Евгений Кугучин В ШТРАФНОЙ РОТЕ

Евгений Кугучин

В ШТРАФНОЙ РОТЕ

(Беседа И. В. Пыхалова с Е. Ф. Кугучиным)

Евгений Кугучин: Сегодня идёт абсолютное извращение всех событий Великой Отечественной войны. И идет это по программе какой-то целенаправленной. Хотят опорочить Россию, хотят просто опорочить русский народ. Обозлить людей против этого. Ну, как это можно, скажем, в той же картине «Штрафбат»? К передовой ведут, фактически, под ружьём штрафников. Это же невозможно.

Говорят о том, что заградительные отряды под штыками гнали штрафников. Такого явления не было. Заградительные отряды, они на большом расстоянии шли. Не так, чтобы вплотную. Они там, в полутора километрах, в километре шли, фактически. И, безусловно, если находились такие трусы, которые как-то отставали, они, безусловно, их забирая и. Атак, в основном, у них цель-то была одна — чтобы не просочился враг сюда, в наши тылы.

Игорь Пыхалов: А скажите, пожалуйста, Вам самому когда-нибудь приходилось встречаться на фронте с заградительными отрядами? Или это всё-таки было редкое явление?

Е.К.: Я их, вообще-то, близко и не видел. Потому что я фактически, сколько ни воевал, я в тылу не был. Нам не приходилось так, чтобы быть на отдыхе. От госпиталя до госпиталя всё время на передовой. Поэтому я фактически с ними и не встречался, с этими заградотрядами.

И.П.: Расскажите, пожалуйста. Ваш боевой путь? Как Вы попали на фронт и как потом оказались в штрафной роте?

Е.К.: С 10-го класса, прямо из-за парты, это было 17 октября 194! года, я ушёл в армию. В сентябре начали учиться, а в октябре мы с другом ушли добровольцами. Ну, военкомат на третий раз нас забрал. Уже мы даже не простились ни с кем. В первый раз собрались, сделали проводы, всё, — не попали. Второй раз то же самое. А в третий раз пошли, думаем, опять. То эшелона нет, то ещё… А туг решили так. Там были лошади, вроде такого обоза. И поскольку я в Солёно-горске был, решили ехать до Винёво, там километров 20–25, там сесть на поезд и отправиться на фронт. Ну и гам не сели. На Михайлов, с Михайлова на Ряжск шли. Наконец, в Ново-Рузаевке нас посадили и отвезли в Йошкар-Олу. Там был 137-й полк, в котором мы как курсанты учились, в этом полку. После присвоили кому младшего сержанта, кому сержанта, и к новому году, 1942-му, в конце 1941 года, составили маршевую роту и отправили нас под Венёв. Ну вот, мы там повоевали, а потом меня оттуда направили учиться. Это, наверное, в ноябре.

И.П.: В ноябре 1942 года?

Е.К.: Да, в 1942 году. Ну и вот в Тушино, проучились мы там около двух-трёх месяцев, присвоили мне звание «лейтенант» и отправили в 611-й стрелковый полк, 88-я дивизия, 31-я армия, Калининский фронт. Приехали мы гуда, и дня два или три нас, фактически, по местам ещё не распределяли. И вот двоих из нас командир полка вызывает и говорит: «Нам придана, в наше распоряжение у штрафная рота».

Ну вот, когда он нам объявил о том, что направляет нас в штрафную роту, объяснил условия, что один месяц за шесть месяцев выслуга лет, армейская. Ну, там разные льготы. И даже одна очень хорошая: если три месяца прослужил — 10 дней отпуска домой. Ну, там разве кто мог прослужить столько? Дал нам сопровождающего, мы туда поехали верхом, потом пешком шли. Одним словом, он нас привёл туда, в эту штрафную роту, и мы там остались, в этой штрафной роте. Ну а дальше началась жизнь.

И.П.: А какую должность Вы там получили?

Е.К.: Командир взвода. В штрафной роте ведь как? Там все командиры отделений, вплоть до старшины, были штрафниками. А командир взвода, офицер, он не штрафник был.

