Личность царя Ивана Грозного

Личность царя Ивана Грозного

Историк Н.И. Костомаров дает нелестную характеристику Ивану IV: «Личность, запятнавшая себя злодеяниями, но народ, видя казни другого, не чувствовал угрозу себе лично. Народ приучается к повиновению и безгласию; толпа уважает страшную власть и благоговеет перед нею — от этого Иван получил звание „грозного“, а не мучителя». Историк считает Ивана Грозного личностью вполне заурядной в противоположность тем, кто видит его идеалом Руси и всего русского народа.

Н.И. Костомаров говорит, что в его царствование на Руси совершалось что-то значительное только тогда, когда автор «Домостроя» и духовник царя Сильвестр и дипломат Адашев, выдвинувшийся при Иване IV, были его советниками и имели над ним власть.

Иван IV вел войну с Ливонией, в то время как крымские татары своими набегами разоряли Русь. Например, в 1571 г. хан Девлет-Гирей совершил разорительный набег на Москву и сжег ее так, что уцелел один Кремль. Н.И. Костомаров отличает мотивации Петра I и Ивана IV, считая, что мотивация Ивана при завоевании Ливонии — самолюбие, в отличие от мотивации Петра I, который вел войну с Ливонией, руководствуясь заботой о Российском государстве и думая о пользе российского народа.

В исторической литературе личность Ивана IV вызывает противоречивые мнения. Н.М. Карамзин, например, резко отрицательно относится к Ивану IV, описывая «ужасы террора» и объясняя события его царствования «злой волей» царя.

Н.М. Карамзин говорит: «…Иоанн имел разум превосходный, не чуждый образования и сведений, соединенный с необыкновенным даром слова, чтобы бесстыдно раболепствовать гнуснейшим похотям. Имея редкую память, знал наизусть Библию, историю греческую, римскую, нашего отечества, чтобы нелепо толковать их в пользу тиранства».

С.М. Соловьев видит в действиях Ивана IV историческую закономерность и прогрессивность.

В.О. Ключевский критикует схему Соловьева о борьбе родового и государственного начал при Иване IV, но фактически стоит на позициях Карамзина, изображая деятельность Ивана IV как историческое недоразумение, а опричнину — «бесцельной», действовавшей «против лиц, а не против порядка», и дает краткую, но весомую характеристику царствования Ивана IV: «Одностороннее, себялюбивое, и мнительное направление его политической мысли при его нервной возбужденности, лишило его практического такта, политического глазомера, чутья действительности… Карамзин преувеличил очень немного, поставив царствование Ивана — одно из прекраснейших по началу — по конечным его результатам наряду с монгольским игом и бедствиями удельного времени… Его можно сравнить с тем ветхозаветным слепым богатырем (Самсон, который победил филистимлян, пожертвовав собой), который, чтобы погубить своих врагов, на самого себя повалил здание, на крыше коего эти враги сидели» («Курс русской истории», ч. 2).

А И.М. Катырев-Ростовский писал об Иване IV, что он был «муж чудного рассуждения, в науке книжного поучения доволен и многоречив зело», «за отечество стоятель».

Действительно, Иван IV много читал и, как говорит К. Валишевский, почерпнул много сведений из своего разностороннего чтения.

Н.М. Карамзин, отмечая негативные стороны царствования Ивана, признает, что «Иоанн Грозный в умственном отношении был одним из самых образованных людей своего времени… Блеск, юмор, огромная начитанность, логичность изложения, отличающие все его произведения, редко встречаются даже и у писателей по призванию…» и, заключая повествование об Иване Грозном, говорит, что «добрая слава Иоаннова пережила его худую славу в народной памяти».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >