Глава 9. Сталин и антифашистская война.

Глава 9.

Сталин и антифашистская война.

С экономическим кризисом 1929 года в мире капитализма воцарился хаос. Наступило время созревания другой мировой войны. Вскоре она должна была вспыхнуть. Но где? И какие масштабы она примет? Кто с кем будет сражаться? Какое-то время эти вопросы оставались без ответов. Даже после "официального" начала в 1940 году ответы на эти вопросы еще не были ясными.

Эти неотвеченные вопросы позволяют лучше понять международную политику Сталина в тридцатые годы.

Германо-Советский пакт.

Гитлер пришел к власти 30 января 1933 года. Только в Советском союзе понимали опасность для мира во всем мире. В январе 1934 года Сталин говорил на партийном съезде, что "новая германская политика ... напоминает политику бывшего германского кайзера, который оккупировал Украину и двигался на Ленинград, после превращения Балтийских стран в плацдарм для наступления". Он также заявил:

"Если интересы Советского Союза потребуют восстановления отношений с той или другой страной, которая не заинтересована в нарушении мира, мы примем этот курс без колебаний".(1)

До прихода Гитлера к власти, Великобритания возглавляла крестовый поход против Советского Союза. В 1918 году Черчилль был главным подстрекателем вооруженной интервенции, в которой приняли участие четырнадцать стран. В 1927 году Великобритания разорвала дипломатические отношения с Советским Союзом и ввела эмбарго на его экспорт.

В 1931 году Япония вторглась в Северный Китай, и ее войска достигли Советских границ в Сибири. Советский Союз полагал в то время, что война с Японией была неотвратимой.

В 1935 году фашистская Италия оккупировала Эфиопию. Чтобы противостоять фашистской экспансии, Советский Союз предложил еще в 1935 году систему коллективной безопасности в Европе. Имея в виду такую перспективу, СССР подписал договоры о взаимопомощи с Францией и Чехословакией. Троцкий предпринял ряд злобных атак на Сталина, который этими договорами "предал" французский пролетариат и мировую революцию. В то же время официальные представители французской буржуазии заявляли, что их страна не обязана приходить на помощь Советскому Союзу, если на него будет предпринято нападение.

В 1936 году Италия и Германия послали свои отборные войска в Испанию для борьбы с законным республиканским правительством. Великобритания и Франция заняли позицию "невмешательства", предоставив возможности для контроля фашистам. Они пытались умиротворить Гитлера и подтолкнуть его на Восток.

В ноябре того же года Германия и Япония подписали антикоминтерновский пакт, к которому вскоре присоединилась Италия. Советский Союз был окружен.

11 марта 1938 года Берлинское радио объявило о "коммунистическом восстании в Австрии", и Вермахт в два дня захватил Австрию. Советский Союз поставил вопрос о защите Австрии. И призвал Великобританию и Францию подготовить договор о коллективной обороне. "Завтра возможно будет поздно", подчеркивало Советское руководство.

В середине мая Гитлер подтянул войска к границам Чехословакии. Советский Союз, имея договорные обязательства перед страной, которой грозила агрессия, разместил 40 дивизий на своей западной границе и призвал 330 тысяч резервистов. Но в сентябре Франция и Великобритания провели в Мюнхене встречу на высшем уровне с фашистскими державами, Германией и Италией. Ни Чехословакия, ни Советский Союз приглашения в Мюнхен не получили. Великие "демократии" решили предложить Гитлеру Судетскую область Чехословакии. Вместе с этим предательским договором, Великобритания подписала с Германией декларацию, в которой две державы заявляли, что они расценивают соглашение "как символ решимости наших народов никогда впредь не воевать друг против друга".(2)

В декабре тоже сделала и Франция. Несмотря на все это, Советский Союз предложил помощь Чехословакии в случае германской агрессии, но это предложение было отклонено. 15 марта 1939 года Вермахт вступил в Прагу. Разделив Чехословакию, Гитлер предложил часть пирога реакционному польскому правительству, которое с жадностью проглотило подачку.

Неделей позже германские войска оккупировали литовский город Клайпеда, важный балтийский порт. Сталин мог видеть, что монстр движется на Восток, и что Польша будет следующей жертвой.

В мае 1939 года Япония напала на Монголию, которая тоже имела договор о военной помощи с Советским Союзом. В течение следующего месяца Советские войска, под командованием неизвестного генерала, Жукова, вели бои с японской армией. Это было крупное сражение: Япония потеряла более 200 самолетов и более 50 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными. 30 августа 1939 года последние японские солдаты покинули Монголию.

На следующий день вспыхнул пожар на другой советской границе: Германия напала на Польшу.

Все знали, что эта агрессия случится обязательно: для обеспечения оптимальных рубежей перед началом войны против Великобритании и Франции, или против Советского Союза, Гитлер должен был "решить судьбу Польши". Рассмотрим события нескольких предыдущих месяцев.

В марте 1939 года Советский Союз начал переговоры с целью создания антифашистского союза. Великобритания и Франция, маневрируя, решили потянуть время. По такому отношению двух великих "демократий" к переговорам, Гитлер понял, что он может действовать против Сталина без опаски за свои западные границы. С июня по август 1939 года проходили секретные Британско-Германские переговоры: в обмен на гарантии целостности Британской империи, Гитлеру позволялось свободно действовать на Востоке.

29 июля Чарльз Роден Бакстон, видный лейборист, явился в Германское посольство с секретной миссией от премьер-министра Чемберлена. Был принят следующий план:

"Великобритания изъявляет готовность заключить соглашение с Германией о разграничении сфер интересов....

1). Германия обещает не вмешиваться в дела Британской империи.

2). Великобритания обещает целиком и полностью уважать сферу интересов Германии в Восточной и Юго-восточной Европе. Следствием из этого будет отказ Великобритании от гарантий, данных ею некоторым странам из сферы интересов Германии. Великобритания обещает в дальнейшем повлиять на Францию, чтобы разорвать ее союз с СССР, а также ее связи с Юго-восточной Европой.

3). Великобритания обещает прекратить нынешние переговоры о пакте с Советским Союзом".(3)

Советская разведка постаралась, чтобы Сталин узнал об этих маневрах.

