Народы, обитавшие на территории Древней России

Народы, обитавшие на территории Древней России

«Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками», — так начинает «Историю государства Российского» Н.М. Карамзин.

Согласно рассказам греков и римлян, основанным на древнем предании, где-то за XII веков до н. э. в Южной России обитали такие народы, как каспийский, тавры и киммериане (киммерийцы).

Более достоверные исторические факты говорят, что около 640 г. на северном побережье Черного моря возникло первое поселение греков. Недалеко от днепровского устья (южнее нынешнего Николаева) они построили город Ольвию, который просуществовал до падения Рима.

Киммериане, которые в древности обитали на территориях нынешних Херсонской и Днепропетровской областей, были изгнаны скифами или сколотами[1], которых вытеснили в свою очередь массагеты, пришедшие из восточных земель Каспийского моря. Скифы перешли за Волгу и поселились между современными Дунаем и Доном.

Скифы подобно киргизам или калмыкам вели кочевую жизнь, были свободолюбивым народом, но единственное искусство, которое они знали, это искусство «везде настигать неприятелей и везде от них скрываться».

За Доном, в Астраханских степях, обитали сарматы (савроматы), родственные скифам; дальше, среди лесов жили будины, гелоны, ирки, фиссагеты, а на востоке от них — те скифы, которые покинули Царскую орду. Здесь, по словам Геродота, на которого ссылается Н.М. Карамзин, начинались каменистые горы (Уральские) и страна плосконосых людей архипеев (калмыков) и сюда доходили торговые караваны из черноморских городов. А дальше шли «полунощные» земли, о которых кроме слухов достоверно ничего не было известно. Архипеи, например, считали, что в этих землях живут люди, которые спят шесть месяцев в году.

Скифия Российская, по свидетельству Геродота, была бескрайней и безлесной равниной, и лишь между Тавридой и днепровским устьем можно было видеть леса.

Древний историк считал чудом то, что «зима продолжается там 8 месяцев, и воздух в сие время, по словам скифов, бывает наполнен летающими перьями, т. е. снегом»; что «море Азовское замерзает, жители ездят на санях через неподвижную глубину его и даже конные сражаются на воде, густеющей от холода».

Несмотря на то, что скифы занимали в основном южные части нашей страны, а андрофаги, меланхлены и другие северные народы, как пишет Геродот, относились к другому племени, греки условно назвали всю азиатскую и европейскую Россию, или полунощные земли, Скифией, ссылаясь на историка Эфора, жившего за 350 лет до н. э.[2]

Скифы отличались отчаянной храбростью, были многочисленны и смело вступали в бой с любым врагом; пили кровь убитых неприятелей, выделывали их кожу и использовали вместо одежды, а из черепов делали сосуды.

Победу над скифами одержал Филипп Македонский, который противопоставил численному превосходству военную хитрость. Филипп Македонский думал найти у скифов золото и серебро, но к своему удивлению нашел только стариков, женщин и детей.

После этого поражения скифы потеряли свое могущество.

Наконец сарматы (савроматы)[3], обитавшие в Азии близ Дона, вступили в Скифию и, по свидетельству Диодора Сицилийского, истребили ее жителей, и от скифов осталось только их название, хотя греки долго еще после этого называли малоизвестные народы отдаленных стран скифами.

Сарматы получили известность в начале новой эры, когда римские легионы заняли Фракию и Дунайские страны. С этого времени историки упоминают народ, который занимал пространство от Азовского моря до берегов Дуная и состоял из двух племен, роксолан и язигов. Эти народы начали вторгаться в римские владения, опустошали Мизию. В конце концов, изнеженный роскошью Рим потерял гражданскую свободу, а затем и культуру. Рим уже не считал зазорным платить за мирное существование золотом и с уважением принимал послов кочевников.

Другие обитатели юго-восточной России, аланы, жили тогда между Черным и Каспийским морями. У них, как и у многих азиатских народов, не было домов, они возили жен и детей в колесницах, скитались по степям Азии до самой Индии и отличались храбростью. Аланы вытеснили сарматов из Юго-Восточной Азии и заняли часть Тавриды.

В III в. от Балтийского к Черному морю пришли готы[4]. Они завоевали многие народы, в числе которых были и венеды. Н.М. Карамзин ссылается на готского историка VI в. Иорнанда[5], который считает венедов одноплеменниками славян, предков русского народа. Венеды жили на берегах Балтийского моря и были многочисленны, что часто помогало им в битвах больше, чем воинское искусство. Финикяне были хорошими мореплавателями и вполне могли доплывать до берегов Пруссии, богатых янтарем, и там покупать его у венедов.

Если славяне и венеды являлись одноплеменным народом, то наших предков должны были знать и греки и римляне, которые обитали к югу от Балтийского моря.

Наши предки отличались обычаями и нравами от азиатских народов, которые жили не в домах, а в шатрах или колесницах. Венеды же, о которых говорит Тацит, жили в домах и сражались не на конях, а пешие и были известны как хорошие бегуны.

Конец IV в. принес ужасное нашествие гуннов (хунну)[6], кочующего народа, который через степи дошел от Китая до юго-восточной России. Около 377 г. гунны нападали на алан, готтов, римлян, истребляя все огнем и мечом. Аланы оказались достойными противниками гуннов. Они, как и гунны, имели мощную конницу, которую даже одевали в броню и сражались насмерть, но исход был решен в пользу гуннов.

Древняя история упоминает об антах[7], которые, по свидетельству византийских летописцев, относились к славянскому народу и считались храбрейшими из славян. Анты вместе с венедами занимали причерноморскую территорию между Днестром и Днепром. Анты и венеды находились под властью гуннов, которые во время грозного царя Аттилы (Аттила в переводе с готского языка означает «батюшка») повелевали всеми странами от Волги до Рейна и от Македонии до Балтийского моря. Аттила славился презрением к золоту и роскоши, ужасал мир и гордился тем, что его называли бичом Небесным.

В те далекие времена, как пишет Н.М. Карамзин, южная Россия представляла собой бескрайнюю пустыню, по которой бродили лишь жалкие остатки народов.

В конце V в. сарматы историками уже не упоминаются. Аланы соединились с племенем немецких вандалов и свевами, перешли за Рейн в Испанию и Португалию. Вскоре неизвестные до того времени угры и болгары, одноплеменники гуннов, оставили свои жилища у Волги и Уральских гор и осели на берегах Азовского, Черного морей и в Тавриде, где еще оставались готы, принявшие христианскую веру.

Наконец история говорит о славянах, воинственном и храбром народе, название которого могло происходить от «славы»[8] быте славян истории мало известно, но известно, например, что с VI в. они занимали большую часть Европы, от Балтийского моря до рек Эльбы, Тисы и Черного моря. Считается вероятным, что некоторые славяне служили и Аттиле.

Со времен правления Юстиниана (518–527), когда славяне вступили в Моравию, Богемию, Саксонию, византийские историки начинают о них говорить, описывать их образ жизни, нравы, их войны, что являлось доказательством того, что этот народ, обитая в глубине России, Польши, Литвы и Пруссии, отдаленных и лежащих за пределами интересов греков, раньше был мало им известен. В 527 г. славяне прочно обосновались в Северной Дакии и начали выступать против империи вместе с угорскими племенами и антами. С тех пор славяне вызывали у империи больший ужас, чем сарматы или готы.

Римские легионы всегда обращались храбрыми славянами в бегство, и даже мощная крепостная стена Царьграда не могла их остановить. Сам Юстиниан с ужасом ожидал приступа славян к Феодосии, а потом с гордостью называл себя Антическим или Славянским, хотя это, по словам Н.М. Карамзина, напоминало больше позор, чем славу его оружия против наших предков, которые постоянно опустошали империю. Иногда империя заключала со славянами союзы и с их помощью одерживала победы.

После тридцатилетнего господства славян в Европе к Черному морю пришел новый народ — авары, которые господствовали в степях Татарии. В VI в. аваров потеснили турки (тюрки), и они вынуждены были покинуть свои земли. Эти тюркские племена были потомками гуннов[9]. Со временем тюрки соединились с другими одноплеменными ордами и завоевали всю Южную Сибирь. Их хан Дизавул жил среди Алтайских гор в шатре с шелковыми коврами и золотыми сосудами и принимал византийских послов и дары от Юстиниана, сидя на богатом троне.

От Дизавула зависели киргизы и гунны — огоры. Огоры перешли на западные берега Волги и стали называться аварами. Греки с ужасом смотрели на аварских послов, их одежда напоминала страшных гуннов Аттилы, только авары не брили головы и заплетали волосы в длинные косы с лентами. Свирепый аварский хан Баян не встречал нигде сильного сопротивления, и в 568 г. территория аваров простиралась от Волги до Эльбы. Они совершали набеги на Китай и Персию.

И только дунайские славяне оставались независимыми. После того как Баян смирил алетов, он потребовал от славян подданства. Но они убили ханского посла за надменные речи. Тогда Баян с 60 тысячами отборных латников вступил в земли славян, которые более 50 лет не знали завоевателей. Он начал грабить села, жечь поля и истреблять славян, которые пытались спастись в лесах.

С этого времени славяне потеряли свое могущество и были обязаны давать хану войско.

Однако не все славянские народы повиновались хану. На берегах Балтийского моря жили мирные славяне, которые отказались помогать хану войском. Они не умели обращаться с оружием и играли на гуслях, не знали войны и вели мирную и спокойную жизнь. Это был великорослый и крепкий народ, но их кротость удивляла самого греческого императора. Миролюбие балтийских славян в жестокие времена тех лет казалось византийским историкам редким и необычным явлением.

Богемские славяне решительно поднялись на аваров и вернули свою древнюю независимость.

Скоро славяне освоили новые земли: в VI в. многие из них поселились в Венгрии; другие в VII столетии изгнали аваров из Иллирии[10] и основали новые области: Славонию, Сербию, Боснию, Далмацию. Императоры с удовольствием принимали их соседство, т. к. они отличались храбростью и могли защитить их от нападения врагов. В VII в. славян можно было обнаружить во Фракии, в Мизии, или в современной Болгарии. Многие поселились в Вифинии, Фригии, Сирии. В 679 г. один из сыновей болгарского князя Куврата, союзника и друга римлян, утвердился между Днестром и Дунаем, завоевал Мизию и основал там сильное Болгарское государство.

Н.М. Карамзин считает, что славяне, отличавшиеся и многочисленностью и храбростью, могли бы объединиться и завоевать Европу; но они были разобщены, и это привело к тому, что они почти везде утратили независимость, а некоторые даже забыли свой родной язык.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >