Глава первая Рождение шакала. Первые шаги польского государства

Глава первая

Рождение шакала. Первые шаги польского государства

Почему-то на протяжении всей своей истории Польша в большинстве случаев выступала в качестве агрессора. Ее соседи выглядят на фоне этого ясновельможного шакала едва ли не как невинные ягнята. Угадать причину перманентного жгучего желания панов подчинить все и вся нам, возможно, поможет история.

Предками сегодняшних поляков были племена лехитов — западных славян, живших в бассейнах рек Вислы и Одры (до этого там жили германские племена). Данные племена и территории были весьма удалены от центров культурной жизни Европы, расположены в стороне от главных торговых путей и защищены от нападений со стороны Франкского государства другими, более близкими к Римской империи славянскими народами.

На сегодняшний момент благодаря данным дошедших до нас источников известны наименования более пятнадцати племенных групп лехитов. В IX веке главными племенами лехитов были поляне, жившие в областях Гнезно и Познань (позднее эта территория получила название Великой Польши), висляне, жившие в областях Краков и Вислица (в позднейшей Малой Польше), мазовшане (центр их расселения находился в Плоцке), куявяне, лендзяне. В Силезии обитали слензяне (их городским центром являлся Вроцлав), а также дядошане, бобряне, требовяне, ополяне. Поморье населяла группа поморских племен.

Во второй половине IX века наибольшее развитие получило племя вислян, являвшееся самым сильным из лехитских племен. Они населяли бассейн Верхней Вислы, на обширных и плодородных землях, что обеспечивало значительную плотность населения, а их главный опорный пункт, Краков, находился на перекрестке торговых путей, шедших на восток, в сторону Руси, и на юго-запад, в сторону Праги. Поскольку висляне занимали обширную территорию, были многочисленны, обладали большими политическими возможностями и более развитыми контактами с внешним миром, их в IX веке на Западе упоминали чаще, чем прочие племенные группы. Приблизительно в середине X века Краков и земли вислян, а также Силезия оказались в зависимости от чешского государства.

Общественная и политическая структура лехитских племен была скреплена кровными узами, ее основу составляли большая семья и род, включавшие в себя несколько поколений родственников, которые вели совместное хозяйство. Большое значение имела и организация ополья, основанная на соседских связях. В ополье могло насчитываться свыше десятка поселений. Эти поселки были невелики, в них проживало одно большое семейство, состоявшее из нескольких малых семей. Каждой из таких малых семей ежегодно путем жеребьевки и решением старших в роде выделялось поле. Сельские жители, занимавшиеся земледелием и разведением скота, были лично свободны. Опольем руководило вече — собрание взрослых мужчин. При этом, однако, роль старейшин все более возрастала. Центром ополья был укрепленный деревоземляной замок, в котором проживали эти старейшие и влиятельные люди, а в случае опасности находило убежище все население ополья.

Из числа старейшин выходили люди, пользовавшиеся большим, чем прочие, влиянием на судьбы сообщества и обладавшие значительным движимым имуществом. Их окружали группы лично зависимых людей, прежде всего вооруженная свита. У них были свои рабы, захваченные во время войны и посаженные на землю. Высшей ступенью, объединявшей отдельные ополья, являлись племена. В их рамках богатые, обладавшие высоким авторитетом старейшины постепенно добивались преобладания над остальными соплеменниками. Из этой группы вышли правители, первоначально игравшие роль военачальников, а позднее получившие право налагать подати, а также осуществлять судебную и административную власть, закрепившуюся за членами одного рода.

Отдельными племенами правили князья, в большей или меньшей степени независимые от старинных вечевых институтов. До нынешнего времени дошло лишь одно сообщение, касающееся местного княжеского рода, а именно правителей племени полян, которым после ряда удачных завоеваний удалось подчинить прочие лехитские племена. Согласно этому сообщению, князь по имени Попель, правивший в Гнезно, был свергнут, и власть оказалась в руках Семовита, сына простого пахаря Пяста и его жены Репки. Из рода Пяста происходил и первый официально признанный польской национальной мифологией правитель Польши — Мешко.

В конце IX — в первой половине X столетия в положении полян, находившихся под властью рода Пястов, произошли принципиальные изменения. Князья Семовит, Лестко и Семомысл подчинили себе ряд соседних племен: куявян, затем мазовшан и лендзян. В гродах, расположенных на завоеванных или подчиненных на основе договора территориях, они сажали своих наместников. В случае необходимости правители создавали новую сеть замков. Гроды располагались друг от друга на расстоянии 20–35 км, т. е. на протяжении дневного перехода вооруженного отряда.

Успехи полян и их правителей в борьбе за верховную власть над другими племенами обуславливались наличием централизованной власти и значительных вооруженных сил. Участие в походах принимали рассчитывавшие на добычу свободные селяне. Однако ударную силу представляла дружина. Ее члены лично зависели от князя, который снабжал продовольствием и вооружал их. Из этой группы выходили сановники княжеского двора. Князь и члены его дружины забирали себе большую часть военной добычи. Присвоенное богатство усиливало их позиции по отношению к другим общественным группам. Опираясь на сильное войско, правители полян осуществляли управление покоренными племенами и держали их в повиновении. Однако трудности сообщения, в особенности при пересечении лесистых и болотистых пространств, разделявших отдельные племенные территории, позволяли покоренным племенам сохранять значительную внутреннюю самостоятельность. Князья полян не уничтожили здесь старинные ополья, накладывая на эти сообщества свободных сельских жителей подати, сборщиками которых выступали княжеские слуги. Таким образом, Мешко I многим был обязан своим предшественникам, десятилетиями собиравшим силы, создававшим систему управления, расширявшим подвластную им территорию.

IX и X века были в Центральной и Восточной Европе периодом становления государственной организации, формировавшейся на основе племенных союзов путем подчинения слабых племен более могущественными. Главным образом это были славянские государства: Великая Моравия в IX веке (а после ее разгрома в 906 году венграми — Чехия), Польша и Русь. По соседству с ними создали собственное государство венгры. Тогда же на севере Европы возникли Датское, Норвежское и Шведское королевства.