В августе 1939 года переговоры между Великобританией, Францией и Советским Союзом подошли к финалу. Но две западные державы прислали на переговоры в Москву делегации низших рангов без права подписания соглашения. Ворошилов настаивал на непременных, точных обязательствах, так чтобы в случае новой агрессии со стороны Германии союзники вместе вступали бы в войну против агрессора. Он хотел знать, сколько Британских и Французских дивизий будут выставлены против Гитлера в случае Германского вторжения в Советский Союз.

Ответа он не получил. Он также хотел подписать соглашение с Польшей о том, чтобы Советские войска могли вступить в бой с нацистами на польской земле в случае Германской агрессии. Но Польша отказалась вступать в такое соглашение с СССР, тем самым, делая его бессмысленным. Сталин прекрасно понимал, что Франция и Британия подготавливали новый Мюнхен, что они готовы принести в жертву Польшу, подстрекая Гитлера к походу против Советского Союза. Гарольд Икес, Министр Внутренних дел США (Secretary of the Interior), писал тогда в своем журнале:

"Англия хранила надежду на чудо, что она сможет поссорить Россию с Германией и, тем самым, остаться невредимой".(4)

"Франция тоже бы отказалась от Центральной и Восточной Европы в пользу Германии в надежде увидеть, что Германия ведет войну против Советского Союза. Тогда бы Франция могла остаться в безопасности за линией Мажино".(5)

Советский Союз стоял перед смертельной опасностью создания единого антисоветского фронта всех империалистических держав. С молчаливого согласия Британии и Франции Германия могла после оккупации Польши продолжить свое дело и начать блицкриг против СССР, а Япония могла бы атаковать в Сибири.

В то время Гитлер уже пришел к выводу, что Франция и Британия не имеют ни сил, ни воли для сопротивления. Он решил захватить Западную Европу до нападения на СССР.

20 августа Гитлер предложил Советскому Союзу заключить пакт о ненападении. Сталин реагировал быстро, и 23 августа пакт был подписан.

1 сентября Гитлер напал на Польшу. Британия и Франция угодили в собственную ловушку. Эти две страны помогали Гитлеру во всех его авантюрах, надеясь использовать его против Советского Союза. Начиная с 1933 года, они, не переставая, расхваливали усилия Гитлера по борьбе с коммунизмом. Теперь они были вынуждены объявить Германии войну, хотя у них и не было намерений вести ее с полным напряжением сил. Их ярость прорвалась в злобной антисоветской кампании: "Большевизм - естественный союзник фашизма". Полвека спустя эта глупость все еще будет находить место в школьных учебниках как безусловная правда. Однако история показала, что Советско-Германский пакт о ненападении был ключом к победе в антифашистской войне. Это может показаться парадоксальным, но тот пакт был поворотным моментом, позволившим подготовить необходимые условия для поражения Германии.

Действительно, Советский Союз заключил этот пакт с ясным пониманием того, что рано или поздно война с нацистской Германией станет неотвратимой. Но раз уж Германия решила подписать договор с СССР, Сталин выжал из Гитлера максимум преимуществ, гарантируя себе наилучшие из возможных условий для грядущей войны. 23 сентября 1939 года "Правда" писала:

"Единственное, что было возможно, это предохранение Западной Украины, Западной Белоруссии (земли, захваченные Польшей у СССР в 1920 году) и балтийских стран от германского вторжения. Советское правительство вынудило Германию взять обязательство не переходить линию, образованную реками Нарев-Буг-Висла".(6)

Симпатизировавшие гитлеровской политике антикоммунизма деятели Запада немедленно подняли крик: "Два тоталитаризма, фашизм и большевизм, разделили Польшу". Но вступление Советских войск отвечало интересам народных масс этих территорий, так как они избавлялись от фашистов, землевладельцев и капиталистов. Это продвижение также помогло всему мировому антигитлеровскому движению. Наиболее реалистично мыслившие представители буржуазии четко понимали, что, выдвигая свои войска, Советский Союз получает лучшие начальные позиции в грядущей войне. Как пример, заявление Черчилля от 1 октября 1939 года:

"То, что русские армии должны теперь стоять на этой линии, было очевидной необходимостью для безопасности России от нацистской угрозы. В любом случае, эта линия сейчас здесь, и создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не осмеливается напасть".(7)

Охваченные своими мечтами о нападении нацистской Германии через Польшу на Советский Союз, Франция и Британия были вынуждены объявить войну Германии. Но на Западном фронте ни единая бомба не потревожила спокойствие нацистов. А вот настоящая внутренняя война была начата против французских коммунистов: 26 сентября Французская Коммунистическая партия была запрещена, а тысячи ее членов были брошены в тюрьмы. Анри де Керилис писал:

"Невероятный ураган обрушился на буржуазные умы. Бушевал яростный шторм. Был слышен единый голос, кричащий: "Война России!" Это был момент, когда антикоммунистическая горячка достигла апогея".(8)

В это же время Сталин, проявив редкое предвидение, писал Жукову:

"Французское правительство, возглавляемое Даладье и правительство Чемберлена в Британии не имеют намерений быть серьезно вовлеченными в войну с Гитлером. Они еще надеются подбить Гитлера на войну с Советским Союзом. Отказавшись создать в 1939 году антигитлеровский блок, они не хотели мешать Гитлеру в его агрессии против Советского Союза. Из этого ничего не получилось. Им придется платить по всем счетам за их близорукую политику".(9)

Зная, что война с Германией неизбежна, Советское правительство было крайне озабочено безопасностью Ленинграда, так как финская граница находилась всего в 32 километрах от города. 14 октября 1939 года Сталин и Молотов послали меморандум финскому правительству о проблемах обороны Ленинграда. Советский Союз хотел быть способным "блокировать доступ в Финский залив". СССР просил Финляндию сдать в аренду порт Ханко и четыре острова. Также для обеспечения обороны Ленинграда СССР просил часть Карельского перешейка, принадлежавшего Финляндии. За это Советский Союз предлагал Финляндии часть Советской Карелии, вдвое большей по размерам.(10) Но Финляндия, подталкиваемая Германией, отказалась. 30 ноября 1939 года Советский Союз объявил войну Финляндии. Через несколько дней Гитлер дал инструкции по подготовке войны с Советским Союзом.

