Мой род – моя крепость

Мой род – моя крепость

В главе «Границы во времени» довольно подробно рассказывается о том, что каждый человек во все времена неизбежно являлся и поныне является членом каких-то общественных групп: половозрастных, социальных, религиозных и так далее. Человеку неизменно делается очень не по себе, когда ему приходится покинуть привычную группу – например, когда его отлучают от Церкви, исключают из политической партии (либо он выходит из неё сам), лишают воинского достоинства… Нешуточные страдания происходят и по поводу отсутствия «знакового» предмета, свидетельствующего о принадлежности к группе, – от членского билета до той или иной детали одежды или автомобиля определённой марки…

Даже сейчас разрыв с группой зачастую происходит крайне болезненно и кончается, увы, не только переживаниями. Тут и инфаркты, и самоубийства, и алкоголизм, и наркотики – всё то, что специалисты образно называют катастрофой сознания… А в древности дело обстояло ещё намного серьёзней!

Как пишут учёные, вне своей группы человек не имел ни обязанностей, ни прав. С точки зрения общества, он был никем и даже хуже того: на него смотрели, как на зачумлённого или разбойника, объявленного вне закона (ибо законопослушные граждане – тоже своего рода группа). Его благополучие и жизнь ни для кого более не представляли ценности, а потому он, как правило, очень скоро лишался и того и другого. Соответственно, большинство людей было радо принять законы своей группы и пойти на различные уступки, моральные и материальные, чтобы ни в коем случае не оказаться изгоем, вычеркнутым из жизни. Иногда это называется здоровым коллективизмом, иногда заставляет вспомнить пословицу: с волками жить – по-волчьи выть. Стремление закрепиться в группе может облагородить человека, но бывает и наоборот: смотря какова группа и каков сам человек.

Излишне доказывать, что семья, род тоже представляет собой группу, и притом очень крепкую. И уж если её значение и сейчас для нас весьма велико, то для древнего человека его род определял поистине всё.

Уже не раз говорилось, что при родовом строе (да и много позже) человека рассматривали не столько как индивидуальность, но в первую очередь как члена того или иного рода. Сам человек воспринимал себя так же. Он мог перечислить своих предков на много поколений назад и отдавал себе отчёт, что от него так же произойдут бесчисленные поколения. Группа, стало быть, простиралась не только вширь (ныне живущие родственники), но и в глубину, и во времени (предки и будущие потомки). Когда племя африканских туарегов, в котором жила французская исследовательница, выяснило, что она едва помнит дедушку с бабушкой, её начали жалеть и подкармливать, считая сироткой…

Инструменты сапожно-кожевенного производства (X–XIII века): 1 – сапожная колодка, 2 – шило, 3 – гвоздь сапожный, 4 – нож, 5 – нож для раскроя кожи

Виды швов: а – наружный, б – выворотный, в – потайной, г – потайной с припуском на край

Мощную поддержку рода человек чувствовал постоянно. Даже и через много веков после «разложения» родового строя. Случись вражеский набег или стихийное бедствие – и многочисленный род мчался на помощь: отстроить дом погорельцу, приютить обездоленных, поделиться последним. Помогал род и оступившемуся человеку. По законам древних славян, род нёс коллективную ответственность за каждого своего члена – например, платил за правонарушителя штраф или возмещение обиженному, чтобы потом, уже дома, в семейном кругу, по-свойски всыпать провинившемуся: впредь не срами рода! Позже, когда родовую общину сменила соседская, эта функция перешла к ней. А у скандинавов во времена викингов суд вполне мог решить спорный вопрос в пользу человека, который привёл с собой больше родни, – и дело тут не только в том, что родня эта была богата и хорошо вооружена.

Если же совершалось убийство, вступал в силу закон кровной мести, существовавший, о чём иногда забывают, и у славян. При этом было чётко оговорено, какой родственник за какого должен мстить. Но что интересно, эта месть была направлена не обязательно на убийцу, как такового. Мстители старались досадить не столько ему самому, сколько роду, вырастившему злодея. Как же это сделать? А вот как: истребить самого лучшего, самого уважаемого и знаменитого человека…

Мы привыкли возмущаться «диким обычаем» и при этом почему-то упускаем из виду, что в ту пору не существовало ни милиции, ни полиции, ни прокуратуры, а вождь (князь) с его правосудием был, как правило, далеко. Между тем возможность кровной мести служила серьёзным сдерживающим началом. Каждый человек знал, что отвечает не только за себя одного – его необдуманные поступки неотвратимо навлекут беду на весь род. Поэтому глубоко не правы те, кто считает, будто, следуя законам кровной мести, люди только и делали, что резали друг дружку. Подобное начинает происходить как раз тогда, когда рушатся привычные связи…

Никто не хотел срамиться перед родственной группой – как перед ныне живущими, так и перед умершими и теми, кто ещё не рождён…

Окончательно ли ушёл в прошлое страх перед авторитетным мнением рода? Отнюдь. До сих пор не случайно вызывают в школу родителей двоечников: в присутствии родни (если только ещё не вконец потеряна совесть) тех почему-то гложет такой стыд, которого никак не могут внушить строгие учителя. А вот другой пример, посерьёзнее. В одном российском городе появилась группа мелких преступников – выходцев из южной республики. Не действовали на них ни штрафы, ни кратковременное заключение в тюрьму. Наконец, местное землячество уроженцев той же республики приняло решение: пойманных снимать видеокамерой, а запись показывать в их родных местах. Буквально на другой день хулиганов и след простыл!