Практически одновременно к подобным результатам привел распад империи Каролингов, на месте которой возник ряд меньших по размеру политических образований, стремившихся к государственному суверенитету. Восточно-Франкское королевство, а позднее немецкое государство было разделено на ряд почти самостоятельных племенных герцогств, сильнейшим из которых являлась Саксония. Ее правители были вынуждены постоянно обороняться от славян. После получения ими немецкой королевской короны они были коронованы в Риме как римские императоры (962). Это стало основой обоснования их прав на подчинение политических образований, возникших в Центральной и Восточной Европе.

Германо-славянская борьба проходила на фоне христианизации молодых государств. Христианизация сверху, ставшая результатом решения правителя, оказалась возможной в Великой Моравии (что было связано с деятельностью святых Кирилла и Мефодия), в чешском государстве, в Киевской Руси и в Польше, а также в скандинавских королевствах. Однако подобной христианизации не произошло у племенных союзов ободритов и велетов, сопротивлявшихся немецкому натиску до конца XII века, а также у племен Западного Поморья, которые несколько раз сбрасывали польское господство. Слишком слабые позиции тамошних князей, могущество местной знати и частные интересы богатых городских центров создавали непреодолимые препятствия для процесса христианизации, сохранявшие свое значение вплоть до подчинения этих объединений более сильным политическим организмам.

Первые шаги к принятию христианства Мешко I предпринял в тот момент, когда саксы запланировали создание архиепископства в Магдебурге. Границы этого диоцеза на востоке и севере оставались открытыми, что явно определяло направление дальнейшего распространения христианства со стороны Германии. Архиепископство возникло в 968 году, однако Мешко сохранил свою власть. Он заключил союз с уже принявшими христианство чехами, в 965 году взял в жены чешскую княжну Дубравку, а в 966 году крестился сам. Это произошло в Регенсбурге, юрисдикции которого подчинялись не имевшие еще своего епископства чехи. Этот акт Мешко навсегда связал Польшу с общностью западнохристианской культуры. Князь, его окружение и по мере развития миссионерской деятельности все население государства становились членами католической церковной общины.

Очень скоро, спустя два года после крещения Мешко, в Польше с целью проведения миссионерской работы было основано епископство, подчиненное непосредственно Риму, во главе которого был поставлен епископ Иордан. Успехи польского князя в христианизации страны позволили ему установить более выгодные отношения с могущественным немецким соседом. Мешко I был признан «другом» императора, хотя и уплачивал тому дань как своему верховному повелителю. При этом он сохранял значительную свободу во внешней политике и полную независимость внутри своего государства. При Мешко I Польша несколько раз оказывалась в состоянии конфликта с маркграфами немецких восточных и северных марок и даже с немецкими правителями, однако, несмотря на это, Мешко оставался верен политике признания зависимости от императора.

Лишь в конце правления польский князь предпринял попытку ослабить эту зависимость путем создания противовеса немецкому влиянию. Около 992 года он даровал все свое государство святому Петру (т. е. Риму). Этим актом он обеспечил себе покровительство папы. Впрочем, покровительство Святого престола предполагало ежегодные выплаты со стороны Польши.

Происшедшие в правление Мешко I (до 992 года) перемены носили столь радикальный характер, что именно этот правитель считается польскими историками основателем национального государства. Мешко продолжил завоевания и вдвое увеличил территорию своего княжества. В начале своего правления он занял Гданьское Поморье, до 972 года овладел Западным Поморьем, после 982 года — Силезией, а около 990 года — землей вислян. Но главным достижением Мешко I стало создание новой политической организации для всех лехитских земель и превращение польского государства после крещения в 966 году в составную часть политической системы христианской Европы.

Правителям из династии Пястов удалось удержать за собой далеко не все эти территории. Большую волю к независимости проявляли племена Западного Поморья, политическая организация которых, основанная на правлении знати и купечества, заметно отличалась от организации прочих лехитских племен. Западное Поморье добилось независимости в начале XI века и было вновь подчинено Болеславом III Кривоустым лишь в начале следующего столетия. Правители Чехии небезуспешно претендовали на Силезию, а лежавшие на юго-восточной границе Польши и Руси червенские города несколько раз переходили из рук в руки. Так, в 981 году киевский князь Владимир, согласно русской летописи, ходил с войском на ляхов и занял Перемышль, Червен и другие города. В 992 году Владимир одержал победу над Мешко в боях под Вислой. В тогдашней борьбе Руси против Польше нашим предкам помогал чешский князь Болеслав II Благочестивый.

Наследник Мешко I Болеслав Храбрый поначалу придерживался политики отца. Поддержание дружественных отношений с Германией облегчалось политической позицией нового императора Оттона III (983—1002). Оттон считал, что его империя должна стать подлинно вселенской, а император призван осуществлять лишь верховную власть над государствами, ставшими ее равноправными членами. В отношениях с апостольской столицей и вселенской церковью огромную роль сыграли контакты Болеслава Храброго с епископом Праги Войтехом (Адальбертом) из рода Славниковичей, который подвергся гонениям со стороны чешских князей и не мог вернуться на свою епископскую кафедру. Болеслав принял Адальберта у себя и помог ему отправиться с миссией к язычникам-пруссам, во время которой епископа постигла мученическая смерть (997). Его тело, выкупленное правителем Польши, было перевезено в Гнезно, и вскоре Войтех был канонизирован. Престиж Польши как страны, проводившей миссионерскую деятельность, вырос настолько, что папа Сильвестр II дал согласие на создание в Гнезно архиепископства.

После смерти Оттона III (1002) Болеслав решил начать открытую экспансию против Чехии, вмешавшись в происходившую там борьбу за трон. Однако он смог продержаться в Праге лишь полтора года и был изгнан чехами, не желавшими установления польской власти. На помощь новому правителю Чехии Яромиру пришел новый правитель Германии Генрих II. Болеслав Храбрый удержал в руках лишь Моравию и Словакию.

Попытка захвата Чехии привела к многолетней польско-немецкой войне, во время которой Генрих II трижды совершал походы на Польшу. В результате выгодного мира, заключенного в Будишине (1018), Польша получила земли мильчан и лужичан (соответственно Верхние и Нижние Лужицы).

Правитель Польши умело использовал несогласие между немецкими феодалами, среди которых он имел своих сторонников. Их осуждение вызвал тот факт, что Генрих II привлек к борьбе против Польши язычников-велетов. Польшу спасло то, что, стремясь получить в Риме императорскую корону (для чего было необходимо совершить поход в Италию), Генрих II приостановил военные действия против Болеслава Храброго.

Война с Германией истощила силы Польши. Два похода Болеслава на Русь (1013, 1018) не компенсировали этих потерь. В конце правления Болеславу Храброму пришлось столкнуться с нараставшими внутренними проблемами — именно тогда была потеряна Моравия. Несмотря на это, он в 1025 году, воспользовавшись смертью Генриха II, возложил на себя королевскую корону.

С военной мощью государства первых Пястов нередко связывается стремительный процесс становления польского государства в течение короткого (менее ста лет) временного промежутка. Располагавшие подобными силами правители пытались осуществлять свои агрессивные и претенциозные политические планы, и продолжали завоевания. Польские князья постоянно вели новые наступательные войны ради территориальных приобретений и добычи, облегчавшей содержание дружины. Наиболее планомерно развивалась экспансия на германские земли.

Содержание армии требовало больших затрат. Захваченные трофеи давали лишь дополнительные, хотя и существенные средства. Поэтому с правлением Мешко I и Болеслава I Храброго связано создание и упрочение системы постоянных податей. Их выплачивало все сельское население, главным образом продуктами земледелия и животноводства. Эти подати поступали в гроды и должны были удовлетворять потребности монарха, разъезжавшего со свитой по стране и осуществлявшего контроль над сборщиками податей на местах.

К получаемым князем доходам добавлялась прибыль от внешней торговли. В обмен на рабов, меха и янтарь приобретались предметы роскоши для княжеского двора, его сановников и церковных учреждений. Наибольший доход давал экспорт рабов, который Польша довела до невиданных в остальной Европе масштабов. Продажа рабов в арабские страны была настолько велика, что активный торговый баланс приводил к наплыву в Польшу арабской серебряной монеты. Поэтому пленники составляли важную часть военной добычи. Однако к концу XI века вывоз людей стал понемногу уменьшаться. Внутри страны рос спрос на рабочую силу, а пленные, которых расселяли на земле, стали существенным элементом развития крупной земельной собственности. Кроме того, против вывоза людей в мусульманские страны протестовала Церковь.

После смерти Болеслава Храброго (1025) власть и корона перешли к его сыну Мешко II, который лишил остальных своих братьев прав на наследство. Женатый на дочери пфальцграфа Эзона Рихезе и приобщенный благодаря семейным связям и образованию к миру европейской политики, Мешко пытался взаимодействовать с немецкой оппозицией императору Конраду II (1024–1039). В 1028 и 1030 годах он совершил вооруженные вторжения в Саксонию. Однако его агрессивная политика потерпела крах в 1031 году, когда Польша потерпела поражение в войне с Германией и Русью.

Важной чертой польского общества этого периода стало гораздо более сильное, чем в племенную эпоху, социальное и имущественное расслоение. В раннефеодальную эпоху существовали такие социальные слои, как богатая и могущественная знать, представленная немногочисленной группой высших сановников и высшего духовенства, свободное население, подчиненное княжеской власти, и невольники, принадлежавшие либо князю, либо представителям знати. Группа высших сановников, разумеется, была наименее многочисленной и насчитывала около 30 человек. К ним можно отнести полтора десятка людей, занимавших высшие посты в дворцовом управлении, комесов провинций, архиепископа Гнезненского и епископов других городов, настоятелей нескольких крупных монастырей, около десяти гродских панов, управлявших наиболее важными в стратегическом и хозяйственном отношении округами. Больше всего знатных родов происходило из Малой Польши.

Помимо узкой группы высших сановников, имелось еще около 120 лиц, занимавших другие важные посты. К этой группе относились приблизительно 90 гродских панов, а также люди, занимавшие некоторые менее значительные должности в духовной и дворцовой администрации. Кроме того, существовало несколько сотен низших гродских чиновников. К привилегированной группе принадлежали члены княжеской дружины. В то же время нам неизвестно число рыцарей, которые, не занимая никаких должностей, имели земли, обрабатываемые несвободными людьми, и служили князю во время войны. Этот слой возник еще в племенной период; к нему могли принадлежать и те свободные крестьяне, на которых вместо уплаты податей была возложена военная повинность и которым посчастливилось захватить на войне несколько пленников.

Наложение тяжелых повинностей на население не могло обойтись без конфликтов. В период подчинения полянами прочих племен происходили столкновения местных правящих родов и знати с завоевателями из династии Пястов. Подобные противоречия либо разрешались, либо сопротивление подавлялось силой. Местные правящие группы, отличавшиеся особым упорством, Пясты уничтожали физически.

Итак, в 1031 году Польша проиграла войну против Германии и Руси. Мешко II был вынужден отказаться от королевской короны. Военные поражения и падение авторитета правителя вызвали мятеж знати, вспыхнувший после смерти Мешко II в 1034 году. Престолонаследник Казимир бежал из страны. Начался период смуты. Вскоре восстало сельское население, недовольное возложенными на него повинностями. Восстание сопровождалось выступлениями против Церкви и возвращением к язычеству. Еще одним ударом по польской Церкви стала попытка чешского князя Бржетислава 1 возвратить захваченные Польшей земли. Не встречая никакого сопротивления, он в конечном итоге дошел до Гнезно. Захватив город, Бржетислав вывез из Гнезненского собора мощи святого Войтеха и хранившиеся там сокровища, увел с собой множество пленников, а в силезских замках разместил свои гарнизоны, возвратив этот удел Чехии.

Не выдержав внутренних потрясений и внешних неудач, польское государство практически перестало существовать.

