Глава 11. РУССКАЯ АЛЯСКА НА ТРОПЕ ВОЙНЫ

Глава 11.

РУССКАЯ АЛЯСКА НА ТРОПЕ ВОЙНЫ

Если вы впервые смотрите на географическую карту Аляски, то наверняка поразитесь обилию русских названий. Острова Чичагова, Всевидова, Худобина, Попова, Чирикова, Большой и Малый Конюжие, остров Троицы, остров Адмиралтейства, мысы Кутузова, Сенявина, Лескова, Мордвинова, Румянцева, заливы Шишмарева, Павлова, Постоя, вулканы Погромный, Сарычева, Шишалкина, бухта Моржовая, пролив Шелехова, озеро Бочарова, бухта Макушинская, вулкан и город Макушин, города Баранов, Бочаров, Нинишка, Белуга, Коцебу, Уналашка. И еще десятки и десятки русских географических названий. Откуда столько на территории США?

Официально первооткрывателем Америки считается Христофор Колумб, хотя первое достоверное историческое плавание от берегов Европы с высадкой на побережье Северной Америки совершили норвежские викинги во главе с Лейфом Эрикссоном в X в., сильно напугавшие местных индейцев ревом привезенных ими быков. Первое документально зафиксированное открытие Австралии совершил в мае 1606 г. голландский мореплаватель Биллем Янсзон на корабле «Дейфкен». День 28 января 1820 г. стал днем открытия Антарктиды: первая русская антарктическая экспедиция Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный» достигла южного материка Земли. Но это было не первое из великих русских географических открытий.

В 1741 г. обрусевший датчанин Витус Йонассен (Иван Иванович) Беринг на пакетботе «Святой Петр» открыл для России огромный полуостров, названный на русский лад Аляской, с прилегающими к нему многочисленными островами. Вместе с Берингом к берегам Аляски подошел еще один русский корабль — «Святой Павел» капитана Алексея Ильича Чирикова. По праву первой заимки Аляска стала русской территорией. Русский гидрограф Гавриил Андреевич Сарычев за время нескольких экспедиций в 1785–1794 гг., вместе с И.И. Биллингсом, произвел первую съемку побережья и заливов Аляски. Иосиф Иосифович Биллингс, англичанин по происхождению, участник третьего кругосветного плавания Джеймса Кука (который в ходе этого плавания был убит гавайцами), состоял на русской службе с 1783 г. и внес огромный вклад в российскую гидрографию, завершив описание всего северного побережья России. Вернувшись с Аляски, Биллингс командовал бомбардирским судном Черноморского флота, участвовал в описании северных берегов Черного моря, от Керченского пролива до устья Днестра.

В этом месте сделаем небольшое отступление. Об Аляске отечественная историография, по большому счету, помалкивала. Официальные (дворянские) историки Российской империи о судьбе Аляски упоминали очень скупо: «1867. По договору с Североамериканскими Соединенными Штатами уступлены им русские владения в Северной Америке за денежное вознаграждение». Это — из «Кратких очерков русской истории» Д.И. Иловайского за 1875 г., учебника в гимназиях дореволюционной России, одобренного министерством народного просвещения и написанного в стиле «официально-охранительной концепции отечественной истории». «Пустынная северо-западная оконечность Американского материка (Аляска), принадлежавшая России по праву первой заимки, была тогда же уступлена Северо-Американским Соединенным Штатам за 7 млн. долларов»{68}. Столь же скупо сообщали о Русской Америке и советские учебники истории. Казалось, должно было быть наоборот, ведь критика царей в советской историографии была беспощадна и сурова. Возможно, во времена «холодной войны» горечь утраты огромной территории в пользу основного противника в борьбе за мировое влияние в какой-то мере сдерживала от углубленного изучения истории приобретения и утраты Аляски. Трудно сказать.

Освоение Русской Америки, вне всякого сомнения, было поистине героическим делом. От двух российских столиц — Москвы и Санкт-Петербурга — до города Охотска, на берегу Охотского моря, добирались почти 14 месяцев. Железных дорог не было. До Иркутска добирались на лошадях, в колясках. Здесь ожидали настоящей зимы и, когда лед реки Лены становился достаточно крепким, пересаживались в сани и по замерзшему руслу ехали в Якутск. Обычно, с учетом природных условий Сибири, до Якутска добирались к Рождеству. И задерживались там аж до июня! В якутские морозы путешествие по тайге было невозможно, как, впрочем, и в весеннее половодье. Вот и выходило, что путешественник начинал свой путь в июне, скажем, 1799 г., а в Охотске появлялся к августу 1800 г. Отсюда морским путем за два месяца доплывали до Камчатки, зимовали и летом следующего года через Берингово море направлялись на Аляску. Прибыв в Русскую Америку, отечественные купцы чувствовали себя на седьмом небе, скупая за бесценок меха каланов, которые затем продавали в Санкт-Петербурге в 600 (!) раз дороже. Но и такой, на первый взгляд, невероятно удачный бизнес оказывался убыточным. Почему? Об этом чуть позже.

В состав Русской Америки (неофициальное название русских владений в Северной Америке), помимо Аляски и Алеутских островов, входила и часть Северной Калифорнии. Первые русские поселения на северо-американском континенте появились в 1784 г. Первыми на освоение новых заморских богатств отправились русские промышленники — охотники за пушным зверем. Первый центр Русской Америки расположился на острове Кадьяк. Русские купцы присоединились к охотникам, скупая у промышленников и индейцев меха, торговали порохом, хлебом, солью и другими необходимыми в условиях Севера товарами. Купец из города Рыльска Курской губернии Григорий Иванович Шелихов (его именем назван пролив между полуостровом Аляска и островом Кадьяк) еще при жизни Екатерины II стал создавать компанию по торговле с русскими владениями в Америке. Но в 1795 г. Шелихов умер. В 1799 г. русский государственный деятель, дипломат Николай Петрович Резанов убедил императора Павла I в необходимости расширения торговли в Русской Америке. Император высочайшим указом утвердил устав Российско-Американской компании, первым директором которой и стал Резанов. Умело используя свои связи, Рязанов добился того, что Российско-Американская компания при содействии русского правительства сумела не только основать многочисленные русские поселения за океаном, но и организовала 25 океанских экспедиций, из них 15 кругосветных! Рязанов, кстати, был женат на дочери Г.И. Шелихова и после смерти тестя стал одним из крупнейших пайщиков компании. Учитывая выдающиеся организаторские способности первого директора Российско-Американской компании, Александр I, едва взойдя на престол, назначил камергера Н.П. Резанова послом в неизвестную для русских Японию. Неизвестную потому, что японцы не пускали в свою страну иностранцев. Только голландские корабли могли заходить в японский порт города Нагасаки. Николай Резанов — забытое имя в современной истории. Незаслуженно забытое.

Мы не пишем историю Российско-Американской компании. Нас интересует другое — жизнь первых русских поселенцев в Америке. Из различных источников хорошо известны методы колонизации, которые использовали в Центральной и Южной Америке испанцы, а англичане и американцы — в Северной. Прелюдией к жесточайшей эксплуатации индейских земель было стравливание индейских племен, переходившее в братоубийственные войны. Первый период европейской колонизации Северной Америки — это добыча «мягкого золота», пушнины. Чешский этнограф-индигенист Милослав Стингл, много путешествовавший по странам обеих Америк, документально доказал, что огромные состояния первых торговых компаний в Северной Америке, в том числе пресловутой и поныне здравствующей Компании Гудзонова залива, делались на ограблении и спаивании индейских охотников. А когда наступил черед сельскохозяйственной колонизации Дальнего Дикого Запада (Far Wild West), то в ход пошло огнестрельное оружие. Истребив кормовую базу индейских племен — бизонов, колонизаторы стали истреблять индейцев, сгоняя их силой с плодородных земель или заключая грабительские договоры о продаже земли. Последний такой договор был заключен правительством США в 1868 г., через год после потери Россией своей Русской Америки.

Колонизация европейцами Северной Америки, начавшаяся в 1620 г. после прибытия в Америку первых переселенцев из Англии на корабле «May flower» (Майский цветок), описана довольно полно, а романы Фенимора Купера, Карла Мая, Лизелотты Вельскопф-Генрих — это лишь художественное отображение печальной действительности. А как встречали первых русских поселенцев на Аляске местные индейские племена? Мысль о том, что официальная российская историография, при всех режимах, обходила эту тему, имеет под собой почву. Если, к примеру, освоение русскими Сибири не сопровождалось кровопролитными сражениями с аборигенами, то о колонизации Алеутских островов, как, впрочем, и островов Курильских, этого сказать нельзя. Алеутские острова вплотную примыкают к Аляске. О колонизации русскими в этих местах вскользь упомянуто во вступительной статье к книге «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.» (М.: Наука, 1989): «Проникновение русских людей на Алеутские и Курильские острова не всегда проходило мирно. Истребление пушного зверя русскими промышленниками, стремившимися к богатой добыче, порой встречало ожесточенное сопротивление коренного населения островов — алеутов и айнов»{69}.

Первым главным правителем (управляющим) русскими владениями в Америке был Александр Андреевич Баранов, родом из помор, купец из северного русского городка Каргополя. Руководя жизнью русских поселений в 1790–1819 гг., Баранов сумел установить прочные связи с Калифорнией, Гавайями и Китаем. В Табели о рангах Российской империи Баранов был в чине коллежского советника. Это давало права дворянства. Пожалуй, никто из русских не сделал больше, чем Баранов, в части развития Российско-Американской компании. Баранов сумел найти общий язык с индейскими племенами Аляски. О спокойной жизни в Русской Америке свидетельствует фрагмент из письма А.А. Баранову от упомянутого выше Г.И. Шелихова, которое было написано 9 августа 1794 г.: «Я намерен на 18-м Курильском острову (ныне Уруп. — Авт.) содержать компанию сверх обзаведения хлебопашества. Но как завсегда, да и по многу иметь тут русских будет несходно, то я решился содержать тут для промыслов алеут и американцев (т. е. индейцев Аляски. — Авт.), на первый случай хотя до 50 человек, а русские будут только ими управлять и содержать прикрытие от мохнатых курильцов, с коими жить просто небезопасно»{70}. (Для справки: 22 декабря 1786 г. по повелению Екатерины II президентом Коммерц-коллегии А.Р. Воронцовым и государственным секретарем А.А. Безбородко была составлена записка «О праве России на открытые русскими мореходами острова и северо-американский берег и об объявлении об этом иностранным государствам», в которой утверждалось, что «неоспоримо должны принадлежать России… гряда Курильских островов, касающихся Японии, открытая капитаном Шпанберхом и Валтоном»{71}.) Можно заключить, что дела на Аляске у Баранова шли хорошо, и с индейцами он ладил, иначе вряд ли «алеут и американцев» направляли бы на Курилы, подобно наемным рабочим.

Кровавый конфликт возник неожиданно, внезапно. В 1802 г. индейцы племени тлинкитов напали на русские поселения у Ситкинского залива. По М. Стинглу, тлинкиты относятся к атапаскскому языковому семейству. Основным источником их пропитания является рыболовство, особенно в открытом море. Тлинкиты и сегодня населяют юго-западную часть Аляски. Нападение было совершено на построенную на берегу Ситкинского залива русскую крепость Архангельскую. Одновременно шесть сотен тлинкитов, вооруженных ружьями, атаковали крепость. Оборона крепости была хорошо организована, однако индейцы каким-то образом проникли внутрь, подожгли деревянные избы. Скоро все было кончено, крепость Архангельская оказалась захваченной тлинкитами. И началась резня: озверевшие индейцы убивали всех подряд, мужчин, женщин и детей, до последнего человека. Были убиты и все находившиеся в крепости союзники русских — алеуты с острова Кадьяк. Тлинкиты разграбили склады Российско-Американской компании, унеся две тысячи бобровых шкур. Случайно уцелел только один человек. Им оказался кадьякский алеут. Ему сильно повезло, в момент нападения индейцев он охотился на лисиц, и когда возвращался с охоты, увидел дым над крепостью, оттуда доносились гортанные боевые песни.

Лесами алеут добирался несколько дней до селений индейского племени, враждовавшего с тлинкитами. Они и помогли ему добраться до русского торгового поста. От него русские и узнали о печальной судьбе своих соотечественников. Баранов принял единственно верное решение: вернуть Российско-Американской компании Ситкинский залив, оказавшийся в руках индейцев после захвата Архангельской крепости. Баранов сумел заключить союз с индейцами, не поддержавшими нападение на русскую крепость. Два года Баранов готовился к нападению на ситкинских тлинкитов. А подготовившись, двинулся в наступление. Свидетелем похода русских, алеутов и индейцев-чугачей на ситкинских тлинкитов стал экипаж большого парусного шлюпа «Нева», которым командовал Юрий Лисянский. Вместе с И.Ф. Крузенштерном он совершал первое в истории русского мореплавания кругосветное путешествие. 10 июля 1804 г. «Нева» вошла в гавань Святого Павла на Аляске. Здесь Лисянский узнал о том, что Баранов уже воюет в Ситкинском заливе с тлинкитами.

Важным в этой войне с индейцами было одно обстоятельство: не все индейцы племени тлинкитов принимали участие в нападении на крепость Архангельскую, а лишь небольшая часть их. Войну начал главный ситкинский тайон (вождь) Котлеан, но большинство других племенных вождей не поддержало Котлеана, препочитая иметь с русскими хорошие отношения. Да и для русских нападение индейцев стало откровенном, ведь они не вмешивались в жизнь тлинкитов, для которых торговля пушниной с русскими была чрезвычайно выгодна.

Капитан Лисянский направил «Неву» в залив Ситка. По пути единственный уцелевший житель крепости Архангельской алеут с русским именем Савва рассказал капитану о причине нападения тлинкитов тайона Котлеана. В один из портов Аляски зашел английский корабль. Англичане прибыли за шкурами котиков. С английского корабля дезертировали три матроса. Они нанялись на службу Баранову, и русский управляющий Аляски отправил их в Архангельскую. Сбежавшие матросы стремились попасть в Бостон, на восточное побережье США, а путь туда был очень далек, Панамского канала еще не существовало, и чтобы попасть в Бостон морским путем, через два океана, минуя южную оконечность Нового Света — мыс Горн, требовались немалые деньги. На беду русских к Архангельской крепости подошла американская шхуна. Американцы, чрезвычайно ревниво относившиеся к русскому заселению на «их» континенте, вступили в сговор с беглыми британцами, а также подключили к этому делу и тайона Котлеана. За уничтожение русского форпоста в заливе Ситка американцы согласились доставить англичан в Бостон, а Котлеану посулили много ружей в обмен на пушнину. Путь эскадры Баранова был не близок. Только по прямой от острова Кадьяк, где он собирал флот, до Ситки было ровно 1000 километров. Собирая свое войско, Баранов двигался вдоль берега, что намного увеличило маршрут.

От алеута Саввы и стали известны подробности захвата Архангельской. Находившиеся внутри крепости беглые английские матросы сумели впустить атакующих индейцев, открыв им одни из ворот… Американская шхуна, отойдя на десять миль от Архангельской, укрылась за одним из островков, чтобы потом никто не посмел сказать, как у них на глазах убивали русских женщин и детей. Котлеан мечтал стать главным вождем всех индейских племен Аляски. Но чтобы их покорить, ему необходимо было много ружей.

Теперь для Котлеана настало время расплаты. Шел август 1804 г. Капитан Лисянский перевооружил два судна Российско-Американской компании — «Александра» и «Екатерину», добавив им по две пушки и снабдив порохом и ядрами. Представляет интерес описание Лисянским армады, собранной Александром Барановым: «Требуется великий дар красноречия, чтобы надлежащим образом описать эту картину… Войско Баранова было составлено из жителей кадьякских, аляскинских, кенайских и чугацких (алеутов острова Кадьяк и индейцев Аляски. Эскимосов не было. — Авт.). При отправлении из залива Якутат в нем было 400 байдарок (пирог. — Авт.) и около 900 человек… При войске находилось 38 тайонов, как старшин, которые управляли своими подчиненными и во всем сносились с русскими промышленниками. Обыкновенное вооружение воинов составляли длинные копья, стрелы и другие орудия, приготовленные для промысла морских зверей. Но на этот раз было выдано и много ружей»{72}. Русских индейских союзников капитан Лисянскии попотчевал в своей каюте и «огненной водой» — русской водкой, к большому удовольствию тайонов.

Высланная Барановым разведка донесла, что отвоевывать у индейцев Котлеана нечего: все деревянное, включая и крепостные стены, сожжено, земляные валы срыты, Архангельской крепости не существует.

История умалчивает о том, как поступили тлинкиты Котлеана с трупами. Распространенное мнение о приверженности индейцев к обряду скальпирования не находит подтверждения в истории индейских племен Аляски. Скальп, как известно, служил доказательством того, что враг убит, и считался уважаемым свидетельством отваги и ценным боевым трофеем. Смысл скальпирования заключался в отнятии у врага магической жизненной силы, находящейся, по индейскому поверью, в волосах. Скальпированием занимались далеко не все племена североамериканских индейцев. Это было присуще союзу ирокезов и прерийным индейцам. Изучавший историю индейцев М. Стингл писал, что скальпирование нельзя считать чисто индейским изобретением. Стингл утверждает, что еще античные авторы отмечали такой обычай у донских скифов. У индейских племен Аляски скальпирование не практиковалось.

Англичане, как и американцы, весьма негативно воспринимали русское мореплавание. Начало XIX в. — это время расцвета Британской империи. К примеру, секретарь Адмиралтейства Великобритании Джон Барроу в 1817 г. опубликовал в газете «Куотерли ревью» статью, в которой сообщал: «С некоторого времени мысль о свободном проходе в Америку волнует русских. Будет унизительным для нас, если новоявленная морская держава сделает в XIX в. открытие, к которому англичане стремятся с XVI в.»{73}. Великодержавный британский шовинизм, одним из столпов которого был девиз rule the waves («править морями»), позволял рядовому англичанину чувствовать себя героем-завоевателем, а Британскую империю, которая контролировала пятую часть земного шара, — правительницей мира. Н.М. Карамзин, побывавший в Англии в 1790 г., объяснил своеобразие англичан так: «Английский народ считает нас, чужеземцев, какими-то несовершенными, жалкими людьми». Но беспокоились британцы не зря. Они, как никто другой, ощущали, что их монополия на земной шар начинает давать трещины под напором России и США, которым в следующем, двадцатом, веке будет суждено поделить весь мир. Историческое родство сближало Англию с США, а на примере трагедии в крепости Архангельской было наглядно продемонстрировано их отношение к расширению Российской империи.

Война на Аляске вступила в решающую фазу. Ситкинские тлинкиты первыми начали боевые действия, обстреливая индейцев войска Баранова с берега. Главные силы ситкинцев сосредоточились в построенной недавно крепости, силы противников были примерно равны. Когда русские корабли, индейские пироги и байдарки алеутов подошли к большому и хорошо укрепленному индейскому селению тлинкитов Котлеана, то врага не обнаружили — тлинкиты ушли в новую, недавно выстроенную крепость, в полутора милях от селения. На месте покинутого селения индейцев Баранов заложил новую русскую крепость Ново-Архангельскую, взамен сожженной Архангельской. (Сегодня это город с историческим индейским названием Ситка.) Когда днем 1 октября 1804 г. флот Баранова подошел к главной крепости тлинкитов, то был встречен пушечным огнем. Две пушки тлинкитов не причинили вреда: неумелые пушкари пустили все ядра мимо цели, в воду. Крепость была полностью окружена.

Вечером тлинкиты попробовали атаковать. Из двух ворот они одновременно бросились на осаждавших, с копьями и томагавками в руках, с крепостных стен они были поддержаны плотным оружейным огнем. Алеуты и индейцы Баранова дрогнули и побежали. Вся мощь атаки тлинкитов обрушилась на моряков и промышленников. Дело решили залпы русских пушек. Вдохновленные успехами русских, вернулись сбежавшие с поля боя союзники. Ситкинские тлинкиты едва успели укрыться в крепости после своей катастрофической вылазки; перед крепостными воротами валялись трупы в боевой раскраске и с перьями на головах. Тяжелые потери понесли и русские бойцы. Был тяжело ранен в руку Баранов, потерявший много крови, и общее командование принял на себя капитан «Невы» Лисянский. Он выдвинул индейцам ультиматум: покинуть крепость, вместе с семьями, гарантируя жизнь всем. Но ситкинцы не поверили, что после уничтожения русского гарнизона в Архангельской с ними не поступят таким же образом; такое противоречило менталитету индейцев.

Индейцы, приняв условия Лисянского на словах, ушли из осажденной крепости ночью через подкоп. Лисянский записал 7 октября 1804 г. в свой дневник: «Сойдя на берег, я увидел самое варварское зрелище, которое могло бы даже и жесточайшее сердце привести в содрогание. Полагая, что по голосу младенцев и собак мы можем отыскать их в лесу, ситкинцы предали их всех смерти»{74}. Так закончилась русско-индейская война на Аляске. Спровоцировавшие ее американцы, естественно, бросили индейцев на произвол судьбы с угрозой полного уничтожения. А выздоровевший Баранов за полгода построил в Ново-Архангельской крепости восемь зданий, которые, по словам Лисянского, «по своему виду и величию могут считаться красивыми даже и в Европе».

Вождь индейского племени тлинкитов Аляски Котлеан с женой. Рисунок художника М.Т. Тиханова, выполненный в 1818 г. во время кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка» 

Баранов не стал мстить тлинкитам, отношения между ними и русскими промышленниками постепенно наладились, возобновилась торговля. И летом следующего, 1805 г. по приглашению Баранова в Ново-Архангельскую прибыл сам тайон ситкинских тлинкитов Котлеан. Тайона встретил холодный прием. Он покаялся, что американцы его обманули, и пообещал загладить свой грех верной дружбой. Удивительно, но сохранился портрет тайона ситкинских индейцев. В 1818 г. на остров Ситка прибыл совершавший кругосветное путешествие шлюп «Камчатка» под командованием В.М. Головнина. На борту «Камчатки» находился русский художник М.Т. Тиханов, который выполнил несколько акварельных рисунков с изображениями ситкинских индейцев. Изобразил он и тайона Котлеана с женой.

Рассказ о Русской Америке будет неполным без упоминания о выдающемся мореплавателе Василии Михайловиче Головнине. Он весомо помог закреплению русских на Аляске. В 1809–1811 гг. шлюп «Диана» постоянно курсировал от Камчатки до острова Баранова, доставляя для русских поселений все необходимые грузы. В 1817–1819 гг. на шлюпе «Камчатка» Головнин доставил военные грузы на Камчатку, провел ревизию владений и деятельности Российско-Американской компании, исследовав все северо-западное побережье Америки между 60 и 63 градусами северной широты. Во время кругосветного плавания Головнин посетил Камчатку, Командорские и Алеутские острова, на Аляске — остров Кадьяк, крепость Ново-Архангельскую, посетил русские укрепления в Северной Калифорнии, на Гавайях и Филиппинах. Судьба не баловала адмирала Головнина: дважды он оказывался в плену. В апреле 1808 г. в порту Саймонстаун (Южная Африка) шлюп «Диана» был вероломно задержан англичанами. Более года русские моряки находились в положении интернированных. Улучив момент, в мае 1809 г. «Диана» в глухую темную ночь вырвалась из «объятий» представителей недружественной страны. Русским морякам помогли и природные силы, пославшие попутный штормовой ветер. Через два года «Лиана» Головнина, имевшая поручение правительства произвести описание Курильских и Шантарских островов и Татарского пролива, была захвачена японцами во время описи острова Кунашир на Курилах. Только в октябре 1813 г. русский экипаж был освобожден, и «Диана» вернулась на Камчатку. В.М. Головнин является своеобразным рекордсменом среди русских мореплавателей, его именем названы: селение, бухта и лагуна на Аляске, бухта, вулкан, река и селение на острове Кунашир, подводная гора в Тихом океане, пролив между Курильскими островами, гора на Новой Земле в Баренцевом море — всего 10 географических названий! Адмирал это заслужил.

Наиболее болезненный вопрос: почему Аляска оказалась в составе Соединенных Штатов, кто принимал решение отдать в чужие руки безвозвратно Русскую Америку? Прежде чем дать ответ на поставленный вопрос, попытаемся уяснить себе, что представляет собой Аляска в наши дни.

Аляска — самый крупный штат страны по величине занимаемой территории, которая составляет 1530,7 тыс. кв. км, с населением свыше 600 тысяч человек. Аляска имеет самую длинную береговую линию — вместе с островами — 53 тысячи километров. Месторождение нефти, обнаруженное в заливе Прюдхо-бей на северном побережье Аляски, по запасам уступает только Персидскому заливу, озеру Маракайбо (Венесуэла) и Мексиканскому заливу. Во времена «золотой лихорадки» на пляжах Золотого Берега у города Ном на Аляске имеется золото. Впрочем, о золоте поговорим позже.

Едва получив независимость от Англии, США принялись настойчиво расширять свою территорию. Причем, решали эти проблемы в чисто американском духе — деньгами и оружием. Третий президент США Томас Джефферсон впервые применил на практике метод «покупки» территории у соседних стран. 30 апреля 1803 г. США заключили договор с Наполеоном Бонапартом и, уплатив Франции 15 млн. долларов за территорию почти в 828 тыс. кв. миль, приобрели французское владение в Северной Америке — Луизиану (не путать с современным штатом Луизиана). С Мексикой американцы «разобрались» в стиле героев голливудских вестернов, аннексировав Калифорнию (золото) и Техас (нефть).

Говоря об Аляске, нельзя забывать о другой территории Русской Америки — Калифорнии. Первое русское поселение Форт-Росс было основано в 1812 г., когда в Россию вторглась «Великая армия» Наполеона Бонапарта. Поселение-крепость располагалась в заливе и бухте Бодего, к северу от Сан-Франциско. 5(17) апреля 1824 г. была подписана первая русско-американская конвенция, устанавливавшая границы русских владений в Америке. Спустя восемь лет Россия и США подписали договор о торговле и навигации. Казалось, что Россия прочно стала ногами в Калифорнии. Однако отсутствие паровых судов, как и нормально функционирующих внутренних путей сообщения — и все это на фоне невероятного технического прогресса США — привело к резкому ослаблению российских позиций в Калифорнии. К этому добавилось и давление на императора Николая I, по всей видимости, со стороны мировых финансовых структур. Но это только версия, доказательства которой надо искать в архивах российского министерства иностранных дел.

Вот и вышло, что слабость позиций России в Калифорнии привела к ликвидации поселения и крепости Росс по указанию из Санкт-Петербурга. Дальнейшее развитие событий происходило так. В 1841 г. некий капитан Саттер приобрел Форт-Росс за смехотворную по нынешним временам сумму в 30 тыс. долларов. Первым делом капитан Саттер произвел упорядочение топонимов, переименовав Форт-Росс в Америкэн-Форт. Чем занимался Саттер последующие семь лет — неизвестно, но 15 марта 1848 г. Америка содрогнулась. В этот исторический день выходившая в небольшой рыбацкой деревушке Сан-Франциско газета «Кэлифорниен» поместила на последней странице короткое сообщение: «В русле ручья, который приводит в движение пилу, недавно установленную капитаном Саттером в поселке Америкэн-Форт, было обнаружено в значительном количестве золото. Один из работников капитана Саттера всего за пару часов собрал золота на сумму около 30 долларов»{75}. (30 долларов США того времени — это были большие деньги. Первым американским монетным законом от 2 апреля 1792 г. было принято считать долларом США монету с чистым весом в 24,056 г серебра, что продолжалось до 1893 г. В 1900 г. был установлен золотой стандарт доллара США.) Началась знаменитейшая в мировой истории калифорнийская «золотая лихорадка», весь Американский континент был охвачен приступом золотого безумия. Весь пресловутый Far Wild West устремился в Калифорнию. Рыбацкая деревня Сан-Франциско превратилась в центр золотоискателей, под гром изобретения Сэмюэла Кольта.

Америка обогатилась сказочно. За три года после первого сообщения о найденном на ранчо капитана Саттера золоте в США было переплавлено золота стоимостью на 100 млн. долларов. США форсировали метод «покупки территорий», введенный президентом Т. Джефферсоном, заплатив правительству Мексики отступного за Калифорнию, Техас, Аризону, Нью-Мексико и другие земли калифорнийским золотом на общую сумму 26,8 млн. долларов. О чем думал в ту пору Николай I? (Кстати, капитан Саттер так и не выплатил русской администрации положенные 30 тысяч долларов за покупку Форт-Росса. Может быть, еще не поздно взыскать оную сумму с процентами с его потомков?)

Было бы несправедливо обвинять только Николая I. Первым, продавшим земли Российской империи, стал его старший брат Александр I. До 1807 г. русские цари были законными наследниками и владельцами Эверланда — территории немецкого графства, примыкавшего к Бремену. Эверланд стал российским с 1793 г., как наследство Екатерины II, урожденной принцессы Ангальт-Цербстской. С ноября 1796 г. в российском МИДе была создана «экспедиция для управления гольштинскими — ангальтцербстскими и эвернскими делами». В 1807 г. Александр I продал владение Эверланд Голландии. Эверланд, однако, не чета Русской Калифорнии. Через два года после открытия золота в бывшем Форт-Россе американцы начали строить самую дорогостоящую и самую прибыльную железную дорогу в мире, через Панаму к Карибскому морю, для перевозки золота из Калифорнии в Штаты. Историки подсчитали, что каждая миля железнодорожного полотна, проложенного через Панамский перешеек, обошлась в 150 тыс. долларов.

Первыми оценили значение калифорнийской «золотой лихорадки» европейцы. В немецком журнале «Нойе Райнише Цайтунг» появилась статья о событиях в бывшей территории России, в которой говорилось: «Открытие калифорнийских приисков довело до апогея американское процветание… значение этого открытия заключается не в увеличении количества золота вследствие открытия новых приисков, хотя и это увеличение средств обмена, конечно, не может не иметь благоприятного влияния на торговлю в целом. Оно заключается в том толчке, который минеральные богатства Калифорнии дали капиталам на всем мировом рынке, в оживлении, охватившем все западное побережье Америки и восточное побережье Азии. Благодаря Калифорнии создалась необходимость в совершенно новых мировых путях, которые в скором времени по своему значению превзойдут все остальные. Главный торговый путь к Тихому океану… отныне проходит через Панамский перешеек»{76}. Эту статью написали Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Аляска, после ухода русских, также подверглась «золотой лихорадке», когда на пляжах вблизи городка Ном были обнаружены огромные месторождения золота, давшие пляжам название Золотой Берег. В те годы здесь было добыто золото на сумму 100 млн. долларов.

Между прочим, первым обнаружил золото на Аляске русский инженер Дорохов, однако это не убедило чиновников в Санкт-Петербурге в необходимости сохранить Аляску за российской короной. Собственно, уничтожение в огромном количестве обладавших дорогостоящим мехом каланов да продажа льда в Сан-Франциско — в этом, по большому счету, и состоял бизнес Российско-Американской компании на Аляске. Находкой Дорохова не заинтересовались. Отсутствие необходимого количества паровых судов окончательно подкосило русский бизнес в Русской Америке.

Невероятным кажется тот факт, что американцы вовсе и не собирались приобретать Аляску у русских, а уже купив ее, считали сделку неудачной для себя, называя Аляску «ящиком со льдом» или «моржовой Россией». Так как же произошла продажа Аляски? Этот шаг императора Александра II будет абсолютно непонятен, если не принимать во внимание изменения, происшедшие в России в первой половине XIX в. За время царствования Александра II Россия приобрела огромные территории на Дальнем Востоке — Амурскую область (1858), Уссурийский край (1860), практически всю Среднюю Азию (1866), завершила покорение Кавказа, усмирив Шамиля (1859). Теперь Российская империя охватывала пространство от Вислы и Балтийского моря до Тихого океана, от Северного Ледовитого океана до Персии и Афганистана. Полновластно владея огромной территорией, в Санкт-Петербурге, как представляется, не видели возможности перспективного развития «пустынной северо-западной части Американского материка». Зимой 1867 г. император Александр II собирает тайное совещание в узком кругу. Совещание решает, что делать с Аляской и примыкающими к ней Алеутскими островами. После многочасового обсуждения император принимает решение: продать Аляску правительству Соединенных Штатов. И не дешевле чем за 5 млн. долларов.

У Америки же хватает своих проблем. Не прошло и двух лет после окончания жесточайшей гражданской войны. Победившие северяне жадно делят богатство плодородных земель побежденного Юга. Идет реализация плана президента Эндрю Джонсона, вошедшего в историю США как «период Реконструкции Юга». Подходит к завершению строительство первой трансконтинентальной железной дороги, которая наконец-то соединит побережья Атлантического и Тихого океанов. Пока в Белом доме обсуждают тему русских северных территорий, русские времени даром не теряют: они подготавливают американское общественное мнение в пользу покупки Америкой Аляски!

Американцы не устояли под русским прессингом и 18(30) марта 1867 г. подписали договор о продаже Россией Аляски и Алеутских островов Соединенным Штатам Америки за 7,2 млн. долларов, хотя многие американцы считали, что Аляска того не стоит. Не прошло и двадцати лет, как бывшую русскую территорию затрясло в очередной «золотой лихорадке». В 1896 г. было обнаружено золото, и уже в первый год его добыли на 10 млн. долларов. В общей сложности добытого американцами на Аляске золота оказалось ровно в 2500 (!) раз больше, чем было затрачено на ее покупку. Теперь американцы уже не называли Аляску «ящиком со льдом». Ежегодно 18 октября отмечается в США как «день Аляски».

1989–1993 гг. стали в нашей стране небывалым проявлением политического мазохизма. А началось все с… Аляски. Воспользовавшись неясностью отдельных пунктов русско-американской конвенции 1867 г., принятой по поводу уступки Россией Аляски и Алеутских островов, американцы умело решили в свою пользу проблему линии разграничения морских пространств. 1 июня 1990 г. в Вашингтоне, без консультации с Москвой, министр иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе подписал вместе с государственным секретарем США Дж. Бейкером документ под названием «Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств». По этому договору СССР уступил США участок акватории в Беринговом море, потеряв ежегодный улов рыбы общим объемом около 150 тыс. тонн и морское дно с разведанными запасами, по американским оценкам, нефти (около 200 млн. тонн) и газа (около 200 млрд. кубометров). Стоимость распродажи американским компаниям нефтегазовых участков, которые затем произвела служба управления ресурсами министерства внутренних дел США, составила 30 млрд. долларов.

Договор 1990 г. носил секретный характер, ведомство Шеварднадзе не уведомило о нем даже Верховный Совет СССР. Беспрецедентной стала договоренность подписавших документ, что соглашение вступает в силу до его ратификации обеими сторонами! К США отошла еще одна территория водного пространства СССР — «восточный специальный район», по американской терминологии, в Северном Ледовитом океане. Так была «доработана» Конвенция 1867 года.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СТРЕЛА НА ТРОПЕ

Из книги Кир Великий. Первый монарх [litres] автора Лэмб Гарольд

СТРЕЛА НА ТРОПЕ Другие тоже часто говорили, что Кир слишком мало думает и слишком много мечтает. Примерно в то же время его приключение с падением на леопарда дало новую пищу этим разговорам. Достигнув десятилетнего возраста, Пастух получил почетное право садиться на


Глава 2 «Русская Надежда» выходит на тропу войны

Из книги Россия выходит в мировой океан. Страшный сон королевы Виктории автора Широкорад Александр Борисович

Глава 2 «Русская Надежда» выходит на тропу войны Итак, я предоставляю слово Беломору.В апреле 18… года крейсер «Русская Надежда» получил приказание вооружиться. На этот раз крейсеру благоприятствовало все. Командир его и офицеры считались лучшими и опытнейшими во флоте,


IV. Капак Юпанки, или На тропе войны

Из книги Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца автора Стингл Милослав

IV. Капак Юпанки, или На тропе войны Майта Капак объединил народ инков. Однако владения четвертого Инки по-прежнему ограничивались долиной Куско. Именно границы этой долины и являлись границами местопоселения народа инков. Преемникам Майта Капака, если они хотели


Глава 1 35 лет на тропе войны

Из книги Великий Тамерлан. «Сотрясатель Вселенной» автора Нерсесов Яков Николаевич

Глава 1 35 лет на тропе войны Преклоняясь перед деяниями Чингисхана, Тимур стремился затмить его славу. «Все пространство населенной части мира, – любил говаривать этот достойный последователь Темучина, – не заслуживает того, чтобы иметь больше одного


Спецназ на тропе войны

Из книги Краткая история спецназа России автора Заякин Борис Николаевич

Спецназ на тропе войны По сообщениям советской прессы Апрельской революции и всему трудовому народу Афганистана противостояла жалкая кучка отщепенцев, окопавшихся в Пакистане и живущих за счет дядюшки Сэма.Наиболее трезвомыслящие и дальновидные военные советники,


Глава вторая Русская армия в эпоху Семилетней войны

Из книги Русские и пруссаки. История Семилетней войны автора Рамбо Альфред

Глава вторая Русская армия в эпоху Семилетней войны К времени смерти Петра Великого (1725) русская армия насчитывала около 200 тыс. чел. Царица Анна Ивановна довела её до 231 тыс., а Елизавета — до 270 тыс. (1747). В 1756 г. в русской армии по штату числилось 331.222 чел., и, таким образом,


Глава седьмая Русская эмиграция в годы Второй мировой войны

Из книги Русский Белград автора Танин Сергей Юрьевич

Глава седьмая Русская эмиграция в годы Второй мировой войны Отношение русских эмигрантов к признанию Югославией СССР Обычно, когда пишут об участии русских эмигрантов во Второй мировой войне, говорят в основном либо о русских, участвовавших в движении Сопротивления во


«Русская угроза» и информационные войны

Из книги Россия и Запад. От Рюрика до Екатерины II автора Романов Петр Валентинович

«Русская угроза» и информационные войны О первых контактах русских с иностранцами речь уже шла. Это было общение слепоглухонемых, полное недопонимания. К концу Петровской эпохи ситуация изменилась кардинально. Иностранец на улицах Петербурга ничем особенным не


«Русская угроза» и информационные войны

Из книги Россия и Запад на качелях истории. Том 1 [От Рюрика до Александра I] автора Романов Петр Валентинович

«Русская угроза» и информационные войны О первых контактах русских с иностранцами речь уже шла. Это было общение слепоглухонемых, полное непонимания. К концу Петровской эпохи ситуация изменилась кардинально. Иностранец на улицах Петербурга ничем особенным не выделялся


6. Русская дипломатия накануне Северной войны

Из книги Русская история. Часть II автора Воробьев М Н

6. Русская дипломатия накануне Северной войны Я уже говорил о «Великом посольстве», и это посольство надо представлять себе достаточно основательно, потому что оно связывает первый период правления Петра со вторым, т. е. годы до войны и вовремя войны.Есть общепринятое


Камчатка и Аляска

Из книги Русские землепроходцы – слава и гордость Руси автора Глазырин Максим Юрьевич

Камчатка и Аляска 1740 год, октябрь. Корабли «Святой Пётр» и «Святой Павел» капитан-командора В. Беринга и капитана А. И. Чирикова, обогнув Камчатку, входят в Авачинскую губу и основывают Петропавловскую гавань. В честь капитан-командора названа группа открытых островов


Глава 1 Аляска

Из книги Под русским флагом автора Кузнецов Никита Анатольевич

Глава 1 Аляска Лето и осень 1913 года я бродил по девственным лесам Аляски вместе с двумя бывалыми норвежцами. Мы отправились сюда, чтобы познакомиться с краем и, возможно, подать заявку на концессию по лесному делу.Еловые леса занимают огромные территории на юге этого края.