Глава XXIII

Глава XXIII

Он согласился, и мы двинулись по широкой верхней дороге через вади Мессари на Оваис, группу колодцев около пятнадцати миль к северу от Йенбо. Горы были прекрасны в тот день. В декабре прошли обильные дожди, а затем теплое солнце обманчиво сулило земле весну. Поэтому по всем ложбинам и ровным местам поднялась тонкая трава. Былинки, одинокие, прямые и очень тонкие, высовывались меж камнями. Наклонившись из седла и посмотрев вниз, нельзя было увидеть, чтобы на земле что-нибудь изменилось, но, глядя вперед и видя отдаленные склоны под прямым углом к направлению взгляда, можно было ощутить живой туман бледной зелени здесь и там над поверхностью грифельно-синих и коричнево-красных скал. Местами поросль была сильной, и наши терпеливые верблюды блаженствовали, ощипывая ее.

Был дан сигнал к выступлению, но только для нас и для аджейлей. Другие подразделения армии, каждый человек рядом со снаряженным верблюдом, выстроились рядом с нашей дорогой и, когда подходил Фейсал, в тишине приветствовали его. Он бодро отзывался: «Мир вам», — и каждый главный шейх отвечал ему теми же словами. Когда мы прошли, они сели в седло, задерживая своих начальников, и войско изгибалось позади нас до тех, пока цепочка людей и верблюдов не стала виться по узкой тропе к водоразделу, насколько хватало глаз.

Не слышно было никаких звуков, кроме приветствий Фейсала, до того, как мы достигли гребня подъема, где открывалась долина, становившаяся пологим спуском из мягкой гальки и кремня, уложенных в песке; но там ибн Дахиль, суровый шейх племени расс, который поднял свой контингент аджейлей двумя годами раньше на помощь Турции и привел его с собой нетронутым к шерифу, когда случилось восстание, отступил назад на шаг-два, расположил идущих широкой прямой колонной и приказал забить в барабаны. Все грянули во все горло песню в честь эмира Фейсала и его семьи.

Шествие было исполнено варварского великолепия. Первым ехал Фейсал в белом, затем, справа от него, Шарраф в красном головном платке и крашеных хной рубахе и покрывале, я сам — слева, в белом и алом, позади нас — три знамени из потускневшего малинового шелка с позолоченными гвоздями, за ними барабанщики, играющие марш, ну а за ними — дикая толпа охраны на двенадцати сотнях скачущих верблюдов, прижатых друг к другу так близко, как только возможно, чтобы продвигаться, люди в одежде самых разнообразных цветов и верблюды, почти такие же блестящие в своих попонах. Наш сверкающий поток заполнил долину до краев.

В устье Мессари прискакал гонец с письмами Фейсалу от Абд эль Кадера из Йенбо. Среди них одно было трехдневной давности, с «Дафферина», в котором говорилось, что Зейда не примут на борт, пока не увидят меня и не услышат подробности ситуации на месте. Корабль стоял в Шерме, одинокой бухте в восьми милях вверх по побережью от порта, где офицеры могли позволить себе играть в крокет на берегу, не страдая от мух, заполонивших Йенбо. Разумеется, встав так далеко, они отрезали себя от новостей: по этому поводу между нами давно были трения. Капитан был полон благих намерений, но не обладал кругозором Бойля, пламенного политика и революционного конституционалиста, не обладал и мозгом Линберри с «Хардинга», собиравшего в каждом порту все береговые сплетни и взявшего на себя труд изучать все слои общества, где бы он ни нес дозор.

Очевидно, мне лучше было бы поскакать на «Дафферин» и уладить дела. Зейд был хорошим парнем, но определенно не обошелся бы без эскапад во время своего вынужденного отпуска; а нам нужен был мир именно сейчас. Фейсал послал со мной несколько аджейлей, и мы поспешили в Йенбо; в самом деле, я добрался туда за три часа, оставив свой раздраженный эскорт (не собиравшийся изнурять ни верблюдов, ни свои седалища ради меня и моей спешки) на полпути сзади — на той дороге через равнину, которая была уже знакома мне до боли. Солнце, которое было восхитительно над горами, теперь, вечером, сверкало прямо нам в лицо в белой ярости, мне приходилось прикрывать перед ним глаза рукой, как щитом. Фейсал дал мне скаковую верблюдицу (подарок от эмира Неджда его отцу), самое прекрасное и суровое животное, на котором я ездил. Позже она умерла от перегрузки, чесотки и пренебрежения самым необходимым на пути в Акабу.