Из разоренной языческим восстанием Великой Польши знать бежала в Мазовию, где бывший чашник Мешко II Мецлав взял в свои руки княжескую власть и создал некое подобие государства. Не был разорен и Краков, знать которого сохраняла контроль над прилегавшей к нему частью Польши. Именно отсюда Казимир Восстановитель смог приступить к восстановлению государства. В 1047 году он одержал победу над Мецлавом и утвердил свою власть в Мазовии.

В этот период оформились основные принципы имперской политики по отношению к Польше. Принуждение Польши к выплате дани предполагало стабилизацию ее внутреннего устройства, поэтому низложение династии Пястов не было целью германских правителей.

Этим принципам вполне отвечало предоставление помощи Казимиру Восстановителю, когда тот в 1039 году предпринял попытку возвращения утраченного престола. Казимир получил от императора 500 рыцарей и благодаря им, а также сотрудничеству с краковской знатью разгромил мятежников. Его возвращение устранило опасность подчинения Польши чешским князем Бржетиславом. В таком исходе были заинтересованы и правители Венгрии, оказавшие помощь польскому князю. Но платой за восстановление власти Пястов и возвращение Мазовии и Силезии стало признание зависимости от императора и выплата дани.

С целью полного воссоздания государственной организации Казимир стремился к восстановлению польской Церкви. Это было нелегкой задачей, поскольку папы Бенедикт I и Лев IX проявляли осторожность, находясь под впечатлением от столь стремительного развала польского государства и разрушения новой церковной провинции. В результате старания Казимира Восстановителя не увенчались полным успехом, польское архиепископство восстановлено не было. Для упрочения в Польше позиций христианства князь основал и щедро одарил бенедиктинский монастырь в Тынце неподалеку от Кракова.

Ограничение политических амбиций Казимира стремлением добиться княжеской власти, необходимость учитывать интересы империи и собственной знати привели к тому, что после смерти Казимира в 1058 году страна была разделена между его сыновьями. Болеслав сидел в столичном городе Кракове и имел первенство по отношению к своим младшим братьям: Владиславу и Мешко. После смерти Мешко (1065) позиции Болеслава еще более упрочились; возможность осуществлять контроль над действиями Владислава ему обеспечило основание бенедиктинского монастыря в Могильне (1065), который щедро финансировался из доходов, стекавшихся в мазовецкие замки.

С фигурой Болеслава, получившего прозвище Жестокий, связана новая попытка развязать агрессию против Германии и добиться королевской короны. Этому способствовала расстановка сил на международной арене, прежде всего конфликт папства с империей. Болеслав, разумеется, встал на сторону папы. В соседней Венгрии он поддерживал доброжелательных к Польше претендентов на престол и совершал походы в Чехию, направленные против правивших ею приверженцев Генриха IV. Болеслав Жестокий поддерживал папу Григория VII и прочих противников короля Германии, что ввиду существенного ослабления позиций Генриха IV обеспечивало правителю Польши большую свободу действий. Показателем возросшего значения Польши стали походы на Киев, где Болеслав вмешался в междоусобную борьбу Рюриковичей на стороне своего союзника Изяслава (1069, 1077). Прибытие в Польшу папских легатов позволило полностью восстановить Гнезненское архиепископство и подчинить ему епископства в Кракове, во Вроцлаве и в Познани, а также недавно созданное епископство в Плоцке.

Кульминацией интриганской деятельности Болеслава Жестокого стала его королевская коронация в 1076 году, проведенная с согласия римского папы. Однако Болеслав сохранял свою корону лишь неполных три года. В 1079 году он был изгнан из страны. К слову, коронация Болеслава Жестокого вызвала протесты в Польше, а в Германии рассматривалась как посягательство на права империи. Немецкие хронисты писали о незаконном присвоении королевского титула, проистекавшем из непомерной гордыни, и о «позоре немецкого королевства, противном праву и обычаям предков». Болеслава характеризует неприглядный факт того, что он убил оппозиционно настроенного к нему епископа Станислава.

Конфликт между королем и епископом был вызван увещеваниями Станислава, требовавшего от короля отказаться от жестоких методов правления. В ответ на это Болеслав поразил епископа мечом — рядом с алтарем, во время обедни. По другой версии, епископ был четвертован по приговору королевского суда. Бурная реакция Болеслава, славившегося своей вспыльчивостью, и превышение им королевских полномочий, выразившееся в жестоком наказании епископа, лишь усилили сопротивление знати и рыцарства. В агрессивной внешней политике, коронации и реакции Болеслава на политику епископа эти слои еще раз увидели угрозу своему социальному и политическому положению. Они восстали; однако, не стремясь к свержению династии, возвели на трон младшего брата изгнанного короля. Владиславу Герману пришлось довольствоваться весьма ограниченной властью. Выражением этого стал его княжеский (а не королевский) титул, а во внешней политике — сближение с Германией и Чехией.

Владислав отказался от агрессивной политической программы старшего брата и сражался главным образом с поморскими племенами. Внутри страны выросло значение знати. На первый план вышел воевода Сецех, который, добившись этой должности, стремился ограничить влияние других родов, опираясь на выходцев из рядового рыцарства. Это вызывало недовольство и сопротивление, особенно в конце XI века, когда у боровшихся группировок знати появилась возможность выдвигать на трон сразу двух сыновей Германа — Збигнева и Болеслава.

Непосредственно после смерти Владислава Германа (1102), Збигнев стал правителем Познанской и Калишской земель, Куявии и Мазовии, а к Болеславу перешла власть над Силезией, Краковской и Сандомирской землями. Болеслав, прозванный Кривоустым, при поддержке могущественного рода Авданцев вступил в борьбу за объединение государства. Он сплотил под своим началом польское рыцарство, начав длительную войну за Поморье, в которой проявил полководческие способности и личную храбрость. Решающее столкновение между братьями произошло в 1106–1107 годах. Побежденный Збигнев был изгнан из страны. Переход к Болеславу власти над всей Польшей и лишение старшего брата прав на наследство были чреваты опасностью немецкого вмешательства. И действительно, Збигнев уговорил Генриха V совершить в 1109 году поход на Польшу, правда закончившийся неудачей.

В 1113 году Болеслав Кривоустый возобновил борьбу за Поморье. К 1116 году он овладел его восточной частью с Гданьском, к 1121 году — западной со Щецином и Волином, а в 1123 году — островом Рюген. Условия верховной власти польского правителя над Поморьем были определены в договорах с тамошним князем Вартиславом. Это была вассальная зависимость, связанная с выплатой дани и предоставлением вооруженных отрядов. Наиболее важным был пункт, предусматривавший христианизацию Поморья. Миссионерскую деятельность здесь начал в 1123 году Бернард Испанец, однако результатов она не дала. Успеха добился годом позже епископ Бамбергский Оттон (в будущем причисленный клику святых). Христианизация Поморья и сопровождавшая ее активизация религиозной, организационной и политической деятельности польской Церкви позволили создать новые епископства — во Влоцлавеке для Куявии и Гданьского Поморья, в Любуше для части Западного Поморья. Однако, несмотря на возобновление в 1128 году миссии Отгона Бамбергского, польскому князю не удалось добиться создания зависевшей от Гнезно Западнопоморской епархии, тем более что столь очевидные достижения Болеслава Кривоустого в христианизации Поморья вызвали недовольство правителей Германии и магдебургской церковной провинции.

В 30-х годах XII века международное положение Польши ухудшилось. Возобновился конфликт с Чехией, возник новый конфликт — с Венгрией, начавшийся после неудачного похода Болеслава, предпринятого с целью возвести своего ставленника на венгерский трон (1132). Венгров поддержали русские князья. Воспользовавшись этим, чехи попытались вернуть Силезию. Арбитром в этих конфликтах выступил император Лотар III. В это же время (1133) влиятельный архиепископ Магдебургский Норберт Ксантенский получил папскую буллу, подчинявшую Магдебургу все польские епархии.

Болеслав Кривоустый решился на съезде в Мерзебурге (1135) пойти на существенные политические уступки. Он отказался от дальнейшего вмешательства в венгерские дела, признал себя вассалом императора и принес ему ленную присягу. Благодаря этому он добился отмены буллы в 1133 году и сохранения самостоятельности Гнезненской митрополии.

В течение всего этого периода основной проблемой польской внешней политики было определение отношения к Священной Римской империи германской нации. Папский универсализм, выраженный до XII века слабее, чем императорский, давал шанс ослабить зависимость от империи. Это понимал уже Мешко I, передавший Польшу под покровительство Святого престола. Помощь пап и церковная политика польских правителей сделали возможным создание собственной митрополии в Гнезно, что явилось одним из успехов польского государства.

Система княжеского права заложила основы сильной центральной власти, в зависимости от которой находились даже знать и духовенство. Однако правитель и его аппарат управления не могли добиться полного политического, юридического и судебного контроля над всеми подданными, поскольку этому препятствовали большая территория государства и наличие обширных незаселенных пространств, где всегда можно было найти укрытие. Сильная зависимость от князя бывала обременительной также для знати и духовенства; однако в период становления государства и по мере стабилизации его организации она ослабевала.

Ослабление княжеской власти происходило на фоне усиления тенденции к распадению государственного организма на ряд княжеств под управлением отдельных представителей династии. Уже при Болеславе Жестоком его младшие братья Владислав и Мешко имели собственные уделы. После перехода власти к Владиславу Герману государство оставалось единым лишь до тех пор, пока не достигли совершеннолетия два его сына — Збигнев и Болеслав Кривоустый. После междоусобной войны князь определил уделы для каждого сына, сохранив за собой верховную власть. В свою очередь, Болеслав Кривоустый, после ослепления и смерти побежденного им брата, правил в качестве единственного жившего тогда представителя династии Пястов. В следующем поколении этого рода семейная, а следовательно, и политическая ситуация должна была полностью измениться: Болеслав Кривоустый был дважды женат и имел много сыновей.

Осознание неизбежности возникновения в данной ситуации внутреннего конфликта, стремление оградить государство и собственных детей от жестоких потрясений и междоусобной борьбы побудили Болеслава Кривоустого попытаться урегулировать вопрос о наследовании. Он сделал это в так называемом завещании. Этот документ был подготовлен заранее, оглашен на вече, принят церковными сановниками и знатью и отослан для утверждения папе римскому. Князь создал один неделимый «старший» удел, который каждый раз должен был переходить к старшему представителю рода, а кроме него, четыре наследных удела, которые князья могли передавать потомкам. Владислав получил Силезию и Любушскую землю, Болеслав Кудрявый — Мазовию и часть Куявии, Мешко Старый — западную часть Великой Польши с Познанью, а Генрик — Сандомирскую землю и Вислицу. В старший удел входили Малая Польша с Краковом, Серадзская земля, часть Великой Польши с архиепископским городом Гнезно, Гданьское Поморье; правитель этого удела получал права сюзерена по отношению к Западному Поморью. Ленчицкая земля переходила в пожизненное распоряжение к будущей вдове Болеслава Кривоустого, княгине Саломее.

Старший из князей, благодаря объединению в своих руках наследственных земель и старшего удела, обладал бесспорным перевесом над братьями. За ним закреплялось право представлять страну во внешней политике, вести войны, заключать договоры; внутри страны он обладал правом инвеституры духовенства и судебным старшинством над своими братьями.

