23. Повторный испанский рассказ о неудачной ночной битве Ермака Это — известная «Ночь Печали» — сражение, неудачное для Кортеса

23. Повторный испанский рассказ о неудачной ночной битве Ермака

Это — известная «Ночь Печали» — сражение, неудачное для Кортеса

Книга Берналя Диаса составлялась, вероятно, заметно позже описанных в ней событий, по каким-то старинным фрагментарным описаниям, дневникам, воспоминаниям. Как мы говорили, опубликована она была довольно поздно. Это привело к тому, что в ней оказались дубликаты, то есть куски, говорящие об одном и том же, но написанные разными людьми. Поздний редактор счел их относящимися к различным событиям и включил в общую хронику, пометив разными датами. Речь вот о чем. Мы обнаружили в хронике Берналя Диаса ЕЩЕ ОДНО ОПИСАНИЕ ночного разгрома корпуса Кортеса-Ермака. Этот фрагмент испанской книги весьма известен и именуется «Ночью печали». Поздний редактор не распознал повтора и поставил «Ночь печали» ПЕРЕД уже обсужденным нами сражением у «Моста бедствия». А следовало бы, попросту, отождествить их, как два описания одного и того же события. В «Ночи печали» опять-таки на сцене — ночь, дамба, мост на ней, неожиданное нападение мешиков на конкистадоров, яростное ночное сражение и гибель нескольких видных предводителей конкистадоров. При этом автор данного фрагмента тоже пишет, что КОРТЕС БЫЛ РАНЕН, правда, не во время сражения на дамбе, а несколько позже.

Вот рассказ Берналя Диаса. «Мы видели, что каждый день наши силы уменьшаются, а мешиков увеличиваются. Мы видели, что многие из нас уже мертвы и все много раз ранены, и хотя мы сражались как доблестные мужи, не могли ни прогнать, ни заставить отступить их многочисленные отряды… запасы пороха таяли… воды почти не было совсем… и перемирие, нами предлагаемое, отвергалось с издевкой; и мы видели нашу смерть, со всех сторон окруженные восставшими. И было решено Кортесом… что НОЧЬЮ мы должны уйти окончательно. Выбрано было НОЧНОЕ ВРЕМЯ, ибо бдительность врагов тогда несколько ослабевала…

Прежде всего был построен ПЕРЕНОСНОЙ МОСТ из надежных бревен и досок, чтобы перекидывать его через каналы взамен убранных; несли этот мост впереди армии. Для транспортировки его, установки и охраны назначены были 400 индейцев-тлашкальцев и 150 солдат…

Распределив все это, Кортес, уже с НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ, велел снести все золото, серебро и прочие драгоценности в один большой зал… Навьючена была вся эта масса на 7 раненых и хромых коней и на 1 кобылу и на множество наших друзей-тлашкальцев — больше 80, и состояла она почти целиком из крупных одинаковых слитков…

Наконец, согласно распорядку, установленному Кортесом, мы ЭТОЙ ЖЕ НОЧЬЮ вышли (см. рис. 8.145 — Авт.), направившись к мостам [на дамбе в Тлакопан]. БЫЛО ОКОЛО ПОЛУНОЧИ и довольно холодно, с неба падала какая-то изморозь, А с ОЗЕРА поднялся туман; и вот по нашему переносному мосту на дамбе перешли нагруженные золотом кони, кобыла и тлашкальцы, и перешел за авангардом Кортес и другие, и многие конные. И тут раздались крики, сигналы труб, вопли и свист мешиков, а со стороны Тлателолько кричали они на своем языке: „Воины в лодках, выступайте, teules и их союзники уходят, НИ ОДИН ИЗ НИХ НЕ ДОЛЖЕН УЙТИ!“ В одно мгновение ВСЕ ОЗЕРО покрылось лодками (см. рис. 8.146 — Авт.), а позади нас столпилось такое множество отрядов врагов, что наш арьергард как бы завяз, и мы не могли продвигаться дальше. А тут случилось еще, что два наших коня поскользнулись на мокрых бревнах, упали в воду и при общей суматохе МОСТ ПЕРЕВЕРНУЛСЯ, это видели я и другие, вместе с Кортесом успевшие спастись, перейдя на другую сторону. Множество мешиков, точно облепив мост, захватили его, и как мы их ни поражали, нам так и не удалось им вновь завладеть.

