Мать Мария (Е. Кузьмина-Караваева)

Мать Мария (Е. Кузьмина-Караваева)

Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, во втором браке Скобцова (1891, Рига – 1945, концлагерь Равенсбрюк), после принятия пострига – мать Мария, поэт, прозаик, драматург, публицист, философ, общественно-религиозный деятель, мемуаристка. Отец – городовой города Анапы. В 1906–1913 гг. жила в Санкт-Петербурге, где училась на философском отделении Высших Бестужевских курсов, общалась с А. Блоком, Вяч. Ивановым, М. Волошиным. Ее первый муж Дм. Кузьмин-Караваев участвовал в деятельности «Цеха поэтов», возглавляемого Н. Гумилевым. Елизавета Юрьевна также входила в первоначальный состав «Цеха» и участвовала в собраниях, на которых присутствовали А. Ахматова, М. Лозинский, Вас. Гиппиус, Г. Иванов, М. Зенкевич и О. Мандельштам [316]. Была знакома с М. Волошиным, Вяч. Ивановым, на Башне которого встречалась со многими поэтами и писателями Серебряного века. Длительное время находилась под влиянием поэзии и личности А. Блока, который ей посвятил стихотворение «Когда вы стоите на моем пути, / Такая живая, такая красивая…». Переписка с поэтом длилась многие годы, частично она отразилась в воспоминаниях, приуроченных к15-й годовщине со дня смерти А. Блока (были опубликованы в «Современных записках», 1936, № 62) [317].

Ранние стихи составили сборники «Скифские черепки» (СПб., 1912) и «Руфь» (Пг., 1916), написанные в символистской манере. Одно время входила в партию социалистов-революционеров, после Февральской революции 1917 г. была некоторое время городским головой Анапы. В 1920 г. эмигрировала через Константинополь в Белград, в начале 1923 г. попала в Париж. Там был опубликованы под мирским именем Скобцова два сборника «Жатва духа» (1927), суда вошли статьи о русских святых. Сотрудничала с издательством «Имка-Пресс», вместе с Н. Бердяевым и В. Зеньковским писала о русской культуре и философии. Вышли ее небольшие книги о Ф. Достоевском, Вл. Соловьеве, А. Хомякове. Публиковала стихи в различных эмигрантских изданиях, участвовала в антологиях «Якорь», «На Западе», «Муза Диаспоры».

С 1930 г. была сотрудником «Лиги православной культуры». Участвовала в литературном объединении «Крут». Поэзии Кузьминой-Караваевой свойственно сочетание земного и небесного, особое видение мира, в котором Божественная воля проявляется при согласии на то человека.

Архангелы и ангелы, господства,

И серафимов пламеносный лик…

Что я могу?., прими мое юродство,

Земли моей во мне звучащий крик.

(Ницца, 1931)

Весной 1932 г. приняла постриг, но осталась в миру. При постриге получила имя Мария, в честь святой Марии Египетской. Свое монашеское призвание видела в деятельной любви к обездоленным, в помощи нуждающимся и больным. В Берлине вышел ее сборник «Стихи» (1937), на обложке стояло имя «Монахиня Мария». Это религиозная поэзия, к которой, как верно считает Г. Струве, «нельзя подходить с чистопоэтическими мерилами, от нее ждешь больше» [318]. М. Цетлин в «Современных записках» выразил ту же мысль: эта поэзия «свидетельствует о чем-то большом и подлинном, комментарий к религиозному труду и подвигу» [319]. Сборник «Стихи» разделен на две части – «О жизни» и «О смерти». Автор чувствует свое избранничество, свой долг перед людьми и Богом в современном мире насилия, тюрем, геноцида и власти бесчеловечных идей.

При всякой власти, при любых законах,

Палач ли в куртке кожаной придет

Или ревнитель колокольных звонов

Создаст такой же Соловецкий гнет.

Один тюрьму на острове поставил

Во имя равенства, придет другой

Во имя мертвых, отвлеченных правил

На грудь наступит тяжкою стопой.

Нет, ничего я здесь не выбирала,

Меня позвал Ты, как же мне молчать?

Любви твоей вонзилось в сердце жало,

И на челе избрания печать.