Завещание Болеслава Кривоустого, исполненное после смерти князя в 1138 году, сохраняло свою силу недолго. Уже в 1141 году начались столкновения сеньора Владислава с его младшими сводными братьями; в 1144 году они возобновились. Сеньор заручился поддержкой Руси, и казалось, что он одержит верх. Его воевода Петр Влостовиц — видный представитель силезской знати — попытался выступить посредником, однако был схвачен людьми Владислава, обвинен в измене, ослеплен и лишен языка. Этот необдуманный шаг правителя вызвал обоснованные опасения знати и ее сопротивление столь безжалостным методам правления. Архиепископ Гнезненский Якуб за пролитие христианской крови отлучил князя от Церкви. Сеньор был побежден и вынужден в 1146 году бежать в Германию, получив впоследствии прозвище Изгнанник. Немецкий король Конрад III, предпринявший в 1146 году поход в его защиту, даже не перешел через Одру. Он ушел назад, удовлетворившись тем, что младшие члены династии обещали повиноваться ему и дали в качестве заложника молодого Казимира. Владислав Изгнанник в Польшу не вернулся. Его дальнейшие попытки получить помощь императора и папы долго оставались безуспешными. Лишь в 1157 году император Фридрих 1 Барбаросса отправился в поход на Польшу и дошел до Познани. Здесь, под Кшишковом, Болеслав Кудрявый принес императору ленную присягу, заплатил большую дань и пообещал предстать перед судом в Магдебурге, где предстояло решить вопрос о возвращении сеньора. После этого императорские войска оставили Польшу, но принесший вассальную присягу князь в Магдебург так и не явился. Лишь смерть Владислава Изгнанника (1159) позволила его сыновьям — Болеславу Высокому и Мешко Плентоногому — получить во владение Силезию, бывшую наследным владением их отца.

Болеслав Кудрявый стал сеньором династии, что представляло собой возвращение к принципам завещания Болеслава Кривоустого. После его смерти в 1173 году власть перешла к Мешко Старому, однако спустя четыре года его свергла краковская знать, призвавшая на престол самого младшего из братьев, Казимира. (Четвертый брат, Генрик Сандомирский, погиб в 1166 году во время Крестового похода против язычников-пруссов.) Казимир получил прозвище Справедливый, поскольку явился благодетелем Церкви, которой пожаловал значительные привилегии на вече в Ленчице в 1180 году.

Внезапная смерть Казимира Справедливого в 1194 году стала причиной ожесточенной борьбы за краковский престол, владение которым считалось равнозначным праву на первенство среди князей. Несколько раз его занимал упрямо бившийся за верховную власть представитель старшего поколения князей Мешко Старый. После его смерти (1202) власть захватил сын Казимира Справедливого Лешек Белый. Однако во время княжеского съезда в Гонсаве он был убит (1227). О своих правах на краковский престол заявили также силезский князь Генрик Бородатый и мазовецкий князь Конрад. Перевеса добились силезские Пясты, которые при Генрике Бородатом и Генрике Благочестивом объединили Силезию, Краковскую землю и часть Великой Польши. Однако монгольское нашествие 1241 года нанесло сильнейший удар по их объединительной политике.

На вторую половину XIII века приходится кульминация удельной раздробленности. Был отменен принцип старшинства одного из князей, вследствие чего все княжества с правовой точки зрения сделались равными. Силезия, Мазовия и Куявия были разделены на ряд мелких княжеств. В то же время Великая Польша, где возникли Познанское, Гнезненское и Калишское княжества, чаще всего находилась под властью одного правителя. Сохранили свою притягательность столичный Краков и большой краковский удел, хотя тамошние князья уже не считались верховными правителями для прочих Пястов. В Кракове после достижения совершеннолетия правил сын Лешека Белого — Болеслав Стыдливый (до 1279 года), а затем происходивший из мазовецкой линии серадзский князь Лешек Черный (до 1288 года) и вроцлавский князь Генрик IV Пробус (до 1290 года). Это был конец периода удельной раздробленности, в течение которого образовалось более 20 княжеств.

Рост численности, а также организованность и экономический потенциал светской знати и духовенства полностью изменили в XIII веке расстановку политических сил, ставшую для членов династии весьма неблагоприятной. Это нашло свое выражение в правовой практике. Признавалось право наследования трона княжескими сыновьями, а в случае их отсутствия — лицами, на которых указал предыдущий князь. Если преемников не было, становилось необходимым согласие высшего духовенства и светской знати данной земли. На трон могли избираться только представители рода Пястов. От данного принципа отказались лишь в Гданьском Поморье, где власть с 20-х годов XIII века перешла к одному из местных знатных родов, что, однако, не привело к разрыву Поморья с Польшей.

Среди политических институтов, обеспечивавших влияние высшей знати и рыцарства на князей, большое значение имели межудельные и удельные собрания (вече), участие в которых принимали и правители. Немалую роль играли и формирующиеся представления о праве сопротивления князьям, нарушающим формально гарантированные интересы знати. Ослабление княжеской власти было чревато серьезными внутренними опасностями, среди которых наиболее чувствительными были междоусобные войны, своеволие знати и анархия в отдельных княжествах. Когда в конце XIII столетия противоречия особенно обострились, началась борьба за восстановление государственного единства.

Исчезновение дружины, расселение рыцарства на собственных землях и его заинтересованность в вопросах хозяйства и внутренней политики, экономический подъем и возможность удовлетворения потребностей правящего слоя без военной добычи — все это привело во второй половине XII–XIII веке к постепенному ослаблению агрессивного духа, характерного для государства первых Пястов.

Это было довольно выгодно для ослабленной удельной раздробленностью Польши, поскольку облегчало оборону территории и защиту независимости в период политической и военной слабости. В XII веке немецкие короли и императоры достигли в польских делах значительных успехов. Самым большим из них стало принесение Болеславом Кудрявым вассальной присяги в Кшишкове — за себя и от имени прочих Пястов. Однако в конце XII–XIII веке императоры, в первую очередь Фридрих II Гогенштауфен, были гораздо более заинтересованы итальянскими делами. В самой Германии их власть в течение XIII столетия значительно ослабла. Поэтому противниками или политическими партнерами польских князей становились правители небольших немецких государств. Наибольшее значение для Польши имело возникновение в середине XII века марки Бранденбург, а в первой половине XIII века — государства Тевтонского ордена. Маркграфы Бранденбурга сумели убедить признать зависимость от них князей Западного Поморья, а в 1248–1250 годах овладели Любушской землей. В следующие годы на землях, расположенных к северу от рек Варта и Нотець, появилась так называемая Новая марка, вклинившаяся между Великой Польшей и Западным Поморьем.

В середине XII — начале XIII века северовосточная граница польских земель подвергалась набегам язычников-пруссов, которые, находясь на стадии создания ранней государственности, постоянно совершали походы на Гданьское Поморье, Хелминскую землю и Мазовию. Неоднократные попытки польских князей разгромить пруссов и принудить их к принятию христианства оканчивались неудачей.

