Глава 18

Глава 18

Зачем Советскому Союзу освобождать Западную Европу? — Неизбежное поражение плановой социалистической экономики СССР в соревновании со свободными экономиками развитых стран Запада. — Почему социалистическое государство не может длительное время сосуществовать рядом с нормальными странами. — «Особый путь» развития Советского Союза. — Массовое бегство населения из социалистических стран. — Альтернативные сценарии развития СССР после смерти Сталина. Курс Хрущёва — Булганина на продолжение строительства коммунизма и его последствия. — Путь к коммунизму — путь в никуда. — Учения на Тоцком полигоне как переломный момент в истории Советского Союза и начало конца СССР. — Жуков убеждает руководство страны в возможности «освобождения» Западной Европы и тем самым усиливает позиции Хрущёва и помогает ему разгромить Маленкова и его сторонников.

1

Но для чего Жукову надо было освобождать Западную Европу?

Для самообороны. Для того, чтобы сохранить Советский Союз, который не мог долго существовать рядом с нормальными странами. Не могла плановая, то есть управляемая бюрократами экономика нашей страны соревноваться со свободной экономической деятельностью сотен миллионов вольных граждан — как не могли долго существовать извозчики с конными экипажами на улицах советских городов после появления автомобилей такси с клеточками на бортах. Извозчики должны были либо поломать все такси, либо уступить место таксистам.

Управляемая бюрократами советская экономика находилась в положении конного извозчика, который гонится за машиной такси.

«Догнать и перегнать!» — призывал товарищ Ленин.

«Догнать и перегнать!» — требовал товарищ Сталин.

«Догнать и перегнать!» — заходился в истерике Хрущёв.

Но социалистическая экономика ни при каких условиях не способна превзойти экономику свободного мира. Просто потому, что бюрократу ни к чему вводить новшества. Просто потому, что бюрократ распоряжается не своими, а чужими деньгами. Просто потому, что за неэффективное использование народных денег с него никто не спросит.

Поэтому бюрократы способны на любые безумные затеи — например, перекрыть Волгу дурацкими плотинами в районе Горького и Куйбышева, Саратова и Сталинграда, затопив плодородные поймы, перекрыв путь осетрам, которые жили здесь миллионы лет. Бюрократы способны испохабить плотинами Днепр, превратив великую реку в стоячее болото, переполненное нечистотами, в том числе радиоактивными.

Бюрократы способны создать Министерство мелиорации, которое будет осушать верховые болота, отчего пересохнут ручьи и реки, которые питают Дон и Кубань, Волгу и тот же Днепр.

Бюрократы способны отводить воду из рек Средней Азии в таких объемах, что нарушится баланс между поступлением воды в Аральское море и ее испарением. И в результате Арал пересыхает, дно его превращается в соляную пустыню, ветры разносят соль на сотни и тысячи километров, а все живое в ближних и дальних окрестностях умирает.

Бюрократы, вопреки здравому смыслу, способны даже организовать зимние олимпийские игры в субтропическом климате, истратив безумные средства. И все им сходит с рук. Их никто не контролирует, кроме других бюрократов. Потому государство с несвободной экономикой, в частности социалистическое государство никогда не сможет ни догнать, ни тем более перегнать страну с нормальной свободной экономикой.

Экономическая система, при которой люди вкладывают в дело свои, а не чужие деньги, всегда будет превосходить экономику социализма. Социализм, который существует рядом с нормальными странами, должен или навязать всем соседям такой же преступный и дурацкий путь развития, или погибнуть, не выдержав экономической конкуренции.

Именно так неандертальцы не могли долго сосуществовать рядом с другой более развитой и успешной породой человекообразных и в конце концов были вытеснены кроманьонцами, прямыми предками современного человека, или ассимилировались с ними.

Наша родная власть должна была тайно и явно вредить капиталистам, стремясь всех их извести. Иначе рано или поздно страна должны будет погибнуть или встроиться в капиталистическую систему и свободный рынок.