Между тем задние все напирали, и скоро в панике образовалась в этом ПРОМЕЖУТКЕ [В ДАМБЕ] С ВОДОЙ великая куча людей, лошадей и поклажи (см. рис. 8.147 — Авт.). Всякий, кто не умел плавать, неминуемо погибал, и такая участь постигла большинство наших [воинов]-индейцев… Немало было переловлено также с лодок, немедленно связано и отвезено для жертвоприношений…

Кое-кто перебирался через головы и тела своих же товарищей; многие беспорядочно ринулись по дамбе назад, думая пробиться до суши, но немедленно попадали в самую гущу врагов, И ВСЕ ДО ЕДИНОГО ПОЛЕГЛИ. Конечно, никто не думал о диспозиции, столь тщательно разработанной» [10], с. 200–203.

Рис. 8.145. «НОЧЬЮ из своего расположения — дворцового комплекса Ашаякатля — вышли испанцы и их союзники-индейцы одной колонной; впереди шли испанцы… (с рисунка из „Флорентийского Кодекса“, XVI век)» [10], с. 201.

Рис. 8.146. Ночное нападение мешиков = кучумовцев на отряд Кортеса = Ермака в «Ночь печали». Из «Флорентийского Кодекса» XVI века. Взято из [10], с. 202.

Рис. 8.147. «Ночь печали». Слева показано, как сорвался переносной мост, и в «Канале Тольтеков», то есть в промежутке дамбы, в воде оказались испанцы и их союзники-индейцы. Погибло много людей. Справа изображено преследование ацтеками уцелевших испанцев и их союзников. Из «Флорентийского Кодекса» XVI века. Взято из [10], с. 204.

Вот еще одно старинное изображение сражения в «Ночь печали», см. рис. 8.148. «Авангард конкистадоров прошел три КАНАЛА-ПРОМЕЖУТКА В ДАМБЕ, ведущей в Тлакопан, а когда переходил четвертый „КАНАЛ Тольтеков“, его увидела одна женщина, набиравшая воду, и закричала, „Мешики, выходите! Враги тайно покидают город“» [10], с. 201.

Рис. 8.148. «Ночь печали». Старинный рисунок, показывающий переход конкистадоров через три канала в дамбе. При переходе через «Канал Тольтеков» у них возникли трудности — мешики заметили их движение. «Флорентийский Кодекс». XVI век. Взято из [10], с. 201.

Здесь тоже одновременно упоминаются и ДАМБЫ и КАНАЛЫ, прокопанные в них.

Очень наглядно, хотя и условно, изображена дамба и канал, проделанный в ней, на другом старинном рисунке, показанном на рис. 8.149. Здесь «на отступающих по дамбе из Мешико в „Ночь печали“ испанцев и их союзников-индейцев нападают мешики в лодках, часть испанцев и их союзников-индейцев находится в воде „КАНАЛА Тольтеков“» [10], с. 200. Как мы понимаем, в русских источниках все это описано как нападение хана Кучума на отряд Ермака.

Рис. 8.149. «Ночь печали». Временное отступление испанцев = османов-атаманов из Мешико по дамбе, в которой прорыт «Канал Тольтеков». Из индейской рукописи «Лиенсо де Тлашкала», XVI век. Взято из [10], с. 200.

Берналь Диас продолжает:

«Кортес, капитаны и солдаты, которые перешли за авангардом, в карьер неслись по дороге [на дамбе] вперед, стараясь выбраться как можно скорее на сушу и спасти свои жизни… Впрочем, даже конница и та не могла ничего сделать: всюду они встречали то палисады, то обстрел с домов, то грозную щетину наших же копий, подобранных и пущенных в ход неприятелем… Не пригодились нам ни аркебузы, ни арбалеты, ибо они отсырели в воде, ДА И ТЕМНОТА НЕ ДОПУСКАЛА ПРИЦЕЛА…

И все же мы продвигались! Трудно сказать, что сталось бы с нами, если все произошло бы не НОЧЬЮ, В ТЕМНОТЕ, а при дневном свете! Несомненно, не спасся бы ни один человек! Впрочем, и сейчас было ужасно… И тому, кто не видел ЭТОЙ НОЧИ, тяжело представить, насколько было ужасно — множество воинов, окруживших нас, и лодки, с которых они хватали наших солдат» [10], с. 203.

На рис. 8.150 представлен план боя в «Ночь печали», составленный поздними комментаторами по старинным описаниям. Вверху — первый этап сражения на дамбе, внизу — второй и третий этапы.

Рис. 8.150. «Ночь печали». Схема трех этапов ночного боя конкистадоров с мешиками на дамбе посреди озера Тескоко. Временный мост рухнул и множество испанцев и их союзников погибло. План составлен комментаторами. Взято из [10], с. 202.