После провала своих миссионерских и военных предприятий князь Конрад Мазовецкий в 1226 году передал Хелминскую землю Тевтонскому ордену Пресвятой Девы Марии. Тевтонский орден начал систематические действия по обращению в христианство прусских племен. Располагая значительными финансовыми средствами и пользуясь постоянной поддержкой западного рыцарства, орден мог применять новейшие военные технологии и методы фортификации, а также сумел весьма эффективно обустроить завоеванные земли. Поддерживая колонизацию прусских территорий, орденские рыцари способствовали развитию хозяйства и в результате создали мощный и соответствовавший требованиям времени государственный организм. До начала XIV века они не представляли угрозы для польских княжеств, поскольку были заняты войнами против неоднократно восстававших пруссов. После занятия Хелминской земли и завоевания части прусских земель Тевтонский орден основал здесь четыре епископства (1243), в том числе в Хелмно. В 1255 году они были подчинены архиепископству в Риге. В итоге польская Церковь не только утратила возможность вести миссионерскую работу в Пруссии, но и потеряла Хелминскую землю.

Для восточной политики мазовецких и краковских князей определенное значение в XIII веке имела также экспансия на земли ятвягов и литовцев. В результате граница расселения поляков все более отодвигалась на восток, в сторону ятвяжских земель. В 1282 году князь Лешек Черный одержал победу над ятвягами, а дальнейшая польская экспансия привела к постепенному исчезновению этого народа.

Столкновение интересов польских князей и правителей Венгрии проявилось в связи с попытками овладеть Галицко-Волынской Русью, однако это не стало причиной длительного конфликта. Русь, как и Польша, в это время переживала период удельной раздробленности. Политика польских князей в отношении Руси была связана не со столичным Киевом, а с пограничным Галицко-Волынским княжеством, в границы которого входили земли, лежавшие в бассейне реки Сан, с городами Перемышлем и Саноком. Лешек Белый вмешался в вопрос о престолонаследии в Галиче; кроме того, он отразил под Завихвостом поход князя Романа Галицкого на Польшу (1205). Неоднократно вспыхивали войны и позднее: Даниил Галицкий пытался захватить Люблин, а Болеслав Стыдливый нападал на русские земли (1244).

Однако в 40-х годах XIII века на востоке возникла по-настоящему серьезная угроза. Это были монголы, которые в конце 30-х годов, после кровавой борьбы, подчинили себе русские княжества. В 1241 году состоялся их поход против Венгрии и Польши. Монгольские отряды под началом Байдара вторглись в Малую Польшу, разбили малопольских рыцарей в сражениях под Турском и Хмельником, разгромили множество сел и городов, в том числе Сандомир, Вислицу и Краков, а затем двинулись в Силезию. Тамошний князь Генрик Благочестивый встретился с ними 9 апреля 1241 года в битве под Легницей. Здесь собралось многочисленное силезское рыцарство, прибыли войска опольского князя Мешко, рыцари из Великой Польши и остатки малопольских отрядов. К войскам Генрика Благочестивого присоединились рыцари нескольких духовных орденов: Тевтонского, иоаннитов и тамплиеров. Вся эта армия насчитывала 7–8 тысяч человек и по своим силам не уступала противнику. Однако монголы превосходили ее в тактическом отношении: в отличие от беспорядочно бившихся рыцарей они вводили войска в бой отрядами, которые отличались большой дисциплиной. Кроме того, монголы применили неизвестные в Европе виды оружия, в том числе одурманивающие газы. Войска Генрика Благочестивого потерпели поражение, а сам он пал на поле боя. Несмотря на эту победу, монголы ушли из Польши. Однако впоследствии они предпринимали новые походы, имевшие характер грабительских набегов: в 1259 году (когда ими был сожжен Краков) и в 1287 году.

Помимо отношений с соседними государствами важную роль во внешней политике удельных князей играли отношения с папством. С того времени как Мешко I даровал свое государство Святому престолу, Польша признавала верховную власть и покровительство римского папы, что находило выражение в ежегодной выплате, а также в праве пап утверждать важнейшие государственные документы. В XIII столетии, при Иннокентии III и его преемниках, наступил период расцвета папства. Так как по времени это совпало с ослаблением империи, связи с Римом приобрели для польских князей еще большее значение. Стремясь к их упрочению, многие князья издавали новые грамоты о переходе под покровительство папы. В 1207 году так поступил Лешек Белый, позднее — великопольский князь Владислав Одониц, гданьский князь Святополк и силезский князь Генрик Благочестивый. Многократно издавали подобные документы и другие князья. Немалое значение имели частые посещения Польши папскими легатами, оказывавшими влияние на ход и решения епископских синодов, а также — в силу папского верховенства — на разрешение политических споров между князьями. В долгосрочной перспективе папское покровительство стало аргументом в борьбе за принадлежность некоторых земель к польскому государству вновь объединенному на рубеже XIII–XIV веков.

Внешняя политика польских князей в период удельной раздробленности была нацелена на сохранение существовавшего положения вещей. Главное значение имело изменение направления и характера экспансии, которая во второй половине XII–XIII веков приобрела черты внутренней хозяйственной колонизации. И правители, и господствующий слой, и массы подданных были настолько вовлечены в нее, что Польшу не затронули даже Крестовые походы, в которых приняли участие лишь немногие князья. Большинство Пястов предпочитали оставаться на родине. Потребность участия в крестоносном движении вполне удовлетворялась походами против пруссов и ятвягов.

Как князья, так и прочие землевладельцы были заинтересованы во внутренней колонизации и обработке новых земель. Однако потребность в рабочей силе не удовлетворялась. Поэтому землевладельцы охотно принимали колонистов из-за границы: немцев, фламандцев и валлонов, которые вследствие относительного перенаселения в Западной Европе отправлялись на восток, в том числе в польские княжества. Польские правители селили их на выгодных условиях в городах и деревнях.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Первые шаги и первая кровь

Из книги Тайны Смутного времени [с иллюстрациями] автора Бушков Александр

Первые шаги и первая кровь Вопреки устоявшемуся мнению, самозванец объявился не где-то «в Польше» (к тому времени, как мы помним, никакой «Польши» уже не было, а было федеративное государство Жечь Посполита), и даже не в Литве (читатель помнит, что под этим названием


Глава XIII Мои первые шаги в Арктике

Из книги Воспоминания о академике Е. К. Федорове. «Этапы большого пути» автора Барабанщиков Ю.