Руководители Советского Союза грызлись не только за саму власть, но и за то, как той властью распорядиться. Был бы у руля Лев Давыдович Троцкий — повел бы он нас одним путем. Был бы Николай Иванович Бухарин — повел бы к той же пропасти, но другой дорогой. У Зиновьева были свои взгляды на выбор способа национального самоубийства, у Рыкова — свои. И у товарища Сталина были определенные взгляды на то, по какому пути должна развиваться страна и все прогрессивное человечество.

Но в 1953 году Сталина не стало. Перед теми, кто пришел ему на смену, встал вечный вопрос: что делать?

В 1917 году страна выбрала свой особый путь. Не такой, как у всех. Мы этим гордились: мы — первопроходцы! Мы идем неизведанным путем! Мы прокладываем дорогу в будущее всему человечеству!

Только добровольно по нашему пути почему-то идти никто не хотел. Миллионы пролетариев во всем мире следовать нашему примеру не спешили, цепей рабства не рвали, своих буржуев не свергали, к нам ради счастливой жизни толпами не перебегали. Мы и при Ленине, и при Сталине, и после них многих тащили за собой, надрываясь, — эстонцев и латышей, литовцев и поляков, чехов, болгар и венгров, восточных немцев и румын, жителей Сомали и Эфиопии Тащили то силой, то угрозами, то щедрыми подачками, заманивая в светлое будущее. Возведем себе в ущерб плотину поперек Нила, и Египет пойдет нашим путем! Подарим диктаторам Индонезии целый флот, и они к нам примкнут! Раздавим танками Будапешт и Прагу, бунтовщиков перестреляем, и оставшиеся радостно пойдут по протоптанному нами пути!

Справедливости ради надо доложить, что и русские с украинцами и белорусами тоже особым желанием не горели дорогу в будущее протаптывать. Они тоже брыкались, да еще как! На неизведанный путь народы нашей страны удалось поставить только в результате кровавой Гражданской войны, в которой Россия потеряла больше людей и материальных ценностей, чем в Первой мировой войне потеряли все страны вместе взятые, включая саму Россию.

Неизведанный путь во мраке таил многие опасности. Чуть правее наклон — упадем, пропадем! Чуть левее наклон — все равно не спасти! Не зря товарищ Сталин так упорно боролся с разнообразными уклонами, включая право-левацкий,[12] — Советский Союз все семь десятков лет своего существования находился в положении неустойчивого равновесия.

Пример. После Второй мировой войны в составе Советского Союза было 16 союзных республик. Карело-Финская Советская Социалистическая Республика граничила с Финляндией. Граница с Финляндией — огромной протяженности. Кругом дремучая тайга, озера, каменистые, порожистые речки, болота. Контролировать эту границу чрезвычайно трудно. Воспользовавшись столь подходящими для бегства природными условиями, все финское население потихоньку слиняло в Финляндию. Все закончилось тем, что 16 июля 1956 года было принято решение снизить статус Карело-Финской союзной республики до автономной республики, а из названия убрать слово «финская». Сокращение числа союзных республик повлекло за собой изменение государственного герба СССР.

Были бы и другие границы столь же удобными для ухода — не досчитался бы Советский Союз еще многих своих республик. Пришлось бы гораздо чаще менять советский герб.

3

Тот же процесс шел в странах, которые в результате Второй мировой войны стали нашими вынужденными союзниками.

После войны Корея была разделена на Северную и Южную. Северная Корея приступила к строительству светлого будущего. Южная Корея сохранила нормальную экономическую систему. Понятно, что люди, бросив все, бежали с севера на юг. С этим надо было что-то делать. Решений было только два.

Первое: отказаться от строительства светлого будущего в Северной Корее. И тогда люди никуда бы не убегали.

Второе: поставить Южную Корею на правильный путь. Сделать так, чтобы она не была манящим примером для населения северных областей.

Товарищ Сталин выбрал, ясное дело, второе решение. Северная Корея начала войну против Южной с тем, чтобы и ей тоже обеспечить счастливую жизнь.