Пройдя дамбу, испанцы = османы все-таки не смогли оторваться от преследования. Мешики гнались за ними и вскоре настигли у селения Куаутитлан. «Во весь опор прискакали трое наших, ранее отправленных на разведку, с ужасным известием, что вся громадная долина перед нами полным полна мешикских воинов, ожидающих нас… Ох! Какая это была ужасная и жестокая битва; мы продвигались вперед, дерясь с врагами, шаг за шагом, рубили и кололи их, но они, собаки, с яростью сражались, раня и убивая нас своими копьями… Все всадники и лошади, как и все наши, были изранены и покрыты кровью, своей и чужой… КОРТЕС, Кристобаль де Олид, Гонсало де Сандоваль, Гонсало Домингес и Хуан де Саламанка… БЫЛИ СИЛЬНО ИЗРАНЕНЫ, крушили отряды врагов; Кортес велел рубить и колоть предводителей — сеньоров врагов» [10], с. 207.

В итоге конкистадоры пробились, хотя и потеряли многих солдат. На этом завершается глава хроники Берналя Диаса, которую обычно называют «Ночь печали».

Итак, перед нами, по-видимому, повтор битвы у «Моста бедствия». При этом Кортес тоже РАНЕН, хотя и остается в строю.

Кстати, обратимся еще раз к старинному изображению на рис. 8.149, где показана ночная битва на дамбе. Тут полегло много конкистадоров = казаков. Мы видим, что в воду свалилось несколько испанцев, среди которых явно выделяется ЗНАТНЫЙ КОНКИСТАДОР В ПЫШНОМ ОДЕЯНИИ ИЛИ В БОГАТЫХ ЛАТАХ, с большим воротником, может быть, латным, см. рис. 8.151. Один из индейцев схватил его за ногу и старается, вероятно, вытащить из воды. Остальные воины, оказавшиеся в канале, явно более простого происхождения и положения. Как мы теперь понимаем, скорее всего, тут показано падение Кортеса-Ермака с моста в воду, чуть было не стоившее ему жизни. Именно это было изображено на старинном рисунке, относящемся к сражению на «Мосту бедствия» и приведенному нами выше, см. рис. 8.140 и 8.142. Хотя в повествовании Берналя Диаса о «Ночи печали» ничего не упоминается о падении Кортеса в канал, однако старинный рисунок, вероятно, оказался здесь более правдивым.

Рис. 8.151. Фрагмент старинного индейского рисунка, показывающего сражение испанцев с мешиками на дамбе в «Ночь печали». Среди испанцев, упавших в воду, выделяется один-единственный знатный воин, богато одетый, с большим щитом. Вероятно, это и есть Кортес = Ермак, который, как мы уже поняли из описания битвы у «Моста бедствия», свалился с моста в канал и чуть было не погиб. Взято из [10], с. 200.

Он сообщил нам то, о чем чуть позже сам Берналь Диас расскажет уже прямым текстом. Но только в последующем разделе «Битва у Моста бедствия».

ВЫВОД. Скорее всего, две главы книги Берналя Диаса, под условными названиями «Ночь печали» и «Битва у Моста бедствия», являются описаниями одного и того же события. Известного нам также из русской истории как ночное сражение хана Кучума с Ермаком, завершившееся разгромом казаков и «гибелью» Ермака. На самом деле — тяжелым его ранением.

На рис. 8.152 приведен старинный план Мешико-Теночтитлана. Считается, что его составил Эрнан Кортес и приложил к письму-реляции императору Карлу V, знамя которого с двуглавым имперским орлом изображено на плане в Койокане, городе, где была ставка Кортеса во время взятия Мешико, и после. Впервые этот план был опубликован в Нюрнберге, якобы в 1524 году, в издании «Писем-реляций» Эрнана Кортеса в переводе на латинский. Считается, что план вышел в свет всего лишь через три года после взятия Мешико Кортесом. Однако из наших результатов вытекает, что эта датировка ошибочна. Мексика была завоевана Кортесом-Ермаком лишь в конце XVI века, примерно в 1581–1584 годах. Следовательно, и «Письма» Кортеса к Карлу V, и план Мешико, датируются не ранее конца XVI века. Следовательно, опубликованы были еще позже. Скорее всего, в начале XVII века или позднее.

Рис. 8.152. Старинный план Мешико-Теночтитлана. С раскрашенной гравюры. Считается, что составлен Кортесом и направлен императору Карлу V. То есть, по нашей реконструкции, Ивану IV Грозному = Навуходоносору. Взято из [10], с. 238.

