Михаил Ярославич

Михаил Ярославич

Первая летописная запись, в которой упоминается Михаил, сын Ярослава Ярославича, унаследовавший тверское княжение, содержит сообщение о строительстве первого каменного храма в Северо-Восточной Руси после монгольского нашествия. Это Спасо-Преображенский собор, который наглядно показывал, насколько Тверь превосходила все остальные русские города. Ведь впервые каменное строительство возобновилось именно в Тверском княжестве. Вот эта запись под 1285 годом: «Того же лета заложена бысть на Тфери церковь камена благовернымъ князем Михаиломъ Ярославичемъ».

Полная опасностей жизнь заставляла взрослеть рано. Уже 15 лет от роду юный тверской князь должен был в 1286 году отражать нападение литовцев на Тверское княжество. На помощь тверской дружине направили воинов Ржев, Торжок, Москва, Дмитров. Соединенные силы настигли противника, и в результате сражения был взят в плен князь Домант, возглавлявший нападение.

Проявившийся с юных лет воинственный нрав тверского князя не давал ему покоя и в дальнейшем. Имеется пространное сообщение Троицкой летописи о серьезных противоречиях в 1288–1289 гг. между Михаилом и его двоюродным братом Дмитрием Александровичем. У 18-летнего Михаила только начали пробиваться юношеские усы, тогда как Дмитрию было уже около 39 лет. Возраст зрелости! И по своему положению они были не равны. Сын Александра Невского уже пережил и радость обретения великокняжеской власти, и горечь ее утраты из-за междоусобной войны с братом Андреем. Поддержка хана Синей Орды Ногая помогла ему вернуть великий владимирский стол в 1284 году и отразить продолжающиеся претензии на власть со стороны Андрея. Тому, кстати, все же удалось опять добиться своего, но это произошло значительно позже, только в 1294 году.

О причинах конфликта между великим князем и Тверью в летописи не говорится, сообщается лишь, что «того же лета не въсхоте Михаил Тферскыи покоритися великому князю Дмитрию и пачать наряжати полкы».

Расплата не замедлила себя ждать.

Соединенные силы трех сыновей Александра Невского (самого Дмитрия, вступившего с ним в перемирие Андрея и младшего, Даниила) в союзе с ростовским князем Дмитрием Борисовичем обложили Кашин и 9 дней опустошали окрестности.

Дальше наступила очередь Кснятина. Название этого города, основанного Юрием Долгоруким в 1134 году у впадении реки Нерль в Волгу, восходит к искаженному имени Константин. Сейчас на этом месте стоит село Скнятино Калязинского района Тверской области. Союзники сожгли Кснятин и направились к самой Твери.

После того, как юный Михаил осознал, насколько княжеская гордость дорого обошлась его подданным, он пошел на заключение мира. Однако Тверь не была взята, и Михаил по своей воле пошел на переговоры.

Первый визит Михаила Ярославича в Орду относится к 1293 году. Как предполагается, целью поездки было получение от татар подтверждения своего права на тверское княжение.

В этом же году достигла пика борьба между сыновьями Александра Невского, Дмитрием и Андреем, за право верховенства на Руси. Хан Золотой Орды Тохта на этот раз поддержал Андрея и направил ему в поддержку татарские отряды. Их рейд запечатлен русскими летописями как «Дюденева рать». Дюденей на Руси назвали Тудакана, брата Тохты. Его «рать», то есть вооруженное нападение, оставила неизгладимый след в народной памяти. Были разорены Суздаль, Владимир, Муром, Москва, Переяславль ? всего 14 городов. Ни о каком вооруженном сопротивлении не могло идти и речи. Люди не думали и о спасении имущества. Спастись самим и спасти свои семьи от гибели и плена ? вот о чем молили Бога жители сел и городов, прячась в лесах. Татары не были склонны проявлять великодушие. Ведь платой за их поддержку одного из соперничающих русских князей и была военная добыча. А пленники, которых можно было продать на невольничьих рынках, были более ценным трофеем, чем скудная крестьянская утварь или инструмент, отобранный у ремесленника.

Видимо, только что вернувшемуся из Орды Михаилу удалось доказать свою лояльность и брату татарского хана, и новоиспеченному великому владимирскому князю. Сыграло свою роль, возможно, и то, что Михаил воздерживался от участия в борьбе претендентов за великокняжеский престол. Не обошлось, видимо, и без богатых подарков корыстолюбивым татарам. В данном случае, что называется, все средства были хороши, чтобы не допустить разграбления Тверской земли. То, что татары не стали нападать на Тверь, явилось крупным дипломатическим достижением Михаила. Сумев на этот раз отстоять от вооруженных хищников родную землю, тверской князь искупил свой грех гордыни четырехлетней давности, когда к компромиссу его принудили, лишь разорив окрестности Кашина и предав огню Кснятин.

У татарского царевича Тудакана был единственный сын, Чолхан. Как и его отец, он остался в русских летописях, где его назвали Щелканом Дюдентьевичем. Но Чолхан оставил свой кровавый след в Твери много позже, в 1327 году, при младшем сыне Михаила.

Женился Михаил Ярославич в 1294 году на дочери недавно умершего ростовского князя Дмитрия Борисовича, того самого, кто не так давно вместе с тремя сыновьями Александра Невского разорял тверскую землю. Обиды надо было уметь прощать, как надо было уметь строить новую жизнь. Его избранница Анна к тому же была свояченицей великого князя Андрея Александровича. Решение Михаила с политической точки зрения было безукоризненным: он сближался с сильным Ростовским княжеством и вступал в родство с обладателем высшего княжеского титула на Руси. Но не следует во всех поступках искать только стремление достичь своих целей. Пусть Михаил уже не был прежним юнцом, но ему было всего лишь около 23 лет. Конечно, он полюбил Анну, и она ответила ему взаимностью. Последующая совместная жизнь показала, что они смогли составить счастье друг другу.

Пришло время зрелых решений и государственной мудрости. В 1295 году тверской князь заключил с Великим Новгородом соглашение, по которому обе стороны обязывались помогать друг другу в случае чьего-либо нападения. Такой договор необычен для купеческой республики, обычно заботившейся лишь о своих интересах. Значит, и в этом случае проявились дипломатические способности и государственная мудрость молодого тверского князя.

Великий князь Андрей не успокоился и после смерти своего брата, у которого с помощью татар отнял великое княжение. В порядке наследования Переяславское княжество досталось сыну того от брака с дочерью псковского князя Довмонта, Ивану Дмитриевичу. Андрей Александрович решил воспользоваться своей властью и изгнать племянника. Неожиданно на сторону Ивана встал младший брат Андрея, московский князь Даниил Александрович. А в союзе с ним выступил Михаил Ярославич. Ситуация была достаточно напряженной, от кровопролития стороны были удержаны только стараниями церковных иерархов. Да и Андрей, по всей вероятности, не ощущал себя достаточно сильным, чтобы одному воевать против московского и тверского князей. Тем временем Иван Дмитриевич счел за благо заручиться поддержкой в Орде и доказать татарскому хану свои права на переяславское княжение.

Летом 1300 года состоялся княжеский съезд в Дмитрове. А вот здесь дипломатический такт изменил тверскому князю. Он попытался убедить бездетного переяславского князя написать завещание на княжество в свою пользу. Тот же отдал предпочтение Даниилу Александровичу. Произошла открытая ссора князей. Напряженность в отношениях между Москвой и Тверью еще более усилилась, когда Иван Дмитриевич умер и Переяславль отошел к Московскому княжеству.

27 июля 1304 года, не дожив до своего 50-летия, умер великий князь владимирский Андрей Александрович. Годом раньше умер московский князь Даниил, незадолго до этого присоединивший Переяславское княжество к своим владениям.

Согласно традиционному порядку наследования, претендентом на великий владимирский престол считался тверской князь, Михаил Ярославич. Ему в это время было 33 года, тот самый возраст, когда сила и энергия сочетаются с опытом и знанием.

На 10 лет его моложе был двоюродный племянник Юрий Данилович, после смерти своего отца вступивший в правление Московским княжеством.

Каждый из них считал только себя достойным высшего княжеского титула на Руси. Развернулась борьба, в которой разорялись города и села, гибли ратники, землепашцы и ремесленники, а в качестве приза выступал великий владимирский стол. На стороне Михаила было старинное «лествичное» право, а Юрий надеялся на скопленные отцом богатства и собственный воинский и политический талант. Окончательное решение принималось татарским ханом, ярлык на великое княжение выдавался в Золотой Орде. Туда и выехали оба князя.

Тем временем, в ожидании ханского вердикта, стороны старались повернуть ситуацию в выгодную для себя сторону. Тверские войска захватили Кострому, пленили Бориса, брата Юрия, и увезли его в Тверь. Была возможность захватить и самого Юрия, но тот перехитрил погоню и ушел от преследования. Наступила очередь определить, за кем будет Новгород. И вот на этом этапе Михаил допустил ошибку, предприняв прямолинейные и грубые действия. Всего 10 лет назад у него с Новгородом был исключительный договор о совместных действиях против общих врагов. А теперь это дипломатическое наследство оказалось растерянным. Новгородцы изгнали тверских наместников, «высокоумие их и безстудство ни во что положиша». Тут же была допущена следующая ошибка. Михаил попытался силой принудить Новгород к подчинению, направив войска к Торжку. Военного успеха достигнуто не было, пришлось заключать вынужденный мир. Еще одна неудача ожидала тверские войска при попытке захватить Переяславль. Москвичи успели прислать подмогу и наголову разбили тверскую дружину.

В Орде Михаил Ярославич получил ярлык на великое княжение, но ему пришлось для своего успеха пообещать хану значительно увеличить размеры дани.

Правильно понимая, что Юрий не успокоится в своих попытках отобрать у него великое княжение, тверской князь отправился войной на Москву. Однако москвичи сумели защитить себя, поход кончился ничем. Вторичная попытка вооруженного воздействия на Москву состоялась в 1308 году, и опять тверские войска смогли только пограбить окрестности Москвы, не добившись реального результата. Не удалась и следующая попытка опередить Москву в 1311 году, когда умер городецкий князь Михаил Андреевич, не оставивший наследников. Попытка захвата Нижнего Новгорода не удалась. Тверское войско добралось лишь до Владимира и простояло там три недели. Резко против похода выступил митрополит Киевский и всея Руси Петр, резиденция которого располагалась как раз во Владимире. Он требовал от тверичей возвращения назад, угрожая отлучить их от церкви. Бескомпромиссная позиция митрополита в поддержку московского князя сыграла свою роль.

В 1308 году Михаил Ярославич побывал в Новгороде и ему удалось разобрать миром накопившиеся взаимные претензии. На фоне неудач с Москвой достижение компромисса с Новгородом уже можно было расценить как успех. Удача оказалась, однако, кратковременной. В 1312 году отношения великого владимирского князя Михаила Ярославича с Новгородом катастрофически осложнились. Дело дошло до продовольственной блокады, в республику был прекращен подвоз хлеба. В итоге новгородцы согласились на условия Михаила и даже заплатили контрибуцию в 1500 гривен (это около 300 килограмм серебра). Несмотря на примирение, у новгородцев осталось озлобление против князя и они ждали только удобного момента, чтобы дать волю своей враждебности.

В Орде в январе 1313 года сменился хан. Спокойным правление прежнего хана Тохты было назвать нельзя. К власти он пришел в 1291 году благодаря поддержке всесильного Ногая, хана Синей Орды, владевшего территориями от Днепра до Дуная. Чтобы составить представление о возможностях этого хана, достаточно охарактеризовать некоторые династические браки. Михаил Палеолог, византийский император, выдал замуж за него Ефросинью, свою дочь, правда, внебрачную. Принадлежавшая к роду Ногая княжна стала женой венгерского короля Ласло IV. Дочь болгарского царя Георгия стала женой сына Ногая. Благодаря поддержке Ногая вернул свой титул великого владимирского князя в 1284 году Дмитрий Александрович. Через три года после того, как Тохта с помощью Ногая захватил власть в Золотой Орде, он открыл военные действия против своего благодетеля. Вначале Тохта был разбит Ногаем, но затем все же одержал над ним победу, в 1299 году взял его в плен и умертвил. Теперь смерть пришла к самому Тохте. Как предполагают, он был отравлен в результате заговора хана Узбека.

При известии о смене хана Золотой Орды туда направились русские князья, а один из первых ? великий владимирский князь Михаил Ярославич. Пробыл он там целых два года, вернувшись лишь в 1315 году. Новгородцы восстали против власти Михаила, изгнали в 1314 году его наместников и пригласили к себе противника Михаила ? московского князя Юрия Даниловича. Тот, возглавив соединенные силы москвичей и новгородцев, вторгся в пределы «отчины» Михаила, в Тверское княжество. В отсутствие самого великого князя (тот еще не вернулся из ставки татарского хана) защиту тверских земель возглавил его 15-летний сын Дмитрий. До крупных сражений дело не дошло, но заключенное перемирие было выгодно новгородцам. К тому же им удалось пограбить тверские земли. Юрий же стал новгородским князем.

Тем временем Михаил Ярославич подтвердил в Орде у хана Узбека свое старшинство над русскими князьями и вернулся на Русь.

Первое, за что он взялся, ? это проучить своевольных новгородцев. В ход пошли известные со старых пор методы продовольственной блокады мятежного города. По его просьбе татары выделили ему в помощь сильный отряд. Тверское войско при поддержке татарской конницы вторглось в новгородские земли, под Торжком 10 февраля 1316 года одержало победу над силами москвичей и новгородцев. Назначенная князем контрибуция с Новгорода составила 5000 гривен (около полутонны серебра!).

Во время пира в связи с заключением мирного договора Михаил Ярославич распорядился схватить и отправить в качестве заложников в Тверь многих новгородских бояр и Афанасия, брата московского князя. Михаилу показалось, что Новгород наказан недостаточно. Пришла очередь и принадлежащего купеческой республике Торжка. Новоторы были обязаны заплатить за себя выкуп, предоставить армии Михаила лошадей и оружие, торжокская крепость была разрушена. Были увеличены и выплаты с приниженного Новгорода ? дополнительно Михаил потребовал еще 12 тысяч гривен серебром. При этом Михаил не снимал продовольственной блокады, а его наместники продолжали грабить население.

Стало ясно, что мирного разрешения конфликт между Михаилом и Новгородом не имеет. В этом увидел свой шанс и Юрий Данилович. По вызову хана Узбека он решился наконец явиться в Орду. В его свите были и новгородцы. Нетрудно представить, как верховному владыке над всеми русскими землями преподнесли действия тверского князя, получившего от Узбека ярлык на великое княжение. Хан не спешил с решением, собирая и анализируя информацию. Жалобщики не скупились на богатые дары и хану, и его приближенным. И здесь в ход исторических событий вмешался проказник Амур. Овдовевший к тому времени 36-летний Юрий Данилович приглянулся сестре хана Узбека. Восточная красавица приняла православие, получив в крещении имя Агафья, и вышла замуж за москвича. Случай необычный, особенно если учесть, что сам Узбек принял ислам, введя его в качестве официальной религии всей Золотой Орды, и жестоко преследовал всех инаковерующих.

Для Узбека уже не было сомнений, кто из русских князей более достоин ярлыка на великое владимирское княжение. Юрий Данилович, новый великий владимирский князь, с молодой женой в сопровождении сильного татарского отряда (два тумена, 20 тысяч всадников) и татарских советников с триумфом возвратился на Русь.

Пока Юрий Данилович обхаживал хана и его сестру, Михаил пытался радикально решить новгородскую проблему. Собрав огромное войско, он направился штурмовать Новгород. Стремясь обеспечить внезапность нападения, избрал кружной путь, заблудился в лесах и чуть не уморил голодом все свое войско.

