Святослав Ярославич

Святослав Ярославич

Великий киевский князь Ярослав Владимирович был тонким политиком и прирожденным дипломатом. Стремясь упрочить положение своего государства, он связал своих детей династическими браками с знатными фамилиями целого ряда европейских стран. Его сын Святослав, названный в крещении Николаем, имел от брака с Одой, сестрой германского епископа Бурхардта Трирского, как приведено в исследовании В.М. Когана и В.И. Домбровского-Шалагина «Князь Рюрик и его потомки», пятерых сыновей: Глеба, Давида, Романа, Ярослава и Олега. Составитель «Славянской энциклопедии» В.В. Богуславский уточняет, что Ода была внучатой племянницей императора Генриха III и папы Льва.

Потомки Святослава в нескольких поколениях оставили заметный след в русской истории. Не всегда их поминали добром, не всегда у них самих жизнь складывалась удачно ? но к ним мало кто относился равнодушно. В самом известном произведении русского Средневековья, в «Слове о полку Игореве», упомянуты сын и два правнука Святослава Ярославича. Его внук, тезка прародителя этой ветви Ярославичей, Святослав Ольгович, навеки связал свое имя с будущей русской столицей. «Приди, брате, ко мне в Москов», ? писал ему Юрий Долгорукий. Эта строка в летописи под 1147 годом считается первым документальным упоминанием о Москве. Два других внука побывали на великом киевском столе, причем для одного из них прикосновение к власти оказалось гибельным. Через 13 дней после своего восшествия на престол Игорь Ольгович, внук Святославов, был свергнут, заточен в монастырь, а еще некоторое время спустя его растерзала озверевшая толпа. Троих потомков в четвертом колене на городской площади повесили галичские бояре. Они были единственные из всего рода Рюриковичей, кто был казнен подобным образом.

Такая судьба была уготована потомкам Святослава Ярославича, и во многом это объясняется тем, что этот род на протяжении долгих десятилетий сохранял фамильные черты характера своего предка: честолюбие, властность, смелость и готовность идти к цели, невзирая на препятствия.

За честолюбие отца раньше всех пришлось расплачиваться сыновьям. После его смерти Олег был изгнан из Владимира-Волынского и бежал в Тмутаракань, Глеб был вынужден покинуть Новгород, куда был направлен Святополк Изяславич, и погиб в Заволочье.

Святослав после смерти Ярослава Владимировича длительное время находился как бы в тени своего старшего брата. Изяслав Ярославич, ставший великим князем согласно завещанию отца, не отличался властолюбием и деспотичностью. Он предпочитал все дела решать совместно со своими младшими братьями. На протяжении почти двадцати лет они втроем организовывали военные походы, вместе были в церкви и сидели за общим столом во время празднования перенесения мощей Бориса и Глеба. Вместе с тем в лаконичных словах «Повести временных лет» при внимательном прочтении можно найти различия в положении братьев. Причем именно Святослав выделяется своими поступками.

Вот как летописец, может быть, сам того не желая, подчеркивает индивидуальность действий Святослава.

В 1065 году он отправился с воинами на Ростислава Владимировича в Тмутаракань, откуда тот до этого изгнал сына Святослава, Глеба. Изяслав и Всеволод Ярославичи в этом походе не участвовали. Почему? Считали, что Святослав в состоянии справиться самостоятельно? Или не одобряли его действий против племянника?

Через два года, когда другой их племянник, находившийся с ними в двоюродном родстве, Всеслав Брячиславич Полоцкий, захватил Новгород, братья выступили вместе, чтобы наказать зачинщика раздора. Это совместное выступление закончилось разорением Минска и кровопролитным сражением на реке Немиге (Немане). В последующем Всеслава вместе с двумя сыновьями обманом схватили, пригласив на переговоры, и посадили в киевскую темницу. Новгород считался владением Изяслава, и правил там его посадник. Почему против другого племянника все трое братьев пошли в поход, тогда как в первом случае Святослав был оставлен один на один со своевольным Ростиславом?

