Меньше месяца разница

Меньше месяца разница

— Вы какого года рождения? — спрашивает меня Вячеслав Михайлович.

— Тысяча девятьсот сорок первого.

— Тысяча девятьсот сорок первого как раз?

— Мне было два месяца, когда война началась. Вы выступали по радио.

— Я в это время использовал момент и выступил. — Обычный молотовский юмор.

— А я в апреле родился, четвертого.

— А я раньше, в марте.

— Мы близко с вами.

— Меньше месяца разница, — говорит Молотов.

Да еще между нами пятьдесят один год… У него уж левая рука плохо сжимается, палочку держит в правой.

— Каждый день немного упражняю пальцы. Эту я хорошо сжимаю, а эту не могу. Вот такие дела. Мы прощаемся.

— Захаживайте, — говорит он, — мимо не проходите.

(Рука у него стала трястись после того, как еще при Брежневе ему отказали в восстановлении в партии, заявив, что он лично повинен в уничтожении сорока тысяч человек. — Ф. Ч.)

Сейчас он спит внизу, на первом этаже, а хочет наверху, как прежде, в светелке, но домашние боятся, как бы не разбился на лестнице.

— Для уха — аппарат, для ног — палка, для зубов — протезы, — улыбается он. — А без этого трудно.

30.10.1984

— Я не знаю ни одного человека — крепкого, знающего, квалифицированного марксиста, я не знаю таких, есть преданные люди, немало людей преданных, но правильное, большевистское, ленинское, марксистское направление не выдерживают. У того же Черненко — наворочено несоответствие с марксизмом. А он теперь возглавляет теоретическую работу.

— Все практики в основном.

— Практики, да. И я тоже практик. Я пожил около Сталина, около Ленина даже, и мне совестно, если набок куда-нибудь завернут… Поэтому боюсь что-нибудь такое пустить в общее пользование.

15.11.1984