Глава 9 В Северо-Западном государстве

Глава 9

В Северо-Западном государстве

Прибалтийская мозаика

Единственное, что объединяет Прибалтику с Кавказом и Средней Азией, — это невероятная пестрота и населения, и политических сил. К 1919 году только в одной стране Прибалтики было сравнительно спокойно — в Эстонии.

В Литве на большей части территории еще в январе 1919 года сидели красные. 2 декабря 1918 года Совет Народных Комиссаров Литвы утвердил Декрет Советской власти о признании независимости Советской Литвы. Два литовских правительства: национальное и красное.

Национальное литовское правительство создает ополчение: и литовское, и местных, прибалтийских немцев. Ведь немецкий город Мемель только после Второй мировой войны стал называться Клайпеда.

В январе 1919 года литовское национальное правительство просит помощи у Германии и Антанты — и получает ее! Два местных ополчения плюс оставшиеся в Литве немецкие части постепенно выдавливают из Литвы «строителей светлого будущего». К августу 1919 года Литва очищена от коммунистов.

Одновременно разгорелась ожесточенная война за город Вильно (нынешний Вильнюс). Вильно вовсе не был литовским городом. Это был город с немецким, еврейским и польским населением. Литовцы присутствовали в нем больше в качестве прислуги.

В ночь на 2 января 1919 года польские легионеры захватили власть в Вильнюсе. 5 января 1919 года части Красной Армии отбили у них город. Но 21 апреля уже не повстанцы, а польская армия вошла в город. Красные бежали, но поляки вовсе не собирались отдавать город Литве. Они считали Вильно своим городом.

К лету 1919 года Антанта вынудила уйти немецкий ландвер. Но русские тоже создали свое ополчение. Это ополчение на 90 % состоит из тех русских, которые возвращались из германского плена.

Приходит поезд — и тут же, на станции, ведется запись добровольцев. Далеко не все хотели записываться в эти отряды, но к весне 1919 года добровольческий отряд князя А. П. Ливена насчитывал до 2 тысяч штыков. Он участвовал в войне с большевиками и базировался в Митаве. Весной 1919 года из Германии прибыло еще два отряда добровольцев — полковника Бермонта и полковника Вырголича.

Красные в Латвии

К началу 1919 года большая часть Латвии, включая Ригу, оказалась под красными. 13–15 января 1919 года в Риге состоялся I Вселатвийский съезд Советов. Свердлов выступал на нем, приветствовал собратьев по классу и по оружию. Законное же правительство Латвии перебралось под Лиепаю, на побережье.

Красные сидели в Латвии до лета 1919 года и установили еще более свирепый режим, чем в России. Латвийские коммунисты пошли даже дальше российских: они не разделили помещичьи земли между крестьянами, а сразу стали делать на них совхозы.

Голод стоял неимоверный; во всегда обеспеченной Риге в феврале 1919 года люди стали падать в голодные обмороки.

Продолжалось планомерное истребление немцев, независимо от квалификации и образования, и всей вообще интеллигенции, независимо от происхождения.

Расстрелов было столько, что не справлялась ЧК, даже с привлечением красноармейцев. «Пришлось» создать специальный женский батальон палачей. Эти девушки славились чудовищной жестокостью, а выглядели крайне живописно, потому что одевались в снятое с убиваемых жертв. Порой эти «амазонки» останавливали прямо на улицах женщину, одежду которой им захотелось присвоить. Кстати, чаще всего это были не «буржуйки», а прислуга, уже проведшая «экспроприацию».

Многочисленные свидетели бывали в казармах «амазонок»: просили за родственников и друзей (как правило, безнадежно). У этих девиц принято было обращение «сестра», всегда была самая лучшая еда и выпивка, процветала однополая любовь. В свободное от работы время они валялись в постелях в тонком белье.

А расстреливали они порой среди бела дня, и не в подвалах, а за городом, где было понарыто траншей и окопов. Раздетые донага жертвы закапывали вчерашних убитых. Часто у мужчин штыками отрезали половые органы, женщинам отрезали груди, вспарывали животы. Иногда казни происходили на глазах у местных жителей.

На свой собственный расстрел эти красотки пошли кто в собольей шубе, кто в бальном платье, кто в шляпке со страусиными перьями.

Забегая чуть-чуть вперед: 22 мая 1919 года белые, немцы и латыши отбили Ригу, к январю 1920-го они очистили всю территорию Латвии.

Идея Северной армии

Еще осенью 1918 года во Пскове формируется Отдельный Псковский добровольческий корпус под прикрытием немцев. После революции в Германии и развала ее армии корпус (до конца не вооруженный и не обмундированный) ушел из Пскова в Ревель. Немцы уходили стремительно, нарушив свое обещание от 24 ноября 1918 года не оставлять город. Добровольцы отступали под огнем, часть переправлялась через Великую вброд — мосты уже захватили красные.

Именно после этого отступления красные и расстреляли всех, кто «помогал» офицерам-добровольцам, включая горничных в гостиницах.

Ревелю тоже угрожают красные, они взяли Раквере и железнодорожный узел Тапу — в 30–35 верстах от города. Для независимой Эстонии каждый вооруженный человек ценен. 6 декабря 1918 года командующий Псковским корпусом полковник фон Неф подписал соглашение с эстонским правительством: Эстония снабжает продовольствием и снаряжением корпус численностью 3500 человек. Этот корпус находится под оперативным руководством главнокомандующего Эстонской армии генерала И. Я. Лайдонера (бывшего подполковника русского Генерального штаба). Но командиры — свои.

Впрочем, эстонцы быстро отстранили от командования корпусом Генриха-Карла фон Нефа и заменили его полковником Дзерожинским: независимая позиция фон Нефа раздражала их. Во всем виделся им комплекс превосходства местного немца над эстонцами. В апреле командование получил Александр Павлович Родзянко, племянник бывшего председателя Государственной думы.

Северный корпус освобождал Эстонию от красных зимой 1918/19 года. Постоянные трения с эстонцами. Острое желание уйти на русскую территорию, чтобы от них не зависеть.

Наступление белых

В ночь на 13 мая добровольцы прорвали Северный фронт на Нарвском участке. По собственному признанию Родзянко, никакого четкого оперативного плана у него не было. Если успех наступления превысил все ожидания, то не в силу каких-то гениальных и далеко идущих планов. Просто красные покатились назад, как только получили первый удар. А вооруженные суда на Чудском озере подняли Андреевские флаги и перешли на сторону белых.

В ночь на 24 мая 1-й эстонский красный полк перешел на сторону Эстонской армии. В результате эстонцы почти без боя заняли Псков. Они ограбили город не хуже красных, после чего 31 мая передали управление в городе Родзянко.

К концу мая белые вышли на подступы к форту Красная Горка и находились в 20 верстах от Гатчины.

Момент был исключительно удачный: красные сдавались в плен, поворачивали оружие против коммунистов. Но руководство Белой армии оказалось совершенно не готово к Гражданской войне. И вообще не готово было вести масштабных операций.

Родзянко считал, что «не может быть и мысли о занятии Петрограда такими ничтожными силами, но и отдавать обратно освобожденную от большевиков местность — являлось нежелательным»[203]. Получается — переходить к обороне?

Парадокс: все ветры дуют в паруса белых, победа чуть ли не сама идет в руки… Но и сам Родзянко, и разнокалиберная, не слишком дисциплинированная масса белых тоже буквально не знали, что делать.

Наступление красных

А красные знали, что делать. Они буквально мгновенно, в считанные дни провели укрепление 7-й армии. В конце мая в ней было 34 476 штыков и сабель вместо прежних 15 526, 652 пулемета вместо 406 и 194 орудия вместо прежних 158.

За июнь — июль они провели мобилизацию 33 097 питерских рабочих, сформировали Петроградский коммунистический батальон.

В Петроград прибыла особая комиссия Сталина и Петерса. По городу пошла повальная волна обысков и арестов. В ней участвовало до 15 тысяч вооруженных рабочих, солдат и матросов. «Рабочие отряды провели поголовные обыски в буржуазных кварталах Петрограда и в иностранных посольствах»[204], — без тени смущения рассказывали сами большевики.

В одном Кронштадте расстреляли 150 человек. Общее число жертв остается неизвестным.

В ночь на 13 июня восстал гарнизон форта Красная Горка. Днем присоединился форт Серая Лошадь. До шести тысяч человек готовы воевать на стороне белых! Непосредственная угроза Петрограду!

Восставшие послали ультиматум Кронштадту о присоединении к восстанию. Не получив ответа, палили по Кронштадту из артиллерийских орудий.

Захватив форт и истребив коммунистов и комиссаров, повстанцы направили телеграммы британцам и послали несколько офицеров к белым. Посланцы оказались в Ингерманландском отряде, созданном из местных финнов. Командовали ими финские офицеры, а оперативно Ингерманландский отряд починялся Родзянко.

Британцы не сообщили белым ни звука. Ингерманландцы потребовали сдать форт именно им, выдать комиссаров и коммунистов и разоружили повстанцев.

Даже уже получив известия о подготовке восстания, Родзянко не принял мер. Вообще никаких. Не продвинул свои части ближе к Красной Горке, не попытался идти дальше на Петроград.

Узнав (на третий день!) о судьбе Красной Горки, он в ярости помчался «разбираться» с командиром ингерманландцев капитаном Томолайненом. Перебежчикам вернули оружие, они потом отважно сражались в составе Белой армии.

Но инициатива упущена безнадежно. С одной стороны, Родзянко сам признавал: «Был один исключительно удобный момент для занятия Петрограда». А с другой: «Наша армия слишком малочисленна, и мы прекрасно сознавали, что в случае удачи она растаяла бы в этом городе».

Наверное, психология Родзянко подходила для «обычной» войны. Но никак не годилась для Гражданской, в которой ряды победителей растут как снежный ком.

А большевики действуют! Когда восстали Красная Горка и Серая Лошадь, большевики испугались: а вдруг восставших подержат крестьяне?! И стали производить массовые чистки в окрестных деревнях. Без всяких обвинений, даже не беря никого в заложники, они расстреливали каждого третьего мужчину старше 15 лет. В одном селе убили 150 человек, в другом — 130. Более точной цифры нет ни у кого.

13 июня выведен на рейд Балтийский флот. Стреляют и бомбят силами 45 самолетов. 15 июня повстанцы оставили форты и ушли за линию белого фронта. 18 июня красные заняли дымящиеся развалины фортов. «Операция по овладению фортом Красная Горка — яркое проявление творческого характера советского военного искусства»[205]. В чем искусство — трудно сказать. Около 40 тысяч красных солдат и матросов легко подавили, победили, перестреляли 3 тысячи повстанцев, еще остававшихся в фортах.

Родзянко переходит к обороне — а красные наступают. У них-то оперативная цель есть — разгром противника. 22 июня начинается наступление красных по всему Петроградскому фронту. 5 августа взят Ямбург, 26 августа — Псков.

Эти события до сих пор называются почему-то «первым наступлением Юденича»… Это неверно — Николай Николаевич Юденич прибыл в Нарву только в самом конце июля.

Идея финского удара

До августа 1919 года человек, с именем которого связывают Северо-Западную армию и поход на Петроград, Николай Николаевич Юденич, находился в Финляндии. Во время Первой мировой войны Юденич прославился несколькими блестящими операциями: мгновенными, кинжально-точными. Взятие Эрзерума, например, крепости, которую официальная военная наука признавала невозможным взять вообще. Такую операцию он замышляет и в Гражданской войне.

Большевики взяли Петроград внезапным ударом? И мы обратно возьмем. С севера.

Финляндия и Советская республика находятся в состоянии войны, но военные действия не велись давно. Финны успокоились, потому что не видят в России полезной для них силы. Красные остановились, потому что видят: завоевать Финляндию нереально.

На 15 мая 1919 года на выборгском направлении Карельского фронта у финнов стоит около 29 тысяч штыков, 4500 сабель, 132 легких, 37 тяжелых орудий, 162 пулемета и в глубоком тылу — 26 500 штыков.

Этой силе противостоит 7500 красноармейцев. Этот фронт для большевиков неважен — на нем давно уже ничего не происходит. С него сняли все, что возможно. Порой красноармейцы не могут перевезти тяжелые орудия — лошадей нет.

Если ударить с севера, что остановит войска маршала Маннергейма? Через 48 часов они будут на улицах Петрограда. Совершенно исключено, что за такой срок большевики успеют перебросить части с любого из фронтов.

С ноября 1918 года до лета 1919 года Николай Николаевич был в Финляндии. Он вел переговоры с канцлером Маннергеймом о том, как бы финской армии ударить на Петроград. Маннергейм вовсе не против… Выгодно иметь с юга государство, дружественное Финляндии. Выгодно иметь тех, кто будет благодарен за помощь. Кто будет торговать, а не воевать. Очень опасно иметь с юга могучего соседа, который все время стремится завоевать, установить у тебя Советскую власть.

Маннергейм искренне считает, что будущей Финляндии очень выгодно участвовать в Гражданской войне русских. Пусть только признают Финляндию независимой республикой.

Сам Юденич готов дать такие обязательства. Он прекрасно видит: джинн финской независимости уже вылетел из бутылки и загнать его обратно не удастся.

Честный человек, Юденич обращается в Париж, к Русскому политическому совещанию во главе с С. Д. Сазоновым. Ответ простой: Юденича лишили права вести переговоры с Маннергеймом.

Колчак более вменяем. Человек того же круга, он понимает проблему. А идею удара из Финляндии считает совершенно блестящей. Но и он отвечает уклончиво: мол, пусть вопрос независимости Финляндии решает Учредительное собрание…

И Маннергейм начинает колебаться. Тем более в Финляндии идет избирательная кампания: выбирают первого финского президента. Можно, конечно, ударить до выборов и прийти на них уже в ореоле победителя. Маннергейм склоняется к более осторожному варианту: выиграть выборы и начать войну с Советами уже как президент.

Не случайно осторожничает Маннергейм: его уже однажды выгоняли из страны. После выигранной Маннергеймом Гражданской войны финны решили стать союзниками Германии. 9 октября 1918 года финский парламент выбрал финским королем гессенского принца Фридриха-Карла. А Маннергейма попросили уехать. Он знает, что положение канцлера не так уж прочно.

25 июля 1919 года с большим отрывом побеждает профессор Гельсингфорсского университета Стольберг. Решающие голоса дала Прогрессивная партия. Маннергейм надолго уехал из страны.

Президент Стольберг предлагает Деникину то же самое: признать независимость Финляндии, и тогда он ударит на Петроград. Деникин отвечает, что первым повесит, конечно, Ленина. Но следующим будет президент Финляндии Стольберг. Переговоры не продолжались.

Страсти по стратегии

10 июня Колчак назначил Юденича командующим всеми силами, действующими на северо-западе против большевиков.

19 июня эстонцы отказываются от командования Северным корпусом. Он уже больше им не нужен. Родзянко тут же называет его Северной армией… С 1 июля 1919 года это Северо-Западная армия: англичане тонко заметили, что Северная уже есть — у Миллера.

На следующий день в армию приезжает Юденич… Он видит — момент наступления на Петроград бездарно упущен. Армия хочет воевать с большевиками, но сама толком не знает, что делать.

Родзянко в июле упустил все, что только возможно. Он и сейчас не в восторге и от самого Юденича, и от его идей. Он хочет перекрыть железную дорогу на Петроград с юга и «удушить» город блокадой. Для всех очевидно, что большевики быстро подтянут войска и прорвут любую блокаду… Но не для Родзянко.

Николай Николаевич, мастер стремительных ударов, планирует удар на Петроград. За 5–6 дней подойти к Петрограду. На 4–5-й день наступления занять станции Тосно и Колпино: чтобы красные не могли подвезти подкрепления по железной дороге.

Главное — успеть войти в город до того, как красные перебросят резервы! Чтобы 7-я армия не получила подкреплений!

А в городе должно вспыхнуть восстание…

Идея восстания

До конца мы никогда не узнаем о белом подполье Петрограда, ждавшем Юденича: данные разведывательного отдела были уничтожены по приказу Юденича в январе 1920 года. Юденич и близкие к нему люди постоянно сносились с питерским белым подпольем. Оно состояло из нескольких организаций.

Лидер Национального центра В. И. Штейнингер арестован ЧК еще в июле 1919-го (действуй белые решительнее — мог бы и уцелеть). Но сохранялась группа подполковника Г. И. Лебедева.

Была «Великая единая Россия» старшего лейтенанта В. В. Дитерихса.

Была группа И. Р. Кюрца, сохранились его письма к Юденичу. Только эта группа включала 600–800 активных членов и до 6–7 тысяч «сочувствующих».

Готовил восстание и будущий глава Петроградской боевой организации профессор В. Н. Таганцев.

Ряд частей Красной Армии готовы были перейти к белым. Особенно элитных: воздухоплавательный отряд, артиллеристы, штабисты. Среди них — такие крупные чины, как начальник штаба 7-й красной армии В. Я. Люндквист.

Группы не знакомят друг с другом. В час выступления друг друга узнают по белому кресту, нашитому на левый рукав. Час же настанет, когда белые достигнут окраин города, Обводного канала. Об этом сообщат по радио, и тогда настанет время выходить на улицы с оружием.

Родзянко хнычет: сил мало. Юденич уверен — во время наступления силы будут не уменьшаться, а расти. Восстание же в Петербурге удвоит, если не утроит силы. Опыт летнего наступления показывает: прав Юденич, а не Родзянко. Родзянко просто не видит открывающихся возможностей.

Страсти господ офицеров

На северо-западе действует много офицеров с польскими, немецкими, скандинавскими фамилиями: Ливен, фон дер Пален, фон Неф, фон Глазенап, Вилькен, фон Крузенштерн, Дзерожинский, Ежевский, Люндквист и другие. Они и впрямь местные, прибалтийские.

Но свет не видел более самовольных офицеров! Какая-то военная махновщина.

Родзянко сам писал о своих собственных частях: «Полное отсутствие денег заставило многих командиров не стесняться в выборе средств для добывания пропитания, фуража и обмундирования для их отрядов. При движении вперед мы не только не могли обеспечить продовольствием население, что было совершенно необходимо, а поневоле сами пользовались местными средствами, часто отбирая у населения последнее, что, конечно, не могло не восстанавливать его против нас»[206].

Это летом. А уже при Юдениче, осенью, некий гвардейский офицер «хвастался тем, что недавно нашел на комиссаре 40 000 царских денег, которые взял себе[207]. Солдаты тоже много грабили… Начальник разведки Х. привез жене из Гатчины много дамских принадлежностей, костюмы, белье…

В Гатчине белые съели все запасы несчастных обывателей, сами же ничего не подвезли»[208].

Что снабжали себя сами по законам войны — неприятно, но, пожалуй, неизбежно. А вот похищение дамских костюмов и белья…

История Северо-Западной армии хранит невероятное количество историй про самое фантастическое разгильдяйство и безответственность офицеров. Приведу только один пример: во время решающего наступления в октябре 1919 года полковник Видякин в Гатчине так увлекся выпуском газеты «Приневский край», что забросил все дела штаба. Ну, и кончилось это плачевно[209].

Страсти по правительству

Немцев больше нет. Эстонцы больше ничего не дают. У самих нет ничего. Помощь обещают англичане. У англичан свои интересы: им очень хочется, чтобы в России появилось «правильное» правительство. Демократическое. Такое, чтобы согласилось на отделение Эстонии и Финляндии.

10 августа глава английской миссии Марш требует приезда Юденича в Ревель, в британское консульство. Там уже собраны другие лица — в основном меньшевики и эсеры. Перед ними Марш произнес речь и потребовал немедленно создать демократическое правительство и признать независимость Эстонии. Было 6 часов 20 минут. «Если правительство не будет образовано к 7 часам, — заявил Марш, — всякая помощь со стороны союзников будет прекращена». И добавил по-русски со страшным акцентом: «Мы вас будем бросать».

11 августа он уже предложил список 16 министров и «Заявление эстонскому правительству».

Юденич вынужден войти в Северо-Западное правительство в качестве военного министра. Но Северо-Западное правительство не ставит ни в грош, его членов называет обидным словом «социалистики». А главное — для будущего гражданского управления преспокойно готовит свои собственные кадры. Колчак совершенно согласен: неужели в Петербурге не найдется достаточно умных людей, которые наладят гражданское управление? На то короткое время, чтобы успело собраться Учредительное собрание?

В конце августа 1919 года Черчилль разослал членам кабинета оптимистичный меморандум относительно шансов генерала Юденича взять Петроград. 30 августа 1919 года Ллойд Джордж ответил Черчиллю:

«Мы уже потратили в этом году на Россию более 100 миллионов фунтов. Мы посылали туда несколько превосходных воинских частей. В начале этого года рисовались «великие перспективы» освобождения Москвы. Мы оказали помощь адмиралу Колчаку, насколько это было в наших силах… Теперь освободительная армия, точнее ее остатки, откатывается к Омску… В этом совершенно нет нашей вины… Мы выполнили все обещания, данные нами Деникину и Колчаку. Мы не давали никаких обещаний Юденичу, и я надеюсь — не дадим и в будущем. Народ Британии не потерпит швыряния очередных миллионов фунтов на глупые военные мероприятия».

В общем, формально белые подчиняются диктату англичан. В действительности держат фигу в кармане.

Эта фига очень хорошо видна всем, у кого есть глаза. Ее видят и англичане, и эстонцы! Именно в это время, с июля месяца 1919 года, Эстония же начала прощупывать почву — а не дадут ли большевики ей независимость?

Страсти по доблестным союзникам

В конце ноября 1918 года Британия направила в Балтийское море 5 легких крейсеров, 9 миноносцев и 7 тральщиков под командованием контр-адмирала Синклера. При переходе через Балтику (5 декабря 1918 г.) один легкий крейсер подорвался на германской мине и затонул.

12 декабря 1918 года британская эскадра прибыла в столицу Эстонии Ревель. Наступавшие от Петрограда войска красных (7-я армия) уже в 50 километрах. По просьбе эстонского правительства два британских крейсера и пять миноносцев обстреляли тылы большевистских войск, перерезали их маршрут снабжения из Петрограда — взорвали мост. Это вынудило красных отойти от Ревеля.

Большевики решили уничтожить британскую эскадру, сформировав «Отряд судов особого назначения» из линкора, крейсера и трех миноносцев. Командовал ими заместитель наркома по морским делам (замкомпоморде), бывший мичман Федор Раскольников (настоящая фамилия — Ильин).

Матросы Балтфлота почти не подчинялись замкомпоморде Раскольникову. В море вышли только два миноносца. Вообще история довольно темная: один из миноносцев опоздал… на сутки. То ли оба миноносца шли каждый сам по себе (а линкор, крейсер и третий миноносец решили никуда не идти). То ли мы просто многого не знаем.

Известно, что в Ревеле тогда находились два легких крейсера и четыре миноносца британцев. Возле гавани Ревеля большевики успели сделать несколько выстрелов, ни один из которых не попал в цель. После чего миноносец «Спартак» побежал от британских судов, но перепутал направление и сел на мель. И сдался британцам. 106 человек экипажа дрались за место в шлюпках, а замкомпоморде Раскольников был найден спрятавшимся под мешками с картошкой.

На следующий день британцы перехватили подошедший к Ревелю большевистский миноносец «Автроил». Сперва «Автроил» попытался уйти, но быстро сдался без единого выстрела. Все 145 человек экипажа сдались в плен. Может, они этого и хотели?

Трофейные миноносцы были переданы британцами в состав эстонского военно-морского флота (что было очень непопулярно и у белых, и у красных). В мае 1919 года замкомпоморде Раскольникова и комиссара «Автроила» Нынюка обменяли на 18 британцев, находившихся в заключении у большевиков.

А британский флот оказался в состоянии войны с большевистским флотом…

4 июня 1919 года большевистские миноносцы «Азард» и «Гавриил» потопили британскую подводную лодку Л-55.

17 июня британский торпедный катер под командованием лейтенанта Огастеса Эйгера потопил большевистский крейсер «Олег», обстреливавший восставший против большевиков форт Красная Горка. Акт интервенции? Но лейтенант действовал не по приказу, а по собственной инициативе.

Это та помощь, которой лучше бы не было. Ведь летом 1919 года Балтийский флот все сильнее склоняется на сторону белых. Перейди он к Юденичу — и победа становится неминуема. Вопрос только — а нужно ли это Британии? В ее ли интересах сохранение русского флота? Ведь тогда не будет монополии английского флота на морях. Не будет ослаблена будущая, послевоенная Россия.

Британцы решили не переманить флот, а уничтожить.

Впечатленный легким потоплением «Олега», глава британской военной миссии в Прибалтике контр-адмирал Волтер Кауэн запросил у Адмиралтейства разрешения совершить рейд в Кронштадт против большевистского флота.

Военный кабинет решил, что между Британией и большевистским правительством фактически существует состояние войны. И разрешил.

С начала августа за 10 дней англичане 9 раз бомбили Кронштадт, но серьезного ущерба не нанесли.

В ночь с 17 на 18 августа, в 3 часа 45 минут, в очередной раз появились английские гидропланы. Но это был лишь отвлекающий маневр: британцы надеялись, что самолеты отвлекут внимание, моряки не заметят, как к судам Балтфлота подходят торпедные катера.

Под их прикрытием семь британских торпедных катеров под руководством коммандера (капитана 2-го ранга) Добсона проникли в гавань Кронштадта.

Эсминец «Гавриил» вовремя заметил торпедоносцы, огнем артиллерии потопил 3 из 4 участвовавших в атаке английских торпедных катеров. Их команды частью погибли, частью попали в плен. Но и Балтфлот пострадал: плавбаза «Память Азова» затонула, линкор «Андрей Первозванный» получил пробоину, но остался на плаву.

Потери большевиков убитыми — один комиссар и один матрос. Потери британцев составили три потопленных катера, 15 убитых и 9 попавших в плен моряков.

Моряки, естественно, озлобились. Теперь о переходе на сторону белых речь не шла. Весь август англичане бомбили Кронштадт. 31 августа советская подлодка «Пантера» потопила английский миноносец «Витториа».

4 сентября 1919 года подорвался на мине и затонул британский миноносец «Верулам».

И до того британцы опасались столкновения с Балтийским флотом. Сберечь свои корабли им было важнее, чем помочь белым. Они могли прийти на помощь Красной Горке и Серой Лошади, но не пришли. Совдеповские линкоры и крейсера с моря расстреляли восставших. Остановить их было некому.

Обещав поддержку Юденичу в наступлении на Петроград, британцы и на этот раз не решились (или с самого начала не хотели). В результате левый «морской» фланг наступавших оказался не защищен…

Британцы помогли оружием: дали 60 орудий, 40 из них без замков; шесть танков, из которых только один был исправен; 120 пулеметов — из 70 пулеметов даже можно было стрелять.

Британцы дали еще 12 000 английских и 30 000 русских винтовок, миллион патронов и три ящика ручных гранат. За все это Юденич платил валютой из денег, переведенных ему в шведские банки Колчаком. Естественно, платил он как за исправное вооружение.

Да! Юденич оплатил поставку 14 самолетов. Самолеты не появились. Деньги исчезли. Значит, сперли. Неужели англичане крадут деньги?! Они же честные…

Страсти политики

Август и сентябрь уходят на подготовку нового наступления. А в тылу Юденича социал-демократы проводили конференции, на которых клеймили его людей как «реакционеров» и «царских сатрапов». Они агитировали прибывающих из немецкого плена не идти в Северо-Западную армию.

Колчак признавал Бермонта и поддерживал его. Юденич считал отряды Бермонта и Вырголича частью своей армии. Западным отрядом. А Бермонт вовсе не считал, что должен подчиняться Юденичу. Для убежденного монархиста и черносотенца Бермонта Юденич — это «февралист», разрушитель России. «Кадюк», одним словом. Если Юденич нажмет — Колчаку можно пожаловаться. И жаловался.

24 мая освобождена от красных Рига. Отряд князя Ливена участвовал в этом, отряды Бермонта и Вырголича не участвовали. Юденич считает, что теперь Западный отряд выполнил свою задачу. 9 июля он отдает приказ соединиться с Северо-Западной армией. Выполнил приказ только отряд светлейшего князя Ливена. 19 августа, 3 и 20 сентября — повторение приказов. Ответа нет. 26 сентября Юденич сам едет в Ригу, чтобы встретиться с Бермонтом. А тот отказался приехать на встречу с Юденичем.

Перехватывая идущие из Германии эшелоны, Бермонт довел свои войска до 10 тысяч человек и принял титул князя Авалова. Иногда его называют князем Бермонт-Аваловым. Это неверно, никаким князем он отродясь не был. Ярко выраженный самозванец.

9 октября 1919 года Бермонт начал наступление на Ригу, чтобы свергнуть правительство Ульманиса. У него был огромный авиаотряд: 140 исправных самолетов! Только у красных было больше. Латыши вполне эффективно сопротивлялись и не пустили корпус в город. Бермонтовцы застряли в предместьях и на подходах к Риге. Британская эскадра не стала поддерживать Юденича, нарушив свои обещания. Она пошла к Риге и стала помогать вовсе не Юденичу, а латышам: из корабельных орудий расстреливала позиции Авалова.

Бермонт послал самолеты к Деникину: просить у него помощи. Самолеты сели под Киевом, на территории местных «батьков». Самолеты моментально захватили, разграбили и сожгли… Потом было неясно, кто именно. Главное в этом — сожгли вместе с верительными письмами. Летчики еле унесли ноги и добрались до Деникина после множества приключений. Деникин, естественно, послал Бермонта по-солдатски.

Армия Бермонта отступила в Восточную Пруссию, где немцы тут же посадили ее всю в концентрационный лагерь. А самолеты и технику передали ненавистным для Бермонта латышам.

Приключения Бермонта поддерживались крайне правыми монархистами во главе с депутатом Думы Марковым. Они стремились к реставрации династии Романовых и к восстановлению «единой и неделимой». В реальности безумная «Бермонтиада» подкосила наступление Юденича.

Осеннее наступление

28 сентября 1919 года начали дело 17 800 штыков, 800 сабель, 57 орудий, 6 танков и 2 броневика[210] армии Юденича. По другим данным, «боевой состав равнялся 1000 офицеров и 14 500 солдат»[211]. С людьми Бермонта — «Авалова» было бы вдвое больше.

10 октября белые разгромили две красные дивизии и вклинились меж двух красных армий. Теперь все дело было в стремительности операции. Что прекрасно понимал и Ленин: «В несколько дней решается судьба Петрограда, а это значит, наполовину судьба Советской власти в России»[212].

Но темпы выдержаны не были. Сказалось отсутствие поддержки. 1-я эстонская дивизия должна была двигаться вдоль Финского залива, но не вышла. Английский флот вообще не появился в Финском заливе: англичане бомбардировали позиции Бермонта.

Сказались разгильдяйство и недисциплинированность. 15 октября генерал Ветренко получил приказ занять станцию Тосно. 16 октября — повторный приказ. Этих приказов генерал Ветренко не выполнил. Почему?! А потому, что он считал — занимать Тосно не надо.

А через эту станцию как раз и шли эшелоны для укрепления 7-й красной армии.

На следующий день Ветренко заявил, что его воины устали и им необходимо отдохнуть. И до 19 октября стоял в Гатчине. Был приказ — занять Колпино, но и этого приказа Ветренко не выполнил. Колпино стояло пустым, без войск, до 21 октября, когда город заняла 5-я латышская дивизия, снятая с охраны Кремля. Напомню, что от Колпино — считанные километры до Невской заставы. Взяв Колпино, можно было дать сигнал к восстанию в самом городе.

С 18 октября темп наступления стал снижаться. В том числе и потому, что мост через Лугу взорвали, нарушив приказ Юденича. Танки не могли перейти реку. Только 19 октября ценой огромного труда перетащили на другой берег Луги 3 танка: «Бурый медведь», «Скорую помощь» и «Капитан Кроми».

По плану белые должны были выйти к предместьям Петрограда 16–17 октября. А вышли к 21–22 октября. На Обводный канал не вышли вообще. Восстание в городе не поднялось.

Контрнаступление красных

Красные были очень напуганы движением Северо-Западной армии. Под белыми оказались Царское Село, Павловск, Гатчина, Луга. С Пулковских высот невооруженным глазом видны были купола Исаакиевского собора.

17 октября в Петроград прибыл Троцкий, в тот же день создана Директива Главного командования, подписанная Каменевым 17 октября. И талантливым начальником штаба, бывшим генерал-майором Генерального штаба П. П. Лебедевым.

Красные сводили в Петроград самые надежные части. В основном они прибыли с 17 по 21 октября — как раз в те дни, когда по плану Юденича следовало уже входить в предместья Петрограда. А командовал ими однокашник Юденича, бывший генерал-майор Генерального штаба С. И. Одинцов.

В Петрограде провели призыв 23 возрастов — с 1879 года по 1901-й, и десятки тысяч людей копали окопы на подходах к городу. Кто с энтузиазмом, кто стиснув зубы — но рыли.

22 октября красные имели семикратный перевес по всем видам вооружений, кроме танков. На запад они продвигались в два-три раза медленнее, чем белые на восток, но продвигались ведь?

15-я армия осталась к юго-западу от продвинувшихся к Петрограду белых. Она была не опасна, пока не получила подкреплений. 30 октября она имела пятикратное превосходство над белыми, и командующий Западным фронтом В. М. Гиттис (тоже из «бывших») ввел ее в действие в тылу и во фланг белым.

7 ноября Белая армия оказалась на своих летних позициях под Лугой и продолжала отходить. 15-я красная армия 8 ноября взяла Гдов. 7-я армия 14 ноября взяла Ямбург. Последним оплотом стала Нарва.

В середине ноября 1919 года Северо-Западная армия оказалась прижата к эстонской границе. Но теперь за этой границей стояли не разрозненные отряды, которым белые помогали полгода назад. Это была подготовленная, мощная национальная армия, которая не ждала к себе гостей. А ждала подписания мира и признания независимости с Советской Россией.

Еще 27 ноября шли бои, белые даже переходили в контратаки и захватили батарею под деревней Криушей. Но все было уже предельно ясно.

26 октября Юденич назначил командующим генерала фон Глазенапа, а сам выехал в Ревель: искать силу, которая поможет отступить, сохранив армию. Никто не хотел принять армию: ни Эстония, ни Латвия, ни Финляндия. Союзники отказались перебросить армию к Деникину на своих кораблях.

Самое интересное: можно было и не просить. На территории Эстонии оставалось имущество Северо-Западной армии: склады продовольствия, тысячи груженных военным имуществом вагонов и 26 паровозов. Армия сама могла уехать куда угодно, вовсе не напрягая дорогих союзников.

Но просить приходилось: все захватили эстонцы. Они не отдали ни одного паровоза или комплекта обмундирования. Все телеграммы Юденича Сазонову в Париж и союзникам и все курьеры задерживались эстонцами.

22 января 1920 года Врангель отдал приказ о демобилизации Северо-Западной армии. Эстонцы потребовали от Юденича сдать всю валюту, полученную от Колчака. Он ответил категорическим отказом. И сдал в Ликвидационную комиссию 227 000 фунтов стерлингов. Из этих сумм всем выдавалась небольшая помощь, а желавшим продолжать войну — средства на проезд к месту будущей службы (например, у Деникина).

Позже некоторые чины Северо-Западной армии (генерал Б. С. Пермикин) еще будут воевать в составе 3-й Русской армии, которую создаст Врангель на территории Польши. Они смогут доехать до нового места службы только за счет тех средств, которые раздал своим Юденич.

Рассерженные эстонцы попытались арестовать Юденича и выдать его Советской республике. Когда вагон с Юденичем и его семьей уже катил в сторону границы, вмешались однополчане, подняли на уши иностранные миссии.

Зима наступала ранняя, суровая. А только 9 декабря Белая армия окончательно перешла на левый берег Нарвы, на территорию Эстонии. При переходе границы шел откровенный грабеж. У людей отнимали не только оружие, но продовольствие и теплые вещи. Не только у военных, но и у мирного населения. В том числе у детей и подростков.

Средств, выделенных Врангелем, хватило бы, чтобы люди могли встать на квартиры, купить еды, уехать куда-то. Но русских держали в концлагерях, большинство — под открытым небом. Если кормили, то скудно, и под конвоем водили валить лес. Все переболели тифом. Средств дезинфекции не было. Врачи и сестры тоже заражались и умирали.

На возмущенный запрос Совета Антанты президент Эстонии Пятс ответил: «Эстонское правительство не может допустить, чтобы столь большие массы кормились, не давая в обмен своей работы».

Границу перешли 27 тысяч человек, из них 13 тысяч вооруженных и 3 тысячи детей младше 15 лет.

По подсчетам врача Г. И. Гроссена, к весне 1920 года не меньше 10 тысяч человек умерли от голода, холода и тифа. В их числе вовсе не только солдаты, но и беженцы. Почти все женщины и дети умерли.

Историческая перспектива

2 февраля 1920 года был подписан мирный договор Эстонии с РСФСР. Ленин признал независимость уже не мифической «советской республики Эстония», а реального эстонского государства. Платой за это признание стала как раз армия Юденича.

История несправедлива? Да! Ни один из русских людей, умерших в эстонских лагерях, не заслуживал этой судьбы — стать платой за чью бы то ни было независимость.

Но пройдет меньше 20 лет — и на Эстонию обрушится страшный удар. То самое государство, которое признало ее независимость, договорится с нацистской Германией о разделе Европы, введет свои войска в Эстонию. Те самые коммунисты, с которыми оно подписывало договор, сделают Эстонию частью красной империи.

А те самые немцы, которых в Эстонии истребляли как «чужаков», войдут в Эстонию с другой стороны.

История несправедлива? Нет, справедлива… Иногда это страшная справедливость, но уж какая есть. А мораль проста и уходит еще в раннее Средневековье; об этом писал и Гёте в «Фаусте»: нельзя договариваться с дьяволом. Бессмысленно. Черт все равно тебя обманет.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава 9 В Северо-Западном государстве

Из книги Россия, умытая кровью. Самая страшная русская трагедия автора Буровский Андрей Михайлович

Глава 9 В Северо-Западном государстве Прибалтийская мозаикаЕдинственное, что объединяет Прибалтику с Кавказом и Средней Азией, — это невероятная пестрота и населения, и политических сил. К 1919 году только в одной стране Прибалтики было сравнительно спокойно — в


Глава четвертая. На Западном фронте

Из книги Пятьдесят лет в строю автора Игнатьев Алексей Алексеевич

Глава четвертая. На Западном фронте — Когда же кончится война? — задал мне наивный вопрос спустя несколько дней после Марны офицер военного кабинета президента республики Пенелон, встретив меня во дворе штаба главной квартиры. Поддерживая связь между Жоффром и


ГЛАВА ПЯТАЯ История северо-восточной Руси с начала XIII до конца XIV в. Положение русских княжеств на северо-востоке и юго-западе Руси перед нашествием монголов. — Первое появление татар. — Нашествие Батыя. Покорение Руси монголами. — Общие бедствия. — Александр Невский. — Дмитрий Донской. — Деятель

Из книги Всемирная история. Том 2. Средние века автора Йегер Оскар

ГЛАВА ПЯТАЯ История северо-восточной Руси с начала XIII до конца XIV в. Положение русских княжеств на северо-востоке и юго-западе Руси перед нашествием монголов. — Первое появление татар. — Нашествие Батыя. Покорение Руси монголами. — Общие бедствия. — Александр


Глава 2 Гренадерские батальоны на Западном фронте

Из книги Штрафбаты Гитлера. Живые мертвецы вермахта автора Васильченко Андрей Вячеславович

Глава 2 Гренадерские батальоны на Западном фронте Как уже говорилось выше, к 500-м «испытательным частям» относились 291-й и 292-й гренадерские батальоны, которые были сформированы 10 сентября в Карлсруэ. Месяц спустя они должны были быть уже на передовой в составе 19-й армии. В


Глава XXIII На Западном фронте

Из книги Гопакиада автора Вершинин Лев Рэмович

Глава XXIII На Западном фронте Вооружен и очень опасен Судьба национал-социалистической украинской эмиграции, осевшей в Европе, сложилась тускло и неласково. Партии постепенно дробились на партийки, партийки на кухонные кружки, все всех ненавидели, все всех во всем


Восстание в Юго-Западном и Северо-Западном краях

Из книги История русской армии. Том второй [1812-1864 гг.] автора Зайончковский Андрей Медардович

Восстание в Юго-Западном и Северо-Западном краях Восстание в Северо-Западном крае ? Галицийские банды ? Познанские банды В Юго-Западном крае в конце апреля появились шайки в Волынской губернии, перешедшие из Галиции, а затем в Киевской губернии, особенно в Васильковском


Глава 1 Обстановка на Западном фронте

Из книги Последняя надежда Гитлера автора Васильченко Андрей Вячеславович

Глава 1 Обстановка на Западном фронте После достижения в первой декаде марта 1945 года войсками генерала Эйзенхауэра Рейна можно было говорить о том, что началось осуществление трехфазового плана битвы за Рейнланд. За шесть недель немецкие войска были оттеснены от


Глава 1 Катастрофа на Западном фронте

Из книги Артиллерия в Великой Отечественной войне автора Широкорад Александр Борисович

Глава 1 Катастрофа на Западном фронте 22 июня 1941 г. в 2 часа ночи последний советский эшелон с зерном прошел железнодорожный мост через пограничную реку Буг. «На поезд поднялись два немецких таможенника. Часовой помахал русскому машинисту. Даже пристальный наблюдатель не


IX. События на славянском Поморье до совершенного уничтожения власти Германии над северо-западными славянами. — Начало проповеди Кирилла и Мефодия у северо-западных славян; ее окончание

Из книги История балтийских славян автора Гильфердинг Александр Фёдорович

IX. События на славянском Поморье до совершенного уничтожения власти Германии над северо-западными славянами. — Начало проповеди Кирилла и Мефодия у северо-западных славян; ее окончание Несмотря на мир, заключенный между датским и немецким королями, норманнские викинги


СЕВЕРО-ВОСТОК ИЛИ СЕВЕРО-ЗАПАД?

Из книги Полярные моря автора Блон Жорж

СЕВЕРО-ВОСТОК ИЛИ СЕВЕРО-ЗАПАД? – Думаю – сказал Джон Барроу, – руководство экспедицией следует поручить Джону Франклину.– А может, лучше Россу? – возразил премьер-министр.– Росс отказался. Он обещал своей жене больше никогда не ходить в полярные районы.Беседа


Михаил Долбилов «Царская вера»: массовые обращения католиков в православие в Северо-Западном крае Российской империи (1860-е годы)[494]

Из книги Конфессия, империя, нация. Религия и проблема разнообразия в истории постсоветского пространства автора Семенов Александр

Михаил Долбилов «Царская вера»: массовые обращения католиков в православие в Северо-Западном крае Российской империи (1860-е годы)[494] Исследователя этноконфессиональных проблем в Российской империи вряд ли удивит утверждение, согласно которому поддержка православного


3. Действия 201-й Латышской стрелковой дивизии на Северо-Западном фронте под Старой Руссой в ходе боев по окружению войск противника в районе Демянска и отражению их контрударов (февраль — июнь 1942 года)

Из книги Прибалтийские дивизии Сталина автора Петренко Андрей Иванович

3. Действия 201-й Латышской стрелковой дивизии на Северо-Западном фронте под Старой Руссой в ходе боев по окружению войск противника в районе Демянска и отражению их контрударов (февраль — июнь 1942 года) 11 января 1942 года 201-я Латышская стрелковая дивизия была выведена из боя,


Глава III На западном рубеже

Из книги Россия и последние войны ХХ века автора Мяло Ксения Григорьевна

Глава III На западном рубеже От проливов до проливаЗанятое Кавказом, а на Кавказе почти исключительно Чечней, российское общественное мнение в последние годы быстро утрачивает интерес к процессам, развивающимся по западному и юго-западному рубежу бывшей Империи.В


Глава 4 «ВЕРБЕНА» В ЗАПАДНОМ ОКЕАНЕ

Из книги Битва за Атлантику. Эскорты кораблей британских ВМС. 1939-1945 [litres] автора Райнер Денис

Глава 4 «ВЕРБЕНА» В ЗАПАДНОМ ОКЕАНЕ Вряд ли есть зрелище более волнующее и впечатляющее, чем превращение груды металла в военный корабль. Мало-помалу серые краски зрелости приходили на смену красному цвету юности. День ото дня рядом с кораблем становилось все меньше


ГЛАВА 2 НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН

Из книги Шпионы, простофили и дипломаты автора де Толедано Ральф

ГЛАВА 2 НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН История Зорге начинается в Германии. В смысле личном это история риска и заблуждений идеализма, круто замешанного на авантюризме и политическом цинизме. Но, по иронии судьбы, история Зорге – это история самой Германии. Коммунизм