С. В. Грум-Гржимайло[18] Из воспоминаний

С. В. Грум-Гржимайло[18]

Из воспоминаний

Промышленность восстанавливалась. Планы первой пятилетки претворялись в жизнь. Бюро Металлургических и Теплотехнических Конструкций НТУ ВСНХ, которым заведовал Владимир Ефимович, было завалено заказами на проекты печей и сушил. Летом 1928 года в Бюро пришел Иван Павлович Бардин, назначенный главным инженером строительства Кузнецкого металлургического завода. Более двух часов он знакомился с работой конструкторов Бюро. Ушел, ничего не сказав, а через несколько дней мы получили от Кузнецкстроя 175 000 рублей как задаток за проекты устройств Кузнецкого завода. Строительство Урало-Кузнецкого комбината, идея, которую высказал Владимир Ефимович впервые в 1918 году, отвечая на вопрос большевиков о развитии металлургии в Союзе, вновь возвращалась в его руки. Неплохое настроение было в те дни. Россия начинала вставать на свои ноги — промышленность развивалась.

Заводы работали. А на заводах, как всегда, удачи и неудачи, достижения и аварии… Обычная заводская жизнь с ее трудностями и радостями. Но власти этого не знали и не понимали. Среди большевиков было много малограмотных людей, занимавших высокие посты; очень мало было инженеров. Текущая неудача на заводе превращалась большевиками в злой умысел, вредительство и пр., и пр. Человека арестовывали, судили, ссылали, расстреливали. Все это создавало очень тяжелую обстановку для работы.

Настали дни «Шахтинского процесса»… В те дни мы могли руководствоваться только слухами: у одного работника угольной промышленности изъяли портфель с большими деньгами и валютой; на шахте в Донбассе произведен взрыв породы, произошел обвал, шахту затопило. Вредительства! Вещественных доказательств никаких, зато признаний на допросах неограниченное количество. Что это было на самом деле? Действительно ли связь с заграницей и попытки мешать восстановлению и развитию промышленности, или же деньги в портфеле просто результат коммерческой операции, которые во времена нэпа были постоянны? Сейчас можно прочесть, что молодой техник, устроивший обвал в шахте, упрямо утверждал, что он это сделал по своей инициативе, хотел увеличить добычу угля: «Ошибся, я виноват, и никто мне не указывал». Но идея вредительства восторжествовала, а ночные допросы дополнили и закончили это дело…

Трагедией было то, что доверия не было. Владимир Ефимович в одной записке писал:

«А слова «доверие» в лексиконе русских правительственных учреждений не было и нет. Много всяких слов: Петровские фискалы, Государственный контроль, теперь Рабоче-Крестьянская Инспекция, Наркомфин, Прокуратура, ГПУ, а слова «доверие» нет. А его-то и надо.

Властвовать — значит доверять, говорил Наполеон».

Но работать надо было — и все работали. Работала в первую очередь русская интеллигенция, работала энергично, добросовестно, и вовсе не потому, что была увлечена идеями строительства коммунизма, а потому, что надо создавать русскую промышленность, вооружать русскую армию. Но до коммунистов, до мечтателей, которые мечтали построить коммунизм в кратчайший срок во всем мире, эти русские идеи и русские слова до сознания не доходили.

Не мог честный думающий человек спокойно относиться к происходящим событиям. Отец не находил себе места… Как-то днем отец созвал нас, всех своих детей, в свою спальню и прочел нам свое письмо с отказом от поста Председателя Научно-Технического Совета Черной Металлургии.

Привожу текст письма.

«Начальнику Главметалла

и в Президиум ВСНХ.

Покорнейше прошу освободить меня от занимаемой мной должности Председателя НТС Черной Металлургии. Мотивы моего отказа следующие:

1. С переходом власти в руки партии Большевиков я честно и добросовестно с ними работал. Проф. Н. М. Федоровский подтвердит, что еще в марте 1918 года я вполне добросовестно на запрос тов. Савельева указал на Урало-Сибирский проект, как на выход, которым можно было обеспечить Великороссию железом на случай грозившего тогда отделения Украины и рекомендовал правительству твердую линию поведения по отношению к Украине.

Идеология моя была и осталась таковой: факт бесспорного перехода власти в какие-либо руки делает новое Правительство законным. На это Правительство ложится обязанность защиты интересов русского народа среди других и обязанность моя как мирного гражданина помогать ему в этом.

2. Большевики объявили, что они делают опыт создания государства на коммунистической основе. Засим они изменили свою программу и перешли на позицию государственного социализма и пригласили нас, интеллигентов, с ними работать.