Встреча возвращавшегося в Москву Юрия Даниловича и оправившегося после неудачного похода на Новгород Михаила Ярославича произошла на Волге, у Костромы.

Занимал Михаил великий владимирский престол целых 13 лет, долгих, полных напряжения и смертельных опасностей. Уже к исходу приближался пятый десяток жизни, выросли сыновья ? а покоя нет, опасность стала еще ближе, еще отчетливее. Среди князей нет надежных союзников, все силы были потрачены на то, чтобы покорить Новгород, а его жители только и ждут, чтобы с ним случилась какая-нибудь беда. Сейчас опасность совсем близко, она в торжествующих глазах его двоюродного племянника, которого он постоянно преследовал, как только мог. Но все попытки оказались безуспешными. Опасность с собой несет и этот пожилой грузный татарин рядом с Юрием. Михаил знал его. Это Кавгадый, один из ближайших советников хана Узбека, им не раз приходилось разговаривать, когда Михаил жил в Орде. И не один раз Михаил дарил ему подарки.

Первая встреча врагов, которые были к тому же и близкими родственниками, прошла мирно. Михаил покорился решению хана и вернулся к себе в Тверь. Но все понимали, что это затишье является временным. Враги собирали силы и готовились к сражениям.

На сторону Юрия перешли суздальские князья. Новгород только ждал сигнала выступить. Михаилу же терять было нечего. Он первым выступил против новгородцев, стремясь разбить своих противников по очереди. Под Торжком новгородское войско потерпело сокрушительное поражение. Михаил принудил противника подписать мирный договор с обязательством сохранять нейтралитет в борьбе против Юрия. Юрий со своим войском и в сопровождении татарских отрядов уже вступил на землю Тверского княжества. На протяжении трех месяцев никто не смог помешать Юрию и его татарским союзникам бесчинствовать на тверской земле. Сколько деревень сгорело, сколько жителей Тверского княжества навсегда покинули родину, отправившись на невольничьи рынки, сколько возов с добром было отправлено воинами московско-татарского войска, сколько вьюков нагрузили на коней!

В 15 километрах от стен Твери отряды Юрия и Кавгадыя разбили лагерь. Михаил заперся в городе. В ожидании прошло еще пять недель. Решительное сражение состоялось 22 декабря 1318 года. Место битвы историки называют по-разному: село Бортенево, Бортново. До сих пор бесспорной локализации этого события нет. Неясно даже, произошло сражение на правом или левом берегу Волги. Одно из предположений состоит в том, что эта битва состоялась в районе современного села Бортниково на левом берегу Волги. Местные жители до сих пор могут показать расположенное неподалеку «татарское кладбище».

Довольно часто это сражение пытаются представить как первую попытку на Руси противостоять татарам в открытом сражении. Поскольку Михаилу сопутствовал на поле боя бесспорный успех, то и саму битву иногда называют предвестницей Куликовской победы.

Это, конечно, далеко не так.

Относительно участия самих татар в сражении единого мнения у историков нет. Замечательный писатель-историк Д.М. Балашов, описывая битву, говорит и о разгроме до сих пор неодолимых татар. Чаще все-таки историки считают, что в сражении татары не участвовали. Этому есть и логическое объяснение. Зачем им рисковать, если проще было дождаться исхода битвы, а в случае победы Юрия можно было вдоволь заняться грабежом. Да и решился бы разве Михаил поднять оружие против врага, возмездие от которого придет очень скоро и в полной мере на все его княжество? Еще в памяти были и «Неврюева рать», и «Дюденева рать», опустошившие русскую землю.

И по своему характеру битва была не сопротивлением татаро-монгольским захватчикам. Это был вооруженный спор двух русских князей, из которых один упивался возможностью безнаказанных грабежей, а второй защищался с отчаянием обреченного.

Можно даже предположить, что Юрий, стремясь покончить со своим соперником, нашел решение, которое приносило ему выигрыш при любом развитии событии. Если бы в боевых действиях победа досталась ему, то с Михаилом было бы покончено либо во время битвы, либо после нее. На милосердие московского князя, погубившего сначала в своих застенках рязанского, а потом можайского князей, рассчитывать Михаилу не приходилось. А реальное развитие событий показало, что грабеж тверской земли Юрием Даниловичем совместно с Кавгадыем оказался грандиозной провокацией, вынудившей Михаила Ярославича на вооруженное сопротивление, которое, без всяких сомнений, не могло не вызвать репрессий со стороны хана Золотой Орды. Видимо, понимая, что его политическое положение безвыходное, Михаил так долго не решался дать сражение, победа в котором в конце концов привела его самого к гибели.

После разгрома Юрий спас свою жизнь бегством в Новгород. В плену у Михаила оказалось много знатных московских бояр и даже брат Юрия ? Борис. На положении почетных гостей в Твери находились Кавгадый и молодая жена Юрия, крещеная татарка Агафья, сестра хана Узбека.

Конечно, Михаил понимал, что его положение очень опасное. Кавгадыю дарились подарки в расчете на то, что он вступится за Михаила перед Узбеком и подтвердит, с одной стороны, самовольство Юрия и, с другой стороны, правомочность действий Михаила. Чтобы нейтрализовать попытки Юрия поднять на Михаила Новгород, тверской князь пообещал жителям республики снять блокаду, освободить заложников, вернуть ранее захваченные новгородские территории. Неожиданно умерла находившаяся в Твери жена Юрия, перевезенная туда после бегства Юрия с поля сражения.

