«Преступные» организации

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

«Преступные» организации

Материалы защиты по так называемым «преступным организациям» состоят из устных показаний 102 свидетелей и 312.022 нотариально засвидетельствованных письменных показаний, данных под присягой (XXII 176 [200]).

Термин «преступный» так никогда и не был определён (XXII 310 [354]; см. также: XXII 129-135 [148-155]). Не было также точно установлено, когда эти организации стали «преступными» (XXII 240 [272-273]).

Что касается нацистской партии, то она стала преступной либо в 1920 году (XXII 251 [285]), либо, возможно, только в 1938 году (XXII 113 [130]), а, может, она никогда и не была преступной (II 105 [123]).

Как уже говорилось, Нюрнбергской «комиссии» были представлены 312.022 нотариально засвидетельствованных письменных показания, однако в судебных записях Нюрнбергского процесса они отсутствуют. Национальный архив, находящийся в Вашингтоне, протоколами заседаний «комиссии», в которых были бы зафиксированы эти показания, не располагает, никогда не слышал о таковых и даже не знает, что это такое, – не говоря уже о том, где их можно найти.

Из 312.022 письменных показаний на английский было переведено только несколько десятков, так что Трибунал не смог их прочесть (XXI 287, 397-398 [319, 439]). Председатель Трибунала Джеффри Лоренс, по-немецки, как известно, не понимал, так же как и Роберт Джексон, главный обвинитель от США.

Из-за «изменений в правилах», внесённых в последний момент (XXI 437-438, 441, 586-587 [483-485, 488, 645-646]), по техническим причинам было отклонено множество других письменных показаний (XX 446-448 [487-489]).

«Комиссия» составила так называемые резюме, которые и были переданы Трибуналу (десятки тысяч письменных показаний о гуманном обращении с заключёнными и т.д.). К материалам дела эти резюме приобщены не были. Трибунал пообещал прочесть все 312.022 письменных показания, прежде чем выносить свой вердикт (XXI 175 [198]). Через 14 дней было объявлено, что эти 312.022 письменных показания являются недостоверными (XXII 176-178 [200-203]).

Было решено, что 1 (одно) письменное показание, представленное обвинением (документ D-973), опровергает 136.000 (сто тридцать шесть тысяч) письменных показаний, представленных защитой (XXI 588, 437, 366 [647, 483-484, 404]).

Что касается 102 свидетелей защиты, то их заставили сначала дать показания перед «комиссией», после чего только двадцати девяти (XXI 586 [645]) или, согласно другим сведениям, двадцати двум (XXII 413 [468]) из них позволили выступить непосредственно на суде. При этом им запрещалось давать «совокупные» показания, то есть они не должны были повторять показания, данные ими перед «комиссией» (XXI 298, 318, 361 [331, 352, 398-399]).

Затем было решено, что показания всех 102 (ста двух) свидетелей защиты опровергаются 6 (шестью) письменными показаниями, представленными обвинением (XXI 153 [175]; XXII 221 [251]).

Одно из этих показаний было составлено на польском языке, так что защита не смогла его прочесть (XX 408 [446]). Ещё одно было подписано евреем по имени Шлома Гол, утверждавшим, что он собственноручно выкопал и сжёг 80.000 трупов, в том числе труп своего брата (XXI 157 [179]; XXII 220 [250]) (согласно британскому изданию материалов Нюрнбергского процесса, Гол выкопал «только» 67.000 трупов). Однако, ещё до того, как это заявление было предъявлено, обвинение уже прекратило представление доказательств (XX 389-393, 464 [426-430, 506]; XXI 586-592 [645-651]).

Впоследствии, в своём окончательном заключении, обвинение заявило, что суду было представлено 300.000 письменных показаний под присягой, принимавшихся к сведению по ходу процесса, создав тем самым впечатление, что это были документы обвинения (XXII 239 [272]). В действительности же за весь процесс обвинение представило лишь несколько по-настоящему ценных письменных показаний (см. например: XXI 437 [483], где трём сотням тысячам показаний защиты обвинение противопоставляет восемь или девять письменных показаний; см. также: XXI 200 [225], 477-478 [528-529], 585-586 [643-645], 615 [686-687]).