Я ни одной минуты не задумывался принять эти предложения, хотя совершенно убежден, что учение Маркса теряет под собой всякую почву. Оно было создано в период эксплуатации мускульного труда и полного отсутствия технического знания в промышленности. Теперь картина резко меняется, и я совершенно убежден, что через 50 лет никакого пролетариата не будет. Как труд рабов, необходимый в древние времена, заменили работой пара и гидравлической силой, так труд пролетариата заменится электричеством. Наш инженерный идеал, зарю которого мы уже видим в железопрокатных заводах Америки, есть завод без рабочих. Это даст возможность дать людям такое обилие жизненных ресурсов, что в классовой борьбе не будет смысла. Капитализм прекрасно справляется с этой задачей насаждения этой будущей культуры: гражданин Соединенных Штатов Америки уже сейчас в 12 раз богаче русского и во столько же раз лучше его обеспечен жизненными ресурсами. Из сказанного очевидна одиозность идеи диктатуры мозолистых рук. Но… большевики хотят сделать опыт создания социалистически построенного Государства. Он будет стоить очень дорого. Но татарское иго стоило еще дороже; однако только благодаря татарской школе русские сделались государственной нацией.

Временный упадок, ослабление нации с избытком покрываются выгодами такой школы. Увлечение большевизмом сделает русскую нацию такой же, как американцы. Подавление большевиками личной промышленной и торговой инициативы, бюрократизация промышленности и всей жизни сделает русских нацией людей инициативы и безграничной свободы. Большевики излечат русских от национального порока беспечности и, как следствие ее, расточительности — за это стоит заплатить. И вот почему я приветствую этот опыт, как бы тяжелы ни были его последствия для современного мне поколения.

3. Но опыт надо вести честно с обеих сторон. Только честная постановка опыта сделает его убедительным и полезным. Это возлагает обязанность: а) на небольшевиков работать не за страх, а за совесть; б) на большевиков честно учитывать результаты опыта, иметь мужество видеть свои неудачи и не валить с больной головы на здоровую.

4. Видим ли мы честную постановку в современных условиях? Нет. Нашлись продажные души, которые, введя в заблуждение бывших владельцев промышленных предприятий, нашли способ выманивать у них деньги за якобы вредительство, которое они якобы будут проводить, находясь на службе у большевиков. Для всякого ясно, что это был неблаговидный прием выманивания чужих денег и только. Настоящее, подлинное вредительство — есть легенда. То, что делалось, есть шулерский прием и только.

Как отнеслись к этому большевики? Спокойно? Как к простой проделке шулеров? Нет. Они раздули «Шахтинское дело», сделали из него мнимую угрозу срыва всей промышленности; взяли под подозрение всю интеллигенцию; арестовали множество инженеров; возбуждают серию дел. По каким мотивам так было поступлено? Мотивов такого неспокойного отношения большевиков может быть два:

а) Большевики струсили измены и действительно потеряли голову. Я решительным образом отвергаю эту версию.

б) Я считаю более вероятным предположение, что первые несомненные поражения на промышленном фронте, испытанные большевиками, не признаются ими как поражения принятой ими системы управления промышленностью. Для этого у них еще не хватает мужества. И они ухватились за «Шахтинский процесс» как за возможное оправдание своих неудач.

К чему поведет такой перенос неудач с больной головы на здоровую — предсказать нетрудно. Он приведет к окончательной гибели промышленности, к катастрофам, результаты коих предвидеть невозможно… Раз всякое деяние специалиста рассматривается с точки зрения прокурора и все техники и специалисты находятся под подозрением, то паралич административной машины неизбежен…

5. Что должен делать я, для которого ясно, куда мы идем? Я честный человек. Писать, говорить, печатать? Свободного слова нет, свободной печати нет. Молчать, делать вид, что служишь; мы, дескать, люди маленькие… и ждать неизбежной катастрофы?..

Совершенно очевидно, что честный независимый человек служить в этих условиях не должен; он должен снять с себя обязанности Председателя НТС Черной Металлургии, раз он убежден, что без доверия никакая здоровая деятельность этого учреждения невозможна.

Вот мотивы моего отказа.

Я буду продолжать работать в Бюро Металлургических и Теплотехнических Конструкций, в котором самый факт передачи заказа свидетельствует о доверии ко мне моих клиентов. Я буду делать нужное, полезное дело и не буду себя чувствовать виноватым перед властью, доверившей мне этот пост.

В. Грум-Гржимайло».