Узбек потребовал к себе на суд Михаила. Тот медлил. Пытаясь выиграть время, отправил заложником в Орду своего сына Константина, а в Москву с «посольством о любви» своего доверенного боярина. Константина угрожали уморить голодом, а боярин был убит москвичами.

Михаилу Ярославичу предстоял главный мученический подвиг его жизни. Если он не явится в Орду, то тем самым навлечет на свою землю вражеское нашествие.

Что тогда можно было ожидать, ясно из горького описания летописцем отношения русских к жестоким и беспощадным степнякам: «...Явится где един татарин, то мнози наши не смеяхуть противитися ему; аще ли два или три, то мнози руси жены и дети мечуще, на бег обращахуся» («Появится где один татарин, многие наши не смеют ему противиться; если же два или три, то множество русских своих жен и детей оставляют, обращаясь в бегство»). Несколько позже этого времени, в 1322 году, так и случилось в Ростове во время карательного похода на него отряда Ахмыла, приведенного московским князем: «...Устрашися его вся земля, и бежаша князи ростовьскии...»

Значит, понимал тверской князь, надо ехать.

С тяжелым сердцем Михаил Ярославич отправился на суд к татарскому хану. Он понимал, что обвинений Юрия перед ханом ему не опровергнуть. Как доказать, что он не утаивал собранные для Орды дани? Не будет слушать хан и причин, по которым тот воспротивился его решению и вступил в вооруженную борьбу с Юрием. А самое главное, хан не простит ему смерти своей сестры.

Так все и случилось. Но судебные процедуры, как они тогда понимались, были соблюдены. Оба князя, и московский, и тверской, были вызваны на суд, была дана возможность ответить на предъявленные обвинения. Михаила Ярославича, как он и ожидал, приговорили к смертной казни, но с исполнением приговора спешить не стали. Довольно долго, почти месяц, со скованными руками и ногами, с тяжелой деревянной колодкой на шее тверской князь ожидал своей смерти, следуя за ханским войском по южным степям, подвергаясь побоям и унижениям. Такой оказалась цена триумфа в Бартеневской битве.

Развязка произошла 22 ноября 1318 года. Свою мученическую кончину князь встретил с твердостью, не предаваясь отчаянию и не унижая себя напрасными мольбами. Все итоги своей жизни он уже подвел. Палач вырезал Михаилу сердце, нагой труп был выброшен из шатра. Что-то проснулось в сердце у одного из виновников смерти Михаила, оболгавших его перед ханом. Кавгадый подошел к Юрию и сказал, чтобы тот распорядился прикрыть наготу казненного, ведь он был его дядей.

Окровавленное, поруганное тело князя как бы символизировало облик раздавленной татарским нашествием страны. Этим вызвано искреннее почитание князя на его родине, сохранившееся до настоящего времени.

Тело казненного было перевезено в Москву и там похоронено. Через год по просьбе семьи тверского князя его останки перезахоронили в Твери, в Спасо-Преображенском соборе.

Полная драматизма жизнь Михаила Ярославича и его мученическая смерть никого не может оставить равнодушным. Часто персонажей этой трагедии противопоставляют друг другу, и нередко сравнение не в пользу московского князя Юрия Даниловича. Надо помнить, что оба они были сыновьями своего жестокого времени.

Но не все в этом суровом мире стремились к власти и находили смысл в притеснении и убийстве себе подобных. Современник Михаила Ярославича, великий флорентиец Данте Алигьери между 1307–1321 гг. написал свою бессмертную поэму «Божественная комедия». Свое повествование поэт начал словами:

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу...

Эти слова мог бы повторить и Михаил Ярославич. Сумрачный лес ? такую аллегорию заблудшей души избрал Данте. Неуверенный в себе, растерянный человек пытается найти путь, который спасет его, но за сумраком его может ждать не горящее солнце и не звездное сияние, а угрюмая темнота. Сможет ли человек найти дорогу к свету? Сумеет ли он выбраться из диких дремучих зарослей? Преодолеет ли он ужас, в сравнении с которым смерть кажется желанным избавлением? Кто сможет спасти человека от невыносимых мук его души?

Многие помнят слова из этого великого произведения: «Оставь надежду, всяк сюда входящий» и «Каждому свое». Эти слова звучали современно в XIV веке, да и после тоже. На кругах ада Данте разместил грешников, обреченных на вечные мучения. Среди них, по воле автора, оказались язычники. В том числе и греческие философы Сократ, Платон, Демокрит, Диоген, Фалес и другие: «Я всех назвать не в силах поименно», ? пишет Данте, а также античные герои, «погубленные жаждой наслаждений». Свое место отведено для тиранов и убийц, начиная от «бича земли» Аттилы и до современных Данте правителей итальянских земель. Не щадит Данте и римских пап, сделавших предметом купли-продажи церковные должности, помещая святых отцов в ад. Самым страшным мучениям подвергаются изменники и предатели. Троих из них грызет сам Люцифер. Это Кассий и Брут, участвовавшие в заговоре против покровительствовавшего им Цезаря, и Иуда Искариот, предавший Христа.