Глава XIII Мои первые шаги в Арктике Евгений Федоров на «Сибирякове» В 1932 году я окончил университет и сейчас же поехал в Арктику. Зимовка на Земле Франца-Иосифа, куда я попал, оказалась очень удачной по подбору людей. Нам удалось провести успешную работу, организовать


Первые шаги и первая кровь

Из книги Россия, которой не было [Загадки, версии, гипотезы] автора Бушков Александр

Первые шаги и первая кровь Вопреки устоявшемуся мнению, самозванец объявился не где-то «в Польше» (к тому времени, как мы помним, никакой «Польши» уже не было, а было федеративное государство Жечь Посполита), и даже не в Литве (читатель помнит, что под этим названием


Первые шаги и первая кровь

Из книги Славянская книга проклятий автора Бушков Александр

Первые шаги и первая кровь Вопреки устоявшемуся мнению, самозванец объявился не где-то «в Польше» (к тому времени, как мы помним, никакой «Польши» уже не было, а было федеративное государство Жечь Посполита), и даже не в Литве (читатель помнит, что под этим названием


ГЛАВА ПЕРВАЯ Общее положение Германии в 1517 г. Индульгенции. Первые шаги Лютера. Избрание императора. Первый сейм при Карле V, в Вормсе. Лютер на сейме и Вормсский эдикт. 1517 – 1521.

Из книги Всемирная история. Том 3. Новая история автора Йегер Оскар

ГЛАВА ПЕРВАЯ Общее положение Германии в 1517 г. Индульгенции. Первые шаги Лютера. Избрание императора. Первый сейм при Карле V, в Вормсе. Лютер на сейме и Вормсский эдикт. 1517 – 1521. Положение Европы около 1500 г.Представителем высшего светского сана в христианском мире, римским


Глава первая ПЕРВЫЕ ШАГИ ЛЬВА

Из книги Ричард Львиное Сердце автора Перну Режин

Глава первая ПЕРВЫЕ ШАГИ ЛЬВА Замок Монмирай, 6 января 1169 года, Богоявление. Типичная феодальная картинка: король Франции Людовик VII принимает самого важного из своих вассалов Генриха II Плантагенета, который прибыл, чтобы принести феодальную присягу на верность — «фуа и


Глава IX ПЕРВЫЕ ШАГИ КИНЕТОСКОПА ЭДИСОНА

Из книги Том 1. Изобретение кино, 1832-1897; Пионеры кино, 1897-1909 автора Садуль Жорж

Глава IX ПЕРВЫЕ ШАГИ КИНЕТОСКОПА ЭДИСОНА Диксон использовал для проецирования съемочный аппарат, построенный в Вест-Орэндже, который назывался кинетограф. Вполне естественно, что сотрудники Эдисона решили регистрирующий аппарат использовать как репродуцирующий,


Глава первая Первые шаги

Из книги Повседневная жизнь ЦРУ. Политическая история 1947-2007 автора Данинос Франк

Глава первая Первые шаги «Джентльмены не читают чужие письма!» Эта фраза, произнесенная Генри Стимсоном, хорошо отражает чувства и двойственность американцев по отношению к шпионажу до начала Второй мировой войны. В 1929 году новый шеф американской дипломатии только что


Глава 8. ПЕРВЫЕ ШАГИ

Из книги Тайна смерти Петра III автора Елисеева Ольга Игоревна

Глава 8. ПЕРВЫЕ ШАГИ Внешне Екатерина проявляла полное спокойствие. Недаром позднее один из английских дипломатов назвал ее «Леди Невозмутимость». Обладая живым темпераментом, она годами пестовала в себе такие качества, как приветливость, доброжелательность, умение


Глава 21 Первые шаги нового шаха

Из книги В августе 1941-го автора Оришев Александр Борисович

Глава 21 Первые шаги нового шаха Вернемся в шахский дворец. Многое теперь зависело от его нового обитателя — Мохаммеда Реза. На плечи еще совсем молодого человека легла большая ответственность. С кем быть, на кого опираться как внутри страны, так и во внешней политике —


Глава 2 Первые шаги

Из книги «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Том 2 автора Герасимов Александр Васильевич

Глава 2 Первые шаги 14 марта 1898 года, возвращаясь со строевых занятий, я застал у себя телеграмму из Петербурга с вызовом на жандармские курсы. Я удовлетворял всем требованиям, предъявлявшимся к строевым офицерам, для перехода в Корпус жандармов, а именно: по происхождению


б. Первые политические шаги Литовского государства

Из книги История Литвы с древнейших времен до 1569 года автора Гудавичюс Эдвардас

б. Первые политические шаги Литовского государства Единовластный правитель Литвы выдвинулся в то время, когда Русь поработили татары (1237–1240), основавшие в низовьях Волги и Дона мощное Золотоордынское государство. Если до того литовские дружины только грабили окраины


Глава 3 ПЕРВЫЕ ШАГИ

Из книги Жизнь графа Дмитрия Милютина автора Петелин Виктор Васильевич

Глава 3 ПЕРВЫЕ ШАГИ Александр Второй прекрасно помнил слова великого историка Николая Карамзина о необходимости сохранять крепостное право – «это чисто русское явление», не только он помнил, но и сотни помещиков-крепостников, трогать которых было весьма опасно, нужно


Глава 2 Первые шаги, первые уроки

Из книги Украина 1991-2007: очерки новейшей истории автора Касьянов Георгий Владимирович

Глава 2 Первые шаги, первые уроки Государственное строительство: проблема элит и лидерства. Как поделить власть? Политика: искусство невозможного. Конституция: до и после полуночи. «Экономикарантье»: шок без терапии. Социальные проблемы: бедность не порок? «Остров Крым»: