Сквер перед Финляндским вокзалом

Сквер перед Финляндским вокзалом

В 1862 году от Петербурга к станции «Рихимяки» Великого княжества Финляндского начали прокладывать железную дорогу. По контракту, благодаря особому административному статусу Финляндии дорога после сдачи в эксплуатацию становилась ее собственностью. Вплоть до 1917 года на ней действительно работали только финны. Отдавая дань этому давно забытому обстоятельству, в городском фольклоре до сих пор Финляндский вокзал называют «Финбаном», или «Баном Финляндским».

Первоначальное здание вокзала построили в 1870 году по проекту архитектора П.С. Купинского. Современный вид вокзал приобрел при его реконструкции в 1960 году. Авторы проекта перестройки — архитекторы П.А. Ашастин, Н.В. Баранов и Я.Н. Лукин. По условиям проекта, в современный архитектурный объем включили один из фрагментов старинного фасада Купинского. Этот фрагмент носит мемориальный характер. Он напоминает о важнейшем этапе подготовки большевиками вооруженного восстания — прибытии сюда, на Финляндский вокзал, в апреле 1917 года В.И. Ленина.

Финляндский вокзал. Фото конца XIX века

Образовавшаяся перед южным фасадом обновленного Финляндского вокзала площадь возникла на бывшем так называемом «Волчьем поле», в XVIII веке оно служило местом для выгона скота, а затем и просто обыкновенной городской свалкой. Часть этой свалки в свое время отвели Военному ведомству для размещения артиллерийского лагеря с учебным полигоном. По окончании прокладки Финляндской железной дороги и строительства вокзала территорию между вокзалом и Невой начали благоустраивать. Свалку мусора и полигон перенесли на новые места, а к Неве от здания вокзала проложили аллею.

Памятник Ленину на площади перед вокзалом открыт 7 ноября 1924 года. В Ленинграде это первый памятник вождю Октябрьского восстания. Монумент исполнен по модели скульптора С.А. Евсеева и архитекторов В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейха. Первоначально памятник стоял в непосредственной близости к южному фасаду Финляндского вокзала. В 1930 году от памятника к Неве проложили аллею, а в 1945 году памятник перенесли на 180 метров ближе к набережной и установили на более высокий фундамент. Вокруг памятника разбили регулярный сквер.

Памятник представляет собой ставшую с тех пор традиционной фигуру пламенного оратора с призывно вытянутой вперед рукой, выступающего с башни стилизованного броневика, — этакий запоминающийся зримый образ «трибуна революции». Между прочим, в обывательском сознании всегда жило стремление снизить идеологический пафос памятников монументальной пропаганды. Так, адрес встречи у Финляндского вокзала никогда не отличался революционной патетикой. Он был обывательски простым и понятным: «Под рукой».

Финляндский вокзал. Современное фото

Объектом городского мифотворчества памятник стал почти сразу после его открытия. Впрочем, мифология памятника Ленину, несмотря на ее содержательную новизну, носила все-таки традиционный характер, ее фольклорные корни при желании легко обнаруживались. Из городского фольклора известно, что с появлением на Знаменской площади памятника Александру III горожане, отправлявшиеся к Московскому вокзалу, любили выкрикнуть кучеру хорошо знакомый адрес: «к пугалу!». Когда же поставили памятник Ленину у Финляндского вокзала, то извозчики, лукаво подмигивая, уточняли: «к какому, вашество? к Московскому, аль к Финляндскому?» Среди первых анекдотов о памятнике записан этакий сравнительный анализ философствующего обывателя: «вот как правители обустраиваются и государством управляют: Петр сидит на коне, за спиной у него исаакиевский собор как оплот православия, с одной стороны — Адмиралтейство, корабли строить, с миром торговать, с другой — Сенат и Синод, государством управлять, а рукой он указывает на Университет и Академию наук — вот куда нужно стремиться. Ленин влез на броневик, с одной стороны, у него райком партии и тюрьма „Кресты“, неугодных сажать, с другой — Артиллерийская академия, обороняться, за спиной — вокзал, чтобы, если что, сбежать, а указывает он на Большой дом — „все там будете!“» Пожалуй, главная мысль всего этого монолога сводится к простой констатации: Ленин указывает в сторону, противоположную той, куда указывает Петр I.

Но особенно острое внимание фольклора памятник приобрел позже, когда непосредственная реакция на Октябрьскую революцию сменилась на опосредованную, когда ее стали воспринимать либо через сомнительные достижения советской власти, либо через ее пропагандистские символы. Монументальная скульптура в этом смысле представляла собой бесценный материал. Памятники вождю революции стали подвергаться остракизму в первую очередь, поскольку они были, что называется, у всех на виду.

Это что за большевик

Лезет к нам на броневик?

Он большую кепку носит,

Букву «р» не произносит,

Он великий и простой.

Угадайте, кто такой.

Тот, кто первый даст ответ,

Тот получит десять лет.

В словаре лагерно-блатного жаргона, которым нельзя пренебрегать уже потому, что внутренняя свобода и раскованность в тюрьмах и лагерях позволяли их обитателям говорить то, о чем могли только подумать, боясь произнести вслух, по другую сторону колючей проволоки, памятники Ленину в Ленинграде занимали далеко не последнее место. Так, произнести подчеркнуто патриотическую речь в красном уголке называлось: «Трекнуть с броневичка», а сам памятник у Финляндского вокзала имел несколько прозвищ: «Трекало на броневичке», «Финбанское чучело», «Экспонат с клешней», «Лысый камень», «Ленин, торгующий пиджачком». Помните старый анекдот о дзержинском, который обращается к Ленину? «владимир ильич, где вы такую жилеточку достали?» Ленин закладывает большой палец левой руки за пуговицу: «Эту?» Затем резко выбрасывает правую руку вперед и вверх: «там!» именно таким запечатлел скульптор «трибуна революции» у Финляндского вокзала.

Несколько позже фольклор обратил внимание на некую композиционную связь памятника с «Большим домом» и превратил эту формальную связь в смысловую. В годы пресловутой перестройки эта связь уже не могла импонировать хозяевам мрачного символа сталинской эпохи на другом берегу Невы. Забеспокоились о чистоте мундира. Фольклор ответил анекдотом: «Партийное собрание в большом доме. Голос с места: „товарищи, Ленин, который указывает рукой на большой дом, как бы приветствуя его, дискредитирует нашу историю. Предлагаю повернуть его лицом к Финляндскому вокзалу“. Голос из президиума: „возражаю. Тогда он будет указывать в сторону Финляндии, а туда и без его указания бегут наши граждане“». Вот, оказывается, почему среди современной молодежи бытует прозвище Финляндского вокзала: «Финиш».

Предполагалось, что площадь, которая с апреля 1924 года стала называться площадью Ленина, станет еще одним революционным символом Ленинграда. Но со временем для нового поколения деидеологизированных петербуржцев высокое значение топонима «Площадь Ленина» становится малопонятной и отвлеченной архаикой. Фольклор уже отметил эту любопытную и неизбежную перемену. Старушка обращается к новому русскому: «Скажите, пожалуйста, как найти площадь Ленина?» Новый русский надолго задумывается, смотрит на старушку: «Надо длину Ленина умножить на его ширину, бабуля», — уверенно говорит он. Впрочем, еще задолго до появления новых русских в Ленинграде ходил анекдот о бабке, которая натолкнулась на хиппи. «Милый, как пройти с проспекта карла Маркса на площадь Ленина?» — «во-первых, бабка, не пройти, а кинуть кости, во-вторых, не с карла Маркса на Ленина, а с „бороды“ на „лысину“, а в-третьих, спроси у мента».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Нарышкинский сквер

Из книги Москва и москвичи автора Гиляровский Владимир Алексеевич

Нарышкинский сквер Нарышкинский сквер, этот лучший из бульваров Москвы, образовался в половине прошлого столетия. Теперь он заключен между двумя проездами Страстного бульвара, внутренним и внешним. Раньше проезд был только один, внутренний, а там, где сквер, был большой


Нарышкинский сквер

Из книги Все о Москве (сборник) автора Гиляровский Владимир Алексеевич

Нарышкинский сквер Нарышкинский сквер, этот лучший из бульваров Москвы, образовался в половине прошлого столетия. Теперь он заключен между двумя проездами Страстного бульвара, внутренним и внешним. Раньше проезд был только один, внутренний, а там, где сквер, был большой


Аникушинская аллея и Аникушинский сквер

Из книги Улицы Петроградской стороны. Дома и люди автора Привалов Валентин Дмитриевич

Аникушинская аллея и Аникушинский сквер Эта аллея расположена между Каменноостровским проспектом и Вяземским переулком. Первоначально она была безымянной пешеходной дорожкой. 30 ноября 1999 г. ей присвоено имя М. К. Аникушина.В 2001 г. в начале аллеи разбит Аникушинский


Георгия Товстоногова, сквер

Из книги Улицы Петроградской стороны. Дома и люди автора Привалов Валентин Дмитриевич

Георгия Товстоногова, сквер В 2010 г. зеленый массив у дома № 4 по Петровской набережной назван именем Г. А. Товстоногова, художественного руководителя Большого драматического театра.28 сентября 2010 г. перед домом по проекту скульптора И. Б. Корнеева и архитектора


Сквер в Брюсовом переулке

Из книги Москва акунинская [Maxima-Library] автора Беседина Мария Борисовна

Сквер в Брюсовом переулке Чтобы не прерывать экскурсию, мы по дороге осмотрим несколько мест, которые тоже вписываются в ее тему, правда, косвенно. Тем не менее мне будет приятно, если кому-то увиденное по пути напомнит эпизоды из полюбившихся книг.Сворачиваем с Моховой


Нарышкинский сквер

Из книги Москва и москвичи автора Гиляровский Владимир Алексеевич

Нарышкинский сквер Нарышкинский сквер, этот лучший из бульваров Москвы, образовался в половине прошлого столетия. Теперь он заключен между двумя проездами Страстного бульвара, внутренним и внешним. Раньше проезд был только один, внутренний, а там, где сквер, был большой


Сквер перед Казанским собором

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер перед Казанским собором В 1737 году по указу императрицы Анны Иоанновны специально для иконы Казанской Богоматери на «Невской прешпективе» построили церковь Рождества Богородицы, ее тогда же в народе прозвали Казанской. Она стояла ближе к тротуару, примерно там, где


Сквер на площади Восстания

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Восстания Еще с одним зеленым островком посреди Невского проспекта мы встретимся на площади Восстания на пересечении Невского и Лиговского проспектов. Впервые свое официальное название площадь получила в 1849 году. Тогда ее назвали Площадью к


Сквер на площади Ломоносова

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Ломоносова В сюжете о Екатерининском сквере мы уже рассказывали о задуманном Карлом Росси грандиозном ансамбле Александринского театра. Реализация проекта предполагала организацию огромного пространства от Невского проспекта до набережной Фонтанки,


Сквер на Пушкинской улице

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на Пушкинской улице В 1730-х годах территорию вдоль правой стороны Невского проспекта за Фонтанкой отдали для заселения служащим Дворцового ведомства. Постепенно здесь образовались слободки поваров, кузнецов, свечников, стремянных. Память о них до сих пор


Сквер на площади Искусств

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Искусств Чтобы продолжить рассказ о садах и скверах, сложившихся на улицах и площадях, расположенных параллельно Невскому проспекту, вернемся к Гостиному двору, перейдем на противоположную, четную сторону проспекта и по Михайловской улице пройдем на


Биржевой сквер

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Биржевой сквер Вблизи порта, позади современного здания Биржи, располагался так называемый Биржевой сквер. Весной, с приходом в порт иностранных кораблей, в Биржевом сквере разворачивалась бойкая торговля экзотическими заморскими диковинками — говорящими попугаями,


Румянцевский сквер

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Румянцевский сквер Традиционно западной границей Стрелки Васильевского острова считается Кадетская линия. Как мы уже знаем, в 1818 году, по предложению архитектора Карла Росси, сюда, на Васильевский остров, с Марсова поля, перенесли памятник генерал-фельдмаршалу П.А.


Сквер на площади Тургенева

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Тургенева В 1886–1887 годах перед западным фасадом Покровской церкви по проекту архитектора Н.Л. Бенуа создается сквер. В 1920-х годах вокруг Покровской церкви шумел оживленный толкучий рынок со всеми характерными приметами петербургского уголовного мира и


Калинкинский сквер

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Калинкинский сквер Садовая улица заканчивается у самого устья Фонтанки, у Старо-Калинкина моста, там, где река, раздваиваясь на два рукава, впадает в Неву. Во второй половине XVIII века здесь, при въезде на Старо-Калинкин мост, по Большой Петергофской дороге сформировалась


Сквер на Московской площади

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на Московской площади В этих условиях ни о каком садово-парковом строительстве речи быть не могло. Только в советское время, когда из-за близости границ казавшейся в то время агрессивно опасной капиталистической Финляндии в воспаленном воображении руководителей