За свои антипапские убеждения Данте был изгнан в 1302 году из своего родного города. В 1315 году власти Флоренции приговорили поэта к смерти за отказ вернуться.

Начало XIV века для Европы знаменательно началом освобождения крестьян от личной крепостной зависимости. Король Франции Людовик X Сварливый издал 3 июня 1315 года указ об освобождении крестьян за выкуп. Создались предпосылки для интенсивного развития товарно-денежных отношений. Этот ордонанс заслуживает того, чтобы привести фрагменты из него: «...По естественному праву каждый должен родиться свободным... повелеваем, чтобы повсюду в королевстве нашем... чтобы всем... дана была на добрых и приличных условиях свобода».

Франция в то время уже стала централизованным государством, а Русь переживала эпоху раздробления, искусственно поддерживаемую Золотой Ордой. Стравливая между собой русских князей, татарские ханы брали на себя роль «миротворцев» и укрепляли свою власть.

Несмотря на это, уже проявлялись процессы формирования единого Русского государства на основе статуса великого владимирского князя. За этот титул ожесточенно боролись тверской и московский князья, а на самом деле борьба шла за то, кто объединит вокруг себя все русские княжества, каждое из которых обладало той или иной степенью самостоятельности и государственной независимости. В этой связи имела значение и формулировка, которую использовал в своем титуле великий владимирский князь. Титул демонстрировал политические притязания.

Свидетельства того, что Михаил Ярославич вполне понимал значение своего титула, содержатся в ряде исторических документов той эпохи.

В письме патриарха Нифонта содержится следующее обращение: «Великому князю Михаилу всея Руси». То есть за ним, по аналогии с титулом русского митрополита, как бы закреплялись властные функции на все русские земли.

Священнослужитель Акиндин обращается к «Богомъ съхраненному и благочестивому и благочестия держателю, великому князю Михаилу и честному самодержьцю рускаго настолования», говоря ему, что тот «царь еси, господине княже, въ своей земли...»

В греческих документах, наряду с традиционным со времен княгини Ольги наименованием русских правителей архонтами, имеется упоминание о том, что по своему титулу Михаил приравнен к византийскому императору ? басилевсу: «Basileus ton Rhos».

Еще один аспект повышения Михаилом Ярославичем своей роли после получения ярлыка на великое владимирское княжение ? это взятие им на себя обязательства перед Ордой на сбор и передачу дани с русских земель.

В то же время он не использовал очень важный путь усиления своей власти. Михаил Ярославич или не смог реализовать этот фактор, или недооценил его значимость. Речь идет о приращении территории собственно Тверского княжества, которое и обеспечивало в первую очередь своими ресурсами князя в реализации им своих политических полномочий. И при Михаиле, и при его сыновьях, которым судьба тоже предоставила впоследствии шанс возглавить объединительные тенденции на Руси, Тверское княжество оставалось практически в тех же границах. А Москва прирастала постоянно, всеми правдами и неправдами. Уже при первом Московском князе Данииле Александровиче московское княжество увеличилось почти в три раза по своей площади. В дальнейшем этот рост неуклонно продолжался.

Совершал ли князь в своей деятельности ошибки? Конечно, как и любой человек, он не мог все предвидеть. Можно выделить следующие направления княжеской деятельности, где его личные качества, которые сами по себе были, возможно, даже и привлекательны, сыграли, пожалуй, отрицательную роль.

Во-первых, Михаилу не удалось построить доверительных и, говоря современным языком, комплиментарных отношений с митрополитом Киевским и всея Руси Петром. Тот оказался на стороне московских князей и даже в конце своей жизни переехал из Владимира в Москву, тем самым предрешив роль Москвы не только как политического центра, но также и духовно-религиозного. Все могло бы сложиться иначе, если бы митрополит с таким же усердием поддерживал Михаила Ярославича и его сыновей. Но тот, как можно понять из источников, будучи великим князем, проявил чрезмерную щепетильность и допустил появление некоторых упреков в адрес нового митрополита в самом начале карьеры Петра. В 1311 году (Н.С. Борисов указывает другую дату ? 1310 год) в Переяславле по обвинениям тверского епископа Андрея даже состоялось разбирательство, в результате которого митрополит был оправдан, но вряд ли он забыл, кому в числе других был обязан сомнениями в своей честности. Житие причисленного к лику святых митрополита сообщает: «Вскоре после Переяславского собора великий князь Михаил Ярославич Тверской жаловался на святого Петра патриарху Константинопольскому Нифонту, обвиняя святителя в том, что он дозволяет браки в незаконных степенях родства и что берет мзду с поставленных на священные степени. Но эта жалоба не имела успеха...»

Каков был результат противостояния тверского князя и митрополита? В 1311 году митрополит Петр под угрозой отлучения от церкви запретил тверскому войску (во главе полков Михаил поставил своего сына Дмитрия) продолжить движение на Нижний Новгород. Из-за этого в Нижнем Новгороде и Городце стал княжить не сын тверского князя, а брат московского князя, Борис Даниилович.

