Скандальное кино («В августе 44-го…»)

Скандальное кино

(«В августе 44-го…»)

Самым крупным киноскандалом 1975 года можно назвать тот, что случился во время работы над фильмом «В августе 44-го…» по книге Владимира Богомолова «Момент истины». Этот увлекательный роман про подвиги советских разведчиков из «Смерш» во время войны увидел свет за два года до этого и сразу попал в поле зрения кинематографистов. В итоге «тендер» на экранизацию книги выиграла крупнейшая киностудия страны «Мосфильм». Осуществить это должно было Экспериментальное творческое объединение. Но из этой затеи ничего не вышло.

Неприятности с фильмом начались с самого начала. Режиссером был выбран Витаутас Жалакявичус, и у него с первых же дней не сложились отношения с автором романа. Богомолову резко не понравился режиссерский сценарий, и он обвинил будущего постановщика в абсолютном незнании военной темы, тот ответил соответственно – и пошло-поехало. В итоге режиссер и автор вообще перестали разговаривать, предпочитая общаться через посредников. Жалакявичус для этого выбрал директора фильма Бориса Криштула, а писатель предпочитал общаться исключительно с руководстваом студии с помощью письменных депеш. К примеру, 11 июня 1975 года им была послана следующая телеграмма генеральному директору «Мосфильма»:

«Как это ни удивительно, реализована только пятая часть из более чем 600 замечаний, сделанных мною по второму варианту режиссерского сценария. Замечаний, обоснованность которых была признана редактором и руководством студии. Причем при реализации только пятой части замечаний режиссером написаны многие новые нелепости и неграмотности…»

Спустя несколько дней писателем будет отправлена другая депеша: «Вся беда режиссерского сценария в том, что режиссер имеет самое отдаленное, неверное представление о людях и событиях, которые должен изображать, и при невмешательстве студии упорствует в своих заблуждениях и своем невежестве. Ни к чему хорошему эти заблуждения режиссера и его незнание предмета изображения привести не могут…»

Пока обе стороны выясняли отношения подобным образом, другая часть съемочной группы непосредственно работала – выбирала места для натурных съемок. Для поиска похожих деревень, городка, леса киношники отправились из Минска до Беловежской Пущи. Поехали бы и дальше, если бы их не остановил пограничник, показав на столб с гербом СССР: за его спиной была уже Польша. Были объеханы сотни километров, а в итоге нужное место нашли у себя под носом – рядом под Минском, на натурной площадке «Беларусьфильма» в Смолевичах. Там все стояло как будто специально под них: гостиница, декорации, лес, небольшое озеро.

Из актеров в экспедицию отправились: Сергей Шакуров (капитан Алехин), Анатолий Азо (старший лейтенант), Бронислав Брондуков (водитель Хижняк), Б. Бабкаускас (генерал Егоров) и др. В массовых сценах были задействованы солдаты Белорусского военного округа, но, чтобы продлить их пребывание на съемочной площадке дольше оговоренного срока, директору фильма Криштулу пришлось идти к командующему округом генерал-полковнику Третьяку. Генерал поначалу был неумолим и отказался продлить сроки пребывания своих подчиненных. А на сетование киношника о том, что во всем виновата плохая погода, ответил: «Снимать о войне надо правду, а воевали мы в любую погоду. К тому же директивы издает Генеральный штаб, и продлить их может только он». Криштул в отчаянии приводит свой последний аргумент: «Я пришел к Вам не только как к командующему, но и как к члену ЦК и депутату Верховного Совета. Ведь в известном постановлении о кино ЦК КПСС обратился ко всем руководителям с просьбой о содействии». Эту карту Третьяку бить было нечем, и он согласился.

Между тем Богомолов продолжал находиться в контрах с режиссером. 9 июля писатель отправил гендиректору «Мосфильма» очередное послание следующего содержания: «Поскольку режиссер при невмешательстве студии упорствует в своем невежестве, в своих заблуждениях, считаю необходимым предупредить студию, что, если в режиссерский сценарий не будут внесены все необходимые правки, я не смогу нести ответственность за идейное содержание и художественость картины, и у меня останется только один выход: снять свое имя с титров».

Несмотря на протесты писателя, Жалакявичус начал съемки фильма. А Богомолов продолжал писать письма с протестами. В одном из них писатель пожаловался на то, что за те несколько недель, что идут съемки, ему ни разу не показали отснятый материал. В итоге директору картины Криштулу по приказу свыше пришлось срочно вылетать в Москву, чтобы выполнить просьбу Богомолова. Вспоминает Б. Криштул:

«Я заказал уютный просмотровый зал на „Мосфильме“. Богомолов пришел в спортивном костюме, стрижка „ежик“, похож на спортсмена.

Когда зажегся свет, я понял сразу – материал ему не понравился. Все его претензии сводились к следующему:

– И это контрразведчики?! Небритые, в грязных гимнастерках (он, наверное, забыл, что его герои неделями прочесывали леса и деревни). Ваш режиссер не воевал, он не знает того, о чем делает фильм.