Характерны моменты, на которые указывают составители энциклопедии «История России. IX–XVII вв.». Дружина Святослава особенно отличилась жестокостью в захваченном Минске. Пригласить Всеслава Полоцкого на переговоры, чтобы захватить его в плен, предложил тоже именно Святослав.

В ночном сражении с половцами на реке Альте в 1068 году соединенные силы братьев были подвергнуты такому разгрому, что «побежали русские князья... Изяслав со Всеволодом бежали в Киев, а Святослав ? в Чернигов». Для Изяслава этот разгром обернулся впоследствии жизненным крушением, а Святослав, когда половцы 1 ноября приблизились к Чернигову, вышел с небольшой дружиной и отогнал неприятеля.

Как известно, старший брат Изяслав Ярославич вступил в конфликт с киевлянами, те подняли восстание, освободили находившегося в заточении Всеслава Полоцкого. Изяслав выехал в Польшу за военной помощью к своему зятю Болеславу II.

Здесь расхождения между братьями уже более заметны, хотя летописец о них прямо и не говорит.

Почему Изяслав обратился к полякам, а не отправился в Чернигов к Святославу, который уже проявил себя умелым полководцем, победив превосходящие силы половцев? Их «одолел Святослав с тремя тысячами, а половцев было 12 тысяч; и так их побили, а другие утонули в Снови», ? писал летописец.

Почему для усмирения киевского бунта потребовались иноземцы, тогда как вполне могло хватить ресурсов, которыми располагали Святослав и Всеволод? При этом надо учитывать, что и у самого Изяслава был в подчинении не только Киев, но и новгородские земли. Н.М. Карамзин писал: «Область Изяславова, сверх Новагорода, простиралась от Киева на Юг и Запад до гор Карпатских, Польши и Литвы». Вспомним, что отец Изяслава отвоевал Киев у Святополка, опираясь на новгородцев. Новгородцы составляли войско Ярослава, новгородцы дали деньги, чтобы нанять варягов, новгородцы поддержали дух своего князя.

Надо полагать, имелись причины, заставившие Изяслава бежать с родной земли к полякам. Об этих причинах мы можем только догадываться, но его братьям они были, как можно предполагать, не столь загадочны.

Еще в большей степени симптоматично, что киевляне, узнав о приближении Изяслава в 1069 году с польскими отрядами, обратились за поддержкой и защитой к братьям того, кого они совсем недавно изгнали из города. Именно Святослав успокоил киевлян, сказав им: «Мы пошлем к брату своему; если пойдет с поляками погубить вас, то мы пойдем на него войною, ибо не дадим губить города отца своего; если же хочет идти с миром, то пусть придет с небольшой дружиной».

Святослав без колебаний заявляет: «...Мы пойдем на него [Изяслава] войною...» Через четыре года, 22 марта 1073 года, Святослав перешел от слов к делу, заняв вместе с младшим братом Всеволодом киевский престол.

Значит ли это, что в глазах киевлян Святослав имел более высокий авторитет, чем Изяслав?

Изяслав опять не стал собирать войска в своих остальных владениях, среди которых самым значительным был Новгород, а обратился снова в Польшу. Это говорит о том, что и в остальных русских землях Святослав рассчитывал на свою поддержку, в отличие от Изяслава. Или же русские города проявили нейтральное отношение к спорам братьев?