(1937)

В середине 1930-х гг. монахиней Марией был организован в Париже центр социальной помощи всем нуждающимся «Православное дело», который стал местом встреч многих деятелей русской православной и шире – христианской культуры. Из этого Центра во время фашистской оккупации осуществлялась помощь преследуемым евреям и деятелям Сопротивления, спасающимся от нацистов. На улице Лурмель в Париже мать Мария оборудовала церковь, выполнив роспись стен и стекол, изготовив вышитые гладью панно. Организовала общежитие с дешевой столовой, для которой сама доставала продукты и готовила; оборудовала санаторий для туберкулезных больных, основала швейную мастерскую, в которых работали жены и матери мобилизованных русского происхождения. Во время массового еврейского погрома 1942 г., когда люди были загнаны на велодром д-Ивер, монахиня Мария пробралась туда и спасла нескольких детей [320]. За бескорыстие, любовь и самопожертвование люди стали называть ее мать Мария. Она предчувствовала свою мученическую смерть и написала об этом:

Парижские приму я Соловки,

Прообраз будущей полярной ночи»

Надменных укротителей кивки,

Гнушенье, сухость, мертвость и плевки —

Здесь, на свободе, о тюрьме пророчат.

При всякой власти отошлет канон

(Какой ни будь!) на этот мертвый остров,

Где в северном сияньи небосклон,

Где множество поруганных икон,

Где в кельях-тюрьмах хлеб дается черствый.

Повелевающий мне крест поднять,

Сама, в борьбу свободу претворяя,

О, взявши плуг, не поверну я вспять,

В любой стране, в любой тюрьме опять

 На дар Твой кинусь, плача и взывая.

В любые кандалы пусть закуют,

Лишь был бы лик Твой ясен и раскован.

И Соловки приму я, как приют,

В котором ангелы всегда поют, —

Мне каждый край Тобою обетован.

Чтоб только в человеческих руках

Твоя любовь живая не черствела,

Чтоб Твой огонь не вызвал рабий страх,

Чтоб в наших нищих и слепых сердцах

Всегда пылающая кровь горела.

(1937)

9 февраля 1943 г. мать Мария была арестована, отправлена в женский концлагерь Равенсбрюк, где погибла в газовой камере. «Существует легенда о том, что мать Мария вошла в газовую камеру вместо молодой еврейской женщины» [321]. Перед смертью она писала:

И забыла я, – есть ли среди монастыря

То, что именуется – я.

Только крылья, любовь и убожество.

И биение всебытия, —

Мать Марии роль женщины в мире зла и насилия видела в деятельной любви, прообразом которой была Богородица.

Присмотришься – и сердце узнает,

Кто Ветхого, кто Нового Завета,

Кто в бытии, и кто вступил в исход,

И кто уже созрел в Господне лето.

Последних строк грядущие дела

Стоят под знаком женщины родящей,

Жены с крылами горного орла,

В пустыню мира Сына уносящей.

О, чую шелест этих дивных крыл

Над родиной, над снеговой равниной.

В снегах нетающих Рожденный был

Спасен крылами Женщины орлиной.

В 1947 г. вышел посмертный сборник матери Марии «Стихотворения, поэмы, мистерии. Воспоминания об аресте и лагере в Равенсбрюке». Туда вошли две поэмы «Похвала труду» и «Духов день» (написаны в 1942 г.), две мистерии в стихах «Анна» и «Солдаты». В мистерии «Солдаты», как пишет Г. Струве, «действие происходит во время войны в арестном помещении при немецкой комендатуре» [322]. Нацистское преследование евреев понимается как гонение инакомыслящих ирасценивается как нарушение основных принципов нравственной и религиозной жизни. В мистерии-драме «Анна» мать Мария писала о необходимости жертвенной самоотдачи, всепобеждающей веры, любви к ближнему и духовной стойкости перед сатанинскими соблазнами.

Сборник «Стихотворения» получил известность, был переиздан, в него вошли также воспоминания Софьи Пиленко. В предисловии к сборнику, написанном Г. Раевским, отмечалось, что матери Марии были дарованы поэтический талант, ум, божественная благодать, и эти дары она безраздельно отдала людям. С детства предчувствуя, что умрет мученической смертью, восприняла лагерь как место, «где ангелы поют» (ангелы-хранители безвинных жертв чудовищного насилия, по христианской вере, действительно стараются утешить и помочь), в стихах реализовала личный духовный опыт, ее творчество – исповедь о внутренней борьбе за путь, отвечающей Господней воле. Зная по себе о человеческом несовершенстве, исповедовала борьбу за достоинство и ответственность человека, за сохранение в нем Божьего образа:

Есть в мире два Божественных искусства —

Начальное, – все, что познал, хранить,

Питать себя наукою стоустой,

От каждой веры мудрости испить.

И есть искусство. Как назвать – не знаю,

Символ его – все зачеркнувший крест,

Обрыв путей, ведущих сердце к раю,

Блуждание среди пустынных мест.