Пробую возражать:

– Владимир Осипович. Вашу книгу экранизирует лучший в Советском Союзе режиссер этой темы. Вы видели «Никто не хотел умирать»?

Но автор и слышать ничего не хочет. Просмотренный материал подействовал на него, как бензин на огонь. Провожаю его до проходной. По дороге пытаюсь мягко объяснить, что кинематограф подчиняется своим законам, а литература – своим. В ответ Богомолов повторяет одно и то же: «Не воевал, не воевал, не воевал». Атакую его с другой стороны:

– Скоро «Мосфильм» будет делать картину о Куликовской битве. Вероятнее всего, хотя объявление дали, очевидцев найти не удастся.

Посмеялись.

– По-вашему, Владимир Осипович, фильм должен ставить не режиссер, а контрразведчик…

Огорчительно, но в отношениях с автором появилось буквальное соответствие коллизиям романа. Его герои протестовали против операции «Гребенка». В. Богомолов стал противником фильма…»

Между тем, отсняв часть натуры в Белоруссии, съемочная группа была вынуждена из-за дождей передислоцироваться в октябре в более теплые места – в Ялту. Но едва прибыли на место и приступили к работе, как пришла неожиданная весть – 21 октября скончался актер Бронюс Бабкаускас, исполнявший в фильме роль генерала Егорова. Было актеру на тот момент всего 54 года. Это был сильнейший удар для всей группы – ведь большая часть эпизодов с Бабкаускасом уже была снята. Теперь предстояло искать нового актера, выбивать «окна» для пересъемок. Но ничего этого не понадобилось, поскольку смерть Бабкаускаса невольно подвела черту под всем фильмом. Спустя несколько дней после этого печального события Богомолов подал на киностудию «Мосфильм» в суд. Директор студии Николай Сизов приостановил съемки и затребовал весь отснятый материал в Москву для просмотра. Увиденное Сизову понравилось, но найти общего языка с Богомоловым даже ему так и не удалось. В итоге 20 ноября был подписан приказ № 705 о приостановлении производства фильма.

6 декабря в Московском городском суде прошло заседание по иску писателя Владимира Богомолова о запрещении съемок фильма по его книге «Момент истины» на киностудии «Мосфильм». Вот как об этом вспоминает очевидец тех событий – все тот же директор фильма Б. Криштул:

«Богомолов приехал с молодой симпатичной представительницей Всесоюзного агентства авторских прав, которая хорошо поставленным голосом бойко доказывала, что в антагонизме между литературой и кинематографом виновен исключительно кинематограф.

Судья, равнодушная, усталая женщина, не просила показать ей отснятый материал (книгу, похоже, прочитала, как показалось по одной ее реплике), не предлагала создать искусствоведческую экспертизу, ничего не сличала и не анализировала, как, по-моему, должен был поступить суд.

Судья пыталась сначала уговорить и вразумить истца, но тот стоял насмерть. Когда писателю дали слово, он начал так:

– Роман выдержал три издания в 30 миллионов экземпляров тиража и получил высокую оценку читателей. На мою книгу написано 76 рецензий в разных газетах, журналах Советского Союза и за рубежом. В это число входят газета «Правда» и журнал «Коммунист»… Я не хотел экранизации. Пять месяцев меня уговаривали отдать роман на «Мосфильм».

…Что вы мне говорите о таланте Жалакявичуса? Я отношусь с уважением к нему самому, но это – не его тема, он не понимает того, что делает. У каждого художника есть своя тема, – как по писаному изложил истец и закончил не очень вразумительно:

– Жалакявичус – режиссер, который должен работать на международном материале.

После таких слов я ждал, что наш юрист скажет: «Богомолов не должен писать о любви, его тема – шпионы». Но нашему юристу было уже за восемьдесят, начав говорить, он часто замирал, как бы вспоминая слова, или долго копался в бумажках в поисках шпаргалки. Судья нетерпеливо вертела карандаш, а то и покрикивала, что совсем выбивало старичка из колеи. Нервничал и второй наш представитель, директор объединения Леонид Мурса, пытаясь своим ярким выступлением спасти фильм.

Суд постановил: «Производство фильма приостановить и без согласия автора никаких съемок не производить. Попытаться автору и киностудии найти приемлемое решение и продолжить работу, дабы не допустить убыточных расходов картины».

Желанного компромисса сторонам найти так и не удалось: спустя две недели состоится специальное заседание секретариата Союза кинематографистов СССР, на котором Богомолова заклеймят позором, а фильм закроют. Потраченные деньги, естественно, спишут в убыток киностудии.

Фильм «В августе 44-го…» в советское время снят так и не будет. Это произойдет много позже – в конце 90-х, в Белоруссии (режиссер – Михаил Пташук), причем и там без скандалов не обойдется. Но это уже отдельная история для другой книги.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Скандальное останкино («Песня года»)

Из книги Скандалы советской эпохи автора Раззаков Федор

Скандальное останкино («Песня года») В самом конце 1978 года в Останкино снималась очередная финальная «Песня года». За всем происходящим, как и положено, чуть ли не с лупой надзирал председатель Гостелерадио Сергей Лапин. Если что-то ему не нравилось, то он безжалостно


В августе на французских дорогах творится сущий ад

Из книги Англия и Франция: мы любим ненавидеть друг друга автора Кларк Стефан

В августе на французских дорогах творится сущий ад Прежде чем вдаваться в чудовищные подробности самой битвы, пожалуй, следует вооружиться некоторой справочной информацией.Эдуард III, чьи войска только что закончили высокорентабельное шевоше по северу Франции, сам


Скандальное похищение при Версальском дворце

Из книги 100 великих загадок истории Франции автора Николаев Николай Николаевич

Скандальное похищение при Версальском дворце В начале XVIII в. при дворе Людовика XIV случился громкий скандал. Первым его виновником был Карл Великий, которому в 787 г. от Р.Х. пришла блестящая идея отправить посла Германской Священной империи к Аарону, персидскому царю,


В АВГУСТЕ ЛУЧШЕ НЕ ОТДЫХАТЬ

Из книги МИД. Министры иностранных дел. Тайная дипломатия Кремля автора Млечин Леонид Михайлович

В АВГУСТЕ ЛУЧШЕ НЕ ОТДЫХАТЬ По мнению Бессмертных, внешняя политика — это политика спокойных, умеренных шагов. Сам он так и действовал — быстро, квалифицированно, безукоризненно. Он был полностью лоялен к Горбачеву, он вообще подчеркнуто не участвовал во


ПЯТЬ ДНЕЙ В АВГУСТЕ

Из книги МИД. Министры иностранных дел. Тайная дипломатия Кремля автора Млечин Леонид Михайлович

ПЯТЬ ДНЕЙ В АВГУСТЕ После смены власти в Тбилиси отношения улучшились только на короткое время. 17 февраля 2005 года министр Лавров прилетел в Тбилиси, чтобы ускорить подготовку договора о дружбе и добрососедстве.Грузия оставалась единственным государством СНГ, с которым у


Барселона в августе 1936

Из книги Испанские репортажи 1931-1939 автора Эренбург Илья Григорьевич

Барселона в августе 1936 Стоят горячие дни. Город поет: звуки «Интернационала» вылетают из темных узких дворов, ползут по тоннелям метро, забираются на окрестные горы. На Рамбле61 гарцуют кавалеристы. Проезжают грузовики, наспех обшитые железными листами. Дети несут флаги,


Глава 14. Скандальное дело судна «Блу дав»

Из книги Флибустьеры Ямайки. Эпоха «великих походов» автора Губарев Виктор Кимович

Глава 14. Скандальное дело судна «Блу дав» В 1664 году имело место скандальное дело пинка «Блу дав», дважды незаконно становившегося призом флибустьеров Ямайки. Первый раз он был захвачен капитаном Джоном Моррисом, когда направлялся в Порт-Ройял из Амстердама; второй раз


55. Состояние государства при Августе. Золотой век римской литературы.

Из книги Мифы древнего мира автора Беккер Карл Фридрих

55. Состояние государства при Августе. Золотой век римской литературы. Упрочив свое положение, Август приступил к новому устройству громадного государства. Оно было разделено на наместничества, правители которых являлись лично ответственными перед императором. Там было


Операции финского III корпуса в июле и августе 1941 г

Из книги Немецкая оккупация Северной Европы. Боевые операции Третьего рейха. 1940-1945 [litres] автора Зимке Эрл

Операции финского III корпуса в июле и августе 1941 г Директива фюрера от 31 июля приказывала армии «Норвегия» перенести центр тяжести военных действий в зону финского III корпуса и вести наступление на Лoухи, оставив с XXXVI корпусом ровно столько частей, сколько необходимо для


В августе вспоминаем Хиросиму

Из книги Два лица Востока [Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии] автора Овчинников Всеволод Владимирович

В августе вспоминаем Хиросиму Когда приходит август, все мы традиционно вспоминаем о Хиросиме и Нагасаки – японских городах, которые 6 и 9 августа 1945 года стали первыми в истории жертвами атомного оружия.Однако куда меньше людей знают о том, что тайная гонка за создание


Разговор в СССР в августе 1991-го

Из книги Третьего тысячелетия не будет. Русская история игры с человечеством автора Павловский Глеб Олегович

Разговор в СССР в августе 1991-го — Так что там с Украиной, какие разъяснения?— Олег Румянцев выступает с речами о предателях, которые отделением ударили в спину демократии.— Заявка «кто не с нами, тот против нас» на полном ходу — кто 19 августа не присоединился к Белому


Допросы в «Сенеже». Что делала армия в августе 91-го?

Из книги ГКЧП. Был ли шанс? автора Язов Дмитрий Тимофеевич

Допросы в «Сенеже». Что делала армия в августе 91-го? …Подъехали. Я понял, что это «санаторий» на берегу озера Сенеж. Кроме «санаторных» корпусов, стояло несколько финских домиков, вот к ним-то и притулился наш кортеж. Вдоль дорожки, ведущей на задворки этих домиков,


Скандальное

Из книги Хлыст [Секты, литература и революция] автора Эткинд Александр Маркович