Письмо было перепечатано на пишущей машинке, в считанном количестве экземпляров. Отец сам отвез его начальству. Мы его не распространяли — сейчас выяснилось, что даже некоторые сотрудники Бюро его не читали. Но оно распространилось в списках по Москве с быстротой молнии. Его переписывали, читали, о нем говорили. Если где-либо в учреждении узнавали фамилию, начинались расспросы, слова восхищения гражданским мужеством, благодарности…

Не знаю, как это произошло, но письмо было центральным событием в Москве… Мы получили ряд писем. Студенты — молодежь — благодарили Владимира Ефимовича за то, что он разъяснил то, что происходит. Были письма восхищения и благодарности — чувствовалось, что их писали те, кто ждал своей судьбы… В тридцатых годах моя мать, София Германовна, уничтожила эти письма — боялась, что при возможном обыске они попадут в ГПУ, и тогда судьба подписавших была бы предрешена.

Но жизнь шла своим чередом. Происходили события и по другой линии: организовывалось Техническое отделение Академии наук СССР. Предстояли выборы академиков. Много было кандидатур, и среди них имя Владимира Ефимовича. От металлургов были выдвинуты двое: А. А. Байков и В. Е. Грум-Гржимайло.

Говорил Куйбышев, Межлаук молчал.

— Что же вы молчите? — обратился к нему Куйбышев.

Межлаук ввязался в разговор:

— Владимир Ефимович, неужели мы хуже татар?

— Да, татары требовали дань, но не разрушали хозяйство. А вы — разрушаете.

— Что с вами делать, Владимир Ефимович? — спросил Куйбышев.

— Ставьте к стенке — я готов.

— Нет. Мы этого делать не будем.

17 августа Владимир Ефимович был освобожден от должности Председателя Научно-Технического Совета Черной Металлургии.

Время шло. Не проходило дня, чтобы мы не встретились с различными реакциями на письмо. Аресты невинных, преданных делу людей не прекращались. Обстановка была напряженной, и люди не могли пройти мимо письма, хватались за него как утопающие за соломинку. Восхищались гражданским мужеством человека, посмевшего сказать властям правду.

…Но Москва не успокаивалась. Влияние письма было сильно и не забывалось. Со стороны властей раздавались голоса против кандидатуры Владимира Ефимовича в академики. Для внесения ясности в это дело Владимир Ефимович написал письмо Президенту Академии Наук академику Александру Петровичу Карпинскому.

Привожу письмо Александру Петровичу — из него многое становится ясным.

«Президенту Академии Наук

академику Карпинскому А. П.

Глубокоуважаемый Александр Петрович!

Около моего письма властям предержащим и прошения об отставке от должности Председателя Научно-Технического Совета Черной Металлургии в Москве так много разговоров, что я считаю необходимым ознакомить Вас с ним посылкой Вам копии; думаю, что она не покажется Вам скучной.

Результатом этого прошения был полуторачасовой разговор с Куйбышевым и Межлауком.

Первый вопрос: Чем вызвано это выступление? Я ответил, что это единственный способ с моей стороны помочь моим товарищам и друзьям и русской промышленности, обратив внимание властей на невозможность занятой правительством позиции. Интересна, например, такая официальная цифра: из 21 инженера, работающих в стеклоделии, сидит 15.

Второй вопрос: Что со мной делать? Я заявил, что Бюро дает мне полную независимость, закрыть его нельзя и купить меня нельзя, ибо я вполне удовлетворен сделанным мной в жизни. Гидравлическая теория поставлена крепко и повернет мировую технику на русский угол; в ней уже работает целая плеяда моих учеников. Таким образом, жизненная задача моя кончена, дело мое не умрет, а потому я ничего не имею против встать хоть к стенке.

Мы хорошо поговорили, и я сказал все, что следовало. Окончательно, из председателей меня уволили, а членом совета просили остаться.

Через три дня мне пришлось выручать двух инженеров-стекольщиков, сидевших один 71/2 месяцев, а другой 31/2 месяца, большей частью в одиночке, благодаря вздорному обвинению, поддержанному экспертизой двух профессоров — угодников властям. Пришлось просидеть в суде двое суток и в качестве эксперта со стороны обвиняемых опровергать экспертизу своих слабых товарищей. Инженеров обвинили, конечно, но оставили на свободе.

Через день был приятный разговор в профсоюзе о добровольной подписке на заем.

Через три дня — желтуха в затяжной тяжелой форме, в которой лежу уже пять недель.

Вот что со мной случилось. Пишу это Вам, ибо обо мне слишком много говорят здесь вздора.

Мой привет Евгении Александровне. Соня шлет свой поклон, измаялась с больным ужасно.

Ваш В. Грум-Гржимайло.

7 октября 1928 года».