О том, что Святослав был достаточно крут к проявлениям любого своеволия и инакомыслия, можно судить по методам усмирения волнений в Ростовской области наместником Святослава. Из-за неурожая начался голод. Этим воспользовались волхвы, чтобы вернуть людей к языческой вере предков, а попутно и обеспечить свое материальное благополучие. Они начали, что называется, демонстрировать ловкость рук, только это были вовсе небезобидные фокусы: «...Называли знатных жен, говоря, что та жито прячет, а та ? мед, а та ? рыбу, а та ? меха... мороча людей, прорезали за плечами и вынимали оттуда либо жито, либо рыбу и убивали многих жен, а имущество их забирали себе». Захватив языческих жрецов, перешедших к активным действиям, Янь Вышатич, наместник Святослава, стал их пытать. Палачи выдергивали им бороды, избивали их, после привязали к мачтам и пустили по реке Шексне. Добившись публичного покаяния, возмутителей народного спокойствия казнили. Трупы повесили на дубе, а на другую ночь их изгрыз медведь. Наверное, не случайно Янь Вышатич выбрал дуб, да еще вблизи обитания медведей. Дело в том, что у язычников дуб считался священным деревом, а медведь, который до сих пор присутствует на гербе Ярославля, ? священным животным. Туристам в этом городе в наше время показывают медведицу Машу, живое олицетворение веры предков. Использовав для казни своих идеологических противников их же священные символы, наместник Святослава добился также и их политической дискредитации.

Повесть «Временных лет» передает диспут на тему сотворения человека, который состоялся во время всех этих событий между Янем Вышатичем и захваченными в плен волхвами. Это один из немногих источников, по которому мы можем судить о представлениях славян-язычников о мироздании. Летописец, монах из монастыря, передал их намеренно примитивно, через наложение христианских образов: «Бог мылся в бане и вспотел, отерся ветошкой и бросил ее с небес на землю. И заспорил сатана с Богом, кому из нее сотворить человека. И сотворил дьявол человека, а Бог душу в него вложил. Вот почему, если умрет человек, ? в землю идет тело, а душа к Богу». Вспомним, что захоронение в землю ? это христианский обычай. Из праха (глины) Господь создал первого человека (Адама), в прах он и возвращается после смерти. Язычники сжигали своих умерших, чтобы обеспечить им уход в потусторонний мир.

Так же, как отцовский наместник, сурово поступал с мятежниками и собственный сын Святослава, Глеб. Под тем же 1071 годом «Повесть временных лет» сообщает, что при похожих обстоятельствах в Новгороде волхв стал будоражить народ, из-за чего «была смута в городе, и все поверили ему и хотели погубить епископа». Глеб Святославич собственноручно зарубил топором неудачливого пророка-язычника, закончив таким образом публичную дискуссию о достоинствах христианской веры и ущербности язычества.

Честолюбивые устремления Святослава в конце концов привели его к захвату власти. Чтобы заручиться поддержкой младшего брата, Всеволода, он сообщил тому о якобы готовящемся заговоре Изяслава с Всеславом против них. Был ли такой заговор или это только выдумка Святослава, мы можем судить по косвенным признакам. Помочь нам здесь могут два обстоятельства. Чтобы вступить в союз со Всеславом, Изяславу надо было преодолеть сопротивление в своих землях: Киевщине и Новгородчине. Ни там, ни там Всеслав пользоваться популярностью не мог. Киевлян он предал, бежав в Полоцк после того, как они провозгласили его своим князем в 1068 году. Новгородцы вряд ли могли простить Всеславу разграбление города в 1065 году, когда он, по словам Н.М. Карамзина, «пленил многих жителей; не пощадил и святыни церквей, ограбив Софийскую». С.М. Соловьев пишет, что Всеслав тогда даже «снял колокола и у Святой Софии: „Велика была беда в тот час!“ ? прибавляет летописец: „И паникадила снял!“ Не добавил любви новгородцев к Всеславу его повторный поход (правда, успешно отбитый), предпринятый им после событий 1068–1069 гг., когда в Полоцке стал княжить Мстислав Изяславич.

Говоря о непостижимости причин, по которым Изяслав всегда за поддержкой обращался за границу, нельзя не обратиться к тому факту, что без описания каких-либо обстоятельств историки фиксируют смену управления в Новгороде. В момент своего прихода к власти, по утверждению Н.М. Карамзина, Новгородом владел Изяслав, который правил им через своего наместника. В 1069 году мы видим там уже сына Святослава, Глеба Святославича, изгнанного предприимчивым Ростиславом Владимировичем из Тмутаракани. Глеб Святославич оставался новгородским князем практически до самой своей смерти в 1078 году.

Получается так, что верховным правителем Руси считался старший брат Изяслав, а фактически управление большей частью ресурсов Русского государства постепенно сосредотачивалось в руках среднего брата, Святослава. По завещанию их отца, Ярослава Владимировича, Святославу отошел Чернигов. Н.М. Карамзин уточняет: «Князь Черниговский взял еще отдаленный Тмутаракань, Рязань, Муром и страну вятичей». В сообщении «Повести временных лет» о спорах с волхвами на религиозные темы в Ростовской земле мы узнаем, что суд там правил и собирал дань Янь Вышатич, который пришел от князя Святослава. Не зря последней надеждой волхвов на спасение была возможность «встать перед Святославом». В Новгороде со временем стал княжить сын Святослава, который мог проводить только согласованную с отцом политику.

Несмотря на всю свою доблесть, не удалось закрепиться в Тмутаракани Ростиславу Владимировичу. Он дважды изгонял оттуда сына Святослава, а в 1066 его отравили. Как сообщается в «Повести временных лет», Ростислава отравил некий греческий котопан из Херсонеса (городской чиновник), который потом сам в этом признался. Может быть, это и так. Но смерть предприимчивого и отважного русского князя была выгодна вовсе не грекам, а Святославу, который вернул на прежнее место Глеба, а затем посадил в Тмутаракани своего другого сына, Романа Святославича. Невозможно превзойти в умении владеть словом Н.М. Карамзина, давшего такую эпитафию отравленному племяннику Святослава: «Безвременная кончина мужественного Ростислава, отца трех сыновей, была в тогдашних обстоятельствах несчастием для России: он мог бы лучше других защитить отечество и сохранить по крайней мере воинскую его славу».

Посмотрим на карту средневековой Руси. Большая часть территории управлялась либо самим Святославом, либо его наместниками, либо его сыном. За Всеволодом оставалось незначительное Переяславское княжество. А сам великий киевский князь Изяслав управлял, собственно, только территориями, прилегающими к Киеву. С юга его ограничивали половцы, с востока и северо-востока ? владения Святослава. Неясно, правда, в чьем ведении находился Смоленск, после того как в 1060 году умер Игорь Ярославич, сменивший в этом городе умершего в 1057 году Вячеслава Ярославича. Смоленская земля с трех сторон охватывалась территориями, подвластными Святославу, поэтому вероятно, что и Смоленск контролировался им же. С северо-запада киевскому князю не давал покоя беспокойный полоцкий князь Всеслав Брячиславич. Его Изяславу не удалось приструнить, даже направив в Полоцк своих обоих сыновей, из которых один в Полоцке так и умер. К юго-западу от владений Изяслава находились города Владимир-Волынский и Галич, которые еще только формировались. Их расцвет был в будущем. Как сообщает «Славянская энциклопедия» (составитель В.В. Богуславский), еще перед смертью Ярослава Волынью управлял Святослав. С запада к Киевской земле примыкала Польша, король которой находился в родственных отношениях с Изяславом.

Отсюда следует два вывода.

Во-первых, приходится констатировать, что фактической властью на Руси стал обладать Святослав, постепенно сосредоточивший в своих руках контроль над подавляющей частью территории. Это объясняет, почему киевляне просили защиты именно у него и почему Святослав так уверенно эту защиту киевлянам пообещал.

Во-вторых, Изяславу было понятно, что если Святослав не захочет ему помочь, то тогда ему не поможет на Руси никто. Это объясняет, почему Изяслав в поисках справедливости обращался к польскому королю, германскому императору, даже к папе римскому ? но не к своим братьям.

Все сказанное, кстати, подтверждает, что опасения Святослава относительно возможности вступления Изяслава в соглашение со Всеславом Полоцким были не так уж беспочвенны. Удушаемый со всех сторон братскими объятиями, тот на самом деле мог подыскивать того, кто смог бы хоть немного ослабить стальную хватку среднего брата. Другое дело, подходил ли для этой цели Всеслав Брячиславич и возникло бы у него желание встать на стороне Изяслава.

Итак, в 1073 году, как пишет летописец, «по наущению дьявола», «Святослав сел в Киеве, прогнав брата своего, преступив заповедь отца, а больше всего Божью». Дьявол здесь, конечно, ни при чем, просто Святослав был готов к тому времени стать не только фактическим, но и официальным правителем Русской земли. Он был уверен в успехе своего мероприятия и, как показали последующие события, вполне обоснованно.

Святослав к своим 46 годам был не только талантливым полководцем (вспомним, как он справился с непобедимыми до сих пор половцами), но и умелым дипломатом и проницательным политиком. Это подтверждается не только тем, что он постепенно сконцентрировал власть над большей частью русских земель в своих руках. Он смог нейтрализовать всех возможных союзников свергнутого им Изяслава.

Соглашение Изяслава со Всеславом скорее всего было придумано самим Святославом для убеждения слабохарактерного и колеблющегося Всеволода. В летописях не содержится никаких сведений, подтверждающих наличие каких-либо действий со стороны полоцкого князя в пользу свергнутого Изяслава.

Сложнее обстояло дело с польским королем. Болеслав II уже один раз выступил на стороне Изяслава в 1069 году, когда тот обратился к нему за военной помощью против взбунтовавшихся киевлян.

Но и здесь у Святослава было в запасе несколько сильных ходов. Во-первых, его военные силы по сравнению с силами польского короля были вполне достаточны для отражения военной агрессии. Во-вторых, его положение как защитника Русской земли было более предпочтительно в глазах киевлян и жителей других городов, чем положение Изяслава, приведшего на Русскую землю иностранные оккупационные войска. Во все времена патриотический дух защитников своей родины был очень весомым фактором боеспособности войск. В-третьих, Болеславу был нужен не столько родственник на киевском престоле, сколько реальная и ощутимая военная помощь против чехов. И такую военную помощь Святослав не только пообещал Болеславу, но и незамедлительно оказал. Его сын Олег вместе с его племянником Владимиром Всеволодовичем Мономахом в 1076 году вышли в поход и открыли боевые действия в Богемии. Оба молодых князя впоследствии проявили себя как очень способные полководцы. Надо полагать, что им удалось в полной мере проявить блеск своего воинского таланта и на чешской земле.

Их поход был довольно примечателен и заслуживает нескольких отдельных слов. Чешский князь Вратислав, узнав о приближении Олега и Владимира к своим границам, предложил польскому королю мир, а в качестве компенсации за доставленное беспокойство ? 1000 гривен серебра. Болеслав согласился и сообщил русским князьям, что надобность в войне против чехов отпала. С.М. Соловьев повествует дальше, что русские князья «велели отвечать ему, что не могут без стыда отцам своим и земле возвратиться назад, ничего не сделавши, пошли вперед взять свою честь и ходили в земле Чешской четыре месяца, т. е. опустошали ее». В итоге чехам пришлось заплатить еще такую же сумму и русским. Только тогда, пополнив свою казну, они смогли вернуться домой, не испытывая стыда перед своими родителями.

Возможно, Святослав не предполагал, что его старший брат обратится за помощью к германскому императору и папе римскому, как это впоследствии случилось, когда обобранного Изяслава поляки выпроводили из своей страны. Действительно, просчитать все ходы вперед довольно трудно. Тем более если учесть, что положение императора Генриха IV было довольно сложным. В Германии молодому императору приходилось усмирять немецких феодалов, Польша доставляла неприятности, воюя с чешской Богемией, непомерные претензии папы римского Григория VII расшатывали власть императора в собственной стране. Однако Святославу здесь опасаться было нечего. Женатый на немке, он всегда мог легко договориться с немцами. Так и случилось. Приехавший императорский посол оказался братом жены, настоятелем собора Святого Симеона в Трире. Бурхард (так передано его имя в энциклопедии «История России. IX–XVII вв.») привез королю богатые подарки из Киева. Римский папа волновал Святослава не больше арабского халифа или тибетского далай-ламы. Располагая великокняжеской казной, он мог легко убедить в своих неотъемлемых правах на киевский престол кого угодно.