"На флангах наших операций в войне против Советского Союза мы можем рассчитывать на активное вторжение из Румынии и Финляндии".(11)

Британия и Франция, озабоченные тем, чтобы в "странной войне" ничего не произошло, безрассудно ринулись в реальную войну с большевистской угрозой! За три месяца Британия, Франция, США и фашистская Италия поставили 700 самолетов, 1500 орудий и 6 тысяч автоматов "жертве агрессии", Финляндии.(12)

Французский генерал Вейган выехал в Сирию и Турцию для подготовки нападения на Советский Союз с юга. Французский Генеральный штаб готовил бомбежку нефтяных месторождений Баку. Тогда же генерал Сериньи заявлял:

"Действительно, Баку с его годовой добычей в 24 миллиона тонн нефти определяет ситуацию. Если мы сумеем завоевать Кавказ, или если эти нефтепромыслы будут преданы огню нашей авиацией, чудовище (т.е. СССР) будет смертельно поражено".(13)

Не сделав ни единого выстрела в войне с гитлеровцами, несмотря на состояние войны с Германией, французское правительство перегруппировало экспедиционные войска в 50 тысяч человек на сражения с красными! Чемберлен заявил, что Британия вышлет 100 тысяч солдат.(14)

Но эти войска не смогли попасть в Финляндию до того, как Красная Армия разбила армию финнов: мирное соглашение было подписано 14 марта 1939 года. Позже во время войны в Рио-де-Жанейро появилась публикация сторонников де Голля, где утверждалось:

"В конце зимы 1939-1940 годов рухнул политический заговор Чемберлена и Даладье. Его целью было спровоцировать выступления против Советского Союза и закончить конфликт между Англо-Французским союзом и Германией достижением компромисса и заключением антикоминтерновского альянса. По этому заговору на помощь финнам посылались Англо-Французские экспедиционные войска, и провоцировалось состояние войны с Советским Союзом".(15)

Советско-Германский пакт и поражение Финляндии подготовили условия для победы Красной Армии над нацистами.

Эти два события имели четыре важных последствия.

Они предотвратили создание объединенного фронта империалистических держав против социалистического Советского Союза. Германское нападение в 1939 году непременно повлекло бы за собой японскую интервенцию в Сибири. А после всего, что на самом деле произошло, Советский Союз преуспел в подписании договора о ненападении с Японией, который сохранялся до поражения фашизма.

Отказавшись в тридцатых годах от системы коллективной безопасности, Франция и Британия силою обстоятельств были вынуждены заключить действенный военный союз с Советским Союзом после разрыва Германией Советско-Германского пакта.

А в 1939 году Советский Союз смог выдвинуть свои оборонительные рубежи на 150-300 километров. Этот фактор сыграл громадное значение в обороне Ленинграда и Москвы в конце 1941 года.

Советский Союз выиграл 21 месяц мирной жизни, позволивших решающим образом укрепить оборонную промышленность и вооруженные силы.

Плохо ли готовился Сталин к антифашистской войне?

Когда власть захватил Хрущев, он полностью извратил линию партии. Чтобы этого добиться, он оклеветал Сталина и его марксистско-ленинскую политику. В ряде невероятных измышлений он даже отрицал роль Сталина в подготовке и ведении антифашистской войны.

Так Хрущев заявлял, что в 1936-1941 годах Сталин плохо готовил страну к войне. Вот его заявления.

"Сталин выдвинул тезис, что трагедия .... произошла вследствие "неожиданного" нападения немцев на Советский Союз. Но, товарищи, это абсолютно неверно. Как только Гитлер пришел к власти в Германии, он определил себе в качестве главной задачи ликвидацию коммунизма...

Многие факты из предвоенного времени показывают, что Гитлер непременно намеревался начать войну против Советского государства...

Будь наша промышленность соответствующим образом мобилизована и поставь она вовремя необходимые материалы для армии, наши военные потери, бесспорно, были бы меньшими...

Наша армия была плохо вооружена...

Советская наука и техника производила перед войной превосходные модели танков и артиллерии. Но массовое производство всего этого не было организовано".(16)

Тот факт, что делегаты Двадцатого съезда партии могли слушать эту клевету без негодующих протестов, вызываемых каждой частью речи Хрущева, много говорит

о политическом перерождении, которое уже шло в партии. В зале были десятки маршалов и генералов, которые знали, до какой степени смехотворны эти измышления. В то время они не сказали ни слова. Их узкая специализация, их исключительный милитаризм, их отказ от политической борьбы в армии, их отказ от политического и идеологического руководства партии над армией: все эти факторы привели к хрущевскому ревизионизму. Жуков, Василевский, Рокоссовский, все великие военные вожди никогда не признавали необходимость чистки в армии в 1937-1938 годах. Не поняли они и политического подтекста процесса Бухарина. И они поддержали Хрущева, когда тот заменил марксизм-ленинизм домыслами меньшевиков, троцкистов и бухаринцев. Таково объяснение молчания маршалов в ответ на ложь Хрущева о Второй Мировой войне. Они отвергли эту ложь позднее, в своих мемуарах, когда это уже не имело никаких политических последствий, и эти вопросы стали чисто академическими.

В "Мемуарах", изданных в 1970 году, Жуков правильно подчеркнул, отвергая обвинения Хрущева, что настоящая оборонная политика начала проводиться с решения Сталина об индустриализации в 1928 году.

"Мы могли отложить на 5-7 лет крутой подъем тяжелой промышленности и скорее дать людям больше товаров потребления. Наш народ заслужил это право тысячу раз. Такой путь развития был чрезвычайно привлекателен".(17)

Сталин готовил оборону Советского Союза строительством более чем 9 тысяч заводов в 1928-1941 года и принятием стратегических решений о создании на Востоке мощной промышленной базы.(18) Что касается политики индустриализации, то Жуков отдал дань уважения "мудрости и предвидения, проявившихся в линии партии и окончательно подтвержденных историей".(19)

В 1921 году почти по всем показателям военного производства они должны были начинать с нуля. Партия построила планы так, что за годы первой и второй пятилеток военная промышленность должна была расти быстрее, чем другие отрасли промышленности.(20)

Вот наиболее примечательные цифры этих пятилеток.