План Кортеса интересен тем, что на нем отмечен мост, где в «Ночь печали» произошла кровавая битва. На рис. 8.153 мы приводим также прорисовку этого плана, сделанную позднейшими комментаторами. На ней отмечены различные важные городские сооружения. Под номером 14, в самой левой части плана, указано «место ЗАСАДЫ около „Моста бедствия“, где потерпел поражение корпус Кортеса» [10], с. 238.

Рис. 8.153. Прорисовка плана Мешико, сделанная позднейшими комментаторами. Сам план составлен будто бы Кортесом = Ермаком. На прорисовке под номерами 14 и 8 отмечены, соответственно, «Мост бедствия», где был разгромлен отряд Кортеса-Ермака, и «Канал Тольтеков», где в «Ночь печали» тоже был разгромлен отряд Кортеса-Ермака. Взято из [10], с. 239.

На этом же плане мы находим и место битвы в «Ночь печали». А именно, под номером 8, чуть ниже и левее центра. Сказано следующее: «„Канал Тольтеков“, в котором конкистадоры потеряли переносной мост в „Ночь печали“» [10], с. 238–239.

Как мы теперь понимаем, позднейшие комментаторы, ошибочно думая, будто эти два события: битва у «Моста бедствия» и битва у «Канала Тольтеков» в «Ночь печали» — являются существенно РАЗНЫМИ, поместили их на карте-плане В РАЗНЫЕ точки. Хотя, надо признать, не очень далеко друг от друга. На самом деле событие было одно и то же, а потому и место сражения было одно.

Таким образом, мы получаем уникальную возможность еще раз указать на старинном плане место «гибели» атамана Ермака-Кортеса. На самом же деле — место его тяжелого ранения и падения в воду.

Кстати, обратите внимание, что на старинном плане Кортеса-Ермака Теночтитлан назван по-другому, а именно: TEMIX-TITAN, см. рис. 8.152, в самом центре. Таким образом, название столицы «плавало» и в старинных документах могло появляться в разных формах. Слово ТИТАН нам хорошо известно из мифологии. Так именовались могучие древние герои — Титаны.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

34. Повторный рассказ Филострата об исцелении бесноватого

Из книги Потерянные Евангелия. Новые сведения об Андронике-Христе [с большими иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

34. Повторный рассказ Филострата об исцелении бесноватого Интересно, что несколькими страницами ранее Филострат еще раз описывает фактически тот же самый сюжет об исцелении бесноватого Аполлонием. Вот этот рассказ-дубликат.«Напал на эфесян мор и не было против него


17. Летописец похода Ермака-Кортеса

Из книги Реконструкция подлинной истории [OCR] автора Носовский Глеб Владимирович

17. Летописец похода Ермака-Кортеса Как отмечают комментаторы, книга Берналя Диаса «„Правдивая история завоевания Новой Испании“ — наиболее достоверная и самая яркая из хроник конкисты, ценнейший материал по истории завоеваний в Америке» [64:3], с. 320.В то же время, «самая


2.2.6. Ночь тоски и печали в мифе о Фриксе — евангельская ночь в Гефсиманском саду

Из книги Начало Ордынской Руси. После Христа.Троянская война. Основание Рима. автора Носовский Глеб Владимирович

2.2.6. Ночь тоски и печали в мифе о Фриксе — евангельская ночь в Гефсиманском саду Миф описывает ночь перед казнью (жертвоприношением) Фрикса как очень мрачную для всех. «Прошла ночь, полная тоски и плача» [34], с. 206. В Евангелиях же много говорится о печальной ночи, перед тем


34. Повторный рассказ Филострата об исцелении бесноватого

Из книги Потерянные Евангелия. Новые сведения об Андронике-Христе [с иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

34. Повторный рассказ Филострата об исцелении бесноватого Интересно, что несколькими страницами ранее Филострат еще раз описывает фактически тот же самый сюжет об исцелении бесноватого Аполлонием. Вот этот рассказ-дубликат.«Напал на эфесян мор и не было против него


17. Летописец похода Ермака-Кортеса

Из книги Реконструкция подлинной истории [litres] автора Носовский Глеб Владимирович

17. Летописец похода Ермака-Кортеса Как отмечают комментаторы, книга Берналя Диаса «"Правдивая история завоевания Новой Испании" – наиболее достоверная и самая яркая из хроник конкисты, ценнейший материал по истории завоеваний в Америке» [64:3], с. 320.В то же время, «самая