К этому надо добавить, что своим отношениям с православной церковью Святослав уделял значительное внимание. Вместе со своим сыном Глебом он приехал прощаться с игуменом Феодосием, основателем Печерской церкви, когда тому было очень плохо. Прославленный священнослужитель благословил киевского князя и поручил монастыри его заботам. Еще раньше он защитил преподобного Антония, которого за поддержку Всеслава хотел подвергнуть репрессиям Изяслав. Святослав ночью отправил опального старца в Чернигов, где тот был недосягаем для гнева Изяслава.

Что же касается константинопольского двора, то в отношениях с ним Святослав наверняка рассчитывал на помощь Всеволода, женатого на византийской принцессе.

Мы видим, что, узурпируя власть в Киеве, Святослав предусмотрел абсолютно все. Ничто и никто не могло нарушить его планы. Ничто, кроме слепой и беспощадной судьбы. По ее капризу 27 декабря 1076 года в расцвете своего политического таланта, осуществив все свои планы, 49-летний Святослав Ярославич, талантливый полководец и политик, умер. Возникла какая-то опухоль (летописец называет ее «желваком»), ее попытались прооперировать, но неудачно. Киевский престол ему довелось занимать 3 года и 9 месяцев. Ради этого он пренебрег завещанием отца, изгнал из родной земли старшего брата, запятнал свою репутацию подозрением в отравлении родного племянника, отправил русские войска воевать в Чехию и готов был подвергнуть страну интервенции со стороны иностранных государств.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава II ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ СВЯТОСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ, АНДРЕЙ ЯРОСЛАВИЧ И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (один после другого). Г. 1247-1263

Из книги История государства Российского автора Карамзин Николай Михайлович

Глава II ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ СВЯТОСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ, АНДРЕЙ ЯРОСЛАВИЧ И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (один после другого). Г. 1247-1263 Александр в Орде. Князь Московский убит Литвою. Дряхлость Батыева. Посольство из Рима. Болезнь Александрова. Посольство в Норвегию. Бегство Андреево.


Глава II Великие князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский (один после другого). 1247—1263 г.

Из книги История государства Российского. Том IV автора Карамзин Николай Михайлович

Глава II Великие князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский (один после другого). 1247—1263 г. Александр в Орде. Князь Московский убит Литвою. Дряхлость Батыева. Посольство из Рима. Болезнь Александрова. Посольство в Норвегию. Бегство Андреево.


Василий Ярославич ― Василий Ярославич

Из книги Матрица Скалигера автора Лопатин Вячеслав Алексеевич

Василий Ярославич ? Василий Ярославич 1427 Василий становится князем Серпуховским 1247 Василий становится князем Костромским 180 1456 Конец правления Василия 1276 Конец правления Василия 180 1483 Смерть Василия 1276 Смерть


Великие Князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский. 1247–1263 гг.

Из книги История государства Российского [litres] автора Карамзин Николай Михайлович

Великие Князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский. 1247–1263 гг. Великий князь Александр Невский. Портрет из «Царского титулярника»Узнав о кончине отца, Александр спешил в Владимир, чтобы взять нужные меры для государственного порядка. Следуя


Изяслав Ярославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Изяслав Ярославич В жизни часто радости перемежаются хлопотами, а веселое соседствует с печальным.Годы 1023 и 1024 были для князя Ярослава Владимировича, названного позднее Мудрым, тревожными. Его младший брат Мстислав двинул из Тмутаракани свои полки к Киеву. Только


Святослав Ярославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Святослав Ярославич Великий киевский князь Ярослав Владимирович был тонким политиком и прирожденным дипломатом. Стремясь упрочить положение своего государства, он связал своих детей династическими браками с знатными фамилиями целого ряда европейских стран. Его сын