Во-вторых, азартный, воинственный и в какой-то степени прямолинейный характер князя тоже не вполне соответствовал сложности стоящих перед ним задач. Талантливого полководца, легко склоняющегося к военным действиям, опасались князья соседних земель и, не исключено, сами татары. Жесткий разговор с позиции силы с Новгородом, разорение Торжка, неоднократные рейды по Московскому княжеству ? все эти действия не прибавляли популярности Михаилу Ярославичу ни у его соперников-князей, ни у простых жителей. Достаточно сказать, что Михаил, искупивший своими страданиями все свои прегрешения и допущенные жестокости, причисленный к лику святых, заслуженно чтимый жителями Твери за свой мученический подвиг страстотерпца, до сих пор помнится в Торжке своими расправами в 1316 году. Сегодня Торжок ? это райцентр Тверской области, а некогда это было владение Великого Новгорода. Во время обзорной экскурсии по Торжку гид обязательно упомянет о страданиях, причиненных 700 лет назад жителям города тверским князем. А в храмах Торжка икон с изображением святого благоверного князя нет.

В-третьих, необычными для других князей, да и для самих татар, были претензии Михаила Ярославича на титул «князя всея Руси». Это не могло не отталкивать от него других членов семейства легендарного Рюрика и, конечно, настораживало татар, которые сами себя считали хозяевами всей русской земли.

Могла татар насторожить и та сдержанность, которую Михаил Ярославич проявлял в использовании военных отрядов себе в помощь. В 1316 году в сражении под Торжком участвовали татарские отряды. Вместе с тем историк Н.С. Борисов, ссылаясь на летописное сообщение под 1307 годом «На осень бысть Таирова рать», обращает внимание на странный факт. Далее в летописи ничего не говорится о погромах и грабежах татарского войска под началом Таира. Это действительно необычно, поскольку каждая «рать» приносила с собой неисчислимые бедствия для русской земли. Видимо, предполагает профессор, в данном случае условием прихода татарских отрядов была только демонстрация поддержки князя со стороны Орды с целью облегчения им получения княжения в Новгороде. В предыдущих случаях, когда татары оказывали военную поддержку русским князьям (Неврюева рать, Дюденева рать), они не упускали случая пограбить. И после Михаила, когда на Русь приходили отряды во главе с Ахмылом и Федорчуком (их сопровождал оба раза московский князь Иван Калита), были пожары, грабежи, угон пленных. Надо заметить, что также неохотно приглашал к себе на помощь татар и внук Михаила Ярославича, тверской князь Михаил Александрович. За это его невзлюбил всесильный Мамай. Получается, что внук следовал заветам своего деда, Михаила Ярославича.

Давайте вспомним слова, с которыми Михаил Ярославич обратился к своим сыновьям, которые просили его не ехать самому к татарскому хану, а отправить одного из них: «Видите ли, чада мои, яко не требуеть вас цесарь, ни иного кого, разе мене, моея бо главы хощеть, и аще азъ, где уклонюся, то вотчина моа вся в полон будеть и множество христианъ избиени будуть, а после того умрети же ми будеть от него, то лучше ми есть ныне положити главу свою, да неповиннии не погибнуть» («Видите ли, дети мои, не требует вас к себе царь [так называли на Руси татарского хана] и никого иного, кроме меня, так как только моей головы хочет. Если уклонюсь, то родина моя вся в плен пойдет и всех христиан убьют, а после и я погибну от него. Лучше мне сейчас сложить свою голову, чтобы неповинные не погибли»).

Михаил Ярославич взошел на свою Голгофу. Он стал святым не потому, что был безгрешен. Он был свят в своей любви к родной земле. Будучи предан и оболган, он сохранил в своей душе благородство и самоотверженность, добровольно решившись ехать в Орду на суд и казнь, чтобы спасти от поругания свое Отечество, чтобы защитить свободу и жизнь своих подданных.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Михаил Ярославич Тверской от 1304 до 1318 года

Из книги История России в рассказах для детей автора Ишимова Александра Осиповна

Михаил Ярославич Тверской от 1304 до 1318 года Со смертью Андрея Александровича не кончились те новые несчастья, какие навлек он на Россию: его примеру последовали многие другие князья, и с тех пор их клевета друг на друга в Орде постоянно причиняла новые беды в их областях. Но


Глава VII ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ. Г. 1304-1319

Из книги История государства Российского автора Карамзин Николай Михайлович

Глава VII ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ. Г. 1304-1319 Спор о Великом Княжении. Злодейство Князя Московского. Дела Новогородские. Узбеки. Мужество Новогородцев. Георгий - зять Ханов. Умеренность и добродушие Михаила. Победа над Татарами. Суд в Орде. Пышная забава Ханская.


Глава VII Великий князь Михаил Ярославич. 1304—1319 г.

Из книги История государства Российского. Том IV автора Карамзин Николай Михайлович

Глава VII Великий князь Михаил Ярославич. 1304—1319 г. Спор о Великом Княжении. Злодейство Князя Московского. Дела Новогородские. Узбеки. Мужество Новогородцев. Георгий — зять Ханов. Умеренность и добродушие Михаила. Победа над Татарами. Суд в Орде. Пышная забава Ханская.


Великий Князь Михаил Ярославич. 1304–1319 гг.

