Тайники и подземные сооружения древнего Кремля

Тайники и подземные сооружения древнего Кремля

Средневековые русские города и крепости были немыслимы без тайников, значение которых трудно переоценить. Готовясь к осаде, противник первым делом пытался выведать о вылазных воротах[30] и водных тайниках. И если это удавалось, то победа во многом была предопределена. В Изборском хронографе, рассказывая о междоусобной борьбе в Муроме, летописец горько сетовал на то, что «литовские люди тайник отняли и на град взыдоша и знамена поставили и в тайнике сели». Одно из первых известий о строительстве тайника дошло до нас от XIII века.[31] По указу князя Александра Невского, озабоченного укреплением северо-западных рубежей, псковичи в Изборске «стену камену с плитою учиниша и ровы изрыша под город».[32] В последующие два века развитию подземного военного зодчества весьма помешало монголо-татарское иго. Зато в XVI-XVII столетиях потаенные выходы и водозаборные тайники существовали почти во всех крепостях и острогах Московии.

В первой половине XIV века Москва становится фактической столицей Владимиро-Суздальского княжества, сюда перебирается митрополит с духовенством. Заботами великого князя Ивана Даниловича Калиты в 1339-1340 годы поселение на Боровицком холме было окружено дубовыми стенами с башнями. Тарасы[33], устроенные умелыми горододельцами, являли собой надежную защиту, однако частые пожары привели укрепление в полную негодность. При великом князе Дмитрии Ивановиче Донском в 1366-1368 годах построили белокаменный Кремль. О тайниках этих двух крепостей упоминаний нет нигде, но это вовсе не означает, будто бы таковых не существовало. В то время Москве угрожали Тверское и Рязанское княжества, Литва и Орда, и крепость в любой момент могла оказаться в плотном кольце вражеских войск. Это должно было заставить московских воевод позаботиться о создании тайников. Наиболее вероятно, что Кремль, возведенный на высоком и безводном холме, имел потайные водозаборные тоннели к реке Неглинной или к Москве-реке.

В конце XV века Кремль по многим причинам перестал удовлетворять требованиям военного зодчества. Вдобавок он был мал, а стены и башни, пострадавшие при осадах и пожарах, уже не могли выдержать натиск врагов. Великий князь Иван III, завершавший объединение русских княжеств в мощное государство, задумал возвести резиденцию московских государей по всем правилам фортификационной науки того времени. С этой целью он пригласил в Россию талантливых итальянских архитекторов, инженеров и мастеров Аристотеля Фиораванти и Пьетро Антонио Солари, Антона и Марко Фрязинов, Алевиза Старого и Алевиза Нового. Рядом с ними трудились русские зодчие, чьи имена история не сохранила.

Кремлевская цитадель, как и лучшие средневековые крепости Европы, была богата наземными и подземными «хитростями». Устраивались ходы для вылазок и тайного забора воды, для сообщений между зданиями Кремля; сооружались подземные палаты для хранения казны, оружейных припасов и продовольствия. Имелись здесь и внутристенные ходы, соединявшие соседние башни, в подземельях которых таились огромные цистерны и колодцы, наполненные водой. От подкопов укрепление оберегалось многочисленными слухами.

Свидетельств о строительстве тайников в то время сохранилось ничтожно мало, да и те попали в летописи скорее по недосмотру, ибо сооружались потайные арсеналы, ходы и колодцы в глубоком секрете и знали о них лишь немногие доверенные лица.

Один из первых тайников в новом Московском Кремле появился в 1485 году. В летописи говорится. что 29 мая «заложена на Москве-реке стрельница у Шешковых (Пешковых) ворот, а под нею выведен тайник». Это была Тайницкая башня, построенная итальянцем Антоном Фрязином. Первоначально башня имела отводную стрельницу, соединявшуюся с ней мостом с тремя арочными сводами. В 1770 году, когда Екатерина II задумала построить в Кремле дворец по проекту В. И. Баженова, башню снесли. Восстановили ее в 1776 году, при этом отводная стрельница лишилась своих арочных сводов.[34]

Подземелье у башни и отводной стрельницы было общее. Вот как описывал его Н. А. Скворцов в книге «Археология и топография Москвы»: «Низ башни, составляя с отводной башней как бы одно целое, внутри представляет огромное помещение с мощным сводом. Отводная стрельница делилась на две части».

Чем же был в реальности тайник, устроенный в башне? Возможно, так именовали колодец, существовавший в подземелье под отводной стрельницей. По мнению военного историка Л. Л. Фримана, автора «Истории крепости в России», «Тайницкая башня, обращенная к Москве-реке, заключала колодец, который, наполняясь водой из Москвы-реки, снабжал ею, во время осады, всех жителей». Если это предположение верно, то от башенного колодца к реке должна была пролегать подземная галерея-канал.

По другой версии, высказанной знатоком Кремля И. Е. Забелиным в «Истории города Москвы», Антон Фрязин построил «тайный подземный проход к реке для добывания воды во время тесной осады». Н. А. Скворцов также полагал, что от Тайницкой башни к реке шел подземный ход, однако он не указывал. с какой целью был устроен тайник.

В Описи порух и ветхостей, составленной в 1646-1647 годах[35], дозорщики сообщали: «Под Тайницкие вороты тайник, и у того тайника ступени повыломались, и в тайнике по обе стороны из стен и свода осыпалось каменей с 50, по полукамен и по чети: и у тайника, у затворенных дверей, замка нет и двери засорены». Сооружение, описанное дозорщиками, более чем вероятно, являло собой тайный ход. Во-первых, упоминается лестница, ведущая в тайник, дверь, преграждавшая вход в него, стены и своды. Во-вторых, в тех случаях, когда в описи речь шла о водопроводных и сточных каналах, дозорщики применяли термин «труба», а подземные галереи или камеры, которые использовались для подслушивания подкопов, называли «слухами». Автор настоящей книги считает, что тайник был ходом к реке, а предназначался он для вылазок, посылки гонцов и т. п.

Устье тайника, некогда тщательно замаскированное, находилось у реки. Казалось бы, что его должны были обнаружить при последующих благоустройствах берегов Москвы-реки, но никаких сведений о подобной находке нет.[36] Очевидно, это и послужило причиной появления легенды о подземном ходе из Тайницкой башни, идущем под рекой в Замоскворечье.