Годовое производство танков в 1930 году составило 740 штук. Оно увеличилось до 2271 танка в 1938 году.(21) За тот же период годовое производство самолетов выросло с 860 то 5 с половиной тысяч.(22)

Во время третьей пятилетки, с 1938 по 1940 год, производство промышленности росло на 13 процентов в год, а оборонная промышленность вырастала на 39 процентов за год. Передышка, полученная благодаря Советско-Германскому пакту, была использована Сталиным, чтобы развернуть военное производство насколько это было возможно. Жуков свидетельствует:

"Опытные партийные работники и видные эксперты были назначены партийными организаторами расширения оборонительных предприятий, для помощи заводам в получении всего необходимого и гарантии в достижении цели. Я должен сказать, что сам Сталин очень много работал с оборонными предприятиями - он был лично знаком с десятками директоров, секретарей парткомов и главных инженеров; он часто встречался с ними, требуя выполнения планов с присущей ему настойчивостью".(24)

Весьма впечатляющими выглядят военные поставки за период с 1 января 1939 года по 22 июня 1941 года.

Артиллерия получила 92578 стволов, включая 29637 пушек и 52407 гаубиц. Были приняты на вооружение новые 82 мм и 120 мм минометы, первые образцы которых поступили в войска прямо перед войной.(25) Военно-воздушные силы получили 17745 боевых самолетов, включая 3719 новых моделей. В области авиации:

"Меры, принятые в 1939-1941 годах, создали условия, необходимые для быстрого получения во время войны количественного и качественного превосходства".(26)

Красная Армия получила более 7 тысяч танков. В 1940 году началось производство среднего танка Т-34 и тяжелого КВ, превосходящих немецкие танки. К началу войны их было произведено 1851 штука.(27)

Обращаясь к этим достижениям, и как бы выразив свое пренебрежение к обвинениям Хрущева, Жуков сделал многозначительное признание:

"Вспоминая о том, что мы, военные руководители требовали от промышленности в самые последние месяцы мира, я могу видеть, что мы не всегда осознавали реальные экономические возможности страны".(28)

Действенная подготовка к войне также была начата благодаря Сталину. Военные столкновения в мае-августе 1939 года с Японией и в декабре 1939-марте 1940 годов с Финляндией были напрямую связаны с антифашистским сопротивлением. Военный опыт этих боев был тщательно проанализирован для ликвидации слабых мест Красной Армии.

В марте 1940 года на пленуме Центрального Комитета партии рассматривались военные действия против Финляндии. Жуков вспоминал:

"Дискуссия была острой. Система военной подготовки и воспитания войск подверглась острой критике".(29) В мае Жуков встречался со Сталиным:

"Сталин сказал: "Теперь, когда у вас есть военный опыт, возьмите на себя командование Киевским военным округом и используйте этот опыт для подготовки войск".(30)

Для Сталина Киев имел особую важность в военном отношении. Он ожидал, что главный удар немецких войск будет направлен на Киев.

"Сталин был убежден, что в войне против Советского Союза нацисты сразу попытаются захватить Украину и Донбасс, чтобы лишить страну важнейших экономических районов и захватить украинскую пшеницу и донецкий уголь, а позднее, и Кавказскую нефть. Во время обсуждения оперативного плана весной 1941 года Сталин сказал: "Нацистская Германия не сможет вести столь масштабную войну без этих жизненно важных ресурсов".(31)

Летом и осенью 1940 года Жуков провел в подчиненных ему войсках усиленные военные приготовления. Он отмечал, что вместе с молодыми офицерами и генералами, они изучали уроки, полученные из германских операций во Франции.(32)

С 23 декабря 1940 года по 13 января 1941 года проводились большие сборы для ведущих офицеров. В центре обсуждений была будущая война с Германией. Внимательно изучался опыт, полученный фашистами в управлении большими танковыми соединениями. Через день после окончания сборов состоялись большие стратегические и оперативные штабные учения. Присутствовал Сталин. Жуков писал:

"Стратегическая ситуация основывалась на возможном развитии событий в западной приграничной зоне в случае германского нападения на Советский Союз".(33)

Жуков руководил германским нападением, Павлов возглавлял Советское сопротивление. Жуков отмечал:

"Игра изобиловала драматическими ситуациями для восточной стороны. Это во многом было похоже на то, что случилось на самом деле после 22 июня 1941 года, когда фашистская Германия напала на Советский Союз". Павлов проиграл войну с нацистами. Сталин критиковал его действия в недвусмысленных выражениях:

"Офицер, командующий в определенном районе, должен быть специалистом военного дела, и он должен находить правильное решение в любых условиях, чего вы не смогли сделать в этой игре".(34)

Построение новых укрепрайонов вдоль новой западной границы началось в 1940 году. К началу войны было построено две с половиной тысячи бетонных сооружений. Каждый день на этих работах было занято 140 тысяч человек.

"Сталин подгонял нас и в этой работе", писал Жуков.(35)

Восемнадцатый съезд партии, проводившийся 15-20 февраля 1941 года, был целиком посвящен подготовке промышленности и транспорта к войне. Делегаты, съехавшиеся со всего Советского Союза, избрали дополнительно в Центральный Комитет представителей военных.(36)

В начале марта 1941 года Тимошенко и Жуков попросили Сталина призвать в армию резервистов. Сталин отказал, не желая давать Германии повод для провоцирования войны. Но затем, в конце марта, он принял решение призвать 800 тысяч резервистов, которые были посланы к границам.(37) В апреле Генеральный штаб сообщил Сталину. Что войска из Балтийского, Белорусского, Киевского и Одесского военных округов не имеют достаточно сил для отражения нападения. Сталин решил выдвинуть к границе 28 дивизий, сведенных в четыре армии, и продолжал настаивать на предотвращении провоцирования нацистов.(38)

5 мая 1941 года в Большом Кремлевском Дворце Сталин выступал с речью перед офицерами-выпускниками военных академий. Главной темой было: "Немцы ошибаются, считая, что их армия непобедима".(39)

Все эти факты позволяют нам отбросить стандартную клевету на Сталина:

"Он готовил армию для нападения, а не для обороны"; "Он верил в Советско-Германский пакт и своему сообщнику, Гитлеру"; "Он не верил в скорую войну с нацистами". Цель этих измышлений состоит в принижении и очернении исторических достижений коммунистов, а, следовательно, и в повышении престижа их недругов, нацистов.

Жуков, сыгравший решающую роль в захвате власти Хрущевым в 1953-1957 годах, все же настаивал в своих "Воспоминаниях" на ложности заявлений секретного доклада Хрущева. Он делает такое заключение о подготовке страны к войне:

"Мне представляется, что оборона страны в основных ее формах и направлениях строилась правильно. В экономическом и социальном плане многие годы для этого делалось все, или почти все возможное. Что же до периода с начала 1939 года и до середины 1941 года, то народ и партия предприняли особые усилия для укрепления обороны.

Наша высокоразвитая промышленность, колхозная система, всеобщая грамотность, мощь социалистического государства, величайший народный патриотизм, руководство партии, которое было готово объединить фронт и тыл в одно целое - все это было выдающейся основой для невероятной обороноспособности нашей страны, ставшей основой великой победы, которую мы добились в войне против фашизма. И это так, несмотря на громадные трудности и потери за четыре года войны. Советская промышленность выдала огромное количество вооружений - почти 490 тысяч пушек и гаубиц, около 102 тысяч танков и самоходных орудий, около 137 тысяч боевых самолетов - показав всему миру, что основы экономики с военной, оборонной точки зрения были заложены правильно и надежно".(40)

"В основных вопросах - вопросах, которые, в конце концов, решили судьбу страны в войне и определили, будет ли победа или поражение - партия и народ подготовили Родину к обороне".(41)

День германского нападения.

Для того чтобы опровергнуть огромные заслуги Сталина, бесспорно величайшего военного руководителя в антифашистской войне, его враги любят ссылаться на "немыслимые ошибки", допущенные им при определении точной даты нападения.

Хрущев в секретном докладе заявлял:

"Документы... показывают, что 3 апреля 1941 года Черчилль ... лично предупредил Сталина, что немцы начали перегруппировку своих вооруженных соединений с намерением нападения на Советский Союз....

Однако Сталин не обратил внимания на предупреждение".(42)

Хрущев продолжал в том же духе, заявляя, что советский военный атташе в Берлине сообщил о слухах, согласно которым нападение на Советский Союз произойдет 14 мая или 15 июня.

Несмотря на эти особо серьезные предупреждения, необходимые шаги для должной подготовки страны к обороне не предпринимались...

Когда фашистские армии действительно вторглись на Советскую территорию, и начались военные операции, Москва издала приказ не отвечать на огонь немцев...

Некоторые граждане Германии переходили нашу границу и заявляли, что немецкие армии получили приказ начать нападение на Советский Союз в ночь на 22 июня в 3 часа. Сталину немедленно сообщили об этом, но даже это предупреждение было проигнорировано".(43)

Эта версия обнаруживается во всех буржуазных и ревизионистских изданиях. Элленштейн, например, писал, что в условиях "диктаторской системы, установленной Сталиным, никто не осмеливался сказать ему, что он ошибся".(44)

Что можно сказать о первом дне войны?

Сталин прекрасно знал, что грядущая война будет невероятно жестокой, что фашисты будут безжалостно уничтожать советских коммунистов, и будут, используя небывалый террор, обращать советский народ в рабство.

Гитлеровская Германия укрепилась за счет европейского экономического потенциала. Каждый месяц, каждая неделя мира означала значительное укрепление советской обороны. Маршал Василевский писал:

"Политические и государственные руководители видели надвигающуюся войну и напрягали все силы, чтобы задержать ее наступление для Советского Союза. Это была разумная и реалистическая политика. Ее применение требовало мастерского ведения дипломатических отношений с капиталистическими странами, особенно с агрессорами.

Армия получила приказ избегать "любых действий, которые могут быть использованы нацистскими лидерами для обострения ситуации или военной провокации".(43)

Положение на границе было очень напряженным с мая 1941 года. Было важно сохранять спокойствие и не поддаться на провокации немцев. По этому поводу Василевский писал:

"Состояние тревоги в пограничной области само по себе является экстремальным событием...

Преждевременная тревога в войсках может быть также опасна, как и задержка с ее объявлением. Довольно часто бывало, что от враждебной политики на границах до настоящей войны проходило немало времени".(46)

Гитлер не преуспел в нападении на Британию. Британская империя оставалась еще ведущей мировой державой. Сталин знал, что Гитлер хотел бы как-то избежать войны на два фронта. Были веские основания полагать, что Гитлер будет делать все, что в его силах, чтобы разбить Британию до нападения на Советский Союз.

В течение нескольких месяцев Сталин получал информацию от советской разведки, говорящую о том, что германская агрессия начнется в ближайшие 10-15 дней. Многое из нее было просто слухами, распространявшимся Британией или США, которые хотели развернуть фашистов против социалистического государства. Любая мера защиты на советских границах подавалась правыми из США как объявление о близком нападении Советского Союза на Германию".(47)

Жуков писал:

"Весна 1941 года была отмечена новой волной слухов в восточных странах о широкомасштабных приготовлениях Советов к войне против Германии".(48)

Англо-американские правые подталкивали Германию к борьбе с Советским Союзом. Более того, Сталин не имел точных данных о том, как Рузвельт будет реагировать на нацистскую агрессию против Советского Союза. В мае 1941 года Рудольф Гесс, второй человек в нацистской партии, приземлился в Шотландии. Сефтон Демлер, который вел пропагандистские передачи для Германии на Британском радио, писал в своей книге:

"Гесс ... заявил, что целью его полета в Шотландию было установление мира "на любых условиях", при условии, что Британия впоследствии присоединится к Германии в нападении на Россию.

"Победа для Англии, как союзника русских," говорил Гесс, "была бы победой большевиков. А победа большевиков будет означать, рано или поздно, русскую оккупацию Германии и остальной Европы".(49)

Настроения о том, чтобы иметь дело с Германией, имели в Британии глубокие корни. В начале 1993 года в Британии развернулась полемика в связи с книгой "Конец славы" Джона Чармли. Алан Кларк, бывший министром обороны в правительстве Тэтчер, заявил в интервью, что было бы лучше, если Черчилль заключил бы мир с Германией весной 1941 года. Нацистская Германия и большевистская Россия уничтожили бы друг друга, и Британия смогла бы сохранить империю".(50)

Но вернемся к началу 1941 года. Сталин получал в то время различную информацию со всего мира, извещавшую о скором нападении Германии на Британию. Когда же Сталин видел сообщения, тогда же приходившие из Британии, объявлявших о скором нападении Германии на Советский Союз, он должен был спросить себя: сколько здесь британской лжи, пущенной с целью предотвращения гитлеровского вторжения в Британию?

После войны стало известно, что немецкий фельдмаршал Кейтель, выполняя данную Гитлером 3 февраля 1941 года инструкцию, издал "Директиву о дезинформации врага". Жуков писал:

"Было отпечатано огромное количество карт Англии, подразделениям придавались переводчики с английского, велась подготовка к полному закрытию некоторых зон вдоль побережья Ла-Манша, Па-де-Кале и Норвегии. Распространялась информация о многочисленных "воздушных десантниках", на побережье устанавливались искусно сделанные "ракетные батареи"... активно велась антибританская пропаганда, а обычные угрозы и критика Советского Союза прекратились".(51)

Все это объясняло крайнюю осторожность Сталина. Едва ли он был похож на недалекого диктатора из Элленштейновских представлений, это был весьма здравомыслящий коммунистический лидер, обдумывавший каждую возможность. Свидетельствует Жуков:

"Однажды Сталин сказал мне:

"Один человек шлет мне очень важную информацию о намерениях гитлеровского правительства, но у нас есть некоторые сомнения".

Возможно, он говорил о Рихарде Зорге (знаменитом советском шпионе)".(52)

Согласно Жукову, советская разведка несет ответственность за неверные данные о дне нападения. 20 марта 1941 года ее начальник, генерал Голиков, представил Сталину доклад, содержавший информацию жизненной важности: нападение произойдет в срок между 15 мая и 15 июня. Но в выводах Голиков указал, что, возможно, это "дезинформация, пришедшая от англичан, или даже германской разведки". По оценке Голикова нападение должно было произойти после победы Германии над Англией".(53)

13 июня маршал Тимошенко позвонил Сталину с просьбой о переводе войск в состояние боевой тревоги. "Мы подумаем над этим", ответил Сталин. На следующий день Тимошенко и Жуков обратились снова. Сталин поговорил с ними.

"Вы предлагаете провести мобилизацию, поднять войска и двинуть их к западной границе? Но это война! Вы это понимаете, или нет?"

Жуков ответил, что согласно их разведслужбе, мобилизация немецких дивизий завершена. Сталин ответил:

"Нельзя верить всему из сообщений разведки".

В этот самый момент Сталину позвонил Хрущев. Жуков продолжает:

"Из его ответов мы поняли, что разговор идет о сельском хозяйстве. Прослушав некоторое время, Сталин сказал: "Это хорошо".

Н.С. Хрущев, должно быть, разрисовал радужные перспективы получения урожая".(54)

Это невероятное замечание от Жукова! Нам известно, что Хрущев обвинял Сталина в "недостатке бдительности" и "безответственности". Но в то время, когда Жуков, Тимошенко и Сталин оценивали возможность надвигавшейся агрессии, бдительный Хрущев вел рассуждения о зерне и овощах.

Вечером 21 июня немецкий дезертир сообщил, что нынешней ночью произойдет нападение. Тимошенко, Жуков и Ватутин были вызваны к Сталину:

"Возможно ли, что немецкие генералы послали этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт?", спросил Сталин.

Тимошенко: "Мы считаем, что перебежчик сказал правду".

Сталин: "Что будем делать?"

Тимошенко: "Надо немедленно дать директиву о приведении в боевую готовность всех войск приграничных районов".

После короткого обсуждения военные представили текст, который был немного изменен Сталиным. Вот его суть:

"Приказываю:

а). В течение ночи 21.6.41 тайно занять боевые посты в укрепленных районах государственной границы;

б). До рассвета 22.6.41 все боевые самолеты, включая армейскую авиацию, должны быть рассредоточены на полевых аэродромах и тщательно замаскированы;

с). Все соединения поднять по боевой тревоге. Вооружения должны быть рассредоточены и замаскированы."(55)

Подписали Тимошенко и Жуков. Передано в разные регионы, окончание передачи вскоре после полуночи. Это было уже 22 июня 1941 года.

Хрущев писал о первом месяце войны:

"После первых жестоких неудач и поражений на фронте, Сталин думал, что пришел конец...

Долгое время Сталин фактически не руководил военными операциями и почти ничего не делал вообще. Он вернулся к активному руководству, только когда его посетили некоторые члены политбюро".(56)

"Была попытка созвать пленум Центрального Комитета в октябре 1941 года, когда в Москву были вызваны члены ЦК со всей страны.... Сталин не хотел даже встретиться с членами ЦК. Этот факт показывает, насколько был деморализован Сталин в первые месяцы войны".(57)

Элленштейн добавил к этому:

"Целыми днями нагружаясь водкой, он оставался пьяным почти одиннадцать дней".(58)

Давайте вернемся к Сталину, мертвецки пьяному в первые одиннадцать дней войны и деморализованному еще четыре месяца.

Когда Жуков в 3:40 утра 22 июня 1941 года объявил Сталину, что бомбили приграничные города, Сталин отдал распоряжение о сборе Политбюро. Его члены встретились в 4:30. Ватутин рассказал им, что немецкие сухопутные войска начали наступление. Вскоре после этого Германия объявила войну.(59)

Сталин лучше, чем кто-либо понимал, какие жестокие испытания предстоит вынести стране. Он долго молчал. Жуков вспоминал этот драматичный момент.

"Сталин обладал сильной волей и был лишен трусости. Только однажды я видел его немного подавленным. Это было на рассвете 22 июня 1941 года, когда его вера в то, что войны удастся избежать, была разрушена".(60)

Жуков предполагал, что вражеские соединения должны быть немедленно атакованы. Сталин приказал ему написать директиву, которая была выслана в войска в 7:15. Но "учитывая баланс сил и сложившуюся обстановку, она оказалась совсем нереальной - и поэтому никогда не выполнялась".(61)

Утверждения Хрущева о том, что Сталин "отдал приказ не отвечать на огонь немцев" были очевидной ложью.(62)

Если Сталин был поражен, когда он услышал о том, что началась война, то как же "после 22 июня 1941 года и в течение всей войны Сталин твердо управлял страной, руководил вооруженной борьбой и международными делами вместе с Центральным Комитетом и Советским правительством".(63)

Уже 22 июня Сталин принял жизненно важное решение. Жуков утверждал, что в этот день в 13 часов Сталин позвонил ему и сказал:

"Боевой опыт наших фронтовых командиров недостаточен, и они очевидно в чем-то оказались смущены. Политбюро решило послать Вас на Юго-Западный фронт как представителя Ставки Верховного командования. Мы также посылаем маршала Шапошникова и маршала Кулика на Западный фронт".(64)

Верховное Командование было коллегией военных и политических лидеров во главе со Сталиным.

В конце дня Жуков был уже в Киеве. По прибытию он узнал, что Сталин отдал директиву начать контрнаступление. Жукову эта директива показалась преждевременной, так как Генеральный штаб не имел необходимой информации о том, что происходит на фронте. Тем не менее, 24 июня Жуков послал в наступление 8 и 15 механизированные корпуса. Они "успешно провели свой первый контрудар по врагу".(65)

С должным основанием Жуков привлек внимание к "грандиозному приграничному сражению в начальный период войны", не слишком известному, по его мнению. Но основание хорошее. Развивая свои политические интриги, Хрущев расписал тот период, как серию преступных ошибок Сталина, который полностью расстроил оборону. Но в противостоянии нацистскому блицкригу дезорганизация, поражения и большие потери были в большой степени неизбежны. Важный факт состоит в том, что поставленные в очень трудные обстоятельства, армия и ее руководящие кадры оказали невероятное, непреклонное сопротивление. Эта героическая борьба стала создавать прямо с первых дней войны условия для поражения блицкрига. Все это было возможным во многом благодаря решительному сопротивлению Сталина.

Начиная с 26 июня, Сталин принял стратегическое решение о создании резервного фронта, в 300 километрах позади основной линии фронта, чтобы остановить врага, если ему удастся прорвать оборону.

В эти самые дни Западный фронт был взломан, и нацисты устремились к Минску, столице Белоруссии. В этот вечер Сталин собрал Тимошенко, Жукова и Ватутина и приказал им:

"Подумайте вместе и решите, что можно сделать в нынешней ситуации".

Жуков сообщил:

"Все эти предложения нашли одобрение у Сталина...."

"Создание обороны в глубину на подходах к Москве, постоянные выпады и атаки на врага, сдерживание его передовых частей на одной из линий обороны, а затем организация контрнаступления, с привлечением для этой цели войск с Дальнего Востока и новых формирований".(66)

Подписав 29 июня решение о принятии серии важных мер, Сталин сообщил о них народу в своем известном радиообращении от 3 июля 1941 года. Его содержание затронуло каждого советского человека своей простотой и неукротимой волей к победе. Сталин говорил:

"Враг жесток и беспощаден. Он всеми силами стремится захватить наши земли, напоенные нашим потом, захватить наше зерно и нефть, добытые нашим трудом. Он изо всех сил стремится восстановить правление помещиков, восстановить царизм, разрушить нашу культуру и национальную государственность русских, украинцев, белорусов, литовцев, латышей, эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов Советского Союза, онемечить их, превратить их в рабов немецких князей и баронов.

Сейчас стоит вопрос о жизни и смерти Советского государства, народов СССР; вопрос о том будут ли оставаться народы Советского Союза свободными или попадут в рабство...

Наш народ не должен знать страха в борьбе и должен самоотверженно вступить в патриотическую войну за освобождение, нашу войну против фашистских поработителей.

Ленин, великий основатель нашего государства, часто говорил, что главной доблестью большевика должна быть храбрость, мужество, бесстрашие в борьбе, готовность сражаться вместе с народом против врагов страны...

Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны защищать каждую пядь Советской земли, должны сражаться до последней капли крови за наши города и деревни...

Мы должны укреплять тыл Красной Армии, подчинить всю нашу работу этому делу. Вся наша промышленность должна взяться за работу с огромным напряжением для того, чтобы больше производить винтовок, пулеметов, артиллерии, пуль, снарядов, самолетов...

Мы должны начать безжалостную войну против всех дезорганизаторов в тылу, дезертиров, паникеров, распространителей слухов, мы должны уничтожать шпионов, диверсантов и вражеских парашютистов...

В случае вынужденного отхода частей Красной Армии, все подвижное хозяйство должно быть эвакуировано, врагу не должно достаться ни единого мотора, железнодорожного вагона, ни единого грамма зерна или литра топлива...

В областях, оккупированных врагом, должны быть созданы партизанские отряды, пешие и конные, должны формироваться диверсионные группы для борьбы с вражескими войсками, для разжигания повсеместной партизанской войны...

Вперед к нашей победе!"(67)

10 июля началась битва за Смоленск. После захвата этого города гитлеровцы думали, что они смогут обрушиться на Москву, до которой было 300 километров. Борьба за Смоленск шла в течение двух месяцев.

"Битва за Смоленск сыграла решающую роль в начальном периоде Великой Отечественной войны.... По признанию немецких генералов их войска потеряли 250 тысяч солдат и офицеров...

В результате мы выиграли время и смогли увеличить свои стратегические резервы и провести оборонительные меры в Московском секторе".(68)

Василевский сделал такое замечание:

"Смоленская битва... лежала в основе для разрушения блицкрига...

Это была наиболее ценная школа для проверки боеспособности Советских солдат и командиров, включая высших командиров и Верховное Командование".(69)

30 сентября нацисты начали решительное наступление на Москву.

Около 450 тысяч жителей города, три четверти из которых составили женщины, были мобилизованы на строительство оборонных сооружений. Войска генерала Панфилова вели памятное сражение на Волоколамском шоссе, увековеченное в романе Александра Бека под таким же названием.(70)

Москву бомбила немецкая авиация. Началась паника, охватившая городское население. Нацисты были всего в 80 километрах. Часть государственных органов была эвакуирована. Но Сталин решил остаться в Москве. Сражения стали приобретать все более и более жестокий характер. И в начале ноября нацистское наступление было остановлено. После консультаций с Жуковым Сталин принял решение о проведении 7 ноября традиционного военного парада на Красной площади. Это был грозный вызов нацистским войскам, стоявшим у ворот Москвы. Сталин выступил с речью, передававшейся на всю страну.

"Враг находится у ворот Москвы и Ленинграда.

Враг считал, что наши армии будут рассеяны самым первым ударом, и наша страна будет поставлена на колени. Но враг полностью просчитался ... наша страна - вся наша страна - превратила себя в единый боевой лагерь, чтобы вместе с нашей армией и флотом разбить немецких захватчиков...

И разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны одержать победу над немецкими захватчиками? Враг не настолько силен, как его рисуют некоторые перепуганные горе-интеллектуалы. Не так страшен черт, как его малюют...

Товарищи, красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политические работники, партизаны и партизанки:

Весь мир смотрит на вас как на силу, способную сокрушить бандитские орды немецких захватчиков. Порабощенные народы Европы видят в вас своих освободителей. Вам выпало великое предназначение.

Будьте достойны его!

Под знаменем Ленина - вперед к победе!"(71)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Общее положение дел: Гней Помпей. — Война в Испании. — Невольническая война. — Война с морскими разбойниками. — Война на Востоке. — Третья война с Митридатом. — Заговор Катилины. — Возвращение Помпея и первый триумвират. (78–60 гг. до н. э.)

Из книги Всемирная история. Том 1. Древний мир автора Йегер Оскар

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Общее положение дел: Гней Помпей. — Война в Испании. — Невольническая война. — Война с морскими разбойниками. — Война на Востоке. — Третья война с Митридатом. — Заговор Катилины. — Возвращение Помпея и первый триумвират. (78–60 гг. до н. э.) Общий


Глава 3 Сталин народный и Сталин интеллигенции

Из книги Мифы и правда о 1937 годе. Контрреволюция Сталина автора Буровский Андрей Михайлович

Глава 3 Сталин народный и Сталин интеллигенции Существует какой-то народный образ Сталина, очень далекий от образа и иностранцев, и русской интеллигенции. В. Сорокин Переворот Сталина невозможно понять без учета того, что и в революции 1917–1922 годов, и позже русский народ


Миф № 18. Едва только Вторая мировая война закончилась, Сталин стал готовиться к нападению на Запад, прежде всего на США.

Из книги За порогом Победы автора Мартиросян Арсен Беникович

Миф № 18. Едва только Вторая мировая война закончилась, Сталин стал готовиться к нападению на Запад, прежде всего на США. В пропагандистском обороте эти мифы используются очень давно. Можно даже сказать, что комплекс этих мифов являет собой одно из «лакомых блюд» западной


Глава 5. СКВОЗЬ ВИХРИ РЕВОЛЮЦИЙ. У рычагов власти. Война или мир. Влияния Антанты. Ленин, Сталин, Троцкий. Между белыми и красными. Крах третьего пути. Чужие в стане монархистов. Упадок отечественного масонства

Из книги Русские масоны. От Романовых до Березовского автора Соловьёв Олег


«В центре внимания должна быть только антифашистская борьба»

Из книги Сионизм в век диктаторов автора Бреннер Ленни

«В центре внимания должна быть только антифашистская борьба» Американская коммунистическая партия (КП США) решила поддержать Всемирный еврейский конгресс, так как ее руководители полагали, что, оказавшись внутри движения, они без всяких трудностей убедили бы честных


Глава 17. Тотальная мировая информационная война. Сталин как гений информационной войны

Из книги Тайный проект Вождя или Неосталинизм автора Сидоров Георгий Алексеевич

Глава 17. Тотальная мировая информационная война. Сталин как гений информационной войны Из архивов КГБ известно, что тотальная информационная война с Советским Союзом началась с 1943 года. Это официальные данные. С 1943 года на Западе были организованы информационные


Глава 9. Сталин и антифашистская война

Из книги Другой взгляд на Сталина автора Мартенс Людо

Глава 9. Сталин и антифашистская война С экономическим кризисом 1929 года в мире капитализма воцарился хаос. Наступило время созревания другой мировой войны. Вскоре она должна была вспыхнуть. Но где? И какие масштабы она примет? Кто с кем будет сражаться? Какое-то время эти


Сталин и нацистская война на уничтожение

Из книги Другой взгляд на Сталина автора Мартенс Людо

Сталин и нацистская война на уничтожение Обращаясь ко Второй мировой войне, важно помнить, что тогда шло несколько войн, а не одна. Англо-американские и французские империалисты вели войну со своими немецкими партнерами, которая имела мало общего с народной


Антифашистская коалиция

Из книги История Советского Союза: Том 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941 — 1964 гг. автора Боффа Джузеппе

Антифашистская коалиция


7.5. Антифашистская коалиция в годы войны

Из книги Курс отечественной истории автора Девлетов Олег Усманович

7.5. Антифашистская коалиция в годы войны Сразу после нападения Германии на СССР лидеры Англии и США заявили о поддержке нашей страны. Основой сотрудничества стало общее стремление разгромить Гитлера и его союзников. 1 января 1942 г. в Вашингтоне 26 государств, воевавших с


Часть 3 СТАЛИН И ВОЙНА. МИННОЕ ПОЛЕ КЛЕВЕТЫ

Из книги Дело: «Злобный навет на Великую Победу» автора Бушин Владимир Сергеевич

Часть 3 СТАЛИН И ВОЙНА. МИННОЕ ПОЛЕ КЛЕВЕТЫ 55-я годовщина со дня смерти Иосифа Виссарионовича Сталина была отмечена широко. По всем основным каналам телевидения 5 марта прошли большие передачи. НТВ и ЦЕНТР захватили даже и следующий день. Общее впечатление: многие


Глава 3. Сталин народный и Сталин интеллигенции

Из книги 1937 год без вранья. «Сталинские репрессии» спасли СССР! автора Буровский Андрей Михайлович

Глава 3. Сталин народный и Сталин интеллигенции Существует какой-то народный образ Сталина, очень далекий от образа и иностранцев, и русской интеллигенции. В. Сорокин Переворот Сталина невозможно понять без учета того, что и в революции 1917–1922 годов, и позже русский народ


Глава 5 Сталин и война «Проигнорированные» предупреждения • Донесение Воронцова • Германский перебежчик • Расстрелянный генералитет Красной Армии • «Прострация» Сталина в первые дни войны • Сталин – «никудышный» полководец • 1942 год: катастрофа под Харьковом • Военные операции «по глобусу» • Сталин

Из книги Оболганный сталинизм. Клевета XX съезда автора Ферр Гровер

Глава 5 Сталин и война «Проигнорированные» предупреждения • Донесение Воронцова • Германский перебежчик • Расстрелянный генералитет Красной Армии • «Прострация» Сталина в первые дни войны • Сталин – «никудышный» полководец • 1942 год: катастрофа под Харьковом •