Библиотека имама Шамиля

Библиотека имама Шамиля

Н.А. Тагирова (Шихсаидова)

Письменная культура Дагестана на арабском языке имеет многовековую историю, представляет собой неотъемлемую часть культурного наследия дагестанских народов. Истоки этой традиции восходят к X–XI вв., дальнейшее развитие арабоязычная литература получает в XVI–XVIII вв. и особого развития достигает в XIX в.

Становление и развитие арабоязычной рукописной традиции в Дагестане происходило под непосредственным влиянием мусульманской или, как ее еще называют, «арабской культуры». Характерными чертами средневековой арабской культуры были исключительная любовь к книге, культ знаний и образования.

Распространение арабской книжной письменности в Дагестане и зарождение собственной литературной традиции было связано, как считают исследователи, не только с арабскими завоеваниями и распространением ислама и арабского языка в регионе, но, главным образом, с последовавшими вслед за этим историко-культурными и торгово-экономическими контактами со странами Ближнего и Среднего Востока. Эти факторы содействовали широкому распространению на территории Дагестана богатейшего рукописного наследия (научного и литературного), созданного учеными Арабского халифата, объединившего множество государств и народностей.

Хронологические рамки рукописной книжной продукции Дагестана охватывают период с XI в. по 30-е годы XX в., а в количественном отношении – это цифры, поражающие воображение, и, как уже отмечалось в специальной литературе, «быть может, и специалисты не всегда дают себе отчет о подлинных масштабах арабской книжной продукции: даже малая часть прежних рукописных сокровищ, дошедшая до нас сквозь все превратности истории, исчисляются сотнями тысяч томов». Эти слова были сказаны об арабской книжной продукции в целом, но их с полным правом можно отнести и к арабскому рукописному наследию Дагестана.

Огромный интерес представляет процесс появления и формирования книжных собраний в Дагестане, начало которого, согласно местной исторической традиции, относится приблизительно к XVIII веку. Еще совсем недавно мы не располагали данными о конкретных библиотеках в Дагестане до XVIII века, но, учитывая особый уровень развития и распространения арабоязычной литературы в Дагестане в XVI–XVII вв., на которые, по мнению академика И.Ю. Крачковского, падает «своеобразный «ренессанс» средневековой арабской культуры», можно было предположить наличие библиотек, датируемых и более ранним временем. Исследования последних лет не только подтверждают это предположение, но и позволяют говорить об их существовании уже в XV–XVI вв., а возможно, и гораздо раньше (при медресе, существование которых в Дагестане зафиксировано не позднее конца XI в.).

Нам известно, что в Дагестане в прошлом имелось большое число ценных и разнообразных по составу книжных коллекций, включавших как рукописные тексты, так и печатную продукцию. Библиотеки эти принадлежали, как правило, известным дагестанским ученым. Имена их общеизвестны. Среди них Мухаммад из Кудутля (1652–1717), Мухаммад из Убры (ум. 1732), Давуд из Усиши (ум. 1757), Саид Араканский (1764–1834), Гасан Алкадари (1834–1910), Абусуфьян Акаев (ум. 1935), Али Каяев (1878–1943), Мансур Гайдарбеков (1907–1987), М.-С Саидов (1902–1981), М.Г. Нурмагомедов (1904–1997) и многие другие. Большая часть этих коллекций не дошла до нас (за исключением отдельных экземпляров книг и некоторых наследственных книжных собраний, которые бережно передавались из поколения в поколение), однако списки этих коллекций или сохранившиеся краткие описания их свидетельствуют о широком тематическом и хронологическом диапазоне имевшейся в них литературы и дают нам ценную информацию о «круге чтения» и «круге учения» образованных людей своего времени.

Фотография Шамиля с дарственной надписью-автографом калужскому губернскому предводителю дворянства Ф.С. Щукину.

По сообщениям современников, Шамиль также был обладателем крупной книжной коллекции, которой он очень дорожил и с которой не расставался, даже будучи в плену. Эта библиотека, одно из крупнейших частных собраний, долгое время считалось пропавшей, и о ней судили только по плохому, очень краткому перечню, который мог быть понятен лишь узкому кругу специалистов, и то только после его изучения и расшифровки (см. далее). Сведения о библиотеке Шамиля, сообщаемые в литературе, лишь в самых общих чертах освещали ее содержание. Иногда редкие упоминания в источниках на арабском языке или в переводах указывали на то или иное сочинение. Сведения эти были ничтожно малы. Складывалось впечатление, что уже нет никакой надежды на восстановление ее первоначального содержания.

Единственное сообщение, которое имелось в нашем распоряжении, позволявшее судить о характере библиотеки имама, о ее тематическом составе и разнообразии, – это упомянутый перечень книг, составленный приставом при Шамиле Аполлоном Руновским. Именно благодаря этому списку мы получили возможность более подробно изучить коллекцию, а точнее, какую-то часть знаменитой коллекции имама Шамиля. В «Хронике» Мухаммед-Тахира ал-Карахи, известного дагестанского ученого и секретаря Шамиля, также сохранились некоторые сведения о книгах, бывших в распоряжении Шамиля.

Как сообщает Мухаммед-Тахир, во время пребывания имама в Стамбуле к нему обратился один египетский ученый с просьбой объяснить некоторые его действия. В подтверждение своих слов Шамиль попросил подать книги, их «принесли в мешке, который несли 2 человека». Мухаммед-Тахир ал-Карахи упоминает следующие две рукописи, которыми Шамиль пользовался: «Инсан ал-уйун», переписанный видным дагестанским ученым Саидом Араканским, – это жизнеописание Мухаммада, составленное арабским автором ал-Халаби (1567–1634 гг.), и «ал-Минах ал-Меккийа» – комментарий известного арабского законоведа Ибн Хаджара ал-Хайтами (1505–1565 гг.) на поэму «Умм ал-кура» («Мать городов») арабского поэта-суфия ал-Бусири (1212–1294 гг.), автора знаменитой панегирической касыды «ал-Бурда» («Плащ»), посвященной Пророку Мухаммаду. Список сочинения «ал-Минах ал-Меккийа», принадлежавший Шамилю, был переписан известным дагестанским ученым Мухаммадом из Кудутля.

В биографическом очерке «Шамиль на Кавказе и в России», составленном М.Н. Чичаговой, есть сообщение о книгах Шамиля: после предпринятой в августе 1859 г. князем А. Барятинским экспедиции в глубь Дагестана Шамиль был вынужден покинуть «свои укрепления с находящимися в них тринадцатью орудиями и бежал на Гуниб, взяв с собой на шести лошадях золото и серебро…, на одной лошади драгоценности, на семнадцати лошадях книги…». Часть книг Шамиля, как мы знаем из сочинения Мухаммед-Тахира ал-Карахи, осталась в Ахульго: когда Шамиль был вынужден покинуть Ахульго, «он вышел из дому в боевом снаряжении, оставив свои книги и пожитки там».

В самых общих чертах данные о книгах, принадлежавших Шамилю, мы находим также в «Дагестанском сборнике», изданном в Темир-Хан-Шуре в 1902 г.: «При выходе Шамиля из Гуниба в числе вещей, принадлежавших ему, оказалось пять сумок с книгами. Они были доставлены в Шуру и разобраны комиссиею из трех переводчиков. По содержанию книги, как было видно из надписей, принадлежавших старшему сыну Шамиля, разделялись на четыре отдела: 1) священные (Коран, комментарии на него и т. п.), 2) грамматические, 3) юридические, в том числе Мингадж, «принятый за руководство в Дагестане», и 4) хадисы и рассказы, относящиеся к жизни Пророка Мухаммада и халифов, собрание молитв, заговоров, мелких стихотворений и др. Особенных сочинений по поводу мюридизма и исторических не оказалось».

М. Казембек в своей работе «Мюридизм и Шамиль» писал о Шамиле: «Хотя он вовсе не из сентиментальных, но часто он вздыхал при упоминании о прошедшем. Два раза меня поразил его глубокий вздох. Первый раз у меня, когда при обзоре моей восточной библиотеки он вспомнил, что и у него также была большая библиотека, которую совершенно разграбили его мюриды». Библиотека Шамиля и без этих утерянных книг была значительной по количеству. Рукописи, бывшие при Шамиле в Калуге, доставлены из Дагестана «…вместе с семейством Шамиля. Для них одних назначена была тройка. Зато, кроме книг, да еще подушек, никакого другого имущества не вывезено». «Утром 5 января, – пишет А. Руновский в «Записках о Шамиле», – на дворе занимаемого Шамилем дома явилась почтовая тройка с багажом, состоявшим из нескольких огромных тюков, обшитых персидскими коврами. Это была библиотека Шамиля, о потере которой он получил ложное сведение, погрузившее его почти в такую же печаль, какую наводила на него неизвестность об участи его семейства. Зато и радость его был велика».

У нас нет точных данных о том, как складывалась библиотека имама Шамиля, но можно предположить, что это был обычный, традиционный путь формирования частных книжных коллекций. Шамиль самостоятельно, целенаправленно собирал свою собственную библиотеку. Он сам лично переписывал многие рукописи во время учебы в различных медресе (например, в Эндирее, Тарках, Чиркее и др.), а впоследствии поручал переписку необходимых и наиболее важных сочинений другим лицам, в т. ч. и сыновьям, получал рукописи в дар или в качестве вакфа, приобретал книги за деньги, единичные экземпляры попадали к нему во время военных действий. Известны случаи, когда Шамиль возвращал оказавшиеся у него рукописи их прежнему владельцу, делая при этом соответствующую запись своей рукой. Все эти любопытные эпизоды повседневности, исторические

события, семейные хроники и другие факты и события, имевшие место в прошлом, насыщенная духовная жизнь дагестанского общества того времени отражены на страницах рукописей в виде многочисленных записей, приписок на полях, в колофонах и т. п., которые, по традиции, обязательно фиксировались в рукописях, служивших их владельцу своеобразными дневниками, а для нас составили «живые» страницы истории.

Важные сведения о библиотеке Шамиля сохранил нам полковник А. Руновский, пристав при нем в Калуге. Шамиль, со слов Руновского, вспоминал в числе имущества, «разграбленного… во время последних событий на Кавказе», с большим сожалением только о двух рукописях – «содержащей описание собственной его жизни» и «книге Абу-Муслима» с упоминанием податей. Однажды А. Руновский застал Шамиля в своем кабинете, где на полу были «разбросаны в великом множестве книги, а посреди них, тоже на полу, сидел Шамиль, прилежно переворачивая листы и делая из них какие-то выписки». Он составлял, как выяснил пристав, перечень рукописей («Пишу названия тех книг… которых недостает для моего благополучия»), потерянных еще в Дагестане при переходе в Гуниб, и хотел обратиться к князю Барятинскому с просьбой содействовать их выявлению и возвращению.

А. Руновский в своем «Дневнике» приводит перечень тех книг, которые остались в Дагестане и которые Шамиль хотел получить при содействии князя Барятинского. Перечень содержит 48 наименований арабских книг. Список этот чрезвычайно поверхностный, названия произведений переданы в русской транслитерации с большими неточностями или искажениями, как правило, в сокращенном виде, без указания имен авторов. Иногда приводится только имя автора без упоминания названия сочинения. Это обстоятельство значительно затрудняет расшифровку и идентификацию сочинений, имевшихся в библиотеке Шамиля. Мы попытались идентифицировать названные в списке А. Руновского сочинения, группируя их по тематическому принципу, который в приводимом списке не соблюдается. При этом делались обязательные ссылки на фундаментальное справочное пособие «История арабской литературы» К. Брокельмана и знаменитый энциклопедический словарь «ал-Мунджид фи-л-луга ва-л– а‘лам». Все необходимые сведения об авторах и сочинениях почерпнуты нами, главным образом, из этих и некоторых других пособий, т. е. использована литература на немецком, арабском, английском и русском языках.

Среди упомянутых 48 книг видное место занимают сочинения по мусульманскому праву: «Минхадж» – сочинение по шафиитскому толку, полное название которого «Минхадж ал-талибин». Его автор – известный законовед из Сирии ан-Навави (ум. в 1277 г.), труды которого пользовались широкой популярностью в Дагестане. Не менее популярным было и другое сочинение, обозначенное в реестре как «Махалли» – под таким названием (т. е. по имени автора) в Дагестане было известно сочинение «Шарх Минхадж ат-талибин» – комментарий в 4-х томах на «Минхадж ат-талибин» ан-Навави, принадлежащий видному шафиитскому законоведу и комментатору Корана, египетскому ученому Джалаладдину ал-Махалли (1389–1459).

В библиотеке Шамиля имелись сочинения и других знатоков права, в их числе Йакуб ар-Руми (XVI в.), Абдаррахман б. Мухаммад Шейх-заде (XVII в.) и др. Имам Шамиль был большим знатоком мусульманского права, и потому не случаен его интерес к сочинениям богословско-правовых школ, особенно шафиитской; сочинения ханафитского мазхаба, как видим, также представлены в коллекции единичными экземплярами.

