Сквер на площади Восстания

Сквер на площади Восстания

Еще с одним зеленым островком посреди Невского проспекта мы встретимся на площади Восстания на пересечении Невского и Лиговского проспектов. Впервые свое официальное название площадь получила в 1849 году. Тогда ее назвали Площадью к Знаменскому мосту. Мостик через Лиговский канал вел к церкви во имя Входа Господня в Иерусалим. Церковь построили в 1804 году по проекту архитектора Ф.И. Демерцова. В народе она была известна как Знаменская, или «Знаменье», по одному из приделов. Еще ее называли Павловской, по фамилии известного ученого, лауреата Нобелевской премии Ивана Петровича Павлова. Он был ее усердным прихожанином, а по одной из легенд, даже венчался в ней. В 1940 году, после смерти Павлова, церковь снесли. Сейчас на ее месте стоит наземный павильон станции метро «Площадь Восстания».

В 1857 году название площади отредактировали, придав ей современное звучание. Теперь она стала называться Знаменской.

23 мая 1909 года на Знаменской площади был открыт конный памятник Александру III — редкий образец сатиры в монументальной скульптуре: грузная фигура царя с тяжелым взглядом тайного алкоголика, каким и, может быть, не без оснований считали его современники, на откормленном тучном битюге, как бы пригвожденном к гробовидному пьедесталу. Почти сразу разразился скандал. Верноподданная часть петербургского общества требовала немедленно убрать позорную для монархии статую. Демократическая общественность, напротив, приветствовала произведение такой обличительной силы. В спор включилась Городская дума. И только автор памятника Паоло Трубецкой, итальянский подданный, воспитывавшийся вдали от «всевидящего ока» и «всеслышащих ушей», оставался невозмутимым и отшучивался: «Политикой не занимаюсь, я просто изобразил одно животное на другом». В салонах рассказывали анекдот про одного грузинского князя, который воскликнул, глядя на памятник: «Я знаю, цто Саса зопа, но зацем же это так подцеркивать?» Надо сказать, что памятник и в самом деле вызывает неоднозначные чувства. Если верить фольклору, многие петербуржцы испытывали по отношению к нему обыкновенную неловкость. Сохранился анекдот о приезжем англичанине, который попросил своего петербургского друга показать ему новый памятник, «что Трубецкой сделал». «И так мне братцы, обидно сделалось, — рассказывал впоследствии петербуржец, — что повел я его к фальконетовскому Петру Великому». — «Ну и что же англичанин?» — «Ничего, хвалил».

Памятник Александру III на Знаменской площади

Впрочем, существует легенда, пытающаяся объяснить сложившуюся ситуацию. Будто бы памятник Александру III, казавшийся в архитектурной среде Петербурга таким грубым, на самом деле предназначался для установки на урале, «на границе Азии и Европы», высоко в горах. Смотреть на него предполагалось из окон движущегося по Транссибирской магистрали поезда. Это дало бы возможность по иному взглянуть на монумент. Фигуры коня и всадника не казались бы такими массивными и неуклюжими.

Паоло Трубецкой приехал в Россию в 1897 году преподавать в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и сразу принял участие в конкурсе на проект памятника умершему за несколько лет до того царю. Одержав победу в конкурсе, скульптор приступил к работе. Он сделал 14 вариантов памятника, однако ни один из них не удовлетворил официальную комиссию. Легенда гласит, что, только услышав, как Мария Федоровна, вдова покойного императора, подойдя к одному из проектов, радостно воскликнула: «Вылитый Сашенька!» — члены высокого жюри, переглянувшись и удивленно пожав плечами, остановили наконец свой выбор на этом варианте.

Невиданному остракизму подвергли памятник в феврале 1917 года. Как только тогда его не называли: «Пугало», «Комод», «Скотина на скотине», «Обормот на бегемоте», «Медведь на слоне». Изощрялись в частушках, стихах и песнях.

Это новая игрушка

Для российского холопа.

Был царь-колокол, царь-пушка,

А теперь еще царь-жопа.

Возродилась старинная мода на так называемые загадки-пирамиды, ответы на которые приводили в невероятный восторг уличную толпу. В фольклоре сохранилось несколько вариантов этих замечательных загадок:

На площади комод,

На комоде бегемот,

На бегемоте обормот,

На обормоте шапочка.