С. Пиленко приводит в своих воспоминаниях прощальные слова монахини матери Марии в передаче ее дочери: «Мое состояние – это то, что у меня полная покорность к страданию, и это то, что со мною должно быть и что, если я умру, в этом я вижу благословение свыше. Самое тяжелое и о чем я жалею, что я оставила свою престарелую мать одну» [323]. Путь Кузьминой-Караваевой явился путем духа в той мере, в какой это было возможно на земле в эпоху Серебряного века, перешедшую в эпоху русского зарубежья.

Сочинения

Кузьмина-Караваева Е.Ю. Равнина русская: Стихотворения и поэмы. Пьесы-мистерии. Художественная и автобиографическая проза. Письма. СПб., 2001.

Кузьмина-Караваева Е.Ю. Наше время еще не разгадано. Томск, 2000.

Кузьмина-Караваева Е. Избранное. М., 1991.

Мать Мария. Стихотворения // «Мы жили тогда на планете другой…». Антология поэзии русского зарубежья. 1920–1990: В 4 кн. М., 1995.

Литература

Гаккель С. Мать Мария. М., 1993.

Микулина Е. Мать Мария: Роман. М., 1988.

Плюханов Б. Мать Мария (Скобцова) // Учен. зап. Тартус. ун-та. 1989. Вып. 9, № 857. С. 159–177.

Шустов А.Н. Библиографический указатель литературных, философских, публицистических и художественных произведений Е.Ю. Кузьминой-Караваевой (матери Марии). Томск, 1994.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

10. Дева Мария, мать Христа = «античного» Ромула, описана Ливием как женщина Ларенция по имени «Волчица»

Из книги Реконструкция подлинной истории [OCR] автора Носовский Глеб Владимирович

10. Дева Мария, мать Христа = «античного» Ромула, описана Ливием как женщина Ларенция по имени «Волчица» Младенцы Ромул (частично Христос) и Рем (частично Иоанн Креститель), счастливо избежавшие смерти, несмотря на приказ «плохого царя», живут в одиночестве, вскармливаемые


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Англия и реформация. Генрих VIII, Эдуард VI, Мария, Елизавета. Шотландия и Мария Стюарт. Век Елизаветы. Гибель армады

Из книги Всемирная история. Том 3. Новая история автора Йегер Оскар

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Англия и реформация. Генрих VIII, Эдуард VI, Мария, Елизавета. Шотландия и Мария Стюарт. Век Елизаветы. Гибель армады Теперь мы вынуждены обратиться к тем событиям, которые наполняют собой историю Англии в тот важный период времени, который начинается с


10. Дева Мария, мать Христа = «античного» Ромула, описана Ливием как женщина Ларенция по имени «Волчица»

Из книги Реконструкция подлинной истории [litres] автора Носовский Глеб Владимирович

10. Дева Мария, мать Христа = «античного» Ромула, описана Ливием как женщина Ларенция по имени «Волчица» Младенцы Ромул (частично Христос) и Рем (частично Иоанн Креститель), счастливо избежавшие смерти, несмотря на приказ «плохого царя», живут в одиночестве, вскармливаемые


КУЗЬМИНА-КАРАВАЕВА (СКОБЦОВА) ЕЛИЗАВЕТА ЮРЬЕВНА (МАТЬ МАРИЯ)

Из книги 100 знаменитых женщин автора Скляренко Валентина Марковна

КУЗЬМИНА-КАРАВАЕВА (СКОБЦОВА) ЕЛИЗАВЕТА ЮРЬЕВНА (МАТЬ МАРИЯ) (род. в 1891 г. – ум. в 1945 г.) Поэт, прозаик, публицист, художник, философ, общественный и религиозный деятель. В человеческой памяти эта необыкновенная женщина осталась под именем, принятым в монашестве, – мать


5. Древняя базилика Св. Павла. — Почитание святых в ту эпоху. — Св. Лаврентий extra muros и in lucina. — Св. Агнесса. — 8. crux в Иерусалиме. — Св. Петр и Св. Мария maggiore. — Св. Мария в Транстеверине. — Св. Климент. — Вид Рима в V веке. — Контрасты в городе

Из книги История города Рима в Средние века автора Грегоровиус Фердинанд

5. Древняя базилика Св. Павла. — Почитание святых в ту эпоху. — Св. Лаврентий extra muros и in lucina. — Св. Агнесса. — 8. crux в Иерусалиме. — Св. Петр и Св. Мария maggiore. — Св. Мария в Транстеверине. — Св. Климент. — Вид Рима в V веке. — Контрасты в городе По просьбе Сильвестра Константин


Подводника Кузьмина, улица

Из книги Книга Перемен. Судьбы петербургской топонимики в городском фольклоре. автора Синдаловский Наум Александрович

Подводника Кузьмина, улица 1930… В 1930-е годы с точки зрения Кремля особую опасность для Советского Союза вообще и для Ленинграда в частности представляла капиталистическая Финляндия. Поэтому в рамках подготовки страны к возможному нападению в северных и западных районах


3. Мать Вителлия и мать «Лже»-Дмитрия

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

3. Мать Вителлия и мать «Лже»-Дмитрия Светоний рассказывает следующий сюжет о Вителлин. При вступлении в Рим он встретился на Капитолии со своей матерью и приветствовал ее. «Сам Вителлий, в боевом плаще, опоясанный мечом, верхом на великолепном скакуне, тронулся с


2. Софья-Мария Палеолог и ее соперница Елена Волошанка = библейская Есфирь Их «французским» отражением являются Екатерина-Мария Медичи и ее соперница Диана Пуатье

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович


6.7.1. Мария Кровавая и Мария Стюарт

Из книги Всемирная история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

6.7.1. Мария Кровавая и Мария Стюарт В российской истории лишь последний российский император Николай II получил прозвище Кровавый, которое за ним закрепилось после Кровавого воскресенья. В Англии Кровавой назвали Марию I Тюдор. Чем же она так не угодила своим подданным?Ее


Кузьмина-Караваева (Скобцова) Елизавета Юрьевна (Мать Мария) (род. в 1891 г. – ум. в 1945 г.)

Из книги Женщины, изменившие мир автора Скляренко Валентина Марковна

Кузьмина-Караваева (Скобцова) Елизавета Юрьевна (Мать Мария) (род. в 1891 г. – ум. в 1945 г.) Поэт, прозаик, публицист, художник, философ, общественный и религиозный деятель.В человеческой памяти эта необыкновенная женщина осталась под именем, принятым в монашестве, – мать


Мать Мария из михраба

Из книги Книга I. Хрустальный Христос и древняя цивилизация автора Саверский Александр Владимирович

Мать Мария из михраба Вспомним вновь миф о рождении Митры: он родился непосредственно из камня. Тем не менее, в мифах упоминается и присутствие непорочной девы при его рождении – она олицетворяет камень. В «Персивале» Грааль (камень) настолько тяжел, что его может поднять


6.8. Бегство Святого Семейства в Египет и спасение Христа Дева Мария, мать Христа = «античного» Ромула, описана Ливием как женщина Ларенция по имени «Волчица»

Из книги Царский Рим в междуречье Оки и Волги. автора Носовский Глеб Владимирович

6.8. Бегство Святого Семейства в Египет и спасение Христа Дева Мария, мать Христа = «античного» Ромула, описана Ливием как женщина Ларенция по имени «Волчица» По Евангелиям, спасаясь от преследования Ирода, Святое Семейство бежит в Египет (Матфей 2:13–15). Младенец Христос


7.1. «Плохой» царь Амулий и евангельский царь Ирод Мать Ромула (Илия-Рея-Сильвия) и Дева Мария

Из книги Царский Рим в междуречье Оки и Волги. автора Носовский Глеб Владимирович

7.1. «Плохой» царь Амулий и евангельский царь Ирод Мать Ромула (Илия-Рея-Сильвия) и Дева Мария В книге «Царь Славян» мы показали, что в дошедших до нас версиях византийской и русской истории поздние летописцы вставили в эпоху XI–XIII веков НЕСКОЛЬКО фантомных отражений


3. Мать Сервия Туллия, то есть Мария Богородица, была этрусской женщиной, вероятно, русской Оппозиционная иудейская версия о якобы низком происхождении Сервия Туллия = Христа тоже отразилась у Ливия

Из книги Царский Рим в междуречье Оки и Волги. автора Носовский Глеб Владимирович

3. Мать Сервия Туллия, то есть Мария Богородица, была этрусской женщиной, вероятно, русской Оппозиционная иудейская версия о якобы низком происхождении Сервия Туллия = Христа тоже отразилась у Ливия Оказывается, Тит Ливий, как, кстати, и Плутарх, рассказывая о рождении


24. Дева Мария описана Ливием как римлянка Лукреция, затем как Ларенция и «Волчица» (воспитавшие Ромула и Рема), а также как Рея Сильвия (мать Ромула и Рема)

Из книги Царский Рим в междуречье Оки и Волги. автора Носовский Глеб Владимирович

24. Дева Мария описана Ливием как римлянка Лукреция, затем как Ларенция и «Волчица» (воспитавшие Ромула и Рема), а также как Рея Сильвия (мать Ромула и Рема) 24.1. Повествование Ливия о легендарной красавице Лукреции Мы уже говорили, что Дева Мария отразилась в «Истории» Тита