Споры вокруг кандидатур в академики продолжались… Но… в Ленинград от правительства и партии поехал Енукидзе и выбрал угодных академиков. Владимир Ефимович — автор «письма» конечно, не попал в число… назначенных…[19]

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В. Е. Грум-Гржимайло[17] «Русский народ»

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

В. Е. Грум-Гржимайло[17] «Русский народ» Я хочу конкретизировать, за что же я люблю русский народ. Какая черта его характера меня к нему привлекает; заставляет меня мириться с его недостатками, их не замечать или принять.Я думаю, в годы революции особенно нужно и полезно


С. В. Грум-Гржимайло[18] Из воспоминаний

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

С. В. Грум-Гржимайло[18] Из воспоминаний Промышленность восстанавливалась. Планы первой пятилетки претворялись в жизнь. Бюро Металлургических и Теплотехнических Конструкций НТУ ВСНХ, которым заведовал Владимир Ефимович, было завалено заказами на проекты печей и сушил.


В. Е. Грум-Гржимайло[17] «Русский народ»

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

В. Е. Грум-Гржимайло[17] «Русский народ» Я хочу конкретизировать, за что же я люблю русский народ. Какая черта его характера меня к нему привлекает; заставляет меня мириться с его недостатками, их не замечать или принять.Я думаю, в годы революции особенно нужно и полезно


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Я стал судить чаще и впитывать, впитывать в себя науку арбитража. Естественно поначалу на вузовском уровне, обслуживая матчи чемпионата студенческих команд. На одном из таких среди специалистов и слушателей ВШТ произошел следующий случай. Игрок делает


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Тот первый мой сезон в качестве, можно так сказать, профессионального арбитра поначалу складывался очень непросто. Первую лигу, и не только мне, но и всем молодым, начинающим судить, практически не давали. Выбор был лишь между второй лигой и помощником по


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Еще одно точечное воспоминание. В 1983 году был организован спецсбор молодых талантливых и перспективных арбитров СССР. Проходил он в Москве, а под практику были взяты матчи дублеров высшей лиги и мужских команд, выступающих на первенство города. Надо


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …И вот наступает 1985 год. Меня допускают наконец к судейству высшей лиги. Начинаю работать, и в этот же год проводятся Всесоюзные юношеские игры, посвященные сорокалетию Победы в Великой Отечественной войне. Футбольный турнир состоялся в четырех городах:


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …После чемпионата мира в Мексике в 1986 году у нас прошел очень хороший сбор-семинар, посвященный итогам первенства. Я и до этого слышал рассказы Ромы Юшка, который обслуживал матчи чемпионата мира до 20 лет и Валерия Павловича Бутенко, судившего игры


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …В 1998 году Николаю Гавриловичу Латышеву исполнялось 85 лет. И родилась идея по окончании сезона организовать турнир по мини-футболу «Золотой свисток» в память о том, что наш советский арбитр судил финальный матч чемпионата мира 1962 года в Чили. В первый и


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …А в 1990 году я поехал на чемпионат мира в Италию, правда, не в качестве арбитра, а в составе делегации сборной СССР как технический администратор команды. Это было волевое, можно даже сказать политическое, решение тренерского штаба сборной – Никиты


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Испытание арбитра начинается сразу после назначения его на игру. Принимается оно в штаб-квартире Национальной федерации футбола. Там существуют специальные структуры, отвечающие за проведение чемпионата и судейский комитет. Естественно, до старта


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Комиссия назначения – это тоже очень, скажем так, влиятельный орган в вопросах судейства. Настолько влиятельный, что порой и сам не знаешь, почему ты приехал именно на эту игру. Оказывается, по просьбе одного из клубов, который хотел, чтобы этот матч


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Расскажу еще один замечательный случай. Заключительный отборочный матч сборной СССР перед чемпионатом мира-86 в Мексике. Осень 1985 года, главный тренер Эдуард Васильевич Малафеев. Играем в Лужниках с Норвегией. Я в административном штабе команды. В мои


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …А потом наступила эпоха становления российского футбола, его новейшая история, или, как модно стало впоследствии говорить, «лихие девяностые». В футбол пришли, интеллигентно выражаясь, авторитеты, которые, по существу, содержали команды. Футбол стал,


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Первую проверку я прошел при попытке изменить систему взаимодействия клуб – арбитр, тренер – арбитр и футболист – арбитр. На совещании ПФЛ, проходившем в сталинской ложе стадиона «Динамо», я прямо и открыто сказал: «Я не первый день в судействе, сам


Из воспоминаний

Из книги Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту автора Хусаинов Сергей Григорьевич

Из воспоминаний …Впервые мы решили организовать его за пределами Москвы, в Пушкине, пригороде Санкт-Петербурга. В то время Виталий Мутко уже был президентом «Зенита», но денег у федерации не оказалось, и тогда я с помощью своих друзей провел его на Кипре, за что, между