Какого дурака это папочка?

На площади комод,

На комоде бегемот,

На бегемоте идиот,

На идиоте шапка,

На шапке крест,

Кто скажет слово —

Того под арест.

Судьба монумента оказалась печальной. В 1937 году памятник убрали с площади, к тому времени уже не Знаменской, а Восстания. Причина — традиционная, он будто бы мешал трамвайному движению по Невскому проспекту. Долгое время памятник хранился за чугунной решеткой во дворе Русского музея. По меткому выражению фольклора, он стал «Узником Русского музея». Во время блокады Ленинграда он едва не погиб от снаряда. К этому времени в Ленинграде сформировалось поверье: благополучие города, его честь и достоинство оберегалось тремя всадниками: Петром I — на площади Декабристов, Николаем I — на Исаакиевской площади и Александром III — на площади Восстания. И то, что один из них вынужден был покинуть свое историческое место, рассматривалось ленинградцами как знак беды.

Неслучайно одной из первых побед демократической общественности в постсоветском Петербурге считается освобождение памятника Александру III из-за решетки Русского музея. Голос: «Свободу узнику Русского музея!» — был услышан. Памятник вывели из заключения, но установили не на его историческом месте, а перед входом в Мраморный дворец. Во дворе, на низком пьедестале, еще совсем недавно занятом пресловутым «Ленинским броневиком». Говорили, что временно. Что при этом имелось в виду, неизвестно. Историческое место памятника Александру III перед Московским вокзалом занято.

Между тем жизнь бывшей Знаменской площади, к тому времени переименованной в площадь Восстания, продолжалась. В 1952 году на месте снятого памятника разбили партерный сквер, посреди которого установили закладной камень для будущего памятника В.И. Ленину.

Памятник Александру III у Мраморного дворца

Однако со временем планы изменились. Закладной камень был убран, и в 1985 году к 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне в центре сквера на площади Восстания был установлен обелиск «Городу-герою Ленинграду» по проекту А.и. Алымова и В.М. Иванова.

Многотонный гранитный монолит, обработанный в виде армейского штыка, сразу привлек внимание городского фольклора. Пожалуй, трудно найти в городе памятник, заслуживший такое количество негативных определений. Наиболее мягкие из них: «Пограничный столб», «Каменный гвоздь», «Отвертка», «Долото», «Развертка», «Шпиндель», «Вилка», «Штырь», «Гвоздь», «Шампур», «Пипетка», «Страшный сон парашютиста». Но даже среди этого не очень лестного ряда есть и более жесткие: «Штык в горле Невского проспекта».

Заговорили о переносе обелиска на площадь Мужества. Многим казалось, что там, вблизи всемирно известного Пискаревского мемориального кладбища, на площади, само название которой посвящено памяти ленинградцев, защитивших свой город от фашистского нашествия, обелиск обретет свое подлинное значение.

Спор о том, что должно находиться на площади, — памятник Александру III или обелиск городу-герою Ленинграду — продолжается до сих пор. Иногда кажется, что в спор включается и сама площадь. И в самом деле — оказалось, что обелиск обладает неожиданным оптическим эффектом. Тень от звезды, венчающей стелу, утверждает городской фольклор, в определенное время и при известном освещении образует на асфальте Невского проспекта четкие очертания двуглавого российского орла.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Нарышкинский сквер

Из книги Москва и москвичи автора Гиляровский Владимир Алексеевич

Нарышкинский сквер Нарышкинский сквер, этот лучший из бульваров Москвы, образовался в половине прошлого столетия. Теперь он заключен между двумя проездами Страстного бульвара, внутренним и внешним. Раньше проезд был только один, внутренний, а там, где сквер, был большой


Нарышкинский сквер

Из книги Все о Москве (сборник) автора Гиляровский Владимир Алексеевич

Нарышкинский сквер Нарышкинский сквер, этот лучший из бульваров Москвы, образовался в половине прошлого столетия. Теперь он заключен между двумя проездами Страстного бульвара, внутренним и внешним. Раньше проезд был только один, внутренний, а там, где сквер, был большой


Георгия Товстоногова, сквер

Из книги Улицы Петроградской стороны. Дома и люди автора Привалов Валентин Дмитриевич