В книге «Москва, или Исторический путеводитель по знаменитой столице государства Российского», изданной в 1827 году, говорится: «...в народе сохраняется предание, будто бы сия яма (колодец. - Т.Б.) была не что иное, как тайный подземный ход за Москву-реку; нелепость сей басни очевидна: для подобного схода надлежало бы тут быть лестнице или в какую-либо сторону отлогости; ни того, ни другого здесь не приметно».

Вряд ли колодец Тайницкой башни можно было назвать пренебрежительно «ямой». В 1826 году, когда колодец стоял без крышки, в нем утонул сторож 3-го департамента Надворного суда, значит, это сооружение имело значительные размеры.

В 1914 году И. Я. Стеллецкий выдвинул следующую версию о подземных ходах Тайницкой башни. Колодец в ней был сухой, и со дна его шли две подземные галереи: одна в Кремль, другая - за реку. Обследуя подземные сооружения на Украине, Игнатий Яковлевич нашел несколько колодцев, из которых брали начало тайные ходы. Так, в колодце, обнаруженном в Каменец-Подольском, на большой глубине отодвигались брусья и открывался лаз в тайник. Еще один колодец, находившийся в усадьбе князей Трубецких в Киеве, имел вход в подземный лабиринт на глубине всего трех метров. Ни одно из этих сооружений не имело лестниц или каких-либо «отлогостей».

По версии археолога, ход под рекой был выложен из красного кирпича на свинце или на олове. На Руси кладка на металле была известна издревле. В 1194 году в Суздале, например, местные мастера возводили на олове одну из церквей. Ходы, устроенные с использованием свинца или олова, носили название «литых». Ходят слухи, что в конце XV века подводный тоннель был сооружен по приказу великого князя Ивана III в Ивангороде.[37] Есть предание о существовании тайного хода под рекой Великой из Псковского кремля в Свято-Мирожский монастырь[38]. О «литых сводах» у Смоленска под Днепром работы итальянцев упоминал посол курляндского герцога Лаврентий Мюллер.

Московские мастера славились как специалисты кладки на металле[39], и с их помощью «фряжские» зодчие, прекрасно владевшие искусством гидротехники, были способны устроить такой ход. Интересно, что попытки сооружения хода под Москвой-рекой делались и в более позднее время, в XVII столетии, о чем будет рассказано в главе, посвященной тайникам церквей и монастырей.

Пока «литых» тайников в Москве не найдено, хотя немало людей утверждает, что они не только видели такие тоннели, но и проходили по ним. Чаще всего можно услышать о ходе, ведущем под Москвой-рекой якобы к Тайницкой башне. Думается, эти рассказы породила находка 1939 года. Тогда во дворах домов, расположенных по Софийской набережной, как раз напротив Тайницкой башни, сносили старинные постройки. При рытье котлована для фундамента рабочие нашли кирпичный свод какой-то галереи. Она была в рост человека и уходила к реке. Почти под руслом реки, как утверждают очевидцы, галерею перегораживала кирпичная стена. В тайнике царил страшный холод и дышать в нем было трудно, так как отдушины в своде, служившие для вентиляции, засорились. Когда, кем и для каких нужд была построена эта галерея - никто не знал. Ответы на вопросы могли бы дать историки и археологи, но вместо них начальник строительного участка пригласил сотрудников НКВД. Те опечатали и огородили вход в тайник. Было ли это подземное сооружение целиком заполнено бетоном или же засыпали землей только вход в него - неизвестно.

Открытие подземной галереи на Софийской набережной ни в коем случае не может служить подтверждением версии Стеллецкого о существовании хода из Тайницкой башни под реку. Автор книги полагает, что в 1939 году был найден тайный ход из «замка Э. Бирона»[40], приводивший к реке. Когда надобность в нем отпала, выход из тайника замуровали, со временем, когда уровень реки повысился, он и вовсе оказался под водой.

Из-под Тайницкой башни на самом деле шли два подземных хода. Первый вел в Кремль, а вот второй тянулся к Москве-реке, как и предполагали И. Е. Забелин и Н, А. Скворцов. Существование этих ходов подтверждается документами XVII-XVIII веков, но рассказ об этих документах пойдет ниже.

О тайниках Первой и Второй Безымянных башен ничего не известно. Если они и существовали, то могли пострадать в 1547 году при взрыве пороховой палаты, вместе с которой взлетели на воздух указанные башни и часть кремлевской стены. В 1770 году Первая Безымянная башня была снесена, а при восстановлении ее возвели ближе к Тайницкой. Таким образом, если эта башня и имела тайники в подземной части, то искать их надо под пряслом[41] стены между двумя Безымянными башнями.

Петровская башня, дважды подвергавшаяся разрушениям (в 1612 и 1812 годах), в древности стояла над погребом, куда вела каменная лестница. В самой крепостной стене, у башни, располагались две «каменные палатки», как указывалось в Описи 1701 года. Погреб могли использовать для хранения «зелья», ручного и пушечного пороха. «Без зелейные казны осада (т.е. оборона. - Т.Б.) долго не живет»,- говорили в старину, запасая порох впрок. А размещали его не только в специально устроенных складах (в средние века их называли споями, или склепами[42]), но и в сухих погребах, где имелась хорошая вентиляция. «Палатки» же у башни, вероятно, служили помещениями для воинов - стрельцов и пушкарей, пищальников[43] и затинщиков[44].

Круглую Беклемишевскую башню, защищавшую переправу через Москву-реку, Марко Фрязин соорудил в 1487 году вместе с колодцем. Однако кроме колодца в ней был еще один тайник. О нем упоминал С. П. Бартенев в книге «Московский Кремль в старину и теперь»: «Итальянские инженеры, строившие Кремль, оценили это ее (башни. - Т.Б.) положение (у реки. - Т.Б.) и в предупреждение от подкопа снабдили ее тайником». Наличие тайника подтверждал и архитектор И. Е. Бондаренко[45], обследовавший Кремль в 1918 году: «В Беклемишевской башне в предупреждении подкопа был сделан тайник».

