Глава LXXVIII

Глава LXXVIII

Мифлех чуть не плакал, думая, что я намеренно пропустил поезд; и, когда я рассказал серахин о настоящей причине, они сказали: «Нет нам удачи». Что касается прошлого, они были правы, но они имели в виду пророчество на будущее, и я саркастически упомянул об их храбрости на мосту неделю назад, намекая, что может быть, это племя предпочитает сидеть и сторожить верблюдов? Сразу поднялся шум, серахин яростно нападали на меня, бени-сахр защищали. Али услышал возню и прибежал к нам.

Когда мы успокоились, первоначальное уныние было наполовину забыто. Али благородно поддержал меня, хотя бедняга был весь синий от холода и дрожал в приступе лихорадки. Он клялся, что их предок, Пророк, даровал шерифам способность к «ясновидению», и он знал, что удача повернется к нам. Это успокоило их; первое доказательство удачи пришло, когда я, в грязи, не имея другого инструмента, кроме кинжала, открыл коробку взрывателя и заставил электрическую передачу сработать, как положено, еще раз.

Мы вернулись на наш наблюдательный пост у проводов, но ничего не происходило, и вечер спустился, принося новый шквал ветра и отвращения, все вокруг ворчали. Поезда не было; слишком сыро было, чтобы разжигать костер; единственной потенциальной пищей были верблюды. Сырое мясо никого этой ночью не прельщало; итак, нашим животным суждено было дожить до утра.

Али лежал на животе — в этом положении меньше чувствовались муки голода — в лихорадке пытаясь заснуть. Хазен, слуга Али, отдал ему свое покрывало, чтобы укрыть поплотнее. На время я взял Хазена под свое, но вскоре почувствовал, что под ним слишком уж людно. Поэтому я оставил покрывало ему и сошел вниз, чтобы подсоединить взрыватель. Затем я провел ночь там, один, под поющими телеграфными проводами, не испытывая большого желания спать, таким мучительным был холод. Ничего не происходило долгие часы, и рассвет, оказавшийся сырым, казался даже безобразнее обычного. Нам до смерти опротивел Минифир, и железная дорога, и наблюдение за поездами, и их разрушение тоже. Я взобрался к остальным, когда ранний патруль начал обыскивать рельсы. Затем день немного прояснился. Али проснулся, сильно освеженный, и его новый настрой ободрил нас. Хамад, раб, извлек несколько палок, которые он держал под одеждой у самого тела всю ночь. Они были почти сухими. Мы наскребли немного гремучего студня, и при его жарком пламени развели костер, в то время как сухур поспешно убили чесоточного верблюда, которого было меньше всех жалко из наших верховых животных, и начали траншейными инструментами разделывать его на неуклюжие куски.

Как раз в этот момент часовой с севера закричал о поезде. Мы бросили костер и, задыхаясь, пробежали шестьсот ярдов вниз по холму, на нашу старую позицию. По изгибу дороги, свистя изо всех сил, шел поезд, великолепный поезд с двумя паровозами и двенадцатью пассажирскими вагонами, на полной скорости спускаясь под гору. Я нажал рукоятку, когда первое ведущее колесо первого паровоза было над миной, и взрыв произошел ужасающий. Земля брызнула черным мне в лицо, и меня завертело, я вдруг оказался на земле, рубаха моя была разорвана до плеча, и кровь капала с длинных неровных царапин на левой руке. Между коленями у меня лежал взрыватель — расплющенный и перекрученный кусок железа, покрытый сажей. Передо мной лежала ошпаренная, дымящаяся верхняя половина человека. Когда я пригляделся сквозь пыль и дым от взрыва, весь бойлер первого паровоза, казалось, отсутствовал.

Я тупо подумал, что пора уходить в укрытие; но, когда я двинулся, то ощутил сильную боль в правой ноге, из-за которой мог только хромать, мотая головой от потрясения. Двигаясь, я начал разбираться в этом смятении, пока ковылял к верхней долине, откуда арабы теперь быстро стреляли в переполненные вагоны. У меня кружилась голова, и я поддерживал свои силы, повторяя вслух по-английски: «Лучше бы этого не случалось».

Когда враг стал отвечать на наш огонь, я оказался между двумя сторонами. Али увидел, что я падаю, и, думая, что я тяжело ранен, выбежал вместе с Турки и еще двадцатью людьми бени-сахр и своих слуг мне на помощь. Турки заметили их и настигли выстрелами семерых в несколько секунд. Остальные одним броском оказались рядом со мной — в своем движении готовые модели для скульптора. Одежды из белого хлопка вздулись колоколом вокруг их стройных талий и лодыжек, безволосых загорелых тел; и кудряшки, заплетенные в длинные рожки над каждым виском, придавали им сходство с русскими танцорами.

Мы вместе вскарабкались в укрытие, и там я незаметно ощупал себя, обнаружив, что ни разу не был серьезно ранен; хотя, помимо синяков, царапин от обломков бойлера и сломанного пальца на ноге, у меня было пять разных следов от пуль (некоторые, как назло, глубокие), а одежда разорвана в клочья.

От водораздела мы могли оглядеться. Взрыв разрушил арку — вершину кульверта, и рама первого паровоза лежала за ней у ближнего подножия насыпи, по которой он скатился. Второй паровоз рухнул в провал и лежал поперек разрушенного тендера первого. Его станина была изогнута. Я оценил оба как не подлежащие ремонту. Второй тендер исчез с другой стороны, и первые три вагона, сложившись, врезались друг в друга, раскуроченные в куски.

Остальная часть поезда заметно сошла с рельсов, с покосившимися вагонами, врезавшимися друг в друга под всевозможными углами зигзагом вдоль путей. Один из них был салоном, украшенным флагами. В нем пребывал Мехмед Джемаль-паша, командующий войсками Восьмой Армии, спешивший защищать Иерусалим против Алленби. Его боевые лошади были в первом вагоне, его автомобиль — в хвосте поезда, и мы обстреляли его. Среди его штаба мы заметили упитанное духовное лицо и заключили, что это Ассад Шукаир, имам Ахмеда Джемаль-паши, отъявленный сводник, стоящий за турок. Так что мы палили в него, пока он не упал.

Но было ясно, что у нас мало шансов довершить разрушение. В поезде было около четырехсот человек, и выжившие, теперь оправившись от потрясения, были под прикрытием и повели плотную стрельбу против нас. В первую минуту наш отряд на северной шпоре горы закрылся и чуть не выиграл игру. Мифлех на своей лошади загнал офицеров из салона в нижнюю канаву. Он был слишком взбудоражен, чтобы остановиться и стрелять, и они убрались невредимыми. Арабы, что последовали за ним, обернулись, чтобы поднять кое-какие винтовки и медали, валявшиеся на земле, а затем — подобрать сумки и коробки с поезда. Будь у нас пулемет на позиции для обстрела дальней стороны — согласно моей практике минирования, ни один турок бы не скрылся.

Мифлех и Адхуб присоединились к нам на холме и спросили о Фахаде. Один из серахин сказал, что он повел первый бросок, пока я лежал, оглушенный, рядом со взрывателем, и был убит около него. Они показали его пояс и винтовку в доказательство, что он мертв, и что они пытались его спасти. Адхуб не сказал ни слова, но выскочил из оврага и побежал вниз по холму. Мы затаили дыхание до боли в легких, наблюдая за ним; но турки, казалось, его не видели. Через минуту он тащил тело из-за левого берега.

Мифлех вернулся к своей лошади, вскочил на нее и направил ее за шпору. Вместе они подняли недвижную фигуру на палках и вернулись. Пуля прошла через лицо Фахада, выбив четыре зуба и прострелив язык. Он потерял сознание, но пришел в себя, как раз перед тем, как Адхуб добрался до него, и пытался уползти на четвереньках, ослепленный кровью. Теперь он собрался с силами настолько, чтобы цепляться за седло. Итак, его посадили на первого найденного верблюда и увели сразу же.

Турки, видя, что мы так затихли, начали атаковать склон. Мы подпустили их на полпути, и затем выдали поток очередей, которые убили около двадцати и отбросили остальных назад. Земля вокруг поезда была усеяна мертвыми, и разбитые вагоны были переполнены; но они сражались на глазах у своего командующего войсками и неустрашимо начали пробираться вокруг шпоры, чтобы зажать нас с флангов.

Нас теперь осталось всего около сорока, и, очевидно, мы не могли ничего с ними поделать. И вот мы побежали группами вверх по небольшому руслу, сворачивая на каждом защищенном углу, задерживая их выстрелами наудачу. Малыш Турки сильно отличился своей быстротой и спокойствием, хотя его турецкий кавалерийский карабин с прямым стволом заставлял его высовываться так, что четыре пули пролетели сквозь его головной платок. Али злился на меня за медлительность. На самом деле свежие раны заставляли меня хромать, но, чтобы скрыть это от него, я притворялся, что просто любопытствую и изучаю турок. Такие последовательные передышки, когда я собирал силы для нового продвижения, оставляли его и Турки далеко позади остальных.

Наконец мы достигли вершины холма. Там каждый вскочил на ближайшего верблюда и рванул на полной скорости к востоку, в пустыню. Через час в безопасности мы разобрали наших животных. Великолепный Рахейль, несмотря на всеобщий переполох, увез с собой, привязав к луке седла, огромный горб верблюда, зарезанного, когда пришел поезд. Он дал нам повод для надлежащего привала в пяти милях оттуда, когда маленький отряд из четырех верблюдов появился в нашем направлении. Это был наш спутник, Матар, возвращавшийся из родной деревни в Азрак с грузом изюма и деревенских деликатесов.

Так что мы сразу остановились под большой скалой в вади Дулейль, где было бесплодное фиговое дерево, и приготовили первую еду за три дня. Там мы также перевязали Фахада, в сонной апатии от тяжелой раны. Адхуб, видя его слабость, взял один из новых ковров Матара, сложил его пополам, перекинув через верблюжье седло, связал концы, как крупные карманы, в один положили Фахада, а Адхуб заполз в другой в качестве противовеса, и верблюда повели на юг, к палаткам их племени.

В то же время увидели других раненых. Мифлех привел самых молодых парней в отряде и заставил их промыть раны своей мочой, как грубым антисептиком. Тем временем мы, уцелевшие, прохлаждались. Я купил еще одного чесоточного верблюда для дополнительного мяса, выплатил награды, компенсации родственникам убитых и раздал призовые деньги за шестьдесят-семьдесят винтовок, которые мы взяли. Это была небольшая добыча, но ей не следовало пренебрегать. Некоторые серахин, что пошли на дело без винтовок, способные только швырять бесполезные камни, имели теперь по две винтовки на каждого. На следующий день мы двинулись в Азрак, встретив там великолепный прием и хвастаясь — да простит нам Бог — что вышли победителями.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава LXXVIII

Из книги Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию автора Олеарий Адам

Глава LXXVIII (Книга IV, глава 13)О городе Терки и о том, что с нами там случилосьГород Терки лежит в доброй полумили от берега на небольшой очень искривленной речке Тименке, которая отведена сюда от большой реки Быстрой, о которой будет сказано ниже. Так как берег здесь на 1/4 мили


ЛЕКЦИЯ LXXVIII

Из книги Курс русской истории (Лекции LXII-LXXXVI) автора Ключевский Василий Осипович

ЛЕКЦИЯ LXXVIII Неудачные кодификационные попытки. Состав Комиссии 1767 г. Выборы в Комиссию. Депутатские наказы. Устройство Комиссии. Открытие комиссии и обзор ее работ. Прения. Два дворянства. Спор из-за крепостного права. Комиссия и новое Уложение. Перемена задачи Комиссии.


ЛЕКЦИЯ LXXVIII

Из книги Русская история. Полный курс лекций автора Ключевский Василий Осипович

ЛЕКЦИЯ LXXVIII НЕУДАЧНЫЕ КОДИФИКАЦИОННЫЕ ПОПЫТКИ. СОСТАВ КОМИССИИ 1767 г. ВЫБОРЫ В КОМИССИЮ. ДЕПУТАТСКИЕ НАКАЗЫ. УСТРОЙСТВО КОМИССИИ. ОТКРЫТИЕ КОМИССИИ И ОБЗОР ЕЕ РАБОТ. ПРЕНИЯ. ДВА ДВОРЯНСТВА. СПОР ИЗ-ЗА КРЕПОСТНОГО ПРАВА. КОМИССИЯ И НОВОЕ УЛОЖЕНИЕ. ПЕРЕМЕНА ЗАДАЧИ КОМИССИИ.