7.4. Еще один испанский рассказ о попытке смещения Кортеса-Ермака с поста командующего Здесь появляется «безумный шут»

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

7.4. Еще один испанский рассказ о попытке смещения Кортеса-Ермака с поста командующего Здесь появляется «безумный шут» После того, как мы в общем разобрались с гневным приказом хана, требовавшим смещения Кортеса-Ермака, очень интересно обратиться и к другому нашему


21. Разгром «Гибель» Ермака в сражении и тяжелое ранение Кортеса в битве

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

21. Разгром «Гибель» Ермака в сражении и тяжелое ранение Кортеса в битве Согласно романовской версии, внезапное нападение хана Кучума на отряд Ермака, оказавшийся на острове, посреди «реки», было для казаков полной неожиданностью. Они подверглись полному разгрому. Почти


36. После Ермака-Кортеса

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

36. После Ермака-Кортеса Согласно романовской версии, после покорения «Сибири» атаманом Ермаком, завоевание продолжилось и расширилось. Последователи Ермака двинулись дальше, захватывая все новые и новые «сибирские» земли.Аналогичный процесс описывают и


«Ночь печали»

Из книги Великие завоеватели автора Рудычева Ирина Анатольевна

«Ночь печали» Весной 1520 года, помимо постоянной угрозы ацтекского восстания в Теночтитлане, где Кортес по сути дела правил от лица Монтесумы, возникла новая угроза. Еще в 1519 году Кортес отправил в обход губернатора Кубы Веласкеса посольство к королю Карлу V с подарками и


9. Повторный рассказ Тацита о плавании флота Германика через страшный океан, и снова слухи о гибели Германика-Ермака в морской пучине

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

9. Повторный рассказ Тацита о плавании флота Германика через страшный океан, и снова слухи о гибели Германика-Ермака в морской пучине Корнелий Тацит никак не может расстаться с поразившей его темой плавания войск Германика через бурный Океан. Летописец вновь


10.5. «Ночь Печали» и битва у «Моста Бедствия»

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

10.5. «Ночь Печали» и битва у «Моста Бедствия» Во время покорения Мексики конкистадоры Кортеса-Ермака были на волосок от полного разгрома ацтеками. Это жестокое сражение вошло в испанско-мексиканскую историю под названием «Ночь Печали», а также как битва у «Моста


12. Гибель Германика-Ермака и смерть Кортеса

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

12. Гибель Германика-Ермака и смерть Кортеса Про Германика и Ермака летописцы сообщают, что они были убиты врагами. Считается далее, что Кортес умер своей смертью, однако мы уже подробно обсуждали драматический момент в его жизни, когда он чуть было не погиб, упав в воду во


«Ночь печали»

Из книги Правдивая история завоевания Новой Испании автора Кастильо Берналь Диас дель

«Ночь печали» Мы видели, что каждый день наши силы уменьшаются, а мешиков увеличиваются. Мы видели, что многие из нас уже мертвы и все много раз ранены, и хотя мы сражались как доблестные мужи, не могли ни прогнать, ни заставить отступить их многочисленные отряды, воевавшие


К главе «Ночь печали»

Из книги Правдивая история завоевания Новой Испании автора Кастильо Берналь Диас дель

К главе «Ночь печали» 1 В ночь с 30 июня на 1 июля 1520 г. (по старому стилю, а по новому — с 10 на 11 июля 1520 г.).2 Часть индеанок, согласно Берналю Диасу (см. стр. 192 в главе «ВОССТАНИЕ И БОИ В МЕШИКО»), мешики отбили у конкистадоров еще раньше. Обмотав тряпками копыта лошадей,


«НОЧЬ ПЕЧАЛИ»

Из книги Покорители Америки. Колумб. Кортес автора Верлинден Чарльз

«НОЧЬ ПЕЧАЛИ» 30 июня 1520 года Кортес отдал приказ о выступлении из мексиканской столицы. Вот как об этом рассказывает Берналь Диас, для которого эта ночь до преклонных лет осталась незабываемой: «Затем начался отход. Было около полуночи и довольно темно. Легкий туман лежал


"Ночь печали"

Из книги Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий автора Эрдёди Янош

"Ночь печали" Итак, произошло то, чего испанцы опасались с самого начала. Теперь они должны были сражаться за свою собственную жизнь с тысячами беспощадных, разгневанных воинов, защищавших свою родину. Кортес в одном из своих донесений упоминает о том, что в ходе споров о