И Германия тоже была разделена на две части. В Восточной Германии — строительство счастливой жизни по советским образцам. Потому с сентября 1950 года по октябрь 1955 года из Восточной Германии в Западную ушли один миллион 219 тысяч человек. Начиная с весны 1955 года число уходящих стало из месяца в месяц стремительно возрастать.

Карело-Финская Советская Социалистическая Республика, Северная Корея и Восточная Германия столкнулись с этими проблемами потому, что была возможность уходить не на чужбину: финны уходили в Финляндию, немцы — в Западную Германию, корейцы — в Южную Корею. Всех остальных удерживало то печальное обстоятельство, что уходить надо было не просто в неизвестность, бросив все, но еще и на чужбину, в чужую страну. Но если люди и не уходили, из этого вовсе не следовало, что они страстно стремились строить у себя на родине светлое будущее.

Потому вожди, которые взяли власть в Кремле после смерти Сталина, должны были решать вопрос о том, что делать. Решение надо было принимать весьма срочно. И решений все так же было только два: либо отказаться от строительства светлого будущего, либо насильно тащить за собой все человечество, чтобы пример других стран и народов не совращал бы наших людей, не заставлял бы их сравнивать свою счастливую жизнь с жизнью угнетенных пролетариев соседних стран.

На самом верху кремлевского руководства позиции разделились на диаметрально противоположные.

Берия и Маленков считали, что надо понемногу отгребать от идеи строительства светлого будущего, возвращаться в число нормальных государств, прекращая эксперименты над собственным народом. Булганин и Хрущёв настаивали на том, что нужно продолжать путь к коммунизму.

Куда бы мы пришли, если бы пошли путем Берии и Маленкова, каждый может видеть на примере Китая. Отсталая нищая страна, не отказываясь от красного знамени, понемногу вырулила на путь экономической свободы и превратилась в экономическую, политическую и военную сверхдержаву. Это именно тот путь, на который после смерти Сталина пытались развернуть Советский Союз Берия и Маленков. А куда мы пришли, следуя за Булганиным и Хрущёвым, каждый может увидеть, оглядевшись вокруг. Мы пришли к распаду Советского Союза, к вымиранию населения.

4

Развивая мысль о том, что Советский Союз все семь десятков лет своего существования находился в положении неустойчивого равновесия, некоторые сравнивают положение Советского Союза на протяжении всей его истории с положением смельчака, без страховки идущего по тросу, натянутому над Ниагарским водопадом. С таким сравнением я категорически не согласен. Дело в том, что у каната или троса есть два конца, закрепленных на двух крепких основаниях. Можно идти вперед, можно возвращаться назад. Все равно куда-нибудь придешь.

Но в коммунизм прийти невозможно. Достичь положения, когда каждому на нашей планете будет всего по потребности, нельзя. Недавно я видел с берега, как заправляли яхту одного нашего земляка. Литр дизельного топлива — один британский фунт. С хвостиком. Тонна — тысяча фунтов. Опять же — с хвостиком. Сто тонн — больше ста тысяч фунтов. Сколько топлива в ту яхту надо закачать, не знаю, но водоизмещение у нее 13 тысяч тонн — как у двух крейсеров «Аврора» вместе взятых. Эту яхту надо страховать, надо ее ремонтировать и красить, надо содержать экипаж и самой яхты, и двух вертолетов, и маленькой подводной лодочки. И у того земляка это не единственная яхта.

Хорошо, что у нас такая богатая страна. Нашему народу просто некуда девать деньги. Наш народ благодарит лучших своих представителей, обеспечивая им красивую жизнь. Мы делаем все для того, чтобы лучшим людям жилось хорошо. Но ведь потребности данного гражданина не удовлетворены. Он не довольствуется тем, что имеет.

Простите, но что будет, если каждый житель планеты Земля начнет удовлетворять свои потребности? Возможно ли удовлетворить все материальные потребности миллиардов людей? Ведь мы всей страной способны полностью удовлетворить потребности лишь небольшой группы наших гражданин. Потому повторяю: построить общество, в котором материальные потребности каждого будут удовлетворены по потребностям, как обещали коммунистические идеологи, нельзя. Коммунизм невозможен. В принципе.

Потому путь в коммунизм — это не четыре четверти пути по канату, натянутому как нерв. Путь в коммунизм — это стальной стержень неимоверной длины. 70 лет шли, а конца пути так и не увидели. Потому как его нет. И чем дальше шли, тем сильнее прогибался и вибрировал стержень. После 70 лет великих побед и свершений, после неслыханных усилий и жертв в Советском Союзе были введены карточки на продовольствие.

Советский Союз семимильными шагами шел к коммунизму. То есть в никуда. А Берия был прав. Берия пытался тихо, без особого шума свернуть и победным маршем вывести Советский Союз на путь развития всех нормальных стран.

Зачем искать особый путь, если есть протоптанные пути? Без гибели и страданий миллионов. Без голода и массовых расстрелов. Без кровавых экспериментов над собственным народом. Ведь можно построить вполне приличную жизнь, не прибегая ко всему этому. Как в Швейцарии, например.

Почему бы не пойти по пути Швейцарии? Чем он плох? В этой стране нет нефти, нет газа, нет угля, никеля и марганца. Есть только экономическая свобода граждан.

Хрущёв уничтожил Берию. Хрущёв миллионным тиражом выпустил сталинский учебник о неизбежности Мировой революции в результате третьей мировой войны Но и этим не удалось сокрушить Маленкова и всех, кто следовал за ним. Они продолжали, как заводные, повторять, что третья мировая война сулит гибель человечеству, потому с пути Мировой революции надо сворачивать.

И тогда в спор вмешался Жуков.

После смерти Сталина ситуация выглядела весьма просто. Вооруженные силы и производство оружия будут сокращаться, если страна свернет с пути Мировой пролетарской революции, и наращиваться, если страна с выбранного пути не свернет.

Жуков решил не сворачивать, и потому немедленно стал пробивать простую идею: в третьей мировой войне можно победить!

Германию враг народа Берия предлагал сделать нейтральной, но мы пойдем другим путем. Мы сделаем всю Германию коммунистической. Взломаем оборону Западной Германии ядерными ударами, ворвемся на ее территорию, освободим население. А заодно освободим Францию, Испанию и всякую прочую Бельгию. Американцам дадим сигнал: вас не трогаем, по нашим городам не бейте, а то мы по вашим ударим, у нас есть чем.

Получив должность первого заместителя министра обороны, Жуков приступил к практической подготовке Тоцкого полигона и войск, которые будут принимать участие в учениях. Учения на Тоцком полигоне Жуков проводил ради того, чтобы доказать: несмотря на появление ядерного оружия, победа социализма в Западной Европе возможна! В грядущей войне мы освободим Западную Германию так, как во время прошлой войны освободили Польшу, Румынию, Чехословакию, Болгарию, Венгрию, Восточную Германию и другие страны! Ворвемся на танках, установим счастливую жизнь — такую, как у нас. Путь танкам через фронт обороны врагов проломаем ядерными взрывами! Главное — Западная Германия, после нее Франция, Испания и все остальные страны Европы пойдут нашим путем.

14 сентября 1954 года Жуков показал всем сомневающимся: вот так ломаем оборону в Западной Германии, вот так вводим через эпицентр войска и идем вперед. Хоть до самого океана.

Маленков и его сторонники были посрамлены.

14 сентября 1954 года — начало конца Маленкова.

14 сентября 1954 года — начало нового этапа борьбы Советского Союза за освобождение угнетенных пролетариев Европы и всего мира от оков капитализма.

14 сентября 1954 года — начало конца Советского Союза.

Ключевой момент

Как зарубежные эксперты пытались определить военный бюджет Советского Союза, и что из этого вышло. — Ценообразование в социалистической экономике. — «Сколько в Советском Союзе на самом деле стоит тонна стали?» — Советский Союз был с самого начала обречен на экономическое отставание и поражение. — Страна на распутье: три возможных сценария дальнейшего развития Советского Союза. — Выбор.

Эксперты Запада о Советском Союзе знали всё.

Они не понимали ничего.

Например, Соединенные Штаты на протяжении десятилетий тратили совершенно фантастические суммы на то, чтобы определить военный бюджет Советского Союза. Над этим работали научные институты, созывались конференции и всевозможные симпозиумы, ученые господа сочиняли статьи и книги, защищали диссертации, выдвигали и отстаивали теории.

Чтобы определить реальную величину военных расходов СССР, научные центры США затратили, по разным оценкам ЦРУ, от 4 до 10 млрд долларов. Это был самый крупный проект в социальных науках в истории человечества

(Красная звезда. 20–26 августа 2008 г.).

Нужно иметь в виду, что в 70-х и 80-х годах XX века миллиард долларов был гораздо более внушительной суммой, чем сегодня.

Военные расходы Советского Союза не давали покоя не только американцам. В других странах тоже пытались решить эту задачку. Научные изыскания тут, понятно, не имели американского размаха, но все же миллионы в решение этой проблемы исправно вкладывались.

В октябре 1982 года в Оксфорде владельцы крупнейших британских газет собрали на закрытую конференцию ведущих советологов Запада для обсуждения перспектив развития Советского Союза. А у меня как раз вышла книга про Советскую Армию на английском языке — «Inside the Soviet Army», название которой можно перевести на русский как «Советская Армия: взгляд изнутри». Книга имела определенный успех, потому меня пригласили участвовать в заседаниях. Сижу, слушаю, зеваю. Каких только методик ученые господа ни предлагали, но вычислить советские военные расходы никому не удавалось. И тогда мне предложили высказать свои соображения. Встаю и заявляю: граждане-сэры, вот вам газета «Правда». Читайте, тут все написано. Никто ничего не скрывает: на военные нужды миролюбивый Советский Союз тратит 17 миллиардов рублей в год.

На это мне отвечают: да не может такого быть!

Я им: а какая разница?

Этого они понять не могли. Этого они так никогда и не поняли. Им казалось, что если у Советского Союза большой военный бюджет, значит у него мощные вооруженные силы, а если скромный бюджет, значит вооруженные силы слабые. Потому они и силились реальный бюджет вычислить.

Я им объясняю, что Союз Советских Социалистических Республик — государство социалистическое. Это следует даже из его названия Они меня не понимают: а какая разница? Объясняю на примере.

Допустим, что правители Советского Союза приняли решение перебросить одну мотострелковую дивизию из Бреста на китайскую границу. Мотострелковая дивизия того времени — это 10 815 солдат и офицеров, 257 танков, 117 БМП, 194 БТР, 127 БРДМ, 2413 автомашин, ракеты тактические и зенитные, артиллерия ствольная и реактивная, минометы и так далее. Если в каждый железнодорожный эшелон грузить по 40 автомашин, то только на перевозку автомашин понадобится около 60 эшелонов. А путь и далек, и долог — четверть экватора.

Спрашиваю: в чем, господа, по вашему разумению, в данном вопросе экономический интерес выдающегося полководца Маршала Советского Союза четырежды Героя Советского Союза (в четыре раза больше Звезд Героя, чем у Сталина!), Героя Социалистического Труда Брежнева Леонида Ильича, который этим самым Советским Союзом заведует? Как вы считаете, хочется ему сорвать с Советской Армии побольше денег за перевозку или поменьше?

Этот вопрос поставил экспертов в глухой тупик.

Железные дороги Советского Союза принадлежали народу, управлял ими министр путей сообщения Герой Социалистического Труда товарищ Павловский. А всеми министрами управлял председатель Совета Министров дважды Герой Социалистического Труда, кавалер девяти орденов Ленина товарищ Тихонов. (Нами правили только герои.) А над правительством стояла Коммунистическая партия во главе с верным ленинцем товарищем Брежневым.