Устройство подкопов в средние века описывал в «Фортификационном словаре» В. Ф. Шперк: «Подземные галереи (минные) подходили под фундамент фортификационного сооружения (стены, башни), а затем шли вдоль фундамента, на половину ширины последнего, укрепляя фундамент деревянными стойками. После окончания работ стойки зажигали, и стены и башни рушились, образуя брешь для атакующих. Их применяли в древние времена, чтобы проникнуть в город. При появлении пороха обрушения стали производить посредством взрыва большого заряда». Как видим, подкопы представляли значительную опасность для оборонительных сооружений. Чаще всего города и крепости охранялись от подкопов рвами. В «Уставе ратных, пушечных и других дел...»[46], составленном в начале XVII века, в статье «О подкопах и взрывании градов» говорится: «[...]аже буде ты во граде, в осаде сидел прямо и достаточно доведается, что у тебя недруги хотят стены, ворота, башни, раскаты[47] или взрубы[48] подкопати, и теми подкопы взорвати, и доведается наперед такого места устроити глубокий и попереч широкий ров, чем бы их подкопам помешку учиниша, и глубины ради и воды ради, не могли до города дойти[...]»

Средневековые военные тайники, устроенные с целью противодействия подкопам, весьма разнообразны. Это могли быть, скажем, слуховые колодцы. Они сооружались под башнями и вдоль городовой стены. Крупные крепости оснащались подземельями-слухами и слуховыми трубами (галереями). Первые могли располагаться как под башнями, так и перед ними. Из подземелий-слухов обычно выходили несколько подземных коридоров, заканчивающихся тупиками со слуховыми оконцами. Слуховые трубы размещались перед крепостной стеной. Известно, что при осадах русские воеводы приказывали «в слухах бубны[49] ставить и ров копати, и во рву сваи бити для их (т.е. против вражеских. - Т.Б.) подкопов». Из слухов в случае необходимости, разобрав часть стены, осажденные вели подземные галереи навстречу подкопам (минам, сапам) противника. В эти новые (контрминные) галереи закладывали порох и подрывали их, уничтожая при этом неприятельские подкопы. Мощные оборонительные ограды имели не один слух. В Псковском кремле таковых насчитали более двадцати[50]. Думается, что в московской цитадели их было не меньше. Что же касается противоподкопного тайника в Беклемишевской башне, то скорее всего, он представлял собой слуховую галерею, опоясывающую ее с опасной, «приступной» стороны, там, где башня не была защищена рвом.

Подземелье Беклемишевской башни вместе со слухом уже в 1525 году использовалось как место пыток и заключения узников. За дерзкие речи и жалобы на великого князя Василия III здесь отрезали язык боярину Ивану Никитичу Берсеню-Беклемишеву. А царь Иван Грозный, обвинив в измене князя Андрея Федоровича Хованского, приказал его «пытати и казнити торговою казнью и в наугольную (Беклемишевскую. - Т.Б.) стрельницу посажати».

Строителем Константино-Еленинской башни был Пьетро Антонио Солари. Она вместе с отводной стрельницей появилась в 1490 году. Вторая отводная стрельница была построена после 1508 года. С Константино-Еленинской башней она соединялась мостом, переброшенным через ров. Об этой отводной стрельнице в Описи порух и ветхостей 1646-1647 годов сказано: «[...]да в той же отводной башне сделан слух, и в том слуху лестничный свод засорился и в слуху из сводов кирпичи сыплятся». Не исключено, что первая отводная стрельница также была снабжена слухом, но точных данных об этом нет. Обе отводные стрельницы были разобраны в XVIII веке.

В XVII столетии подвалы Константино-Еленинской башни стали темницами, а во второй отводной стрельнице этой башни находилась пыточная. В тюремный застенок был обращен даже внутристенный проход между Константино-Еленинской и Набатной башнями. Упоминание об этом есть в популярной книге М. И. Пыляева «Старая Москва»: «В Константино-Еленинской башне, по стене Московского Кремля к ней идущей, существует крытый коридор с узенькими окошечками, где содержались приговоренные к пытке с заклепанными устами, которые расклепывались для ответа и принятия скудной пищи, и прикованные к стене, в которой были железные пробои и кольца».

Вход в этот «крытый коридор» был разыскан в 1894 году археологом Н. С. Щербатовым. Обследуя помещения первого этажа Набатной башни, Щербатов нашел вход в замурованную неизвестно когда галерею, идущую по направлению к Константино-Еленинской башне. Галерея представляла собой «нижний бой», двенадцать окон-бойниц которого в древности смотрели на собор Василия Блаженного. Сводчатый тоннель шириной 1,1 метра на 16-м метре упирался в лестничный свод. Лестница, преграждавшая тоннель, была устроена в более позднее время, возможно, при ремонте Кремля в XVII веке. В результате встреченного препятствия «руководители раскопок решили провести исследования Константино-Еленинской башни. Во внутреннем помещении ее обратила на себя внимание лестница из белого камня, идущая кверху в два марша. Поднявшись по лестнице, исследователи встретили деревянную дверь, за которой открывался сводчатый коридор. При исследовании оказалось, что тоннель имеет большое протяжение и находится ниже хода из Набатной башни»,- извещали в сентябре 1894 года «Ведомости московской городской полиции».

  

   Разрез Набатной башни московского Кремля

По замерам архитектора И. Е. Бондаренко, ширина нижнего хода составила более полуметра, высота - 2,45 метра, а длина - 62 метра. Нижний ход также был прегражден, но уже стеной из кирпича. Когда в ней пробили отверстие, увидали квадратный тайник со сводчатым потолком, заполненный каменными ядрами разных размеров, через пробоину вынули почти сто ядер. Предполагая, что найденный тайник-арсенал каким-то образом связан с помещениями Набатной башни, Н.С.Щербатов приказал рабочим разобрать плиточный пол в левом каземате второго этажа башни. Догадка археолога подтвердилась: под полом нашли множество ядер, пересыпанных землей и мусором, вынимая которые удалось расчистить ступени каменной лестницы. Проходя в толще кремлевской стены, она приводила в ранее найденный застенок с ядрами.

Таким образом, первый открытый Щербатовым ход являлся «нижним боем» и служил для обстрела противника при близкой осаде, второй ход предназначался для тайного сообщения между двумя соседними башнями - Константино-Еленинской и Набатной.

С. П. Бартенев замечал: «Вероятно, внутренние ходы, подобные описанным, существовали еще и в других пряслах кремлевских стен, но в настоящее время они неизвестны, ибо строение стен изучено весьма мало. Описанные тайники дают повод к заманчивым догадкам. Немало, мнится, тайн хранят кремлевские стены - тайн, уцелевших в глубинах, куда не могла проникнуть уничтожающая рука позднейших строителей, относившихся, зачастую, кощунственно к священным остаткам великого дела великих создателей Кремля и Государства Московского».