Георгия Товстоногова, сквер В 2010 г. зеленый массив у дома № 4 по Петровской набережной назван именем Г. А. Товстоногова, художественного руководителя Большого драматического театра.28 сентября 2010 г. перед домом по проекту скульптора И. Б. Корнеева и архитектора


Сквер в Брюсовом переулке

Из книги Москва акунинская [Maxima-Library] автора Беседина Мария Борисовна

Сквер в Брюсовом переулке Чтобы не прерывать экскурсию, мы по дороге осмотрим несколько мест, которые тоже вписываются в ее тему, правда, косвенно. Тем не менее мне будет приятно, если кому-то увиденное по пути напомнит эпизоды из полюбившихся книг.Сворачиваем с Моховой


Нарышкинский сквер

Из книги Москва и москвичи автора Гиляровский Владимир Алексеевич

Нарышкинский сквер Нарышкинский сквер, этот лучший из бульваров Москвы, образовался в половине прошлого столетия. Теперь он заключен между двумя проездами Страстного бульвара, внутренним и внешним. Раньше проезд был только один, внутренний, а там, где сквер, был большой


Петровский сквер на Сенатской площади

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Петровский сквер на Сенатской площади В начале XX века рядом с Александровским садом, в центре огромного пустынного пространства, известного как Сенатская площадь, возник сквер, названный Петровским. Сквер был разбит вокруг памятника Петру Первому, который был


Сквер перед Казанским собором

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер перед Казанским собором В 1737 году по указу императрицы Анны Иоанновны специально для иконы Казанской Богоматери на «Невской прешпективе» построили церковь Рождества Богородицы, ее тогда же в народе прозвали Казанской. Она стояла ближе к тротуару, примерно там, где


Сквер на площади Ломоносова

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Ломоносова В сюжете о Екатерининском сквере мы уже рассказывали о задуманном Карлом Росси грандиозном ансамбле Александринского театра. Реализация проекта предполагала организацию огромного пространства от Невского проспекта до набережной Фонтанки,


Сквер на Пушкинской улице

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на Пушкинской улице В 1730-х годах территорию вдоль правой стороны Невского проспекта за Фонтанкой отдали для заселения служащим Дворцового ведомства. Постепенно здесь образовались слободки поваров, кузнецов, свечников, стремянных. Память о них до сих пор


Сквер на площади Искусств

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Искусств Чтобы продолжить рассказ о садах и скверах, сложившихся на улицах и площадях, расположенных параллельно Невскому проспекту, вернемся к Гостиному двору, перейдем на противоположную, четную сторону проспекта и по Михайловской улице пройдем на


Биржевой сквер

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Биржевой сквер Вблизи порта, позади современного здания Биржи, располагался так называемый Биржевой сквер. Весной, с приходом в порт иностранных кораблей, в Биржевом сквере разворачивалась бойкая торговля экзотическими заморскими диковинками — говорящими попугаями,


Румянцевский сквер

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Румянцевский сквер Традиционно западной границей Стрелки Васильевского острова считается Кадетская линия. Как мы уже знаем, в 1818 году, по предложению архитектора Карла Росси, сюда, на Васильевский остров, с Марсова поля, перенесли памятник генерал-фельдмаршалу П.А.


Сквер на площади Тургенева

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на площади Тургенева В 1886–1887 годах перед западным фасадом Покровской церкви по проекту архитектора Н.Л. Бенуа создается сквер. В 1920-х годах вокруг Покровской церкви шумел оживленный толкучий рынок со всеми характерными приметами петербургского уголовного мира и


Калинкинский сквер

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Калинкинский сквер Садовая улица заканчивается у самого устья Фонтанки, у Старо-Калинкина моста, там, где река, раздваиваясь на два рукава, впадает в Неву. Во второй половине XVIII века здесь, при въезде на Старо-Калинкин мост, по Большой Петергофской дороге сформировалась


Сквер на Московской площади

Из книги Легенды петербургских садов и парков автора Синдаловский Наум Александрович

Сквер на Московской площади В этих условиях ни о каком садово-парковом строительстве речи быть не могло. Только в советское время, когда из-за близости границ казавшейся в то время агрессивно опасной капиталистической Финляндии в воспаленном воображении руководителей