О том, что такое штрафные роты, я уже слышал. Когда приказ 227-й вышел, нам его комментировали. Читать никто не читал, я не знаю, давали кому его читать или не давали, он вообще был секретный, но его нам комментировали. И фактически у нас представление было, что вот туда изменников направляют, трусов, прочих. Одним словом, такое вот у нас сложилось мнение. И когда нам вдвоём предложили в штрафную роту. Вернее, не предложили, а просто приказали, какое-то ощущение было, что неизвестно, куда ты идёшь. А когда пришли мы, смотрим — те же люди.

У нас там была палатка специальная для комсостава. Не палатка, а землянка. А я всё время со штрафниками, так и находился там.

И.П.: А в принципе, какой всё-таки это был контингент, штрафники, кто туда обычно попадал?

Е.К.: Я Вам скажу, что армейцев там было очень мало. В основном формировалась она за счёт зэков. В общем, вот судят кого-то. Осудили его, скажем, дают 10 лет. В то время 10 лет считалось самое высокое наказание, после 10 лет расстрел был тогда. Значит, приговор выслушал, а дальше встаёт: «Дайте мне слово! Я хочу искупить свою вину кровью!». 10 лет заменялись тремя месяцами штрафной роты. Три года заменялись одним месяцем штрафной роты, а с трёх примерно до пяти, до шести лет — два месяца штрафной роты. А 10 лет — три месяца штрафной роты. В основном, там был гражданский народ. Ну, так сказать, зэки, кого осудили. Большая часть. Я редко там видел, чтобы были военные. Мало их было.

И.П.: Правильно ли я понимаю, что вот эти три месяца — максимальный срок, а там можно было и быстрее освободиться? Если ранен, например.

Е.К.: Ну, там между прочим, если ранило, значит, сразу искупаешь вину кровью. Если чего-то совершил, подвиг какой-то, в разведку или ещё чего проявил, мало того, что освобождали от наказания, даже посылали письмо по месту жительства и судимость снимали. Было такое. Но, знаете что. Вот, отслужил ты срок в штрафной роте. Заранее документы не оформляются. А ждут, когда исполнится твой срок. А потом, людей всё время не хватаю. Каждый начальник каким-то образом немножко мало-мало сдерживал. Начинают документы оформлять в гот день, когда уж тебе исполнится окончание срока. А пока они идут туда-сюда, а там тебя ранят, или убьют.

Офицерский состав там жил месяцы, самое большее. В основном. Почему я гам задержался более-менее долго, месяц с лишним? Потому что стояли в обороне. Мы как раз попали в такой момент. После того, как Калинин освободили, когда ко Ржеву подошли вплотную. И дальше остановились, потому что Ржевско-Вяземская линия очень была здорово укреплённой, и задержались. Но получилось такое явление, что фактически с севера Ржев отрезался. И после немцы начали выправлять свой фронт, начали отступать. И когда узнали о том, что немцы отступают, наши стали бурно продвигаться вперёд. Но после взятия Ржева, под Сычёвкой меня ранило миной, осколком, в поясницу. Я оттуда в госпиталь попал, в Ногинск. Полтора месяца там пролежал.

И.П.: А вообще, какие задания обычно поручали Вашей роте, когда Вы там находились?

Е.К.: В основном давались самые ответственные задания. Например, перед наступлением надо срочно взять «языка». А как его взять? Вот разведчики ходят, ходят, ходят. Не удаётся. Если в качестве «языка» привести обыкновенного, рядового солдата, от него ничего узнать не получится. Поэтому ждут, когда пройдет проверяющий, или какой-то офицер, от которого можно получить сведения.

Разведка боем. Где-то в одном месте, обычно подбирали стык вражеских частей. На стыке всегда и везде ни нашим, ни вашим. Один на другого надеется, там немножко послабее. И потерь меньше. Вот, значит, фактически в порядке наступления отвлекали противника в одно место, а там делали другое. Или, например, засечь огневые точки.

Это вот самые сложные операции, которые возлагались на штрафников. Но я хочу сказать, что я вот воевал и в 61-й армии, до этого, эти задания до приказа 227 выполняли обычные части. А потом, после стали штрафники. И то это там, где имелись штрафные части.