Бартенев полагал, что внутристенными ходами в древности были соединены все кремлевские башни, при этом он ссылался на Годуновский план Москвы[51], где бойницы подобных ходов видны на протяжении всей стены. Подтверждение версии С. П. Бартенева находим у Петрея де Ерлезунда[52], описавшего кремлевскую стену в начале XVII столетия: «У рва построена крепостная стена в 10 футов[53] толщины со множеством бойниц и башен; между каждою башнею - бастион, тоже с бойницами; да и везде по стене до самой земли внизу поделаны отверстия, чтобы солдаты и военные люди могли стоять там и обороняться длинными пиками, копьями и другим оружием, употребляемым при нападении, при приступах и покорении городов». Если верить Ерлезунду, то «нижние бои» существовали во всех пряслах стен. Исходя из этого, следует считать, что в прясле между Набатной и Спасской башнями также имеется «нижний бой». Это и предполагал Н. С. Щербатов. Однако, продолжая исследование той же Набатной башни, археолог столкнулся с загадкой, ответа на которую так и не нашел. Тогда обнаружили замурованную, как показалось исследователям, арку, за нею должен был начинаться внутристенный проход («нижний бой») к Спасской башне. Но после тщательного осмотра замуровки Щербатов пришел к выводу, что «кирпичная кладка в арке идет в перевязь (с кладкой кремлевской стены. - Т.Б.), что устраняет предположение о позднейшей замуровке хода в этом месте». То есть хода внутри стены за кирпичной закладкой, имитировавшей дверной проем, не было.

Летом 1973 года при закладке шурфа на территории Кремля у Набатной башни археологи открыли подземную галерею. В отчете Н. С. Шеляпиной указывалось: «На отметке 4 метра 10 сантиметров был расчищен свод подземного хода, сложенный из белокаменных блоков. Подземный ход проходит в направлении север - юг, захватывая западный профиль шурфа. Свод подземного хода расположен вплотную к фундаменту. В процессе работ белокаменный свод был разобран и обнаружен кирпичный пол. Глубина (заложения. - Т.Б.) подземного хода от 0 до 5 метров 40 сантиметров. Размеры кирпича 28х12х13 сантиметров. Пол местами покрыт известковым раствором. В западной части свода при его разборке был обнаружен могильный камень с эпитафией, на основании чего подземный ход датируется второй половиной XVII века».

Подземная галерея, направлявшаяся от Набатной к Спасской башне (направление приблизительное), имела высоту в месте раскопа всего 1,3 метра, и пол ее на 0,2 метра не достигал материка[54]. Археологи Кремля склонны были считать, что они обнаружили тайный ход. Но на прошедшей летом 1993 года конференции в Институте археологии Академии наук России специалисты назвали подземную галерею, раскопанную у Набатной башни, сточным каналом, ссылаясь при этом как на незначительную высоту сооружения[55], так и на то, что галерея почти до сводов была заполнена голубоватой глиной (в ней встречались слюда, рыбьи кости и чешуя, яичная скорлупа). Автор настоящей книги с легкостью согласилась бы с этим мнением, но ее смутили местоположение и глубина заложения галереи. Сточный канал должен был бы идти от крупного комплекса построек за пределы Кремля. Ближайшими к Набатной башне в древности являлись строения Кирилловского подворья[56]. Но в этом случае самым разумным было вывести канал ко рву, то есть протянуть его сквозь кремлевскую стену. А найденная галерея почти вплотную примыкала к фундаменту Набатной башни, следовательно, шла параллельно стене Кремля. Сточные каналы часто получали повреждения, и для ремонта их приходилось откапывать, а значит, глубина заложения каналов не могла быть столь значительной. Археологам удалось расчистить галерею на протяжении всего лишь 2 метров. Такая расчистка, разумеется, не позволила узнать, где брал начало тоннель и куда он приводил, без чего невозможно говорить о его назначении.

Спасская башня, как и Никольская, была построена Пьетро Антонио Солари, но в летописях есть упоминание, что в закладке обеих башен, а значит, и в устройстве их подземных тайников, принимал участие Марко Фрязин. «Нижний массив башни,- писал С.П.Бартенев,- имеет двойные стены. Пространство между ними занято, со стороны Кремля, каменной лестницей (всего 117 ступеней) на ползучих сводах [...] с других трех (сторон. - Т.Б.) коридорами, своды которых делят ее на этажи (2, 3, 4 и 5-й). Верхние этажи (6-10-й) двойных стен не имели. Сердцевина башни представляет собой помещение с цилиндрическим сводом, очень высокое, ибо помосты ярусов уничтожены. Поэтому в стенах его на разной высоте расположены окна и следы заложенных выходов. Вверху это помещение суживается, отчего огибающие его коридоры (в 5-м и 6-м этажах) соответственно делаются шире».

Под Спасской башней находится обширное подземелье, об использовании которого в древности нет никаких известий. Описывая «с загородные стороны порухи», дозорщики в 1646-1647 годах отмечали: «[...] у Фроловских (Спасских. - Т.Б.) ворот два слуха в застенках, и в тех застенках слухи засорились, и в слухах из сводов кирпичи сыплются[...]»

Застенком в старину называли пространство между двумя смежными городовыми стенами. В описи речь идет о пространстве между стеной Кремля и стеной, ограждавшей ров (ее возвели в 1533 году). Подземелья или галереи-слухи размещались в застенке, вероятно, по обе стороны от Спасской башни. Каким путем попадали в слухи защитники Кремля - из подземной части самой башни или же из внутристенного прохода - никто не знает. Секрет проникновения в эти сооружения утрачен в незапамятные времена.

О тайном ходе из Спасской башни в Описи 1646- 1647 годов не упоминается. Информация о нем была найдена в докладной записке И. Я. Стеллецкого в МПВО НКВД[57]. В ней археолог сообщал, что собирается «пройти подземным ходом от Спасской башни до храма Василия Блаженного, близ которого спуск в большой тоннель под Красную площадь, тоннель весьма загадочного назначения». Отыскал ли Стеллецкий устье этого тайника в 1930-е годы, когда обследовал башенное подземелье, или задумал проникнуть в ход из собора Василия Блаженного - можно только гадать.

В 1929 году в связи с постройкой Мавзолея проводилась очистка от мусора подземной части Сенатской башни. По словам архитектора А. В. Щусева, наблюдавшего за этими работами, на глубине 6 метров дна подземелья еще не было найдено. Эта «бездонность» позволила Стеллецкому выдвинуть очередную версию: Сенатская башня являет собой люк в подземный Кремль. Однако более вероятно другое - первоначально башенное подземелье имело два или три яруса с деревянными помостами, от времени они сгнили и обрушились вниз, образовав тем самым «загадочный» колодец.

Перейдем к Никольской башне. Ее вместе с отводной стрельницей возвели Пьетро Солари и Марко Фрязин в 1491 году. Эта башня, подобно Спасской, в нижней своей части имеет двойные стены. По Описи порух и ветхостей 1646-1647 годов «у Никольских же ворот в застенке два слуха, в одном своды сыплются, а другой завалился[...]». Думается, слухи у Спасской и Никольской башен имели одинаковое устройство.

Еще один тайник, связывавший, предположительно, Никольскую башню с Угловой Арсенальной (Собакиной), обнаружил Н. С. Щербатов. Археолог раскрыл одну из замуровок в стене первого этажа Угловой Арсенальной башни и попал в тоннель выше человеческого роста. Крутая каменная лестница шириной в 0,9 метра и длиной в 7,82 метра уходила на шестиметровую глубину в толще кремлевской стены. Внизу когда-то имелась дверь, от которой остались только железные «подставы». Продолжение пути загораживала стена из белого камня. Пробив в ней отверстие, исследователи попали в ход, идущий внутри стены по направлению к Никольской башне. После расчистки хода от земли увидели, что на 4-м метре его преграждает кирпичная кладка в два кирпича, а за ней стоит контрфорсный столб Арсенала, врезавшийся в кремлевскую стену. В правой стороне этого тайника, если стоять лицом к Никольской башне, обнаружили замурованное ответвление, также упиравшееся в арсенальный столб. По предположению Щербатова, за этим столбом в толще башенной стены устроена лестница, приводящая в подземелье Угловой Арсенальной башни. Исследовать этот внутристенный проход со стороны Никольской башни было невозможно. В наземных этажах следов его не обнаружилось, а проникнуть в башенное подземелье не удалось - входа туда не разыскали. В 1812 году Никольская башня была взорвана французскими солдатами. Возможно, при реставрации был заделан и спуск в подземную часть.

  

   Подземелья Угловой Арсенальной башни

В 1492 году, рассказывая о строительстве Кремля, летописцы упомянули и об Угловой Арсенальной башне: «От Фроловские стрельницы и до Никольские заложиша подошву и стрельницу новую над Неглинной с тайником».

Угловая Арсенальная башня, сооруженная Пьетро Антонио Солари, скрывает не один тайник: тут и тайные внутристенные проходы к соседним башням, и подземный ход в сторону Средней Арсенальной башни, и колодец в подземелье. Эта башня привлекала внимание многих исследователей. О работах здесь пономаря Конона Осипова[58] и археолога И. Я. Стеллецкого будет рассказано подробно несколько ниже.

В 1894 году подземелье башни, как и начало тайного хода из него, было завалено землей. Из-за резкого повышения уровня воды в колодце и затопления подземелья Щербатову не удалось расчистить до дна тайник. Осмотр показал, что тоннель шириной 1,8 метра на 5-м метре перерезает столб Арсенала; в левой стене тайника отыскали замурованный проход. По версии археолога, он должен был привести во внутристенный ход, соединявший Угловую Арсенальную с Никольской башней. А сам тайник, как считал Щербатов, проложен в толще стены вокруг всего Кремля. Не имея разрешения на пробивку арсенального столба, исследователь намеревался проникнуть в ход из тайных палат Троицкой башни.

Средняя Арсенальная башня в старину была связана внутристенными проходами с Угловой Арсенальной и Троицкой башнями. Первый ход размуровал в 1934 году И. Я. Стеллецкий. Как оказалось, при строительстве Арсенала, здание которого примыкает к кремлевской стене, древний ход был уничтожен, взамен

  

   Боковой разрез Троицкой башни

году после ливня в размытой мостовой у подножия башни открылись четыре подземные палаты. В-третьих, год спустя в воротах башни провалом была обнаружена «жилая комната». В самой стене виднелись очертания каких-то громадных арок. Исследование стены и Троицкой башни, полагал Щербатов, обязательно даст любопытные находки.

Щербатов задумал проникнуть в подземные палаты, открытые в 1852 году, устроив новую подземную галерею (вход в эти палаты был неизвестен). У подножия Троицкой башни со стороны Александровского сада рабочие пробили галерею, которая «шла в прямом направлении 3-4 сажени с уклоном вниз, затем галерея была направлена под прямым углом влево и шла под проездом через Троицкие ворота в Кремль. Долго пробивали каменную кладку выступа башни. По мере продвижения ставились деревянные столбы, на них укладывались доски для устранения обвалов сверху».

Работа эта заняла целый месяц, и недоброжелатели Щербатова ехидно называли ее «битьем лбом в стенку». Однако надежды археолога оправдались: галерея привела в тайную палату с белокаменными сводами, ширина и длина которой равнялись 4,6 метра, а высота достигала 5 метров! В полу ее виднелся люк, заложенный плитой, через него попадали в нижнюю палату, таких же размеров, как и верхняя, но меньшей высоты (2,9 метра). Верхняя палата соединялась сводчатым коридором (высота его - 2,3 метра, ширина - 0, 8 метра, длина - 6,5 метра) с аналогичным помещением. Под ним также была найдена палата. Из второй верхней палаты в правой ее стене начинался длинный. узкий и низкий тоннель. «На расстоянии около 2 аршин он идет прямо в направлении проезда ворот под башню, а затем поворачивает направо, поднимаясь постепенно кверху. Идти по этому тоннелю можно только сильно согнувшись. ...Выход в кремлевской стене прямо над тротуаром, в 4-х аршинах от выступа Троицкой башни, направо от въезда через нее устроили новый проход, по высоте ниже первого.» Другой внутристенный ход был открыт в июне 1974 года, когда при реставрации кремлевской стены со стороны Александровского сада в ней, рядом со Средней Арсенальной башней, была найдена входная арка. А что скрывалось за ней, узнаем из отчета археологов: «При дальнейшей расчистке открылся внутристенный проход, ведущий на верхнюю площадку кремлевской стены. Первоначально ход идет прямо, затем поворачивает в сторону Троицкой башни. Арочный проем наиболее древний, стены его выложены из кирпича размерами 3х7х13 сантиметров; 30х18х8 сантиметров (конец XVI - начало XVII века). От основания стены вверх вели одиннадцать белокаменных ступеней. [...] Вторая часть хода имеет тринадцать ступеней. Кирпич размерами 13х7х9 сантиметров имеет клеймо «МФ» (XIX век). В верхней части ход заложен. Он предназначался, видимо, для прохода в нижнее помещение башни, а в более ранний период - к реке Неглинной в случае осады крепости. При строительстве Арсенала ход был перестроен и отремонтирован».

По направлению к Троицкой башне внутристенный проход тянется на 5 метров, далее встает кирпичная замуровка. В этой части тайника в стене видны железные штыри, на которых крепилась некогда дверь. Замурованную часть прохода не обследовали, поэтому вопрос о том, в какое из башенных помещений он приводил, остался нерешенным.

В левой стороне внутристенного хода, обнаруженного в 1974 году, археологи заметили арку, заложенную кирпичом. За замуровкой под Среднюю Арсенальную башню круто уходила каменная лестница, засыпанная землей. Свод над лестницей выполнен из кирпича размерами 31х13х7,5 сантиметра. Подобные кирпичи встречаются в постройках XV-XVI веков. Лестница могла приводить либо в подземелье Средней Арсенальной башни, либо в гот самый тайный ход, что брал начало в Угловой Арсенальной башне.

Троицкая башня, как и кремлевская стена вдоль реки Неглинной, была построена Алевизом Старым в 1495-1499 годах. Башня эта не случайно заинтересовала Н.С.Щербатова. Во-первых, в 1812 году где-то в башенных тайниках спрятал ценности начальник дворцового управления П.С.Валуев[59]. Во-вторых, в 1852 в Кремль, в начале Дворцовой улицы перед корпусом, примыкающим к Потешному дворцу»,- писала газета «Русские ведомости». После расчистки этого тоннеля от земли оказалось, что внутри кремлевской стены проходит белокаменная лестница длиной 10 метров.

Все найденные палаты имели отдушины, также забитые землей. Примечательно, что в полу одной из верхних палат когда-то была пробита дыра для спуска в нижнюю, хотя рядом в стене существовала ниша, внизу которой имелся спуск, приводивший в нижнюю палату.

Вот какими увидел тайники под Троицкой башней корреспондент газеты «Новое время»: «Нагнувшись, проходим по вязкой почве через узкий ход в квадратную палату со сводчатым потолком. Входные стены из старинного семивершкового кирпича, боковые же из белого тесаного камня и кажутся мраморными. ...Я беру свечу и спускаюсь в люк. Тут такая же сводчатая палата, но наполовину заваленная мусором и кирпичами. Видно, здесь уже были работы. Свод кое-где обрушился. Передо мною яма, напротив, в кирпичной стене, зияет огромная дыра. Я обхожу яму, ступая около стены. Пламя свечи колеблется и зловеще играет на беловатых сталактитах, которые мне кажутся окаменевшими слезами жертв Ивана Грозного[60]. Воображение населяет полутемный склеп страдальческими образами. Сверху ничего не слышно, смутно доносится какой-то гул, да слабо светится в темноте отверстие, словно глаз циклопа. Я один в склепе. Мусор, по которому я ступаю, ссовывается под ногами, мне становится жутко. Я протягиваю руку со свечой и освещаю заинтересовавший меня провал. Оказывается, тонкая, в полкирпича, переборка, скрывавшая когда-то от глаз любопытных небольшую каморку. Вывалились из средней части этой переборки кирпичи или пробита она людьми, которые знали о замурованной нише, - ничего пока неизвестно. ...Из второй палаты продолжается тоннель и на небольшом расстоянии разветвляется на два рукава: один привел к выходу в стене на Дворцовой площади, другой закончился стеной, заложенной впоследствии, иначе не было бы смысла делать этот рукав. Куда же он приведет исследователей?»

Изучение потайных палат показало, что расположены они... за пределами Кремля, и лишь задние палаты (верхняя и нижняя) слегка уходят под кремлевскую стену. Поражала глубина заложения палат-тайников - более 9 метров от поверхности земли. Естественно встал вопрос: каково же было назначение найденных палат?

И. Е. Забелин в «Истории города Москвы», говоря о тюрьмах, существовавших с середины XVI века у Ризположенских (Троицких) ворот, высказывал предположение, что нижние палаты, раскопанные Щербатовым, «представляли как бы каменные мешки[61], в которые никакого другого входа (кроме как у Потешного дворца. - Т.Б.) не имеется [...] С левой стороны ворот у самой стены в XVII столетии находился дворцовой Судный приказ[62]. К нему-то или от него внутри стены и существовала упомянутая лестница, впоследствии закладенная, когда и сами тюрьмы были оставлены».

Забелин утверждал, что выход из палат был один, к Судному приказу. Но ведь кроме тоннеля с белокаменной лестницей существовало еще и его замурованное ответвление. Куда же вела эта таинственная галерея? Ответа на этот вопрос в газетных публикациях 1894 года нет.

Когда палаты были обнаружены впервые в 1852 году, президент Московской дворцовой конторы в рапорте министру двора писал: «Кроме найденной трубы, соединяющей подвалы, в стенках сих подвалов открылись таковые же проходы или малые коридоры [...] шириною до 1,5 аршина и вышиною до 2 аршин, которые прежде, вероятно, выходили в бывший около стены кремлевский ров, что ныне кремлевские сады, и служили, как должно полагать, средством для вылазок при бывших осадах Кремля; сделанные же неизвестно когда облицовки цоколей означенные трубы заложили».

В Описи порух и ветхостей 1646-1647 годов автор книги отыскала следующее упоминание о тайнике Троицкой башни: «Под Знаменские (Троицкие. - Т.Б.) вороты сход к слуху засорен от стрелецкие караульные избы и пройтить в слух нельзя». Не подлежит сомнению, что дозорщики именовали «слухом» палаты, которые в 1894 году обследовал Н. С. Щербатов. В начале XVI века эти тайники наверняка собирались использовать при обороне Кремля для подслушивания подкопов и, быть может, совершения вылазок, а позже их превратили в тюрьмы.

Н. С. Щербатов был уверен, что из нижней задней палаты должен существовать лаз в тайник, идущий внутри кремлевской стены к Угловой Арсенальной башне. Он начал расчищать палаты, заваленные мусором и землей. Земля подымалась в бадьях, пересыпалась в мешки и выносилась в Александровский сад. Тогда в одной из палат нашли две человеческие кости со следами ударов острым орудием, обломок меча, осколки изразцов и пр. Интересная находка ожидала археологов в передней нижней палате. «Еще при первых осмотрах палаты, после открытия ее, исследователями было обращено внимание на имеющуюся небольшую брешь в стене, обращенной к Кремлю. С выемкой земли около стены размеры бреши продолжали увеличиваться, и в настоящее время оказывается, что она пробита внутрь не особенно глубоко, по стене же идет аршинов на 5 в ширину; что же касается протяжения ее вниз по стене, то это может выясниться только при окончательной очистке стены от земли до пола; теперь же протяжение бреши сверху вниз равняется приблизительно 2 аршинам. Зачем пробивалась брешь в стене - трудно сказать. А для разных предположений здесь открывается широкое поле. Может быть, в старину производились исследования кремлевских тайников, как это делается теперь», - сообщала газета «Московские ведомости».

Не успели рабочие расчистить палаты на половину высоты, как вмешался архитектор М. Н. Литвинов, наблюдавший за работами. Он нашел своды нижних палат весьма поврежденными и запретил раскопки в них.

К рассказу о Троицкой башне надо добавить следующее. В фонде И. Е. Бондаренко, находящемся в РГАЛИ, есть документ, где упоминается о том, что после обстрела Кремля в 1918 году архитектор дворцового управления Н. В. Марковников, обеспокоенный судьбой памятников зодчества, пробрался тайно в Кремль по особому проходу под Троицкими воротами. Вероятно, Марковников воспользовался галереей, устроенной Н. С. Щербатовым в 1894 году. По ней он прошел в палаты под Троицкой башней, а затем по внутристенной лестнице поднялся в Кремль.

О тайниках Комендантской и Оружейной башен, как и об устройстве их подземных частей, сведений не найдено. А вот о подземельях Боровицкой башни можно рассказать немало. Эту башню вместе с двумя отводными стрельницами построил Пьетро Солари в 1490 году. «Нижний массив Боровицкой башни состоит из помещения с готическим сводом, занятого подвалом, часовней и церковью. Толща восточной и северной стен прорезана лестницами и коридорами. В юго-восточном углу башни проделана каменная винтовая лестница для прохода на 5-й этаж. [...] В верхушку башни ведет очень узкая каменная лесенка, проделанная в толще стен»,- писал С. П. Бартенев.

Под сохранившейся отводной стрельницей Боровицкой башни существует подземелье, в которое в 1866 году при прокладке газовых труб было засыпано землей по причине провала свода. Из башни входа в это подземелье не было. Щербатов, заложив траншею со стороны Александровского сада, наткнулся на кирпичную стену, пробил ее и попал в тоннель, идущий под Боровицкими воротами. Из тоннеля шел узкий проход, через который археологи проникли в высокую (около 11 метров) и длинную (почти 8 метров) палату. расположенную под правым выступом Боровицкой башни. В прошлом эта палата имела три этажа, в самом ее верху виднелись заложенные окна-амбразуры. Помещение на 3 метра заполняла земля, на расчистку ее ушло три недели. Все это время археологи искали вход в найденную палату со стороны Кремля. Поиски увенчались успехом. Вот что писала об этом газета «Московские ведомости»: «В Боровицкой башне имеется часовня, которая помещается в центре со стороны Императорской площади[63]. Вход в церковь Иоанна Предтечи[64] идет чрез часовню и поднимается по лестнице выше. Перед часовней устроен шатер на каменных столбах. Влево от входа в часовню находится дверь, скрывающая также вход в церковь, выходящий в алтарь ее. Здесь, под круглой лестницей, поднимающейся вверх, находится углубление аршина в два высотой. Вот из этого углубления стали сегодня пробивать стену вправо. Работа оказалась не напрасной, так как скоро удалось пробить кирпичи и обнаружить пустоту. Последняя составляла проход, идущий в стене к проезду и скоро поворачивающий под прямым углом налево, по направлению к открытой палате, и направо, по направлению к Императорской площади, где он заканчивается под ступеньками, ведущими в часовню... Теперь несомненно, что ход из палаты существовал прямо на Императорскую площадь и впоследствии, с устройством часовни, был заделан».

С целью поисков прохода под левую сторону Боровицкой башни Щербатов начинает раскопки в тоннеле, под проездом ворот. Вначале откопали замурованный ход шириной 0,7 метра. На расстоянии 1,5 метра его перегораживала решетка из толстых железных прутьев, за нею ход становился уже. Расчищать его от земли не стали. Посчитав, что этот ход идет к Неглинной, археолог произвел раскопки у подножия Боровицкой башни со стороны Александровского сада, где обнаружил на глубине приблизительно 1,5 метра небольшое отверстие в стене башни. Оно выходило в тот самый, засыпанный землей, короткий ход. Видимо, это был так называемый «подошвенный бой», позволявший держать под обстрелом пространство вблизи Боровицкой башни.

Затем газета «Русские ведомости» сообщила о том, что в тоннеле под проездом Боровицких ворот «обнаружен был короткий, около 2 аршин длины и один аршин ширины проход, упиравшийся в кирпичную стену с небольшим окном с железной решеткой». О том, какое помещение находилось за указанной стеной, газеты умалчивают.

Дальнейшие раскопки под проездом ворот привели к еще одному открытию: как выяснилось, внизу находился не тоннель, а палата, засыпанная землей до самых сводов. «Высота палаты достигает почти 6 метров, стороны же ее имеют неравномерную длину. Очистка земли производилась по стороне тайника, обращенной к Кремлю; оказалось, что длина ее составляет 8 аршин. Земля около стены была очищена сегодня, 30 июля, до пола, который оказался кирпичным, причем была обнаружена довольно значительная покатость по полу от правого выступа башни к левому», - писали «Московские ведомости».

Начиная раскопки под Боровицкой башней, Щербатов надеялся найти здесь лаз во внутристенный проход, ведущий к соседним башням (Оружейной и Водовзводной). Но лаза не обнаружили. Археолог пришел к выводу, что он был уничтожен еще в XVIII веке, когда урезали часть Боровицкой башни и изменили направление ее ворот. Что же касается замурованных арок в самой крепостной стене, то они представляли собой сводчатые проходы, по которым из Кремля отводились почвенные и сточные воды.

«В лето 6996 (1488. - Т.Б.) месяца майя в 27-й день заложил Онтон Фрязин стрельницу вверх по Москве-реке, где стояла Свиблова стрельница, а под нею вывел тайник»,- записано в летописи. Из Водовзводной (Свибловой) башни, по людским слухам, подземные ходы ведут в район Варварских ворот Китай-города и к Москве-реке. И то и другое маловероятно. Ходы в Китай-город проще было устраивать из Спасской, Сенатской, Никольской и Угловой Арсенальной башен. А к Москве-реке вел тоннель из Тайницкой башни. По своему местоположению Свиблова башня аналогична Беклемишевской, поэтому не исключена возможность существования перед башней слуховой галереи. Некоторые историки считают, что Свиблова башня не нуждалась в таком тайнике, так как она располагалась на крутом берегу, образованном при слиянии реки Неглинной и Москвы-реки. Но на исторической схеме Кремля, представленной в книге С. П. Бартенева, Неглинная впадает в Москву-реку на значительном расстоянии от башни. Именно это обстоятельство заставило строителей Кремля в 1493 году вырыть канал, соединивший Неглинную и Москву-реку, который тянулся параллельно пряслу стены между Боровицкой и Свибловой башнями.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 6 Тайники для ЦРУ на Родине

Из книги Наследники СМЕРШа. Охота на американских «кротов» в ГРУ автора Терещенко Анатолий Степанович

Глава 6 Тайники для ЦРУ на Родине После возвращения из США в Москву Поляков, понимая, что на Родине он будет получать гораздо меньше, чем зарабатывал за границей, и горя желанием быстрее открыть дополнительный источник денежных вливаний в семейный бюджет, включается в


9.15. Огромные погребальные сооружения «древнего» Египта — царское кладбище великой империи XIV-XVI веков

Из книги Новая Хронология Египта - II [с иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

9.15. Огромные погребальные сооружения «древнего» Египта — царское кладбище великой империи XIV-XVI веков Согласно новой хронологии, пирамиды Египта были воздвигнуты не в глубочайшей древности, как считается в скалигеровской истории, а сравнительно недавно, в эпоху XIV-XVI


Глава 4 Тайники «Вервольфа»

Из книги Секретные объекты «Вервольфа» автора Пржездомский Андрей Станиславович

Глава 4 Тайники «Вервольфа» — Именно в эти дни, начиная с двадцать четвертого декабря вплоть до самого Дня Трех Святых королей, шестого января, в темноте ночи ходят по Видминнену[81] удивительные существа — медведь, аист и козел. А вместе с ними — музыканты. Они заходят в


Тайники и подземные сооружения Кремлёвских соборов, дворцов и других построек

Из книги Тайны подземной Москвы автора Белоусова Таисия Михайловна

Тайники и подземные сооружения Кремлёвских соборов, дворцов и других построек Путешествие по подземельям кремлевских строений автор книги предлагает начать с Соборной площади, где возвышаются величественные храмы: Успенский, Благовещенский и Архангельский. «Три


КРЕМЛЕВСКИЕ ТАЙНИКИ

Из книги Величайшие загадки истории автора Непомнящий Николай Николаевич

КРЕМЛЕВСКИЕ ТАЙНИКИ Никто уже не узнает, зачем посылала царевна Софья в 1682 г. подьячего Василия Макарьева в кремлевские подземелья. Но только после этого надолго запомнившегося путешествия Макарьев получил повышение по государевой службе — стал дьяком Большой казны.


Исторические источники, что сообщают нам о периоде Древнего царства в истории Древнего Египта :

Из книги Взлеты и падения страны Кемет в период Древнего и Среднего царств автора Андриенко Владимир Александрович

Исторические источники, что сообщают нам о периоде Древнего царства в истории Древнего Египта : Геродот из Галикарнаса – древнегреческий историк прозванный "отцом истории". Одна из его книг была посвящена истории Древнего Египта.Манефон – египетский историк, верховный


5.1. Иосиф Флавий упоминает некоторые сооружения московского Кремля, появившиеся не ранее 1633 года Так когда же творил «античный» Флавий?

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

5.1. Иосиф Флавий упоминает некоторые сооружения московского Кремля, появившиеся не ранее 1633 года Так когда же творил «античный» Флавий? Обратимся теперь к известному труду Иосифа Флавия «Иудейская война». Эта объемистая книга описывает гражданскую войну в Иудее при


Тайники мумий

Из книги Библейские холмы автора Церен Эрих

Тайники мумий Амон вершит правосудие над страной с помощью своих пальцев; его слова принадлежат сердцу. Он выделяет несправедливого и посылает его в пышущее жаром место, а справедливого — на запад. Из египетского папируса В начале XX века итальянские археологи под


ТАЙНИКИ МУМИЙ 

Из книги Библейские холмы автора Церен Эрих

ТАЙНИКИ МУМИЙ  Амон вершит правосудие над страной с помощью своих пальцев; его слова принадлежат сердцу. Он выделяет несправедливого и посылает его в пышущее жаром место, а справедливого — на запад. Из египетского папируса В начале XX века итальянские археологи под


ПОДЗЕМНЫЕ ПОИСКИ

Из книги Тайны выцветших строк [С иллюстрациями Белова] автора Пересветов Роман

ПОДЗЕМНЫЕ ПОИСКИ Искателя библиотеки Ивана Грозного война забросила на Кавказский фронт, проходивший по территории турецкой Армении. Правда, и тут он работал по специальности — обследовал памятники древности во фронтовой полосе от Эрзерума до Трапезунда с целью их


ПОДЗЕМНЫЕ ПОИСКИ

Из книги Тайны выцветших строк автора Пересветов Роман Тимофеевич

ПОДЗЕМНЫЕ ПОИСКИ Искателя библиотеки Ивана Грозного война забросила на Кавказский фронт, проходивший по территории турецкой Армении. Правда, и тут он работал по специальности — обследовал памятники древности во фронтовой полосе от Эрзерума до Трапезунда с целью их