Высшая инстанция

Высшая инстанция

14 февраля, 14:03

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Верующие из тех, чьи чувства легкооскорбляемы, вам лучше этот пост не читать. Я не хочу печалить вас ничем.

Я вот думаю: если Бог есть, то это не Троица из Священного Писания, чья цель – спасти души человеческие, а некий вполне конкретный Мозг, или Внеземной Разум, или, не знаю, НИИ по изучению и управлению Землей, в общем какая-то Инстанция, патронирующая жизнь на нашей планете с экспериментальной, научной, цивилизаторской или еще какой-то неведомой нам целью. Это по крайней мере объяснило бы бесчисленное множество бед и мерзостей, какие уважающий Себя Бог не допустил бы. А так – может, не углядели, или прошляпили, на обед отлучились, или сбой какой-то, или Инстанция вовсе не добра к человечеству, или добра, но у Нее иные, чем у нас, представления о доброте.

Мы выдумываем себе Христа, Аллаха, Будду, так как очень хочется, чтобы кто-то большой и мудрый нас любил, спасал и давал надежду. А на самом деле мы все, вероятно, просто объекты наблюдения под невидимым нам микроскопом. Или вообще подопытные кролики.

В лучшем случае… …и в худшем.

Какая разница? – спросите вы. Отвечу: большая. Богу Священного Писания или Корана предъявлять претензии нельзя, это грех и кощунство. А вот если нашим миром рулит какая-то несакральная Высшая Инстанция, то на нее вполне можно и поворчать.

У меня, то есть у виртуальной писательницы Анны Борисовой, в повести «Там» героиня умирает и встречается с Богом, который, вполне возможно, является не более чем судорогой ее угасающего сознания, неважно.

Важно, какой у них при этом происходит диалог:

– Вы кто, Бог? – спросила Анна, прикрыв глаза ладонью. Остроты взору это не прибавило. Светящееся и поигрывающее искрами конусообразное облако – вот всё, что она видела.

– Вроде того, – как показалось, не без смущения ответило Облако. – Хотя в принципе это вопрос терминологии.

Значит, Бог существует. Он имеет вид облака и говорит языком среднестатистического интеллигента, подумала Анна. Или же Он разговаривает на этом жаргоне только со мной, потому что я среднестатистический интеллигент. Она попыталась ощутить благоговение, но после всего, что с ней произошло за последнее время, чувства здорово притупились.

«Вы не старайтесь, – сказало Облако. – Не получится. Мне ваше благоговение ни к чему. Вам оно тоже ничего не даст».

Анна остановилась. Странно было беседовать с клубящимся светом. Будто разговариваешь сама с собой.

– В каком смысле «ничего не даст»?

«Есть души, которым Бог нужен. А вам ни к чему. Как бы объяснить… Ну, зачем птице жабры? Зачем глухому музыка Малера? Зачем слепому картина Филонова?»

– Вы тоже любите Малера и Филонова?! – воскликнула Анна. Почему-то это ее ужасно обрадовало.

«Я всех люблю. А Малера и Филонова упомянул, потому что они вам нравятся».

– А-а-а…

Она сникла.

– Я что, уродка, если мне вера не нужна? Вроде слепого или глухого? Инвалидка?

– «Уродов на свете не бывает. То есть, конечно, бывают, но… – И опять Облако вроде как засмущалось, что для Бога было странновато. – Но они не виноваты. Это моя недоработка, а они расплачиваются. Правда, я пытаюсь компенсировать, чем могу. Знаете, сколько гениев среди аутистов и слепоглухих?»

Тут уж в голосе прозвучала явно оправдывающаяся нотка.

– Слышала. – Не удержавшись, Анна протянула руку, чтобы дотронуться до божественного тумана, и пальцы тоже залучились, будто покрылись золотистой пыльцой. Отдернула руку – пальцы сделались прежними.

– Ой, извините… – опомнилась она.

«Вот-вот. Нет в вас благоговения, лишь желание всё пощупать и во всём разобраться. Зачем вам Бог?»

– Минуточку. Бог или есть, или Его нет.

«Для кого-то есть, для кого-то нет. В зависимости от категории, к которой относится человек».

– И много их, этих категорий?

«Всего две. Есть люди, которым хочется всё понимать. И есть люди, которым понимать не хочется, а хочется верить. Верить можно лишь в то, что понять невозможно. Понимать можно лишь то, что не требует веры».

– Я, очевидно, принадлежу к первой категории. Стало быть, мне Бог не нужен? – уточнила Анна.

«Стало быть, так».

– Но вы-то есть. Я вас вижу, говорю с вами. Если вы не Бог, то кто?

«Тот, кто вам всё объяснит, чтобы стало понятно. Иными словами, Преподаватель».

Этот разговор нравился Анне всё больше и больше. Не мешало даже то, что собеседника как такового не было. Беседовать со светящимся облаком уж в любом случае интересней, чем распинаться перед аудиторией тупоумных акселератов.

– Но преподаватель перестает быть таковым, когда передаст ученику всю сумму знаний.

Ну-ка, что Облако ответит?

Облако ответило:

«И я перестану».

А, вот в чем засада, сообразила Анна. Знания, которыми обладает это Существо, настолько обширны и сложны, что для их постижения мне понадобится бесконечность.

Анна Б.

«Ничего подобного, – тут же услышала она. Очевидно, не имело значения, говорит ли она вслух или просто думает. – Объяснение много времени не займет. Поскольку вы сами преподаватель, я воспользуюсь близкой вам системой терминов и понятий. Посмотрите вон на то здание. Будем считать, что это школа. Или, если угодно, университет».

Анна оглянулась и увидела, что серое здание, к которому она шла, действительно, очень похоже на учебный корпус сталинской архитектуры. Нечто вроде химфака или физфака МГУ: с декоративными колоннами, широкими ступенями и какими-то монументальными скульптурами. Рассмотреть детали мешала туманная дымка.

«Это Университет Вселенной, факультет Замкнутых Самостоятельно Организующихся Систем, на студенческом жаргоне «Засос».

– Вы хотите сказать, что Земля и ее обитатели – это «засос»? – с некоторой растерянностью улыбнулась Анна.

«Да, один из многих».

– И вы преподаватель этого факультета?

«Что вы! – чуть колыхнулось Облако. – Я всего лишь студент. Причем далеко не отличник. Земля – моя курсовая работа за прошлый семестр. Нужно было создать и запустить самообеспечивающуюся систему, где все будет продумано и предусмотрено с максимальной точностью. Потому что впоследствии исправить что-либо уже очень трудно… Получилось так себе. Если перевести на вашу систему оценок, общий балл – трояк».

– Трояк?! – Анне стало обидно за зеленую планету и ее бедных жителей. – Это несправедливо! Земля такая красивая!

«Да, по «Ландшафтному дизайну» у меня пятерка, – горделиво зазолотилось Облако, но тут же потускнело до серебра. – Правда, это единственная отличная оценка. За несбалансированность климатических условий незачет. По зоологии выговор, за слишком игривое воображение с элементами хулиганства. Ну, а по предмету «Превалирующий вид населения» вообще назначили пересдачу…»

– Ну и правильно сделали, – строго заметила Анна. – Лучше нужно было рассчитывать. Такой, извините, бардак развели!

Хочу спросить вас вот о чем.

А как вы в качестве потребителя услуги, называемой «жизнью», оцениваете качество продукта, который создает или моделирует (модерирует) некая Инстанция? Что Ей, на ваш взгляд, удалось, а что не очень? За что вы бы дали похвальную грамоту, а за что потребовали бы жалобную книгу?

Чтоб вы не робели, расскажу вам историю из современной американской жизни.

Несколько лет назад сенатор штата Небраска мистер Эрни Чэмберс подал в суд исковое заявление на мистера Бога, обвинив Его в «прямой либо косвенной ответственности за чудовищные наводнения, смертоносные землетрясения, ужасные ураганы, разрушительные смерчи, массовые эпидемии» и прочие «вредоносные акты вкупе с террористической деятельностью». Легитимность подачи иска у себя в округе Дуглас истец обосновал тем, что Бог, будучи вездесущим, безусловно проживает и на этой территории.

Сенатор Чэмберс и сам похож на политкорректного американского Бога

Судья, правда, оказался не промах. Отказался принять дело к рассмотрению, сославшись на то, что у ответчика нет в округе Дуглас официально зарегистрированного адреса.

Но мы ведь с вами ни на кого в суд не подаем. Просто ставим на вид – что не мешало бы улучшить, переделать или вовсе отменить.

Пишите. Чем Низшая Инстанция не шутит? Вдруг нас прочтут и что-то примут к сведению?.