Из книги История государства Российского [litres] автора Карамзин Николай Михайлович

Великий Князь Михаил Ярославич. 1304–1319 гг. Как жизнь, так и кончина Андреева была несчастием для России. Два Князя объявили себя его наследниками: Михаил Тверской и Георгий Даниилович Московский; но первый с большим правом, будучи внуком Ярослава Всеволодовича и дядею


Глава 2 Раздробленне Северо-Восточной Руси. Великий князь Михаил Ярославич Тверской. Московский удел. Великий князь Юрий Данилович. Смерть трех русских князей в Орде. Иван Калита и митрополит Петр. Возвышение Москвы. Симеон Гордый. Иван Красный и митрополит Алексий. Литва, Гедимин, литовщина, Ольгер

Из книги Долетописная Русь. Русь доордынская. Русь и Золотая Орда автора Федосеев Юрий Григорьевич

Глава 2 Раздробленне Северо-Восточной Руси. Великий князь Михаил Ярославич Тверской. Московский удел. Великий князь Юрий Данилович. Смерть трех русских князей в Орде. Иван Калита и митрополит Петр. Возвышение Москвы. Симеон Гордый. Иван Красный и митрополит Алексий. Литва,


2. Михаил Ярославич: «Царь» и «великий князь всея Руси»

Из книги Несостоявшиеся столицы Руси: Новгород. Тверь. Смоленск. Москва автора Клёнов Николай Викторович

2. Михаил Ярославич: «Царь» и «великий князь всея Руси» Кто сказал: «Живи покорно, не ищи руна, Не летай и не ныряй до дна»? Сталь легка, судьба проворна; Грош тому цена, Кто устал и дремлет у окна. Встань, страх преодолей, Встань в полный рост, Встань на земле своей, И достань


3. Михаил Ярославич, Дмитрий Михайлович, Александр Михайлович: Шаг в вечность

Из книги Несостоявшиеся столицы Руси: Новгород. Тверь. Смоленск. Москва автора Клёнов Николай Викторович

3. Михаил Ярославич, Дмитрий Михайлович, Александр Михайлович: Шаг в вечность К 1312 г. Тверь вполне успешно нащупала те основные принципы внешней и внутренней политики, что обеспечили в XIV–XV вв. возникновение «Русского национального государства».И именно с начала 10-х гг.


139. МИХАИЛ II ЯРОСЛАВИЧ, князь тверской и потом великий князь владимирский

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

139. МИХАИЛ II ЯРОСЛАВИЧ, князь тверской и потом великий князь владимирский сын Ярослава III Ярославича, князя тверского и великого князя владимирского, от второго брака с Ксенией Юрьевной (Георгиевной), княжной тарусской (см. 113), причтенной православною церковью к лику


140. МИХАИЛ I ЯРОСЛАВИЧ, прозванием Хоробрит, или Храбрый, первый удельный князь московский

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

140. МИХАИЛ I ЯРОСЛАВИЧ, прозванием Хоробрит, или Храбрый, первый удельный князь московский сын Ярослава II Всеволодовича, великого князя киевского и владимирского, второго брака с Ростиславой-Феодосией Мстиславовной (в иночестве Евфросиния), дочерью Мстислава Мстиславича


ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ ХОРОБРИТ (между 1223 и 1230–1248)

Из книги Все правители России автора Вострышев Михаил Иванович

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ ХОРОБРИТ (между 1223 и 1230–1248) Четвертый сын великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича, брат Александра Невского, Михаил Ярославич, известный под именем Хоробрита (Храброго) и Забияки, впервые упоминается в летописи за


ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ (1271–1318)

Из книги Все правители России автора Вострышев Михаил Иванович

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ (1271–1318) Михаил Ярославич, сын великого князя Ярослава Ярославича, родился в Твери осенью 1271 года. С 1287 года являлся князем Тверским, а в 1308–1314 годах и в 1316 году – князем Новгородским.По смерти в 1304 году великого князя Андрея


Английский клуб, 1770 год Владимир Орлов, Михаил Лонгинов, Михаил Лобанов, Денис Фонвизин

Из книги Санкт-Петербург. Автобиография автора Королев Кирилл Михайлович

Английский клуб, 1770 год Владимир Орлов, Михаил Лонгинов, Михаил Лобанов, Денис Фонвизин Еще одним развлечением – во всяком случае, для высших слоев общества – мало-помалу сделалось посещение клубов (или «клобов», как произносили в ту пору). Переняв европейскую моду на


Глава VII Великий князь Михаил Ярославич. г. 1304-1319

Из книги Том 4. От Великого князя Ярослава II до Великого князя Дмитрия Константиновича автора Карамзин Николай Михайлович

Глава VII Великий князь Михаил Ярославич. г. 1304-1319 Спор о Великом Княжении. Злодейство Князя Московского. Дела Новогородские. Узбеки. Мужество Новогородцев. Георгий – зять Ханов. Умеренность и добродушие Михаила. Победа над Татарами. Суд в Орде. Пышная забава Ханская.


МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ ХОЛОБРИТ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ ХОЛОБРИТ (ок. 1220 — ум. 1248)Великий князь владимирский (1248), князь московский (1246–1248). Сын великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича и княгини Смоленской Ростиславы Мстиславовны, младший брат Александра Невского.Михаил Холобрит прославился


МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ (СВЯТОЙ)

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

МИХАИЛ ЯРОСЛАВИЧ (СВЯТОЙ) (р. 1271 — ум. 1318)Великий князь тверской (1305–1318). С 1304 г. — великий князь владимирский.Два князя объявили себя наследниками Андрея Александровича: Михаил Ярославич Тверской и Георгий (Юрий) Данилович Московский. Возник конфликт, и дядя с племянником