общем-то из-за австрийцев, которые не привыкли к тяготам жизни в Рейхе.

Он же признает (но призывает забыть о них на фоне прочих грандиозных успехов) факт постоянной нехватки в рационе немцев прочих продуктов — масла и мяса:

«Какими ничтожными кажутся, если сопоставить со всем изложенным, маленькие неудобства, возникающие то здесь, то там. Иной возвращается домой и говорит: «Я получил сегодня вместо полфунта масла всего только четверть!» Может также случиться, что вместо свинины вы получите у вашего мясника говядины, или же наоборот. Другой как раз хочет свинины тогда, когда в лавке имеется говядина, а его сосед хочет как раз говядины. Но ведь все это, в конце концов, пустяки!»[710]

А вот немного сухой статистики для сравнения уровня жизни в Веймарской республике в 1927 г. (как раз накануне кризиса 1929 г.) и вполне уже окрепшего после кризиса Рейха 1937 г.: «между 1927 и 1937 г. в рабочих семьях Германии увеличилось потребление ржаного хлеба на 20 %, а потребление мяса за тот же промежуток времени снизилось на 18 %, жиров — на 37 %, белого хлеба — на 44 %»,[711] «еще в 1938 г. потребление мяса было ниже, чем в 1929 г., но утроилось потребление мармелада. Если западные соседи ели больше мяса, белого хлеба, сахара и яиц, то в Германии на стол шли преимущественно капуста, ржаной хлеб, маргарин, картофель и фруктовый мармелад-эрзац».[712] Мармелад-эрзац, ржаной хлеб, как признавал Геринг, — тоже по сути своей эрзац («высокий процент отрубей» и вдобавок несвежий), масла и мяса, он признает, тоже не хватает… Вот плоды достижений к последнему мирному году, за почти пять лет нацистского строительства.

Кстати, в речи Геринга может кого-то удивило выражение «получил» вместо «купил»? А оно употреблено не случайно — немцы в то время ввиду нехватки продуктов снабжались ими по карточной системе (как и в СССР в голодные годы и во время войны). Об этом, конечно, в фильмах о советских разведчиках, посиживающих между делом в уютных и полных всего что душе угодно немецких кафе, не говорится…

А живший в Германии Уильям Ширер пишет в 1937 г., что «прошедшей зимой мы видели длинные очереди угрюмых людей перед продуктовыми магазинами, правда, что не хватает мяса, масла, фруктов и жиров».[713] Об этом же пишут и современные немецкие историки: «проблемы продовольственного снабжения осенью 1936 г. второстепенными никак нельзя было назвать: плохие урожаи, неудачная политика регулирования рынка со стороны Имперского продовольственного сословия, рост цен на мировом рынке при скудных запасах валюты чуть не заставили ввести «жировые карточки».[714] (Их, кстати, чуть позже все-таки ввели: «С 1 января 1937 г. были введены карточки на масло, маргарин, сало».[715] О нормах, правда, мне неизвестно, но по мясу, например, позже будет приведено признание Геббельса, что оно было меньше ощутимо 400 г. в неделю.)

А ведь продукты исчезли осенью 1936 г. не случайно. Вспомним, что Рудольф Гесс, заместитель фюрера по партии (это официальный пост) и его ближайший друг (именно он записывал за Гитлером «Mein Kampf» в тюрьме Ландсберг), официально объявил в своей речи И октября 1936 г. (13 октября она была опубликована на первой странице партийной газеты «Фелькишер беобахтер»), что мяса, масла и яиц немцам в будущем не видать: «Мы готовы и в будущем, если понадобится, есть поменьше жиров, очень мало свинины, по несколько яиц, потому что знаем, что эта маленькая жертва будет жертвой на алтарь свободы нашего народа. Мы знаем, что валюта, которую мы таким образом сэкономим, пойдет на вооружение».[716] Историки отмечают, что проблемы с продовольствием были запрограммированы всей продовольственной политикой нацистов начиная с 1933 г.: «Придя к власти, нацисты сразу же резко сократили закупки за границей продовольствия, товаров широкого потребления и сырья, необходимого для их изготовления. Вся валюта использовалась для закупки стратегического сырья. Так, сумма, выделяемая для закупки за границей сливочного масла, за один год была сокращена с 106 млн марок до 70 млн марок. Если в кризисном 1932 г. Германия все же закупила 4,4 млн т продовольствия, то в 1934 г. эта цифра сократилась уже до 3,2 млн т(а в 1935 г. — до 2,9 млн т. За период 1933–1939 гг. гитлеровцы сократили импорт пшеницы и яиц на одну треть, сала — в три раза. Почти целиком была прекращена закупка за границей кормов, в связи с чем в Германии резко сократилось поголовье скота»[717] и тем самым производство мяса, молока и масла…

Геринг в сентябре 1938 г. сообщил как о грандиозном достижении об отмене карточек на хлеб и некоторые другие товары, но менее чем через год они опять появились. В пятницу 25 августа 1939 г. Ширер записал: «национальное агентство проинформировало, что с понедельника вводится карточная система. Будут карточки на продовольствие, мыло, обувь, текстиль и уголь».[718] И подробнее уже в воскресенье, 27 августа: «Сегодня установлены нормы на продукты питания, и я слышал, что многие немцы жалуются, что они очень невелики. Например: мяса — 700 г. в неделю, сахара — 280 г, джема — 110 г, кофе или его заменителей — одна восьмая фунта [56 г] в неделю». «Новости о нормировании продуктов оказались для людей тяжелым ударом».[719] Эти нормы, кстати, подтверждает бывший статс-секретарь Рейха по продовольствию Ганс-Иоахим Рике, указывающий, что в период с 28 августа по 24 сентября 1939 г. недельные нормы по карточкам составляли 700 г. мяса, 280 г. сахара, 175 г. мармелада (в переводе книги Ширера он назван джемом), 340 г. жиров, 150 г. крупы, хлеб без карточек.[720]

А буквально накануне и в первый месяц войны было официально оформлено карточное нормирование по всем видам товаров. 23 сентября 1939 г. Ширер записал о новом постановлении нацистов: «С послезавтрашнего дня вводятся новые продовольственные карточки. Теперь немецкие граждане будут получать еженедельно: фунт [450 г] мяса, пять фунтов [2250 г] хлеба, три четверти [340 г] фунта жиров, три четверти фунта [340 г] сахара и фунт [450 г] кофейного суррогата, приготовленного из ячменя»,[721] а кроме того, как добавляют современные историки, в неделю полагалось по карточкам «масла — четверть фунта [110 г]; добавьте сюда еще 100 грамм маргарина, 62,5 г. сыра и одно яйцо».[722] Ради любопытства, читатели, — возьмите и пересчитайте эти карточные нормы на свое потребление продуктов в неделю. «Сами немцы считали, что масла по карточкам выдавали маловато, был даже анекдот: один немец спрашивает другого, видел ли тот, что в новой редакции энциклопедии Майера значится под словом «масло», и сам же отвечает — это то, что намазывали на хлеб во времена «системы» (Systemzeit — только так на нацистском жаргоне именовался период Веймарской республики)».[723] (То, что немцы жаловались на нехватку масла при нацистах, подтверждает и в процитированной выше публичной речи 1938 г. Геринг — так что это не «выдумки врагов нацизма».)

Как видим, простые немцы ностальгировали по достатку продовольствия, который был до нацистов, в поносимой официальной пропагандой Веймарской республике…

Впрочем, на праздничные нормы немцы могли и пошиковать. Например, к Рождеству, т. е. в декабре 1939 г., пишет Ширер: «Правительство немного увеличило нормы к празднику. Каждый получит в Рождественскую неделю дополнительно четверть фунта масла и сто граммов мяса, а также четыре яйца вместо одного».[724] Или — Пасха, у немцев она в марте, итак — март 1940 г.: «В последние дни длинные очереди у кондитерских магазинов. До чего же терпеливы немцы, что готовы стоять четыре часа под дождем за крошечной порцией праздничных сладостей! На прошлой неделе вместо одного яйца по норме давали три, на этой неделе еще на одно яйцо больше».[725]

Захватив весной — летом 1940 г. ряд стран Западной Европы (с традиционно развитым сельским хозяйством), нацисты сразу же подвергли их беспощадному ограблению. Так, одна лишь только «Дания в первый год оккупации была вынуждена поставить наряду с другими продуктами 83 тыс. т масла, около 257 тыс. т говядины и свинины, почти 60 тыс. т яиц и 73 тыс. т. сельдей».[726] Благодаря этому в Рейхе ненадолго улучшилась ситуация с продуктами. «Почти сразу после оккупации Дании и Голландии продовольственное снабжение улучшилось: с 1 июля дополнительно к обычным нормам по карточкам стали выдавать 1/4 фунта [110 грамм] масла на человека»[727] в неделю, также увеличились нормы выдачи мяса, яиц, рыбы… Ширер в конце июля 1940 г. отметил, что «в данный момент немцы определенно получают пользу от того количества овощей, яиц и бекона, которое поставляют им голландцы и датчане»,[728] т. е. попросту нормально питаются.

Но награбленное продовольствие закончилось буквально за считаные месяцы, и вот в Германии «вновь стали раздаваться жалобы на плохое питание и плохое снабжение, на высокие цены и плохое качество продукции — жизнь брала свое… В ноябре 1940 г. вместо 175,63 г. масла выдали 137,4 г, а в качестве компенсации с 46,88 до 51,47 г. увеличили норму выдачи маргарина. Птица, дичь, рыба, овощи и фрукты практически исчезли с рынков, выдачи мяса по карточкам производились порой с недельным запозданием. Весь урожай яблок 1940 г. был конфискован, поэтому свежих фруктов немцы не увидели»,[729] а кроме того «сократилась норма пайка хлеба и снизилось его качество». «Дефицит продовольствия сопровождался ростом цен, а все это «вызвало раздражение у населения, в частности среди рабочих».[730] (Последняя цитата в кавычках, кстати, из официального донесения СД за ноябрь 1940 г. о настроениях в обществе.[731]) У Ширера об этом же запись 24 сентября 1940 г.: «Остро ощущается нехватка фруктов. Жестокие холода прошлой зимой привели к неурожаю немецких фруктовых садов. Прошедшей зимой мы не видели ни апельсинов, ни бананов и вряд ли увидим в эту зиму. Оккупация Дании и Голландии помогла на какое-то время пополнить запасы овощей и молочных продуктов, но неспособность Германии обеспечить эти страны кормом для скота в скором времени превратит их в обузу в проблеме обеспечения продовольствием».[732] Дело в том, отметил он еще в апреле 1940 г., сразу после оккупации Дании: «Три миллиона датских коров, три миллиона свиней и двадцать пять миллионов кур-несушек живут на импортных кормах, главным образом из Северной и Южной Америки и из Маньчжоу-Го. Теперь эти поставки прерваны. Дании придется отправить на убой большую часть поголовья скота, одного из главных источников своего существования».[733] Мясо этого забитого скота немцы съели в конце лета — начале осени 1940 г., и вот вновь пришел призрак недоедания…

Но, может быть, так голодала вся Европа? Ничего похожего. Иногда Ширеру удавалось как иностранцу выбраться за пределы Рейха, и там люди питались нормально. Швейцария, октябрь 1939 г.: «Сегодня в Базеле мы с Демари бесстыдно набили свои желудки едой. Заказали громадную порцию масла, чтобы просто посмотреть на него, русскую икру, огромный бифштекс, сыр, десерт, несколько литров вина, потом коньяк и кофе — настоящее пиршество! И никаких продуктовых карточек не надо».[734] Голландия, январь 1940 г.: «Голландцы все еще ведут правильный образ жизни. Пища, которую они едят, — и по качеству, и по количеству (устрицы, дичь, мясо, овощи, апельсины, бананы, кофе — то, чего никогда не видят воюющие народы) просто фантастическая».[735]

Или вот для сравнения — записки другого проезжего человека о ситуации с продуктами в Риге, тот же январь 1949 г.: «Поражало обилие товаров и продуктов питания», «то, что мы увидели на рынке, рядом с вокзалом, а также в многочисленных магазинах, казалось просто фантастическим», «горы фруктов и овощей, целые туши на крюках в мясных лавках — просто глаза разбегались».[736] А ведь ни голландцы, ни швейцарцы, ни латыши никого не грабили, наоборот — еще и вывозили свои продукты (мясо, молоко, творог и прочее) в другие страны.

В декабре 1940 г. Ширер покинул Германию. Надо сказать, что до сих пор я цитировал в основном его дневниковые записи о ситуации с продуктами в Рейхе, и кто-то возразит — Ширер ведь нацистов не любил, вдруг он необъективно освещал ситуацию? Но вот — уже дневниковые записи Геббельса, одного из самых высокопоставленных и фанатичных нацистов и при этом одного из наиболее осведомленных людей в Рейхе (к нему стекалась вся информация о жизни людей, которая влияла, в том числе, на настроение граждан, на которых работала его пропаганда). Продовольственная ситуация волновала его отнюдь не случайно — в докладе СД за апрель 1941 г. прямо говорилось: «Хотя существует общее понимание того, что определенные, не особенно жизненно важные продукты питания и изделия пищевой промышленности купить можно, лишь отстояв в длинной очереди, но временная нехватка хотя бы одного важного товара в данном районе отрицательно сказывается на доверии к продовольственной политике»[737] нацистов. Поэтому Геббельс так внимательно отслеживает наличие товаров и оперативно «закрывает дыры».

Дневник Геббельса, запись за 23 января 1941 г.: «Трудности с обеспечением мясом». «Вероятно, с мая мы вынуждены будем сократить рацион мясных продуктов и жиров».[738]

И сократили. Запись в его дневнике от 1 мая: «Со 2 июня [нормы выдачи] мяса будут сокращены на 100 г. в неделю».[739] До каких размеров уменьшились нормы, также известно — бывший статс-секретарь Министерства по продовольствию Рике указывает, что в период с 30 июня по 27 июля 1941 г. недельные нормы выдачи составляли 400 г. мяса, а также 2250 г. хлеба, 263 г. жиров, 225 г. сахара и 175 г. мармелада.[740]

Очень интересны последующие записи Геббельса: «Я дал прессе указание, каким образом следует комментировать сокращение нашего мясного рациона. Следует прежде всего указать на то, что мы перед мировой войной в мирное время употребляли значительно меньше мяса».[741] Т. е. потребление мяса в Рейхе даже в мирном 1938 г. (с описания которого я и начал рассказ об экономических достижениях Рейха) было, по официальному признанию нацистов (довод-то планировался для пропаганды в массах), куда меньше, чем даже 400 г. в неделю!

Июнь 1941 г.: «Снабжение Берлина налажено крайне скверно. Нет картофеля, мало овощей».[742] Детом не хватает овощей… Если уж так плохо снабжается даже столица Рейха, то что уж тут говорить о снабжении страны в целом…

Нет, как видим, не искажал ничего Ширер — та же картина складывается и из чтения дневников убежденнейшего (и осведомленнейшего) нациста Геббельса…

Хлеба, по словам Геббельса, пока хватает. Но осталось ненадолго — уже с сентября 1941 г. (на третий год начатой в сентябре 1939 г. войны) все имеющиеся в Рейхе хлебные запасы подойдут к концу. Запись за 1 мая 1941 г.: «Если мы вступим в третий год войны, то лишимся последних хлебных резервов».[743]

И это понимал не только Геббельс — ощущение приближающегося продовольственного краха витало в нацистских верхах. Как пишет один из виднейших современных немецких историков (старший научный советник Военно-исторического научно-исследовательского института во Фрейбурге, в наши дни заведующий отделом «Мировые войны» Военно-исторического института Бундесвера, профессор) Рольф-Дитер Мюллер: «Неожиданно быстрое исчезновение собственных запасов и все возрастающие трудности на оккупированных территориях вынудили прибегнуть уже в 1941 г. к строгим ограничениям». «Немецкое население реагировало с особым непониманием и озлобленностью на сокращение продовольственных пайков, хотя военное положение после дальнейших побед на Балканах именно в этот момент представлялось блестящим. Но ответственные руководители увидели в этом подтверждение прогноза, согласно которому ожидавшийся осенью 1941 г. тяжелый кризис в сфере снабжения «рейха» продуктами питания мог быть предотвращен лишь в результате прорыва к продовольственным источникам СССР. Тот факт, что темы питания и обусловленной войной тупиковой ситуации в этой сфере лежат в основе почти всех сообщений о настроениях населения, свидетельствует о начавшем назревать в его среде кризисе доверия».[744]

И единственный выход — захватить Советский Союз и ограбить его жителей в пользу Рейха, что и было прямо заявлено на упомянутом совещании (посвященном целям в войне с СССР) 2 мая 1941 г: «Войну следует продолжать только в том случае, если на третьем году ее ведения весь вермахт будет снабжаться продовольствием из России».[745] Иначе его (как и прочих немцев) кормить будет просто нечем…

В контексте этой темы и развиваются последующие месяцы. У Геббельса в июньских записях как будто слюнки текут в предвкушении: «Сырьевые ресурсы этой богатой страны теперь мы сможем использовать». «Богатые поля Украины манят».[746]

Запись в дневнике Геббельса датирована 16 июня, а 20-го выступает (уже официально) с закрытой речью Розенберг (рейхсминистр восточных оккупированных территорий), и речь все об этом же: «Обеспечение продовольствием германского народа в течение этих лет несомненно будет главнейшим германским требованием на Востоке, южные области и Северный Кавказ должны будут послужить компенсацией в деле обеспечения продовольствием германского народа. Мы не берем на себя никакого обязательства по поводу того, чтобы кормить русский народ продуктами из этих областей изобилия».[747]

И грабили, грабили беспощадно: «В сентябре [1941 г. ] фашистская пресса сообщила о прибытии первых продовольственных эшелонов в Берлин. Примерно через год Розенберг сообщил о прибытии трехтысячного эшелона с продовольствием из оккупированных советских областей и добавил, что без этих поставок невозможно было бы обеспечить снабжение продуктами питания население Германии».[748] «В войну положение на немецком продовольственном рынке во многом «стабилизировали» за счет ограбления оккупированных стран: в 1941–1943 гг. в Германию было вывезено 25 млн тонн продовольствия, за счет чего на четверть были увеличены гражданские рационы».[749]

Но и награбленных летом и осенью 1941 г. запасов продуктов в Советском Союзе опять хватило ненадолго (как и награбленное летом 1940 г. в Западной Европе закончилось в считаные месяцы) — и весной 1942 г. вновь сокращается выдача продуктов по карточкам! «Распоряжение Гитлера о сокращении с апреля 1942 г. карточных норм Геббельс распорядился держать в строжайшей тайне, но слух об этом каким-то образом просочился в общество и моментально распространился. Истинные масштабы негативного воздействия снижения карточных норм превзошли самые худшие ожидания нацистского руководства, некоторая часть населения была просто подавлена этим известием. СД передавала из Берлина, что перспектива питаться хуже, чем все европейцы, чрезвычайно угнетала людей. Чувство, что досыта теперь уже не поесть, поскольку есть просто нечего, подавляло население (особенно рабочих, занятых на тяжелом производстве, а также домохозяек, которые часами стояли в очередях, не зная, достанется ли им брюква, подмороженная капуста, картофель плохого качества или они уйдут ни с чем)». «Из Рура СД передавала, что из продовольственных магазинов исчезли рыба, яйца, овощи, фасоль, продукты детского питания».[750] (Напомню, что речь идет о сводках, составляемых СД — нацистской службой безопасности, достовернее и официальнее некуда.)

«Немцы, которые пережили Первую мировую войну, весной 1942 г. начали засевать овощами цветочные клумбы и газоны, на верандах и балконах начали выращивать кроликов, разводили кур, гусей, уток».[751] (Представьте себе это в своей квартире. И очень стойкий и специфический запах животных испражнений тоже представьте.)

Впрочем, на некоторые праздники в году выдачи продуктов «неслыханно» увеличивали (ненадолго) — в 1942 г. известно о «дополнительном пайке на Новый год (карточная норма выдачи мяса увеличилась на 50 г. еженедельно, хлебную норму вернули на уровень апреля — 2250 г. еженедельно)»…[752]

Граждане «великого и процветающего Рейха» тогда уже открыто завидовали жителям «прогнивших либеральных» и «расово смешанных» стран Западной Европы. Адъютант Паулюса Вильгельм Адам пишет в своих воспоминаниях о том, что ему рассказал как раз весной 1942 г. его знакомый, живший в гессенском городке Мюнцберг: «У кого близкие на Западе или в Северной Европе, те, как и прежде, довольны. Вы даже представить себе не можете, чего только не шлют им оттуда наши солдаты: продукты, ткани, белье, платья».[753] К этому моменту мы вернемся чуть далее.

Вновь на какое-то время поднявшись после вывоза урожаев зерна и мяса забитого скота из Восточной Европы осенью 1942 г., летом 1943 г. нормы выдачи были снова урезаны. «В июне 1943 г. нормы выдачи мяса населению были сокращены наполовину, картофеля — основного продукта питания — в три раза».[754] Известны (из свидетельства статс-секретаря по продовольствию Рике) и уменьшенные нормы выдачи — 250 г. мяса в неделю (уменьшение произошло с 400 до 250 г, практически в два раза). Также в среднем по карточкам можно было получить 200 г. жиров, 225 г. сахара, 175 г. мармелада, а также 3 кг картофеля (с этого времени и его стали нормировать).[755] Уже «в марте 1944 г. более чем на четверть уменьшилась выдача жиров»[756] (которая и так составляла всего 200 г. в неделю). «Зимой 1944/45 г. ежедневная норма выдачи продовольствия достигла мизерного уровня, а весной 1945 г. регулярное снабжение населения продовольствием вообще прекратилось. 5 апреля 1945 г. местным отделениям нацистской партии была разослана за подписью фашистского «продовольственного эксперта», некоего профессора Шенка, директива о жизни «при простейших условиях», в которой рекомендовались «новейшие питательные средства» — хлеб из рапса, древесная кора, каштаны, кофе из желудей. В директиве содержались также советы о сборе и употреблении в пищу трав, диких растений, ягод, корней, грибов, теплокровных животных, лягушек, улиток и т. д.».[757] Нацистское руководство предложило гражданам великой развитой страны вернуться к образу жизни пещерных людей…

Немецкие продуктовые карточки времен Второй мировой войны

По этой можно было получить в неделю 1740 г. хлеба, 200 г. мяса, 110 г. масла, 50 г. маргарина, 125 г. мармелада, 150 г. сахара, 40 г. эрзацного кофе, 30 г. сыра и 100 г. бакалейных товаров

Это, конечно, уровень худших времен войны, но и в период наибольших побед весной 1941 г. Германия все равно стояла на пороге голода, и нападение на СССР и ограбление его ресурсов лишь на несколько лет отсрочило печальный финал. А так это — закономерный итог всей политики, начатой уже в первые годы после прихода нацистов к власти с сокращением закупок продуктов за рубежом, что вызвало резкий кризис уже в 1936 г.

Кстати, вы не удивились, прочтя чуть выше, что стоящие в западных странах солдаты шлют с посылками домой, в победоносный Рейх, не только продукты, но и одежду? Одежда и обувь в Рейхе тоже были по карточкам, и их тоже вечно не хватало или же выдавалось что-то ненадлежащего качества!

Зимой 1936/1937 гг., как отметил Ширер у стоявших в очередях немцев, «костюмы мужчин и платья женщин сделаны из целлюлозного сырья».[758] Поясню — в наши дни и тогда самая дешевенькая, плохонькая и не греющая одежда изготовляется из вискозы, искусственной ткани, получаемой из древесной целлюлозы. Беда в том, что другого тогда на выбор у немцев и не было — 28 октября 1939 г. Ширер отметил на основе поступающей информации, что, «совсем не имея собственного хлопка и почти не имея шерсти, германский народ вынужден будет до конца войны обходиться той одеждой, которая есть».[759] «А еще газеты извещают, что мы больше не сможем поставить новые подметки на обувь. Нет кожи. Надо подождать, пока не появится новый заменитель».[760] Хлопок в Германии не растет, шерсть и выделанную кожу в основном завозили из-за рубежа, и вот теперь граждане «тысячелетнего Рейха» не могут одеться по-человечески — ведь валюта идет на закупку сырья и технологий для оружия…

И вот уже почти взрывная новость 30 октября 1939 г.: «Сегодня плохие новости для народа. Сейчас, когда наступила дождливая и холодная погода и скоро выпадет снег, правительство объявило, что этой зимой только пять процентов населения имеют право купить новые резиновые галоши и боты. Имеющиеся запасы такой обуви будут выдаваться в первую очередь почтальонам, газетчикам и уборщикам улиц».[761] Ну и, надо полагать, партийные функционеры и эсэсовцы тоже разутыми в слякоть бы не остались.

Поэтому, чтобы избежать волнений в народе (разрушающих образ «общества счастья»), в начале ноября 1939 г. вводятся карточки уже и на одежду и обувь. 12 ноября 1939 г.: «С сегодняшнего дня введены карточки на покупку одежды, и у многих немцев угрюмые лица. Есть отдельные карточки для мужчин, для женщин, для мальчиков и девочек, для грудных младенцев. Кроме грудных детей, каждый получает на этой карточке сто купонов. Носки или чулки стоят пять купонов, но вы можете приобрести только пять пар в год. Пижама стоит тридцать купонов, почти треть карточки, но можно сэкономить пять купонов, если купите вместо нее ночную сорочку. На новое пальто или костюм уйдет шестьдесят купонов. Вечером я подсчитал, что на свою карточку, которая лимитирует покупки по сезонам, я смогу приобрести с 1 декабря по 1 апреля: две пары носков, два носовых платка, один шарф и пару перчаток. С 1 апреля по 1 сентября: одну рубашку, два воротничка и комплект нижнего белья. На остаток года: два галстука и одну майку».[762]

Да уж, изобилие такое, что не разгуляешься. Вдобавок, как отмечают историки, эта «имперская карточка на одежду» (Reichskleiderkarte) «подчас не обеспечивалась самыми элементарными вещами; так, притчей во языцех в военной Германии была обувь, которой катастрофически не хватало, особенно в начале войны».[763]

Вот для подтверждения — запись из дневника Геббельса за апрель — май 1941 г.: «по вопросу обеспечения одеждой имеются серьезные затруднения. Нельзя получить то, что положено, и прежде [всего] никакой обуви»,[764] «катастрофическое положение на рынке обуви. Здесь мы почти ничего не имеем».[765]

А вот что предлагалось немкам взамен (внимание — модницы!). Этой теме посвящена вышедшая не так давно работа адъюнкт-профессора истории в Университете Маркетт (штат Висконсин, США) Ирен Гюнтер:

«Имперское женское управление (Reichsfrauenfhrung), руководимое Гертрудой Шольц-Клинк, открыло новый отдел экономики и домашнего хозяйства, Volkswirtschaft/Hauswirtschaft, целью которого было донести до 30 миллионов женщин Третьего рейха суть экономической и идеологической программы автаркии. Этот отдел занимался просвещением женщин посредством курсов, выставок, издания плакатов и брошюр на такие, например, темы: приготовление пищи из суррогатных продуктов; рукоделие, штопка и починка одежды; изготовление и ремонт обуви с помощью деревянных и соломенных подметок; ведение хозяйства в трудных условиях карточной системы; шитье из новых синтетических тканей; сооружение нового предмета одежды из нескольких старых («Aus zwei mach eins» — расхожая фраза того времени). Особенно популярны были курсы, где женщины учились следовать новым принципам моделирования одежды — что было непросто, поскольку ради экономии бумаги на одной странице помещали до пяти выкроек. Среди брошюр были «Как правильно чинить и штопать», «Как экономно готовить и вести хозяйство». В фильме «Обрезки — тоже ткань» (1937) демонстрировали эффективные методы сбора и переработки старой одежды, а фильм 1941 года «Одеваемся на выход» учил выглядеть модно и элегантно в условиях жесткого дефицита одежды и обуви в военное время.

Большое внимание советам по переделке старой одежды уделяли журналы — от фешенебельного Die Dame до нацистского журнала для женщин NS-Frauenwarte, — газеты и специальные брошюры, издаваемые партийными организациями, в частности серия «На заметку каждому» (Zusatzpunkte f?r Jedermann) (Arbeitsgemeinschaft Deutsche Textilstoffe 1944). Женщин учили, например, как перешить поношенный мужской костюм в женский жакет, как превратить скатерть в хорошенькую юбочку, как связать крючком свитер, как смастерить новенький «ультрамодный» наряд из двух устаревших платьев».[766]

Как видим, по поводу нехватки кожи для подметок Ширер нисколько не соврал — иначе зачем бы официальному нацистскому управлению заниматься обучению людей «ремонту обуви с помощью деревянных и соломенных подметок»?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Бог Счастья

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард


Искатели счастья

Из книги Повседневная жизнь опричников Ивана Грозного автора Курукин Игорь Владимирович

Искатели счастья Трудно представить себе европейца, стремившегося поближе познакомиться с далёкой и варварской северной страной в лихие времена Ивана Грозного. Однако такие желающие находились. Одних влекли торговые дела и надежда получить доступ к сказочным


Отблеск счастья и страстей

Из книги Великие загадки мира искусства [100 историй о шедеврах мирового искусства] автора Коровина Елена Анатольевна

Отблеск счастья и страстей


12.4. Звезда пленительного счастья…

Из книги Большой план апокалипсиса. Земля на пороге Конца Света автора Зуев Ярослав Викторович

12.4. Звезда пленительного счастья… В январе 1821 г. Союз благоденствия приказал долго жить. В среде заговорщиков скопились разногласия по целому ряду вопросов. Одни из них мечтали выбить из-под Романовых трон, а то и табурет, предварительно надев на шею петлю, другим


Сульде «небесного счастья»

Из книги Кипчаки, огузы. Средневековая история тюрков и Великой Степи автора Аджи Мурад

Сульде «небесного счастья» Его знамя назвали Сульде. Оно было духом-хранителем тюркского народа, его «жизненной силой» (так переводится слово). С ним шли в бой, с ним побеждали воины Великого Алтая.Сульде и Яса Чингисхана помогали тюркам в самую трудную минуту. Они были


Искатели призрачного счастья

Из книги Клады Отечественной войны автора Косарев Александр Григорьевич

Искатели призрачного счастья На протяжении всей первой части моей книги я рассказывал вам об обстоятельствах заложения большого количества кладов. Немного осветил и действия современных кладоискателей. Пришла пора поведать о том, как обстояли дела на


«В саду счастья и радости»

Из книги Люди, боги, звери автора Оссендовский Антоний Фердинанд

«В саду счастья и радости» В Монголии — стране чудес и тайн — живет хранитель всего неразгаданного и неизвестного: Живой Будда Его Святейшество Джебтсунг Дамба хутух-тахан, или богдо-гэгэн, первосвященник Та-Куре; Богдо — это воплощение бессмертного Будды,


Тени семейного счастья

Из книги Дворянские гнезда автора Молева Нина Михайловна

Тени семейного счастья «И все-таки вначале они любили друг друга», – скажет Наполеон на острове Святой Елены и станет повторять свою мысль упрямо, настаивая, готовый приводить даже доказательства. И это Наполеон, никогда не обращавший внимания ни на какие


Попытать счастья в России

Из книги Русская Америка автора Бурлак Вадим Никласович

Попытать счастья в России Говорят, ничто так не объединяет людей разных национальностей, государств, верований, сословий, профессий, как совместное путешествие.В экспедицию Беринга были включены не только офицеры, матросы, мастеровые, но и немало русских и иностранных


Попытка счастья

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович


Птица счастья

Из книги Аргонавты Средневековья автора Даркевич Владислав Петрович

Птица счастья В VII–X вв. искусство Византии, Ирана, Средней Азии и Китая, соединенных оживленной караванной магистралью, вступило в период особенно тесного взаимодействия. В его сферу было вовлечено и население лесной полосы и степей Сибири. Торговые люди, чиновники и


Сульде «небесного счастья»

Из книги Великая степь. Приношение тюрка [сборник] автора Аджи Мурад

Сульде «небесного счастья» Его знамя назвали Сульде. Оно было духом-хранителем тюркского народа, его «жизненной силой» (так переводится слово). С ним шли в бой, с ним побеждали воины Великого Алтая.Сульде и Яса Чингисхана помогали тюркам в самую трудную минуту. Они были


§ 6. Социально-экономический строй общества, социоэкономические уклады и подуклады, одноукладные и многоукладные общества

Из книги Курс лекций по социальной философии автора Семенов Юрий Иванович

§ 6. Социально-экономический строй общества, социоэкономические уклады и подуклады, одноукладные и многоукладные общества В принципе вполне возможны и реально существовали такие социоисторические организмы, в которых все социально-экономические отношения относились к


Ни счастья, ни покоя…

Из книги Иосиф Сталин. Отец народов и его дети автора Гореславская Нелли Борисовна

Ни счастья, ни покоя… «Ехали мы вечером домой… И все смотрела я вокруг с печалью и радостью и думала – откуда это во мне такая любовь к России?..Я так понимаю всех, кто вернулся в Россию после эмиграции из Франции, где жизнь была не такой уж неустроенной… Я понимаю и тех,


Поэтика и метафизика Счастья

Из книги Мифы империи: Литература и власть в эпоху Екатерины II автора Проскурина Вера Юрьевна

Поэтика и метафизика Счастья Вергилианские, римские, очертания имперской авторитарности смягчались державинским горацианством. Заслугой монархини сделались галантные достоинства — любезность, остроумие, «приятность» в отношениях. «Куртуазные» достоинства Фелицы


Не было бы счастья

Из книги Из заброшенной рукописи о Карле Марксе [= «Обмануть Природу: Тайна стоимости Карла Маркса» / Книга 1. «Великий революционер»] автора Майбурд Евгений Михайлович

Не было бы счастья Итак.  Убытки.  Столкнуть Блинда с Фогтом не удалось.  Не удалось посрамить Фогта.  Не удалось посрамить немецких революционных демократов.  Обвинения Фогта остались на Марксе.  Потерян Блинд.  Едва не потеряны Фрейлиграт и Лассаль.  Потерян год – из