На различных процессах по делу концентрационных лагерей – например, на процессе Мартина Готфрида Вайсса – была установлена следующая нехитрая процедура: обычная работа в лагере, пусть даже в течение нескольких недель, является «конструктивным (правом предполагаемым) знанием» «Общего плана». Что собой представляет этот «Общий план», не уточнялось. Слова «заговор» старались, как правило, избегать с целью упрощения судопроизводства. Таким образом, можно было не приводить возможные случаи жестокого обращения, так же как и доказывать, что кто-либо умер в результате жестокого обращения. В итоге на процессе Мартина Готфрида Вайсса к смерти было приговорено 36 из 40 подсудимых.

Протоколы заседаний Нюрнбергской «комиссии» хранятся в Гааге, во Дворце мира, занимая половину несгораемого сейфа высотой с помещение. Показания каждого свидетеля были напечатаны на машинке и пронумерованы каждое в отдельности, а затем перепечатаны на тысячах страниц со сплошной нумерацией. Первые черновики и чистовики были разложены по папкам и сшиты ржавыми скобами с очень ломкой бумагой. Нет никаких сомнений, что этот материал никто никогда не читал – по крайней мере, в Гааге.

Резюме показаний 102 свидетелей напечатаны, главным образом, в томах XXI и XIII материалов Нюрнбергского процесса мелким шрифтом. Мелкий шрифт означает, что эти места были вырезаны из заключительной речи защиты (в противном случае, суд, согласно обвинению, занял бы гораздо больше времени). Данные материалы занимают несколько сотен страниц. Сборник материалов процесса, изданный в Великобритании, не содержит ни одного слова из этих материалов. В американском издании отсутствуют 11 страниц мелкого шрифта между параграфами 1 и 2 на стр. 594, том XXI. Они, однако, имеются в немецком сборнике (XXI 654-664). Похоже, что американское и немецкое издание являются более-менее полными.

Помимо прочего, в вышеуказанных материалах содержатся доводы по:

– тотальной войне (XIX 25 [32]);

– репарациям (XIX 224-232 [249-259]);

– немецким профсоюзам (XXI 462 [512]);

– гестапо и концентрационным лагерям (XXI 494-530 [546-584]);

– путчу Рема (XXI 576-592 [635-651]);

– Кристальной ночи (XXI 590-592 [649-651]);

– переселению (XXI 467-469, 599-603 [517-519, 669-674]);

– СД (службе безопасности; XXII 19-35 [27-47]);

– вооружению (XXII 62-64 [75-78]).

312.022 письменных показания хранятся, по-видимому, в каком-то немецком архиве.

Приговор Трибунала напечатан дважды, в томах I и XXII. Автор настоятельно рекомендует приобрести немецкое издание и прочитать приговор на немецком языке в томе XXII. Можно будет увидеть, что неправильные немецкие фразы и ошибки перевода, принадлежащие американцам, были в немецком издании исправлены и приведены вместе с подстрочными примечаниями. Ошибки подобного рода, содержащиеся в документах, можно считать доказательством подлога.

Вообще, немецкое издание материалов Нюрнбергского процесса предпочтительнее американского. В немецкой версии содержится множество примечаний, предупреждающих читателя о неверном переводе, отсутствующих документах и поддельных копиях (например, в томе XX немецкого издания на стр. 205 напечатано: «В оригинальном документе данная фраза отсутствует»).

Немецкое издание материалов Нюрнбергского процесса в мягком переплёте (22 тома, только стенограммы заседаний) можно приобрести у мюнхенского издательства «Delphin Verlag» (ISBN 3.7735.2509.5); американское издание на микроплёнке (42 тома, со стенограммами заседаний и документами) можно приобрести у издательства «Oceana Publications» (Dobbs Ferry NY). Кроме того, все 42 тома на английском языке выложены в интернете на сайте «Military Legal Resources» (см. выше в примечаниях).