Энергичный старейшина, мудрая большуха, дружные, работящие взрослые, ухоженные дети, окружённые почётом старики… член родового коллектива древности жил с полным по тем временам комфортом, вещественным и духовным. Действительно, мой род – моя крепость. Но крепость не только защищает, она способна стать и тюрьмой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Крепость

Из книги Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу автора Сонькин Виктор Валентинович


«Крепость» Сталинград

Из книги Роковые решения вермахта автора Вестфаль Зигфрид

«Крепость» Сталинград В одном из первых приказов Гитлера, отданном вскоре после того, как сомкнулись русские клещи, говорилось: «Войска 6-й армии, окружённые в Сталинграде, впредь будут именоваться войсками крепости Сталинград».Так одним росчерком пера район окружения


Подземная крепость

Из книги Рассказы о неизвестных героях автора Смирнов Сергей Сергеевич

Подземная крепость Шел декабрь 1943 года. Впервые после того, как полтора года тому назад пал геройски сражавшийся Севастополь, советские войска вступили снова на крымскую землю. Части нашей Приморской армии форсировали Керченский пролив из района Тамани на Кавказе и


Крепость Дербента

Из книги 100 великих замков [litres] автора Ионина Надежда

Крепость Дербента На географической карте есть несколько городов с названием Дербент, но только один из них выделяется своим почтенным возрастом, значимостью в истории народов и древними архитектурными памятниками. Об этом Дербенте сведения встречаются уже у


Будайская крепость

Из книги 100 великих замков [litres] автора Ионина Надежда

Будайская крепость Южный фасад церкви МатяшаБудапешт называют «жемчужиной Дуная, выброшенной на берег». Матовой белизной своих зданий, стесненных в перспективе серебристыми горами, город действительно похож на большую жемчужину, оправленную в серебро. На всех гостей


Княжество — крепость

Из книги Великая Татария: история земли Русской автора Пензев Константин Александрович


Крепость

Из книги Трагедия Брестской крепости. Антология подвига. 22 июня - 23 июля 1941 года автора Мощанский Илья Борисович

Крепость Брест-Литовская крепость, расположенная у слияния рек Буг и Мухавец, была заложена в 1833 году. Ее строительство развернулось на территории средневекового Бреста, окончательно разрушенного для постройки инженерных укреплений. Военные фортификаторы спланировали


Бахрейнская крепость

Из книги Всемирная история. Том 1. Каменный век автора Бадак Александр Николаевич

Бахрейнская крепость Португальская крепость на протяжении многих веков господствовала над северной частью Бахрейна и северозападными подходами острову, — еще с тех времен, когда португальцы начали играть главенствующую роль в Персидском заливе и на торговых путях в


КРЕПОСТЬ СДАНА

Из книги Порт–Артур. Воспоминания участников. автора Автор неизвестен

КРЕПОСТЬ СДАНА 1904 год кончался. Одиннадцать месяцев держался Порт–Артур. Из них девять в полной отрезанности от какой–либо помощи извне. С падением после отчаянных штурмов японцами 22–го и 23–го ноября Высокой Горы, вызвавшим слова Кондратенко — «это начало конца»,


Моя семья – моя крепость

Из книги 5 O’clock и другие традиции Англии автора Павловская Анна Валентиновна

Моя семья – моя крепость


Осажденная крепость

Из книги 50 великих дат мировой истории автора Шулер Жюль

Осажденная крепость Ужесточение расизма чувствуется сразу после войны. Закон об искоренении коммунизма принят в 1950 г. Он приводит к запрету южноафриканской компартии, но его значение много шире, потому что любая критика южноафриканских реалий (и апартеида в том числе)


«Олсуфьевская крепость»

Из книги Москва и москвичи автора Гиляровский Владимир Алексеевич

«Олсуфьевская крепость» На Тверской, против Брюсовского переулка, в семидесятые и в начале восьмидесятых годов, почти рядом с генерал-губернаторским дворцом, стоял большой дом Олсуфьева – четырехэтажный, с подвальными этажами, где помещались лавки и винный погреб. И


На крепость

Из книги Русско-литовская знать XV–XVII вв. Источниковедение. Генеалогия. Геральдика автора Бычкова Маргарита Евгеньевна


Крепость Елизаветы

Из книги Русские землепроходцы – слава и гордость Руси автора Глазырин Максим Юрьевич

Крепость Елизаветы 1816 год. Г. А. Шеффер начинает строить в Виамеа у р. Уаимеа русскую каменную крепость «Елизаветы» (в честь жены Царя Александра I. Русская крепость сохранилась до сегодняшних дней). В Ханалеи русичи строят земляные укрепления. Русскую крепость строят с


Мой род – моя крепость

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна

Мой род – моя крепость «Родовой строй разлагался…» О роде, об отношениях родства у древних славян в научной литературе (если только она не посвящена специально данному вопросу) упоминают обычно вскользь, мельком, как-нибудь так: «В IХ веке родовой строй у восточных


Мой род – моя крепость

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна

Мой род – моя крепость В главе «Границы во времени» довольно подробно рассказывается о том, что каждый человек во все времена неизбежно являлся и поныне является членом каких-то общественных групп: половозрастных, социальных, религиозных и так далее. Человеку неизменно