По прибытии в Йенбо все пошло не так, как ожидалось. Зейд был уже на борту, а «Дафферин» отплыл этим утром в Рабег. Так что я сел, чтобы подсчитать, какая помощь от флота нужна была нам на пути в Веджх, и составить план по транспорту. Фейсал обещал ждать в Оваисе, пока не получит мой доклад, что все готово.

Первой трудностью был конфликт между гражданскими и военными властями. Абд эль Кадер, энергичный, но темпераментный губернатор, был завален обязанностями, когда стали расти размеры нашей базы, и Фейсал добавил к нему военного коменданта, Тефик-бея, сирийца из Хомса, чтобы тот заботился об артиллерийских припасах. К сожалению, не было никакого судьи, который определил бы, что такое артиллерийские припасы. Этим утром они поссорились из-за пустых сундуков для оружия. Абд эль Кадир запер склад и ушел на обед. Тефик пришел на набережную с четырьмя людьми, пулеметом и кувалдой и открыл дверь. Абд эль Кадер сел в лодку, подгреб к британскому сторожевому кораблю — крошечному «Эспиглю» — и сказал его смущенному, но гостеприимному капитану, что там и останется. Его слуга принес ему пищу с берега, и он проспал ночь в походной кровати на шканцах.

Я спешил, так что начал распутывать этот мертвый узел, заставив Абд эль Кадера писать Фейсалу о своем решении, и заставив Тефика передать мне склад. Мы привели траулер «Аретуза» к шлюпу, чтобы Абд эль Кадер мог управлять погрузкой спорных сундуков с его корабля, и наконец доставили Тефика на «Эспигль» для временного совещания. Дальше все пошло неожиданно легко, так как, когда Тефик приветствовал на мостике почетный караул (не совсем такой, как положено, но выставленный в политических целях), его лицо просияло, и он сказал: «Этот корабль взял меня в плен в Курне», — указывая на трофейную табличку с названием турецкой канонерки «Мармарис», которую «Эспигль» потопил в деле на Тигре. Абд эль Кадер так заинтересовался рассказом Тефика, что проблема отпала.

На следующий день в Йенбо прибыл эмир Шарраф как заместитель Фейсала. Он был могущественным человеком, быть может, самым способным из всех шерифов в армии, но лишенным амбиций: он руководствовался долгом, а не побуждением. Он был богат, и в течение многих лет был главным судьей при дворе шерифа. Он знал людей племен и обращался с ними лучше, чем кто-либо, а они боялись его, так как он был суров и беспристрастен, и скошенная вниз левая бровь (след от давнего удара) придавала ему зловещий, непреклонный и упрямый вид. Хирург с «Сувы» оперировал ему глаз и залатал большинство повреждений, но на лице осталось выражение упрека всем вольностям и слабостям. Я нашел, что с ним хорошо работать, он обладал ясным умом, мудростью и добротой, приятной улыбкой — его губы смягчались, в то время как глаза оставались ужасными — и решимостью всегда делать все как положено.

Мы согласились на том, что риск падения Йенбо, пока мы стремимся к Веджху, значителен, и что будет мудрым решением очистить его от припасов. Бойль дал мне эту возможность, сообщив, что либо «Дафферин», либо «Хардинг» будет приспособлен для перевозки. Я ответил, что, поскольку трудности будут суровыми, я предпочел бы «Хардинг»! Капитан Уоррен, чей корабль перехватил послание, счел это излишним, но привел «Хардинг» два дня спустя в лучшем настроении. Это был индийский корабль для перевозки войск, и на его нижней палубе были крупные прямоугольные люки на уровне воды. Линберри открыл их нам, и мы набили прямо туда восемь тысяч винтовок, три миллиона комплектов амуниции, тысячи снарядов, множество риса и муки, полным-полно форменной одежды, две тонны взрывчатки и весь наш бензин, вперемешку. Это было все равно что запихивать письма в ящик. В ничтожный срок корабль принял тысячу тонн груза.

Бойль пришел и жаждал новостей. Он пообещал, что «Хардинг» будут держать поблизости, чтобы выгружать пищу и воду, когда понадобится, и это решало главную трудность. Флот уже собирался. Планировалось присутствие половины флота Красного моря. Ожидали прибытия адмирала, и на каждом корабле десанты готовились к этому. Одни красили в белый цвет парусину цвета хаки, другие точили штыки, а некоторые упражнялись с винтовками.

Я, напротив, тихо надеялся, что боя не будет. У Фейсала было около десяти тысяч человек — достаточно, чтобы заполнить всю территорию билли вооруженными отрядами и победить везде, где будет не слишком тяжело или не слишком жарко. Билли знали это и были всей душой преданы шерифу, полностью обратившись в арабский национализм.

Веджх мы взяли бы наверняка: страшно было, как бы многие из воинства Фейсала не умерли от голода или жажды в пути. Снабжение во многом было на моей совести, и довольно ответственным делом. Однако местность Ум Ледж на протяжении половины пути была дружественной: на этом отрезке ничего трагического случиться не могло, и потому мы послали слово Фейсалу, что все готово; он оставил Оваис в тот самый день, когда Абдулла ответил, что принимает план по Аис и обещает немедленно выступить туда. В тот же день пришли новости, несущие мне облегчение. Ньюкомб, полковник регулярных войск, посланный в Хиджаз начальником нашей военной миссии, прибыл в Египет, и два офицера его штаба, Кокс и Виккери, были в данный момент в пути через Красное море, чтобы присоединиться к нашей экспедиции.

Бойль взял меня в Ум-Ледж на «Суве», и мы сошли на берег за новостями. Шейх сказал нам, что Фейсал прибудет сегодня в Бир эль Вахейди, источник воды, на четыре мили вглубь страны. Мы послали ему записку и затем дошли до форта, который Бойль разбомбил несколько месяцев назад с «Фокса». Это был всего лишь барак из булыжников, и Бойль посмотрел на развалины и сказал: «Мне довольно-таки стыдно, что я разрушил такое пустячное место». Он был очень профессиональным офицером, настороженным, деловитым и официальным; иногда несколько нетерпимым к беспечности. Люди с рыжими волосами редко бывают терпеливыми. «Рыжий Бойль», как его называли, был горяч.

Пока мы смотрели на развалины, четверо седых смущенных старейшин деревни подошли и попросили разрешения заговорить. Они сказали, что несколько месяцев назад внезапно пришел двухтрубный корабль и разрушил их форт. Теперь им требовалось отстроить его для полиции Арабского правительства. Смеют ли они попросить у великодушного капитана этого мирного однотрубного корабля немного леса или другого материала для ремонта? Бойль был обеспокоен их долгой речью и огрызнулся: «Что такое? Чего они хотят?» Я сказал: «Ничего; они описывают ужасные последствия бомбардировки „Фокса“». Бойль осмотрелся вокруг и мрачно улыбнулся: «Тут полный разгром».

На следующий день прибыл Виккери. Он был артиллеристом и за десять лет службы в Судане выучил арабский, как литературный, так и разговорный, настолько хорошо, что избавил бы нас от всякой нужды в переводчике. Мы собрались выйти с Бойлем к лагерю Фейсала, чтобы сделать расписание атаки, и после обеда англичане и арабы приступили к работе и обсуждали оставшуюся дорогу до Веджха.

Мы решили разделить армию на секции, и они должны были независимо друг от друга проследовать к месту нашего сосредоточения — Абу Зерейбат в Хамде, после которого до Веджха воды не будет; но Бойль согласился остановить «Хардинг» на одну ночь в Шерм Хаббане — предполагая, что там возможна гавань — и выгрузить для нас на берегу двадцать тонн воды. Так и порешили.

Для атаки на Веджх мы предложили Бойлю арабский десант из нескольких сотен гарб и джухейна, крестьян и вольных людей, под началом Салеха ибн Шефия, юного негроида, очень храброго (к тому же дружелюбного), который держал своих людей в разумном порядке с помощью заклинаний и призывов, никогда не заботясь, как его собственное достоинство страдало от них или от нас. Бойль принял их и решил поставить на другой палубе вместительного «Хардинга». Они вместе с отрядом моряков высадятся к северу от города, где у турок нет поста, чтобы блокировать высадку, и где лучше всего расположена бухта Веджха.

У Бойля будет, по меньшей мере, шесть кораблей с пятьюдесятью пушками, чтобы отвлечь турок, и корабль с гидросамолетом, чтобы направлять пушки. Мы будем в Абу Зерейбат двенадцатого числа: в Хаббане, там, где «Хардинг» выгрузит воду — двадцать второго, а десант сойдет на берег на рассвете двадцать третьего, и к этому времени наши всадники перекроют все пути к отступлению из города.

Новости из Рабега были хорошими, и турки не пытались воспользоваться незащищенностью Йенбо. Это была наша удача, и когда радио Бойля успокоило нас, мы очень ободрились. Абдулла был прямо под Аис; мы были на полпути в Веджх; инициатива перешла к арабам. Я был так рад, что не сдержался и, ликуя, сказал, что через год мы будем стучаться в ворота Дамаска. Холод прошел по палатке, и мои надежды угасли. Позже я слышал, что Виккери пошел к Бойлю и страстно обвинил меня в хвастовстве и визионерстве; но, хотя эта вспышка была глупой, это не было несбыточной мечтой, так как пять месяцев спустя я был в Дамаске, а через год после этого — de facto[55] его губернатором.

Виккери разочаровал меня, а я злил его. Он знал, что я некомпетентен в военном плане, и считал нелепыми мои политические идеи. Я знал, что он опытный солдат, в котором нуждалось наше дело, и все же он, казалось, не видел его силы. Арабы чуть не потерпели крушение из-за этой слепоты европейских советчиков, которые не хотели знать, что бунт — это не война; на самом деле, в его природе больше от мирного времени — возможно, от всеобщей забастовки. Союз семитов, идея и вооруженный пророк обладали неограниченными возможностями; при умелом руководстве они были бы не в Дамаске, но в Константинополе, которого достигли в 1918 году.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XXIII

Из книги Убийцы в белых халатах, или как Сталин готовил еврейский погром автора Ерашов Валентин

Глава XXIII 3вонок разбудил Главного художника около шести, трубку аппарата возле кровати, на тумбочке, сняла жена, с нею не поздоровались, не извинились, потребовали к телефону ее мужа, голос был незнакомый, властный, спросить — кто, не решилась. Муж сонно выругался, но с


Глава 10 (xxiii)

Из книги История упадка и крушения Римской империи [с иллюстрациями] автора Гиббон Эдвард

Глава 10 (xxiii) Религия Юлиана. — Всеобщая веротерпимость. — Он пытается восстановить и преобразовать языческое богослужение. — Он хочет вновь построить Иерусалимский храм. — Коварство, с которым он преследует христиан. — Фанатизм и несправедливость обеих партий.


ГЛАВА XXIII

Из книги Дракула автора Стокер Брэм


Глава XXIII

Из книги Достойные моих гор автора Стоун Ирвинг


ГЛАВА XXIII

Из книги Старая Москва. История былой жизни первопрестольной столицы автора Пыляев Михаил Иванович

ГЛАВА XXIII Бульварная Москва допожарной эпохиВ первых годах XIX столетия в Москве появились сатирические стихотворения, написанные на тогдашнее общество; обыкновенно стихи эти, или, вернее, вирши, затрагивали излюбленные места прогулок москвичей: «Вокзал», Тверской


ГЛАВА XXIII

Из книги Замечательные чудаки и оригиналы автора Пыляев Михаил Иванович

ГЛАВА XXIII «Немой барин». Откупщик М.А. К[усовник]ов. Малороссийский богач С.М. Ш[ир]ай. Уличные проказники и их шалости. Камердинер Матвей Иванович. Художник Ю.А. О[лешкев]ич.К разряду более заметных былых петербургских чудаков, разгуливавших по Невскому и другим улицам,


Глава XXIII

Из книги Записки княгини автора Дашкова Екатерина Романовна

Глава XXIII В эту зиму я менее, чем обычно, страдала ревматизмом, развитию которого содействовало болотистое местоположение моей дачи. Я была в состоянии предпринимать прогулки в карете и по-прежнему два раза в неделю обедала с императрицей.Следующий рассказ остался в моей


Глава XXIII

Из книги Гордон Лонсдейл: Моя профессия - разведчик автора Корнешов Лев Константинович

Глава XXIII Яростный рёв, раздавшийся над самой моей головой, — густой и плотный до боли (были в нём и угроза, и дикая злость), снова заставил меня поморщиться и вздрогнуть. Ещё один тяжёлый бомбардировщик (третий по счету, интервал меньше двух минут!) прогрохотал над домиком


Глава XXIII

Из книги Исторические очерки Дона автора Краснов Петр Николаевич

Глава XXIII Последствия для Донского войска бунта Стеньки Разина. Присяга Войска Царю «на случай» 29-го августа 1671 года. Утрата самостоятельности. Присяга царю Феодору Алексеевичу в 1676 году.Бунт Стеньки Разина тяжело отозвался на Донском Войске.Обычное жалованье казакам не


Глава XXIII

Из книги Исторические очерки Дона автора Краснов Петр Николаевич

Глава XXIII Война, со Швецией 1808–1809 годов. Дело у деревни Ильби. Взятие города Боро лейб-казаками. Переход по льду через Ботнический залив. Служба в Финляндии.Зимою 1808 года началась война на севере России со шведами. В этой войне участвовали два Донских казачьих полка:


Глава XXIII

Из книги Всевеликое войско Донское [litres] автора Краснов Петр Николаевич


Глава XXIII

Из книги Три путешествия автора Стрейс Ян Янсен

Глава XXIII Сестра посла уезжает в Тифлис. Польский хирург едет с ними. Труп индуса сжигают вместе с живой рабыней христианкой. Женщине дают снотворное питье и бросают ее в огонь. Двое мужчин убито. Сильное горе. Странные обряды при погребении. Сын хана получает в дар


Глава XXIII

Из книги Записки автора Дашкова Екатерина Романовна

Глава XXIII В эту зиму я менее, чем обычно, страдала ревматизмом, развитию которого содействовало болотистое местоположение моей дачи. Я была в состоянии предпринимать прогулки в карете и по-прежнему два раза в неделю обедала с императрицей.Следующий рассказ остался в моей


Глава XXIII

Из книги Проект Новороссия. История русской окраины автора Смирнов Александр Сергеевич

Глава XXIII «Соборная Украина» как органическая часть СССР и социалистической индустриальной цивилизации (коммунистического глобального проекта). Потеря Украиной характера буферной территории и региональные противоречия ее пространства. Незавершенность трансформации


Глава XXIII

Из книги История Малороссии - 5 автора Маркевич Николай Андреевич

Глава XXIII Стр. 3–7. Происки Виговского.Конисский.Летопись Фроловская.Летопись Разумовского.Летопись Писаревская.Радзиминский.Рубан. I. 55. 56.Малоросс. дела Кол. Арх. 1657. № 17.Бант. Каменск. II. 23. 24.Стр. 8. 9. Матвеев и Оловянников.Малорос. дела Кол. Арх. 14. 15. 1657.Стр. 9. Появление


ГЛАВА XXIII.

Из книги Партизанское движение в Приморьи. 1918—1922 гг. автора Ильюхов Николай Кириллович

ГЛАВА XXIII. Первый Дальневосточный партизанский полк. — Переход на принципы регулярной армии. — Анархистствующие партизаны. — Разгром бандитизма. — Ревтрибунал. — Последние бои за обладание железной дорогой. — Восстание и переход к партизанам шкотовского гарнизона