Ну, а когда пошли в наступление… Как-то понимаешь, у нас сложилось, немец бежал, выравнивая свой фронт, и фактически, таких сложных моментов особо не было. Ну, было один раз, как-то мы в разведку пошли, напоролись тоже… Бежать-то немцы бежали, но они при этом всё-таки оставляли часть своих, как заслон. И вот там, на полустанке мы подошли. Смотрим, люди ходят. Думали свои. А потом стали подходить, они по нам открыли огонь. И вот только спасли нас эти рельсы такие вдоль дороги. Я не знаю, для чего их ставят иногда, на попа закопанные. И вот за эти рельсы мы спрятались, и потихонечку отползали.

А так, вообще-то, обыкновенные задания. Что в частях делалось, то и у штрафников.

И.П.: А вот если сравнивать всё-таки с обычными частями, там у вас потери больше ведь были, в штрафной роте?

Е.К.: Ну, больше. Потери больше были. Да и там тоже будь здоров. Я вот в 61-й армии был, там вообще мы вот под Волховом как засели, ой, там много погибло наших, за какую-то высоту небольшую.

Между прочим, штрафники так же в бой шли, и так же кричали «За Родину! За Сталина!». Так что смотришь иногда, что сегодня рассказывают, кажется, будто ну просто издеваются. Вот слушаешь такого деятеля и чувствуешь, что не то говорит.

И.П.: Ну, ведь у нас сейчас принято рассказывать, что якобы даже вообще «Ура!» не кричали штрафники, якобы это не принято было, то есть, это всё неправда?

Е.К.: Ну да!

И.П.: А если брать вооружение, то как вооружены были бойцы вашей роты?

Е.К.: Ну, вооружены были так же, как все. Это в 1941 году и в 1942 году не хватало боеприпасов, не хватало и оружия. Особенно артиллерия, миномёты, они испытывали большой недостаток в снарядах и в минах. Очень большой. Я помню, вот был я в 61-й армии, когда мы были зимой. Вот стояли, немец примерно был от нас, ну может быть, метрах в 800, что ли. Вот выйдет, понимаешь, снежком в тебя немец, погрозит нам. А у нас стрелять было нечем.

А потом вот как только приказ получили, 227-й, откуда всё взялось, я не знаю. Патронов полно. Ящики цинковые приносили, только гильзы не латунные стали, а железные. И снаряды появились, и мины появились. Я не знаю, откуда так быстро все стало? И мы его прижали, немца, уже он, значит, не выходил.

И.П.: Вот если сравнивать наше вооружение и немецкое этого периода. Как Вы оцениваете, я имею в виду, стрелковое оружие и прочее вооружение, у кого лучше было?

Е.К.: Ну, с самого начала у немцев было превосходство. Во-первых, автоматы хорошие были, пистолеты. Пулемёты были неплохие, а у нас «Максим», ленты набухали. Противогазы, всё матерчатое. Одним словом, мы к войне были не готовы. Даже лопаты шанцевые копать окопы, прямые, не режут, и дрались за немецкие мы лопаты. Потому что те копаешь, а они звенят аж. У немцев, во-первых, и котелки. Ау нас фляги стеклянные были. Котелки — это фактически кастрюля, только вместо ручек дужка поставлена. Одним словом, фактически мы встретили войну далеко не подготовленными к ней. И в первое время войны вообще немец имел большое превосходство. У нас ведь фактически в первые годы войны только патриотизм нас спасла. Потому что в армии был огромный патриотизм. То, что недоставало в технике, зато дух народа был очень высокий.

И самолёты первое время. Вот «мессершмиты», вот мы смотрим, бывало, и думаем: «Эх!». Он и по скорости превосходил, и по манёвренности. А потом уже после, к концу 1942 года — в начале 1943-го наша авиация стала хозяйничать в небе.

И у нас уже появились хорошие автоматы. Правда, вот этот ППШ, вот его носишь, натираешь эти… Долго носил, он тяжёлый был, 72 патрона на диск. Л вот когда рожки появились, немножко он полегче стал. А я вот очень любил карабин. Лёгкий, хороший.

И.П.: А так в основном «мосинки» были, трехлинейки?

Е.К.: Трёхлинейки. А потом туляки выпустили СВТ, самозарядную, десяти зарядную. Но она у нас почему-то не пошла. Очень часто заедала, и с гильз шляпку эту срывала, и тогда ни шомполом не выбьешь, ничего. В общем, СВТ, если кто-то не ухаживает за ней, допускает грязь, заклинивает и плохо. Но на фронтс-то так, редко кто-нибудь так следит особо.

Ну, потом. Были миномёты у нас. И пушки. Артиллерия у нас была неплохая. Особенно когда «катюшки» появились, совсем стало хорошо. Хотя, понимаете, в чём тут дело. Вот «Катюши» с одной стороны хорошо. Ас другой стороны, получается гак. Вот они приедут, мы стоим в обороне. Приедут, залп дадут, и тут же раз и умотали. А потом немцы по нам. Иногда как-то нехорошо получается. А во время наступления они незаменимые были.

И.П.: А вот если брать по снабжению, то есть по питанию, обмундированию и прочему, как Вы можете оценить?

Е.К.: Обмундирование, между прочим, мы получали вовремя. На зимнее переходили, с зимнего на летнее. Вовремя получали. С точки зрения питания в обороне всё нормально. Во время наступления не всегда было. В термосах носили питание в окопы сюда, нормально. Когда если в обороне, и в окопы приносили питание.

Но иногда и очень плохо. Вот мы один раз, как-то понимаешь, ещё я в 61-й армии когда был, там за Оку у Белёва мы перешли туда. А немец кричал: «Рус, рус, буль-буль скоро!». Весна, разольётся, нам бежать некуда. Ну и вот, было очень плохо с питанием. Картошку выкапывали, выжимали её. Ну, там уже ничего не сделаешь.

И.П.: А вот опять-таки если сравнивать с немцами, то там у них как организация снабжения, на Ваш взгляд, была лучше или хуже?

Е.К.: У немцев было снабжение нормальное. Вот, Вы знаете что. Мы, фактически, наступали всегда на ночь, ночью. А немец всегда наступал с восходом солнца. Вот однажды он нас выкурил из окопов. А к обеду мы собрались, и его оттуда погнали. И между прочим, вот когда вошли в те же окопы, в которых мы были, там, понимаешь, у них этот суп фасолевый. Даже доходило до того, что один говорит: «Я видел бритвы, брился человек». В такое время вот и это. Вот зашёл и посмотрел, понимаешь, он какой-то то ли офицер, то ли ещё кто, брился, бритвенные принадлежности эти все есть.

У немцев очень хорошо с этим было. У них вплоть до того доходило, что иногда дрова им привозили. У них печки были такие. У нас мы сами печки делали, обыкновенные, на вылет. Топишь, топишь, ни хрена, понимаешь, от неё. А у них вот полено одно разойдётся, понимаешь. Я вот сейчас думаю, почему я не посмотрел, как она устроена? Печка очень здорово грела немецкая. Снабжение у них было лучше, чем у нас. Так что я не знаю так, сопоставлять одно с другим. Но вот что приходилось видеть, по этому можно судить.

Единственное что… Вот у нас, вот когда, если немец попрёт, у нас разбегаются в разные стороны. А немцы когда убегают, то бегут гуськом, друг за другом.

И.П.: Дисциплинированные.

Е.К.: Нет, они, видно, не знают. А может быть, дисциплина у них такая. В приказе 227, там как написано: использовать опыт врага, создать штрафные роты, штрафные батальоны там, прочее.

Конечно, приказ 227 был уж очень жесткий. Ну а что оставалось Сталину делать? Вот я Вам приведу пример. Вот Белоруссия и Украина. В Белоруссии сплошь одни партизанские отряды. А на Украине мы этого не видим. И фактически, что Сталину оставалось делать? Эти крымские татары, понимаешь, немцев хлебом-солью встречают. Я лежал в Хасавьюрте в госпитале, чеченцы где. Там же, понимаешь, русские говорят: «Хорошо, у вас госпиталь здесь организовали. Значит, мы хоть немножко вздохнём». Они же там, фактически, русским проходу не давали.

Правильно он решал вопросы эти. Вот я всё время говорю, что если бы Сталин задержался примерно бы ещё бы лет 10, мы бы обогнали все страны. И если бы не Сталин, мы и войну-то, не знаю, выиграли бы или нет. Вот сейчас прославляют Жукова. Ну, хорош Жуков как полководец, в высшей степени. Но Сталин на голову, на две был его выше. Он организовывал, он стратег был основной. И Жукова, в том числе, ставил туда, где он нужен был.

А потом, кроме всего, ведь он взял на себя самые трудные участки. Ведь у Сталина пять должностей было, и на всех он работал. Вот сейчас говорят, что работали неграмотные. Неграмотные, но подбирали людей, которые были подходящими по деловым способностям. Ведь надо же было — война кончилась, через два года отменили карточную систему. Через пять лет было всё восстановлено в стране. Целые города восстановлены, Сталинград восстановлен. Да любые взять посмотреть. Такая восстановительная работа была, и справились. Мало того, что восстанавливали, но ещё продвинулись вперёд.

А сейчас мы добиваем для русских всё. Ну, кто сейчас в основном Сталина ненавидит? Ведь Сталин умер, даже репрессированные плакали, бывшие, жалели и думали, что будет. Потому что люди все-таки думали, ЧТО дальше-то будет. Потому что настолько в Сталина верили и были преданы ему. И Сталин был верен своему народу. Ведь он тост как произнёс:

«Я пью за русский народ, потому что у него был ясный ум, твёрдый характер и терпение».

А теперь фактически осталось только одно терпение.

И.П.: Хорошо, спасибо за беседу.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Семён Басов ОФИЦЕРСКИЙ ШТРАФНОЙ БАТАЛЬОН

Из книги Штрафбаты по обе стороны фронта автора Пыхалов Игорь Васильевич

Семён Басов ОФИЦЕРСКИЙ ШТРАФНОЙ БАТАЛЬОН Я родился накануне Великой Октябрьской социалистической революции, в 1915 году в г. Фатеже Курской области десятым ребёнком в крестьянской семье. После меня родился ещё один. Трое умерли во младенчестве, остальные восемь были живы


Из письма автора книги «Штрафной удар, Или как офицерский штрафбат дошел до Берлина» А.В. Пыльцына, опубликованного в 2005 г. в газете «Советская Россия» 

Из книги Реальная история штрафбатов и другие мифы о самых страшных моментах Великой Отечественной войны автора Кустов Максим Владимирович

Из письма автора книги «Штрафной удар, Или как офицерский штрафбат дошел до Берлина» А.В. Пыльцына, опубликованного в 2005 г. в газете «Советская Россия»  «Сребреники» возвращаю с негодованиемОбычно свои письма незнакомым или малознакомым людям я начинаю словами


Глава шестая В стрелковой роте Июль — август 1942 года

Из книги Ржевская мясорубка. Время отваги. Задача — выжить! автора Горбачевский Борис Семенович

Глава шестая В стрелковой роте Июль — август 1942 года Фронт лихорадитИтак, я пехотинец! «Умник — в артиллерии, щеголь — в кавалерии, пьяница — во флоте, а дурак! — в пехоте». Что ж, в пехоте так в пехоте, мы не гордые.В стрелковой роте меня сразу определили в отделение,


Евгений Чазов

Из книги 1991: измена Родине. Кремль против СССР автора Сирин Лев

Евгений Чазов Чазов Евгений Иванович – генеральный директор Федерального государственного учреждения «Российский кардиологический научно-производственный комплекс», академик РАН. Родился 10 июня 1929 г. в Нижнем Новгороде. В 1967–1986 гг. возглавлял 4-е Главное управление


Штрафной лагерь в г. Крейцбург

Из книги Спецслужбы Третьего Рейха: Книга 2 автора Чуев Сергей Геннадьевич

Штрафной лагерь в г. Крейцбург Был создан в 1942 г. в Верхней Силезии и зашифрован как филиал общего лагеря для военнопленных Шталаг-318 в м Ламсдорф.В лагере содержались агенты и официальные сотрудники «Цеппелина», допустившие непозволительные проступки или не