Глава VI Стартовый выстрел Глава VII Был ли заговор? Глава VIII Удары по площадям

Из книги Вожди и заговорщики автора Шубин Александр Владленович

Глава VI Стартовый выстрел Глава VII Был ли заговор? Глава VIII Удары по площадям Расширенный вариант глав VI–VIII включен в книгу «1937. „Антитерор“ Сталина». М.,


ЛЕКЦИЯ LXXVIII

Из книги Курс русской истории автора Ключевский Василий Осипович

ЛЕКЦИЯ LXXVIII Неудачные кодификационные попытки. - Состав Комиссии 1767 г. - Выборы в Комиссию. - Депутатские наказы. - Устройство Комиссии. - Открытие комиссии и обзор ее работ. - Прения. - Два дворянства. - Спор из-за крепостного права. - Комиссия и новое Уложение. - Перемена задачи


Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.) 44. Иоханан бен Закай Когда иудейское государство еще существовало и боролось с Римом за свою независимость, мудрые духовные вожди народа предвидели скорую гибель отечества. И тем не менее они не


Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава

Из книги Судьба разведчика: Книга воспоминаний автора Грушко Виктор Федорович

Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава Семейство в полном сборе! Какое редкое явление! Впервые за последние 8 лет мы собрались все вместе, включая бабушку моих детей. Это случилось в 1972 году в Москве, после моего возвращения из последней


LXXVIII. Общественное и историческое значение Радигоща

Из книги История балтийских славян автора Гильфердинг Александр Фёдорович

LXXVIII. Общественное и историческое значение Радигоща Какие были отношения между Радигощем и Арконой, об этом древние памятники не говорят; но и Радигощ называют они великой, общей святыней славянского Поморья. Гельмольд, в рассказе о событиях XI в., называет город ратарян и


Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч В этом же году перед праздником св. Михаила поль­ский князь Болеслав Благочестивый укрепил свой го­род Мендзыжеч бойницами. Но прежде чем он [город] был окружен рвами, Оттон, сын упомянутого


LXXVIII Гай Юлий Цезарь

Из книги О знаменитых людях автора Аврелий Виктор Секст

LXXVIII Гай Юлий Цезарь Гай Юлий Цезарь из уважения к совершенным им делам был обожествлен. Когда он в качестве близкого друга Ферма[255] отправился с ним в Азию, он часто общался с царем Вифинии Никомедом и этим создал себе дурную славу безнравственного человека.[256] (2) Вскоре


LXXVIII

Из книги Религия и нравы русских автора де Местр Жозеф

LXXVIII Господин де Кристин, секретарь русского посольства в Париже в ту пору, когда послом был Марков[51], часто, находясь в Петербурге, ходил к одной придворной даме, княгине, где всегда встречал ее отца. Этот старый господин подружился с де Кристином и в беседах с ним то и дело


Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)

Из книги Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709 автора Беспалов Александр Викторович

Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721


Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

Из книги Долгоруковы. Высшая российская знать автора Блейк Сара

Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства В 1866 году у князя Дмитрия Долгорукого родились близнецы: Петр и Павел. Оба мальчика, бесспорно, заслуживают нашего внимания, но князь Павел Дмитриевич Долгоруков добился известности как русский


LXXVIII. Грамота Правительствующаго Сената Черниговскому Полковнику Полуботке

Из книги История Малороссии - 4 автора Маркевич Николай Андреевич

LXXVIII. Грамота Правительствующаго Сената Черниговскому Полковнику Полуботке Божиею поспешествующею милостию Мы, Петр Первый, Император и Самодержец ВсероссийскийНашего Императорского Величества подданному, Черниговскому Полковнику Павлу Леонтьевичу Полуботку и