Допустим, что советники и референты подсказали товарищу Брежневу проявить определенную сдержанность и потребовать с Советской Армии за перевозку дивизии один рубль. Если так, то главе правительства товарищу Тихонову по приказу товарища Брежнева следовало из государственного бюджета взять тот рубль и дать его министру обороны Маршалу Советского Союза, Герою Советского Союза, дважды Герою Социалистического Труда, кавалеру одиннадцати орденов Ленина товарищу Устинову. Ибо у Министерства обороны своих денег нет — есть только те деньги, которые дает правительство.

Министр обороны получит рубль у правительства, заплатит его министру путей сообщения товарищу Павловскому, товарищ Павловский вернет рубль государству (то есть правительству) в качестве полученной выручки.

Теперь предположим, что товарищ Брежнев решил на этом деле круто заработать. И подсказали, допустим, референты товарищу Брежневу сорвать с Советской Армии за перевозку дивизии сто миллионов рублей! В этом случае правительство Советского Союза должно из своего кармана достать сто миллионов и дать их Министерству обороны. Не забудем: своих денег у Министерства обороны нет, есть только те, что дает правительство.

Министр обороны получит сто миллионов у правительства, заплатит их Министерству путей сообщения, министр путей сообщения радостно доложит об огромной выручке и перечислит государству (то есть в распоряжение правительства) сразу сто миллионов!

Вопрос повторяю: в чем же разница между одним рублем и сотней миллионов?

Так вот: разницы не было никакой. И не было никакого смысла давать рубль Министерству обороны с тем, чтобы этот рубль вернулся в тот же карман. Потому никаких денег никто никуда и не переводил.

Тут эксперты вскакивают с мест: так сколько же стоит такая перевозка?

Я отвечаю: нисколько она не стоит. Работа выполнена, но стоимость в денежном выражении определить невозможно. И деньги в той операции участвуют весьма условно. Есть приказ правительства Министерству путей сообщений: столько-то вагонов подать сюда и перебросить столько-то людей и грузов вон туда.

И так во всем. Армии нужны ядерные заряды. Для этого нужно обогащать уран. Для этого нужно крутить центрифуги. Для этого нужно много электричества. Ради этих зарядов, ради этого урана перекрываем плотиной великую сибирскую реку. Укладываем в тело плотины миллионы кубов бетона. Вопрос: в чем экономический интерес правительства — дорого продавать цемент строителям или дешево?

Если тонну цемента правительство будет продавать по рублю, тогда надо будет достать из своего кармана соответствующую сумму и дать ее начальнику строительства. Начальник заплатит государственным цементным заводам, а те вернут деньги государству. Если тонну цемента продавать по сто рублей, тогда правительство вынуждено будет достать из своего кармана сумму в сто раз большую, дать ее начальнику строительства, тот заплатит государственным цементным заводам, а они вернут деньги в тот же государственный карман.

Потому спорить о военном бюджете социалистического государства нет смысла. Большинство операций денежного выражения не имели и не иметь не могли. Это мудрые эксперты понимать отказывались.

Тогда я объяснял положение дел на более понятном примере. Вот американский батальон. Он тратит топливо, запчасти для машин, боеприпасы. Солдатиков надо вооружать, одевать, кормить, лечить, деньги платить за службу. И оружие, и боеприпасы, и продовольствие, и топливо поступают от частных фирм, цена определятся рынком: эта фирма готова армейские штаны продавать по такой цене, другая фирма — в два раза дешевле.

Но вот ситуация: тот же батальон целую неделю под дождем и мокрым снегом на пронизывающем ветру в грязи и холоде готовил оборону в горах Южной Кореи, рыл окопы и траншеи, строил блиндажи, вбивал колья, опутывал их колючей проволокой. Целую неделю работали сотни людей, выполнили огромный объем очень нужной работы. Сколько это стоит?

Это ничего не стоит. Стоимость этой нужной работы деньгами выразить невозможно, ибо результаты труда никто не покупает.

В Советском Союзе все было организовано именно так. Работу выполняли государственные структуры для государственных структур. Продавец и покупатель — это все то же государство. В одном лице.

Но и этим примером экспертов пробить не удавалось. Тогда я привел самый простой бытовой пример. Представьте, говорю, граждане-сэры, что ваша жена не работает Она домохозяйка. Деньги в семье только те, что вы приносите домой. Вы решили научить жену водить машину. В чем ваш экономический интерес: сорвать с нее за каждый час вождения по одному доллару или по сто?

Но и этот пример, похоже, не помог объяснить им сущность социалистической экономики.

Не только у американских экспертов не укладывалось в головах существо экономической системы социализма. Находились отдельные товарищи и у нас. Некто Андропов Юрий Владимирович, генерал армии, Герой Социалистического Труда, кавалер четырех орденов Ленина, был председателем КГБ, потом занял пост Генерального секретаря ЦК КПСС. А с экономикой у нас в тот момент (впрочем, как и всегда) почему-то было не очень. И решил товарищ Андропов с проблемами экономики разобраться. Задал он вопрос очень мудрым ученым товарищам: так сколько же в Советском Союзе на самом деле стоит тонна стали?

Вопрос убойный, на засыпку. Умный человек такой вопрос задавать бы не стал. Но товарищ Андропов выдающимися умственными способностями не блистал, потому и решил выяснить.

Собралась конференция академиков и докторов экономических наук. Спорили, ругались, но решения не наши.

Ибо решения нет. Советскому гражданину тонна стали не нужна. Он ее покупать не будет. Десятки, сотни, тысячи и миллионы тонн стали государственные предприятия по разнарядке Госплана получали у других государственных предприятий. Это все та же ситуация, что и с переброской мотострелковой дивизии из точки А в точку Б. Можно вычислить, сколько надо вагонов и локомотивов, на сколько дней, сколько потребуется затратить электроэнергии и дизельного топлива. Но стоимость переброски дивизии определить нельзя.

Стоимость того, что не продается, того, что перекладывается из одного государственного кармана в другой, определить невозможно. Возможно только вычислить материальные затраты и затраты человеческого труда: чтобы сварить тонну стали, надо иметь столько-то руды, истратить столько-то тонн кокса, столько-то тонн воды, израсходовать столько-то электричества, столько-то добавить в расплавленную массу других металлов, нужно использовать труд такого-то числа людей такой-то квалификации в течение стольких-то часов. Экономика социализма официально именовалась затратной экономикой. Так в учебниках политэкономии и писали.

Вожди, начиная с Ленина, призывали бюрократов всех уровней и рангов быть экономными. Товарищ Сталин тех, кто не экономил, объявлял вредителями и расстреливал. Товарищ Хрущёв гнал таких с высоких постов. Товарищ Брежнев на XXVI съезде КПСС, читал по слогам то, что сочинили референты: э-ко-но-ми-ка должна быть э-ко-ном-ной! Зал, подавляя зевоту, привычно бил в ладоши.

Но затратная экономика экономной быть не может по определению. Она не может быть экономной, коль скоро даже официально числится затратной. Затратная экономика — это вообще не экономика.

Вот почему в экономическом соревновании с нормальным человеческим обществом социализм проигрывает всегда, проигрывает неизбежно и закономерно. Вот почему Советский Союз был с самого начала обречен на экономическое отставание и поражение. Вот почему он не был способен сосуществовать рядом с нормальными государствами. Вот почему перед Советским Союзом, как перед витязем на распутье, открывалось три пути:

1. отказаться от социализма и вернуться на нормальный путь развития;

2. проиграть экономическое соревнование и превратиться в сырьевую колонию развитых стран;

3. любыми способами подорвать экономику конкурентов, вплоть до разгрома их армий, захвата их территорий и установления таких же порядков, которые установлены у нас.

Отказываться от социализма наши вожди не желали — в этом случае они теряли власть. Оставалось надеяться только на разгром супостата.

Победа над нормальным человеческим обществом, как мы только что выяснили, не могла быть экономической — она могла быть только военной.

Вот почему Советский Союз построил больше атомных подводных лодок, чем все остальные страны мира вместе взятые.

Вот почему Советский Союз построил больше танков, чем все остальные страны вместе взятые.

Вот почему Советский Союз имел больше воздушно-десантных дивизий, чем все остальные страны мира вместе взятые.

Вот почему Советский Союз рухнул и оказался раздавлен непомерной массой произведенного оружия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

Из книги Реконструкция всеобщей истории [только текст] автора Носовский Глеб Владимирович

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ Не исключено, что Израиль и Иудея — это два названия одного и того же царства, то есть


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня: «день М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто еще не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня. «День М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто ещё не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера

Из книги Мартин Борман [Неизвестный рейхслейтер, 1936-1945] автора Макговерн Джеймс

Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера У Гитлера были скромные потребности. Ел он мало, не употреблял мяса, не курил, воздерживался от спиртных напитков. Гитлер был равнодушен к роскошной одежде, носил простой мундир в сравнении с великолепными нарядами рейхсмаршала


Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.) 44. Иоханан бен Закай Когда иудейское государство еще существовало и боролось с Римом за свою независимость, мудрые духовные вожди народа предвидели скорую гибель отечества. И тем не менее они не


Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава

Из книги Судьба разведчика: Книга воспоминаний автора Грушко Виктор Федорович

Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава Семейство в полном сборе! Какое редкое явление! Впервые за последние 8 лет мы собрались все вместе, включая бабушку моих детей. Это случилось в 1972 году в Москве, после моего возвращения из последней


Глава 101. Глава о наводнении

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 101. Глава о наводнении В этом же году от праздника пасхи до праздника св. Якова во время жатвы, не переставая, день и ночь лил дождь и такое случилось наводнение, что люди плавали по полям и дорогам. А когда убирали посевы, искали пригорки для того, чтобы на


Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли В этом же году упомянутый Мендольф, собрав мно­жество, до тридцати тысяч, сражающихся: своих пруссов, литовцев и других языческих народов, вторгся в Мазовецкую землю. Там прежде всего он разорил город Плоцк, а затем


Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч В этом же году перед праздником св. Михаила поль­ский князь Болеслав Благочестивый укрепил свой го­род Мендзыжеч бойницами. Но прежде чем он [город] был окружен рвами, Оттон, сын упомянутого


Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава

Из книги Ложь и правда русской истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава  Эта глава отдельная не потому, что выбивается из общей темы и задачи книги. Нет, теме-то полностью соответствует: правда и мифы истории. И все равно — выламывается из общего строя. Потому что особняком в истории стоит


34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей Видимо, Израиль и Иудея являются лишь двумя разными названиями одного и того же царства


Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава

Из книги Романовы. Ошибки великой династии автора Шумейко Игорь Николаевич

Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава Хорошо известен феномен сведения всей информации о мире под политически выверенном на тот момент углом зрения в «Большой советской…», «Малой советской…» и ещё раз «Большой советской…», а всего, значит, в трёх энциклопедиях,


Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)

Из книги Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709 автора Беспалов Александр Викторович

Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721


Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

Из книги Долгоруковы. Высшая российская знать автора Блейк Сара

Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства В 1866 году у князя Дмитрия Долгорукого родились близнецы: Петр и Павел. Оба мальчика, бесспорно, заслуживают нашего внимания, но князь Павел Дмитриевич Долгоруков добился известности как русский


Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914

Из книги Православие, инославие, иноверие [Очерки по истории религиозного разнообразия Российской империи] автора Верт Пол В.

Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914 © 2006 Paul W. WerthВ истории редко случалось, чтобы географические границы религиозных сообществ совпадали с границами государств. Поэтому для отправления