Евгений Бирхер

Из книги В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941–1943 [litres] автора Киллиан Ханс

Евгений Бирхер Короткое лето быстро близится к концу. На сером дождливом небе висят темные тучи. На землю непрестанно падают тяжелые капли, размывая почву. Началась распутица. Уже в пять часов вечера темнеет, и в сумерках собираются мародеры. Мы зябнем холодными


4. Евгений III. — Его первое бегство из Рима. —Упразднение префектуры. — Арнольд Брешианский в Риме. —Учреждение сословия всадников. — Влияние собраний в Риме на провинциальные города. — Евгений iii признает республику. — Особенности римского муниципального устройстваa. — Второе бегство Евгения. — Б

Из книги История города Рима в Средние века автора Грегоровиус Фердинанд

4. Евгений III. — Его первое бегство из Рима. —Упразднение префектуры. — Арнольд Брешианский в Риме. —Учреждение сословия всадников. — Влияние собраний в Риме на провинциальные города. — Евгений iii признает республику. — Особенности римского муниципального устройстваa. —


VI. В Соловках 13-я рота. 14-я рота. Карцер и глиномялка. Штрафная командировка «Овсянка». Секирка – штрафной изолятор и лобное место. «Дело № 9»

Из книги Нацистская пропаганда против СССР. Материалы и комментарии. 1939-1945 автора Хмельницкий Дмитрий Сергеевич

VI. В Соловках 13-я рота. 14-я рота. Карцер и глиномялка. Штрафная командировка «Овсянка». Секирка – штрафной изолятор и лобное место. «Дело № 9» Остров Соловки, бывший первым лагерем и местонахождением управления СЛОНа, теперь упал в своем значении. В 1929 г. УСЛОН перебрался в


2.24. Нерва и Евгений

Из книги Книга 1. Античность — это Средневековье [Миражи в истории. Троянская война была в XIII веке н.э. Евангельские события XII века н.э. и их отражения в и автора Фоменко Анатолий Тимофеевич

2.24. Нерва и Евгений а. МАРК КОКЦЕЙ НЕРВА, рис. 3.33. Изображен как христианский царь. А на рис. 3.35 приведено, скорее всего, куда более позднее его «античное» изображение, так сказать, наглядное пособие.• b. ЕВГЕНИЙ. Рис. 3.35. «Античное» изображение императора Нервы. Скорее


 "Роте капелле"

Из книги Энциклопедия Третьего Рейха автора Воропаев Сергей

 "Роте капелле" (Rote Kapelle), антинацистская подпольная организация в Германии. См. "Красная


Ленинградское метро, 1955 год Евгений Левинсон, Евгений Катонин, Моисей Синичкин

Из книги Санкт-Петербург. Автобиография автора Королев Кирилл Михайлович

Ленинградское метро, 1955 год Евгений Левинсон, Евгений Катонин, Моисей Синичкин Первые проекты «подземки» в городе на Неве относятся к концу XIX столетия: предлагалось соединить линией метро все городские вокзалы, проложить подземную дорогу под Невским проспектом, не


Правило 13 Штрафной и свободный

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Правило 13 Штрафной и свободный Виды ударовУдары могут быть штрафными или свободными.Как при штрафном, так и при свободном ударе мяч в момент выполнения удара должен лежать неподвижно, а выполняющий удар игрок не имеет права вторично коснуться мяча, прежде чем мяч не


LI. В ГВАРДЕЙСКОМ ЭКИПАЖЕ, В АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ ЕГО КОМАНДЕ И В ГВАРДЕЙСКОЙ ЛАСТОВОИ РОТЕ

Из книги Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Том 24 автора Висковатов Александр Васильевич

LI. В ГВАРДЕЙСКОМ ЭКИПАЖЕ, В АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ ЕГО КОМАНДЕ И В ГВАРДЕЙСКОЙ ЛАСТОВОИ РОТЕ 1826 февр. 11 - Нижним стр. чинам Гв. экипажа, арт. его команды и гв. Ластовой роты, вместо двубортный курток, даны однобортные, с 9 плоскими напереди пуговицами; офицерам гв, экипажа и арт. его