Значительное место в коллекции принадлежало сочинениям по грамматике арабского языка: «Шарх Алфийа» – возможно, это комментарий Ибн Акила (ум. в 1367 г.), египетского грамматика и кади, на «Алфийа» («Тысячница»), известный свод правил грамматики арабского языка (синтаксис и морфология), и принадлежащий Ибн Малику ал-Андалуси (1203–1274). Автор комментируемого сочинения родился в Дамаске, учился в Халебе (Алеппо), жил и работал в качестве приватного учителя на своей родине. Он считался выдающимся филологом своего времени. Знаменитое сочинение его по грамматике арабского языка комментировалось множество раз. Комментарий же Ибн Акила пользовался большой популярностью в Дагестане, и большинство встречающихся здесь комментариев под названием «Шарх Алфийа» принадлежит именно этому автору.

Следующее грамматическое сочинение значится в реестре как «Джами» – под этим названием, связанным с именем автора, в Дагестане был известен один из самых распространенных комментариев «ал-Фава’ид ад-Дийаийа», составленный великим поэтом, ученым и мистиком Абдаррахманом Джами (1414–1492) на «ал-Кафийа», краткий учебный трактат по арабской грамматике египетского ученого Ибн ал-Хаджиба (1174–1249). В списке имеется сочинение, названное «Хадаик». Полное название этого сочинения – «Хада’ик ад-дака’ик». Оно представляет собой комментарий азербайджанского ученого Са’даддина ал-Бардаи на «Унмузадж» («Образец» синтаксиса) известного богослова, законоведа, филолога и литератора аз-Замахшари (1074–1144), одного из основоположников арабской грамматической школы; среди других известных сочинений: «ал-Мутаввал» – комментарий Мас’уда ат-Тафтазани (ум. в 1390 г.) на «Талхис ал-Миф-тах» Мухаммада ал-Казвини (ум. в 1338 г.), что в свою очередь было извлечением из другого сочинения, принадлежащего перу среднеазиатского филолога ас-Саккаки (1160–1229). Огромной популярностью пользовалось как само сочинение ас-Саккаки, так и краткое изложение третьей части этого труда, по риторике, выполненное ал-Казвини, а также многочисленные комментарии на оба эти сочинения.

Среди трудов по философии и логике в реестре представлено сочинение «Фусуль» персидского ученого-энциклопедиста Насираддина ат-Туси (ум. в 1274 г.). Круг интересов этой выдающейся личности охватывал все науки, как специфически мусульманские, так и точные. Насираддин ат-Туси – автор многочисленных сочинений по философии, логике, астрономии, математике, физике, медицине, теологии, этике. В области точных наук ему принадлежат новые обработки произведений почти всех крупнейших ученых античного мира, которых знали арабы. В частности, он оставил новую редакцию «Альмагеста», которая почти вытеснила все предшествующие. С именем ат-Туси связаны знаменитые «Илхановские астрономические таблицы» и не менее знаменитая обсерватория в Мараге (Азербайджан), основателем которой он являлся. Обсерватория эта была снабжена лучшими по тому времени инструментами и богатейшей библиотекой (около 400 тыс. томов).

«Коранические науки» представлены книгой «Ал-Иткан фи улум ал-Кур’ан» («Совершенство в изучении наук о Коране») – это одно из самых ценных сочинений знаменитого египетского ученого-энциклопедиста Джалаладдина ас-Суйути (ум. в 1505 г.). Список сочинений этого автора кажется невероятным – известно более 500 названий его трудов. Они охватывают все области литературных и научных знаний того времени. Трактаты ас-Суйути пользовались популярностью не только в арабских странах, но и во всем мусульманском мире и в течение почти четырех столетий считались авторитетным истолкованием классической мусульманской традиции. В реестре книг Шамиля под названием «Джалал» числится один из самых популярных комментариев к Корану, названный так по имени египетских ученых («двух Джалалов») – Джалаладдина ал-Махали (ум. в 1459 г.) и его знаменитого ученика Джалаладдина ас-Суйути.

