Единственный

Единственный

Смерть Сталина была радостью для негодяев и безутешным горем для Людей СССР. Выдающийся советский инженер, доктор технических наук Владимир Акимович Ацюковский вспоминает о тех днях.

«5 марта 1953 года умер Иосиф Виссарионович Сталин. Для подавляющего большинства моего невоевавшего и старшего воевавшего поколений смерть И.В. Сталина явилась величайшей трагедией. Наверное, среди нас были люди, втихомолку радовавшиеся его смерти, но тогда они не смели об этом даже заикнуться. Уже позже они приложили усилия для ошельмования не только имени Сталина, но и всего, что было сделано при нем. Но мы в те дни были охвачены горем и одной мыслью — побывать в Москве, чтобы поклониться умершему Вождю и Учителю.

В стране остановилась работа предприятий и прекратилась учеба во всех учебных заведениях. Прекратилась она и у нас, в Ленинградском политехническом институте. Все ходили растерянные, но как только стало ясно, что прощание со Сталиным намечено на 10 марта, многие, в том числе и я, помчались на Московский вокзал в надежде добраться до Москвы. О том, что происходило в Москве, мы не знали ничего.

В те дни Московский вокзал напоминал растревоженный улей. Мы поняли, что нам не удастся не только доехать до столицы, но даже выехать из Ленинграда, и я предложил двум своим товарищам простой план, как добраться до Москвы. План состоял в том, чтобы на пригородный поездах объехать все кордоны, которые наверняка выставлены с целью не допустить скопления людей в Москве, а затем уже на дальнем поезде, который, вероятно, все же будет, добраться до места. Ребята отказались, и я поехал один.

Мой план удался как нельзя лучше. Лежа на полу под полкой в почти пустом пригородном вагоне, я слышал, как в Любани по перрону ходили патрули, кого-то задерживали, но в мой вагон не пришел никто, и вскоре поезд покатился дальше. Не помню, где и как удалось подсесть в битком набитый дальний поезд, но в Москву я прибыл на второй день похорон утром и отправился прощаться со Сталиным.

Что произошло в Москве в первый день похорон, хорошо известно. Власти выпустили из рук контроль за ситуацией. Москва оказалась переполнена людьми, рвавшимися в Октябрьский зал, в котором было выставлено для прощание тело И.В. Сталина. Была страшная давка, в которой погибло много народа. Никто не ожидал такого скопления людей. И только через сутки, как раз к тому времени, когда мне удалось добраться до Москвы, порядок был наведен, вся Москва была перекрыта кордонами, и к Сталину допускали только организованные делегации. Мне удалось пройти к площади Свердлова только потому, что я носил шинель, которую мне выдали еще в спецшколе ВВС после ее окончания. Уже вечером, воспользовавшись темнотой и смешавшись с какой-то военной делегацией, я прошел с ней все кордоны. Но на площади Свердлова делегацию погнали с площади за недисциплинированность: жены военных, шедшие в той же колонне, вели себя неприлично — хохотали, веселились, и в конце концов всю колонну завернули: Но я уже был на площади Свердлова и уходить оттуда не собирался. И к ночи со вторых суток на третьи на площади Свердлова собралось около ста человек таких же «проходимцев», как я.

Нас не стали разгонять, а под утро, уже часов в семь третьего дня похорон построили в общую колонну, и с нас началась та гигантская очередь желающих попрощаться со Сталиным, которая растянулась по всей Москве. Никакой давки больше не было, порядок был полный. Я прошел в первой сотне людей, попрощался с человеком, которого почитал больше всех на свете, и уехал домой в общежитие своего института.

А еще через два дня я был вызван на факультетское комсомольское бюро для объяснений, как я посмел бросить свой институт в такие дни. Такие же объяснения давал каждый, кто пытался выехать в те дни в Москву, но дальше Московского вокзала не уехал. А я уехал, и мне было оказано особое внимание.

— Понимаешь ли ты, что ездить в Москву было нельзя? — спросили меня.

— Понимаю, конечно, — ответил я.

— А знал ли ты, что тебе попадет за это?

— Конечно, знал.

— И все же поехал?! И что же, в следующий раз опять побежишь?

— Вы спятили, — сказал я комсомольскому начальству, — какой это может быть следующий раз! Сталин у нас был один, и я ездил прощаться с ним, а не с вами. Никакого следующего раза быть не может.

— И ты не раскаиваешься?

— Не раскаиваюсь, — ответил я. И тогда было принято решение исключить меня из комсомола.

Комсомольская группа, узнав об этом, встала за меня насмерть. Она выразила недоверие факультетскому бюро и потребовала перенесения дела не в Комитет комсомола, где меня наверняка бы исключили со всеми вытекающими из этого последствиями, а на факультетское собрание, которое давно было намечено на ближайшие дни. И факультетское собрание, принципиально осудив меня за недисциплинированность, вынесло мне общественное порицание, чем и ограничилось. Я остался и в комсомоле, и в институте».

В этих воспоминаниях хочу обратить внимание, что во время похорон в некоторых колоннах люди хохотали-радовались. Что же это были за существа?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Единственный? Вместо предисловия

Из книги Беру свои слова обратно автора Суворов Виктор

Единственный? Вместо предисловия Итог этой войны виден в любой деревне. В деревне ? потому что там все обнаженнее и уязвимее, чем в городе, и сколько бы горя ни принесла нам революция, Гражданская война и коллективизация, окончательно добила деревню, а значит, Россию


Единственный великий

Из книги Между Азией и Европой. История Российского государства. От Ивана III до Бориса Годунова автора Акунин Борис

Единственный великий Самой насущной из задач, стоявших перед Иваном Васильевичем в начале его княжения, было присоединение других русских княжеств, полностью зависимых от Москвы и слабых, но всё еще обособленных. С каждым из этих владений Иван действовал по-своему,


Один-единственный

Из книги Когда? автора Шур Яков Исидорович

Один-единственный Много богов было у каждого из древних народов. Только фараон Аменхотеп IV — Эхнатон, — как вы помните, пытался создать культ одного бога. Позже вавилонские жрецы и цари так возвеличили своего Мардука, что он вытеснил почти всех остальных небожителей. Но


Единственный шанс.

Из книги Низшая раса автора Калашников Максим

Единственный шанс. Я полностью согласен с моим товарищем Сергеем Кремлёвым: у русских был реальный шанс на великое будущее – закончить Красный проект. Создать реальное, процветающее общество труда и творчества. Уничтожение Сталина и его замысла, изложенного в


Единственный раз против Ленина

Из книги Молотов. Полудержавный властелин автора Чуев Феликс Иванович

Единственный раз против Ленина — Были ли у Ленина ошибки?— Безусловно. Я как первый кандидат в Политбюро при голосовании был полноправным членом «пятерки», и был единственный раз, когда я голосовал против Ленина. При Ленине было.Летом 1921 года Ленин предлагал закрыть


Единственный путь

Из книги Встречи на перекрестках автора Примаков Евгений Максимович

Единственный путь Естественно, всеобъемлющее урегулирование такого застарелого конфликта, да еще с таким числом участников, – дело далеко не простое. А если к этому добавить еще и нежелание ряда участников сблизить свои позиции, то перспективы подобного решения


Единственный союзник

Из книги Роксолана и Сулейман. Возлюбленные «Великолепного века» [сборник] автора Павлищева Наталья Павловна

Единственный союзник Среди европейских государей Сулейман Великолепный имел одного союзника – французского короля Франциска I, который главным своим противником считал не Османскую империю, а империю Габсбургов. Правда, в начале своего правления Франциск был горячим


ЕДИНСТВЕННЫЙ КОРОЛЬ

Из книги Крестовые походы. Войны Средневековья за Святую землю автора Эсбридж Томас

ЕДИНСТВЕННЫЙ КОРОЛЬ После завоевания Акры роль Ричарда Львиное Сердце в Третьем крестовом походе изменилась. Он покинул Запад только что коронованным монархом, который превосходил Филиппа и возрастом, и богатством, и военным опытом, но все же нередко чувствовал, что


Друг мой единственный…

Из книги Московские загадки автора Молева Нина Михайловна

Друг мой единственный… Нет! Конечно же нет! О таком женихе для своей Машеньки родители и слышать не хотели. Дворянин? Но из немыслимой тверской глухомани. Единственный сын у отца? Но от этого их родовые Черенчицы, что в 16 верстах от Торжка, не становились ни больше, ни


Единственный потенциальный соперник

Из книги Единственная сверхдержава автора Уткин Анатолий Иванович

Единственный потенциальный соперник Кто же должен контролировать и уравновешивать мощь Америки? Таким контрбалансом может быть только Европа как экономически приблизительно равное образование, как группа государств, имеющих огромный дипломатический и военный опыт,


Единственный в своем роде

Из книги Титаник автора Фицгиббон Шинейд

Единственный в своем роде Внешний вид «Титаника» производил огромное впечатление; внутренние помещения – еще большее. Помещения первого класса были отделаны с поистине королевской роскошью. Верхнюю и нижнюю палубы первого класса соединяли не одна, а две лестницы.


Глава 3 Единственный в мире

Из книги Фельдмаршал Румянцев автора Петелин Виктор Васильевич

Глава 3 Единственный в мире Невозможно представить себе земного уголка прекраснее, чем Царское Село в теплую и ясную погоду. Екатерина II после утренних обычных занятий выходила в сад и подолгу гуляла в сопровождении любимых собачек по ухоженным дорожкам сада, любовалась


Единственный союзник

Из книги Сулейман Великолепный и его «Великолепный век» автора Владимирский Александр Владимирович

Единственный союзник Среди европейских государей Сулейман Великолепный имел одного союзника – французского короля Франциска I, который главным своим противником считал не Османскую империю, а империю Габсбургов. Правда, в начале своего правления Франциск был горячим


Единственный ариец

Из книги Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара автора Маргания Отар


Единственный способ спасти планету

Из книги Анархия работает автора Гелдерлоос Питер

Единственный способ спасти планету В том, что касается защиты окружающей среды, почти любая социальная система будет лучше той, которую мы имеем сейчас. Капитализм — это первый тип социального устройства в истории, подвергающий опасности выживание нашего вида и жизнь на