Всеволод Ярославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Всеволод Ярославич В 1030 году у князя Ярослава Владимировича, названного позднее Мудрым, произошло два радостных события. Под этим годом «Повесть временных лет» сообщает, что у него родился четвертый сын, которого назвали Всеволодом, а в крещении ? Андреем. Тогда же


Ярослав Ярославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Ярослав Ярославич В ходе реформы местного управления в конце XVIII века российским городам были присвоены гербы. При их создании герольдмейстеры старались запечатлеть наиболее характерные черты городов. Вот каково описание утвержденного 10 октября 1780 года Екатериной II


Михаил Ярославич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Михаил Ярославич Первая летописная запись, в которой упоминается Михаил, сын Ярослава Ярославича, унаследовавший тверское княжение, содержит сообщение о строительстве первого каменного храма в Северо-Восточной Руси после монгольского нашествия. Это


174. СВЯТОСЛАВ II ЯРОСЛАВИЧ, князь черниговский и в продолжение почти четырех лет (март 1073 — декабрь 1076 г.) великий князь киевский

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

174. СВЯТОСЛАВ II ЯРОСЛАВИЧ, князь черниговский и в продолжение почти четырех лет (март 1073 — декабрь 1076 г.) великий князь киевский сын Ярослава I Владимировича, великого князя киевского и всей Руси, от брака с Анной (Ингигердой) Олофовной, королевной шведской.Родился в Киеве


СВЯТОСЛАВ ЗАВОЙОВНИК Святослав

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

СВЯТОСЛАВ ЗАВОЙОВНИК Святослав Ольга в останні роки свого віку вже не княжила сама, а віддала провід у державі синові Святославові.Це постать найзамітніша і найкраща, найбільш лицарська і благородна між першими володарями київської держави.Святослав зростав у


Глава II Великие князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский (один после другого). г. 1247-1263

Из книги Том 4. От Великого князя Ярослава II до Великого князя Дмитрия Константиновича автора Карамзин Николай Михайлович

Глава II Великие князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский (один после другого). г. 1247-1263 Александр в Орде. Князь Московский убит Литвою. Дряхлость Батыева. Посольство из Рима. Болезнь Александрова. Посольство в Норвегию. Бегство Андреево.


ИЗЯСЛАВ ЯРОСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ИЗЯСЛАВ ЯРОСЛАВИЧ (р. 1024 — ум. 1078)Великий князь (1054–1068,1069-1073,1076–1078). В крещении Дмитрий. Старший сын Ярослава Мудрого и шведской королевы Ингигерды. Сначала управлял совместно с братом Святославом и Всеволодом (так называемое «трио»). После народного бунта, вспыхнувшего


ВСЕВОЛОД ЯРОСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ВСЕВОЛОД ЯРОСЛАВИЧ (р. 1030 — ум. 1093)Великий князь (1078–1093), четвертый сын Ярослава Мудрого, отец Владимира Мономаха. После смерти отца (1054) получил Переяславль (Южный), земли по Волге, Ростов, Суздаль, Белоозеро. Заключил союз со старшими братьями Изяславом и Святославом.


АНДРЕЙ ЯРОСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

АНДРЕЙ ЯРОСЛАВИЧ (р. 1221 — ум. 1264)Великий князь (1248–1252).После наследования великокняжеского престола во Владимире дядей Невского Святославом сыновья Ярослава утвердились в отдельных княжениях.В 1248 г. Андрея и Александра Ярославичей призвал к себе Батый. Они помнили


Глава V Святослав Ярославич (1054–1076)

Из книги История Северской земли автора Голубовский Петр Васильевич

Глава V Святослав Ярославич (1054–1076) Пред смертью Ярослав раздал уделы своим сыновьям: Изяслава посадил в Киеве, Святослава в Чернигове, Всеволода в Переяславле, Игоря во Владимире (Волынском), Вячеслава в Смоленске179. Таким образом, почти каждое племя получило своего