Имеется в коллекции и один из наиболее известных комментариев – Мухаммада Шейх-заде (ум. в 1543 г.) на тафсир «Анвар ат-танзил ва асрар ат-та’вил» («Светочи откровения и тайны истолкования»), принадлежащий знаменитому арабскому экзегету, факиху и историку ал-Байдави (ум. в 1286 г.). О Байдави известно, что он жил в Ширазе, где был главным кадием, и Тебризе. Указанное сочинение его было не только самым известным в мусульманском мире комментарием к Корану, но и являлось на протяжении нескольких веков учебным пособием в мусульманских школах. Ему принадлежит еще несколько крупных сочинений, в том числе по фикху.

По догматике и суфизму в указанном перечне названо более 10 сочинений, среди которых особо следует отметить «Джавахир ал-Кур’ан» и «Бидайат ал-хидайат» одного из крупнейших мыслителей мусульманского средневековья, выдающегося исламского теолога, суфия, философа и правоведа Абу Хамида ал-Газали (1058–1111), оказавшего огромное влияние на развитие арабо-мусульманской культуры. Сочинения ал-Газали были широко распространены в Дагестане.

Среди других сочинений особо следует отметить «Авариф ал-ма‘ариф» арабского мистика, известного шафиитского правоведа и суфия ас-Сухраварди (ум. в 1234 г.) – основателя суфийского братства «ас-Сухравардийа», сложившегося в кон. ХII – нач. XIII в. в Иране как самостоятельного пути мистической философии и духовно-религиозной практики.

Ас-Сухраварди был выдающимся учителем и наставником. Его последователи были и в Дагестане. Ему принадлежит ряд книг по суфизму а его «Авариф ал-ма‘ариф» стал нормативным трудом по вопросам этики и практики суфизма для всех последующих поколений суфиев.

В библиотеке Шамиля имелось и другое сочинение по суфизму – «ал-Бахр ал– мавруд фи-л-мавасик ва-л-ахуд» известного египетского филолога и богослова-мистика Абдалваххаба аш-Ша‘рани (1491–1565). Аш-Ша‘рани был последователем хорасанского богослова и суфия ал-Кушайри (986-1072), автора классического суфийского трактата «ар-Рисала фи’илм ат-тасаввуф», и ал-Газали. Большое влияние оказали на него и взгляды крупнейшего представителя средневекового арабо-мусульманского мистицизма Ибн Араби (1165–1240). Его перу принадлежит свыше 60 сочинений по различным отраслям мусульманских наук.

Сочинения биографического жанра и по истории представлены несколькими популярными биографиями Пророка Мухаммада. Одно из них принадлежит перу упомянутого выше арабского традиционалиста ал-Халаби и называется «Инсан ал-уйун» или «ас-Сира ал-Халабийа» (Жизнеописание Пророка Мухаммада, принадлежащее ал-Халаби).

В библиотеке Шамиля было несколько сочинений по художественной литературе: «ал-Минах ал-Маккийа» («Мекканские дары») – комментарий известного арабского законоведа XVI в. Ибн Хаджара ал-Хайтами (1505–1565) на поэму «Умм ал-кура» египетского поэта ХIII в. ал-Бусири и «Рауд ар-рийахин фи-хи-кайат ас-салихин» («Сад правоверных…») – сочинение шафиитского богослова и историка из Йемена ал-Йафи‘и (ум. в 1367 г.), содержащее 500 назидательных рассказов о шейхах, имамах, суфиях и т. п.

Немаловажное место в коллекции занимает литература по медицине. Одно из таких сочинений названо в реестре «Фусул ат-тибб» ар-Рази, что, предположительно, является неточным названием одного из медицинских трактатов – «ат-Тибб ар-Ру-хани», принадлежащих перу Абу Бакра Мухаммада ар-Рази (ум. в 925 г.), известного в Европе под именем Разес – величайшего из средневековых врачей, автора медицинской энциклопедии «ал-Хави» («Всеобъемлющий»), написанной на основе нескольких десятков античных, византийских, иранских, индийских, сирийских трактатов. Его называли «арабский Гален» или «врач всех мусульман». Имам Шамиль был знаком с трудами и других выдающихся медиков арабского мира. В библиотеке имелось сочинение, являвшееся комментарием на «Мувджаз ал-Канун фи-т-тибб» («Извлечение из «Канона медицины») – трактат, принадлежащий арабскому врачу ХIII в. Ибн ан-Нафису (ум. в 1288 г.) и представляющий собой краткое изложение знаменитой многотомной медицинской энциклопедии «Канон медицины» Абу Али Ибн Сины (980-1037). Ибн ан-Нафис, известный врач и философ, родился в Дамаске, жил и работал в Египте, был главой египетских врачей. Им написаны многочисленные медицинские труды, в том числе и «аш-Шамиль фи-т-тибб» («Всеобъемлющая [книга] по медицине») – универсальная книга по общей медицине.

Среди упомянутых 48 названий представлены сочинения по мусульманскому праву, «кораническим наукам», догматике, суфизму, грамматике арабского языка, философии, логике, а также присутствуют труды по истории и жанру биографий, художественной литературе и медицине, оккультным наукам и ритуалу. Почти все они широко распространенные на всем мусульманском Востоке сочинения известных арабских авторов.

Перечисленные выше рукописи составляли лишь незначительную часть богатой личной коллекции Шамиля. Нетрудно было догадаться, что тематический состав коллекции в целом был более обширен, а сама библиотека представляла собой один из лучших образцов книжных собраний своего времени в Дагестане.

Буклет Отдела редкой книги Библиотеки Принстонского университета США.

Но наши представления о библиотеке Шамиля, возможно, так и остались бы неполными, если бы не счастливое стечение обстоятельств. В момент, когда работа над итоговой статьей об этой коллекции подходила к завершению, я неожиданно получила письмо от незнакомого немецкого ученого, графа Клеменса Петера Сидорко, который занимается историей мюридизма на Кавказе и государства Шамиля. Письмо содержало очень важную, в буквальном смысле сенсационную информацию об утраченной книжной коллекции имама Шамиля. Известный ученый – исламовед Клеменс Сидорко, работая в Фонде редкой книги (The Department of Rare Books and Special Collections) библиотеки Принстонского университета (США) над арабскими рукописными материалами, обратил внимание на многочисленные рукописи дагестанского происхождения, многие из которых имели штамп вак-фа Шамиля и его личную печать. Клеменс Сидорко при содействии наших немецких друзей и коллег Анке фон Кюгельген и Михаила Кемпера незамедлительно выслал мне ксерокопии кратких описаний рукописей Шамиля из коллекции Принстонского университета в Каталоге Рудольфа Маха, за что выражаем ему огромную благодарность. К сожалению, до того времени у нас не имелось никаких сведений о Каталоге Рудольфа Маха, и эта важная информация так и осталась бы вне поля нашего зрения, если бы не участие и помощь Клеменса Сидорко и наших немецких коллег. Опубликованный в 1977 г. Каталог Рудольфа Маха представил научному миру ценнейшую информацию о части библиотеки Шамиля, сохранившейся до наших дней и находящейся в настоящее время в Принстонском университете.

Создание коллекции восточных рукописей Принстонского университета связано, прежде всего, с именем Роберта Гаррета (1875–1961), американского ученого, выдающегося собирателя и знатока восточных рукописей. В 1897 г. он окончил Принстонский университет. Еще до поступления в колледж он путешествовал вместе с родителями по Европе и Ближнему Востоку. В 1899–1900 гг. он принимал участие в археологической экспедиции в Сирии, возглавляемой профессором Говардом Батлером (1872–1922).

Титульный лист Каталога арабских рукописей Принстонского университета

Все это определило его глубокий интерес к культуре мусульманских стран, особенно к рукописной книжной культуре. Более пятидесяти лет он находился на службе в Princetons Board of Trustеes. Его работа, связанная с поездками в страны Ближнего Востока, позволила ему за это время приобрести более 11 000 манускриптов, многие из которых он впоследствии пожертвовал библиотеке Принстонского университета. Коллекция была чрезвычайно богатой, состояла из большого числа мусульманских и эфиопских манускриптов, так же как и средневековых европейских рукописей, в т. ч. эпохи Ренессанса, их дополняли коптские, сирийские, византийские, греческие, старославянские, армянские, грузинские, еврейские рукописи. В ней было несколько тысяч арабских, а также турецких и персидских рукописей, приобретенных у Абрахама Йахуда (1877–1951), египетского ученого и коллекционера, который по окончании учебы в Европе много путешествовал с 1920 по 1940 гг. по Востоку и собирал старые рукописи. В его собственности оказались и рукописи из коллекции Шамиля, которые он, вероятно, купил у его потомков, живших в Стамбуле, т. к. в коллекции есть книги, принадлежавшие Мухаммад-Камилю, сыну Шамиля.

В Принстонской библиотеке хранится около 120 рукописей из Дагестана. Почти на всех из них имеются собственноручная запись Шамиля и его печать с датой 1270/1853 г. Даже беглое знакомство со списком коллекции позволяет составить представление о круге интересов Шамиля – яркой личности, ученого и крупного политического деятеля. Тематическое богатство коллекции отражено в представленных дисциплинах – грамматика арабского языка, мусульманское право, поэзия, логика, суфизм, этика, история, комментарии к Корану, хадисы, теология, риторика, полемика, биографии, астрономия и др. Хронологические рамки сочинений охватывают XIV–XIX века. В коллекции имеются рукописи, переписанные лично Шамилем, его сыновьями, а также книги, входившие в коллекцию Даниель-султана Елисуйского.

Хотелось бы отметить несколько особенностей шамилевской коллекции: все рукописи – на арабском языке; в составе собрания – много сочинений дагестанских авторов. Шамиль был хорошо знаком с творчеством видных дагестанских ученых и деятелей просвещения XVI–XIX вв. – Али Большого Казикумухского, Мухаммада из Кудутля, Манилава, Дауда из Усиши, Курбан-Мухаммада из Аракани, Саида Араканского, Гасана из Кудали, Муртаза‘али из Урады, Мухаммед-Тахира ал-Карахи, Абдурахмана Согратлинского, был знаком с «продукцией» дагестанских медресе – научными трактатами и учебными пособиями; впервые встречаются книги, переписанные лично Шамилем, а также переписанные в медресе известных дагестанских ученых, знатоков арабской литературы; встречаются экземпляры, не входившие непосредственно в собрание Шамиля и не отмеченные личной печатью имама – книги эти принадлежали знаменитому Даниель-султану и сыну Шамиля – Мухаммад-Камилю; на полях ряда рукописей имеются сделанные рукой Шамиля памятные записи; в коллекции Шамиля сосредоточено большое число наиболее авторитетных и широко распространенных в мусульманском мире научных и учебных трактатов в сфере многих областей наук.

Наибольшим числом рукописей представлены в коллекции сочинения по грамматике арабского языка, мусульманскому праву (шафиитской школы), суфизму, этико-догматические труды.

Грамматическая литература охватывает более двух десятков наименований. Это наиболее известные и очень популярные в то время в странах Ближнего Востока, Средней Азии и на Кавказе сочинения знаменитых арабских авторов, к числу которых относятся Ибн Хишам, аз-Замахшари, Абдаррахман Джами и их многочисленные комментаторы.

Ибн Хишам (ум. в 1360 г.) – известный арабский филолог из Каира, автор грамматического трактата «Мугни ал-лабиб». В коллекции Шамиля сохранилось два экземпляра этого сочинения (по 300 с лишним страниц), один из которых переписан дагестанцем в 1855 г. Ибн Хишаму принадлежало и другое сочинение, «Катр ан-нада», обстоятельно комментированное шафиитским законоведом из Мекки Абдалахом ал-Факихи (ум. в 1564 г.). Этот комментарий под названием «Муджиб ан нида ила Шарх Катр ан-нада» и хранится в коллекции. Он представляет особый интерес тем, что полностью (108 страниц) переписан совсем еще молодым Шамилем («завершил переписку в месяце сафар 1239 г. – в пятничной мечети Чиркея Шамиль»). Сафар 1239 г. приходится на октябрь 1823 г.

Описание рукописей из коллекции Шамиля (с. 224). Каталог Рудольфа Маха

Другое известное сочинение по грамматике принадлежит знаменитому богослову, законоведу и филологу, одному из основоположников арабской грамматической школы аз-За-махшари (1083–1144), который долгое время жил и работал в Хорезме. В библиотеке Шамиля имеется наиболее известное из них – «ал-Муфассал» («Подробный»), представляющее собой классический учебник арабского языка, в котором все вопросы грамматики объединены по частям речи, а также и комментарий на другое, не менее популярное сочинение аз-Замахшари «Унмузадж» («Образец» синтаксиса), автором которого является азербайджанский ученый Са‘дадин ал-Бардаи. Среди комментариев на «Унмузадж» особой популярностью пользовался и труд, составленный Мухаммадом ал-Ардабили (ум. в 1626 г.), который тоже имеется в коллекции Шамиля. Последняя рукопись датируется 1162/1749 г., она переписана Султанахмадом, сыном Мусы Акушинского. Здесь же другой грамматический трактат – «Кава‘ид ал-и‘раб» Ибн Хишама, который «переписал Султанахмад сын Мусы из Акуша… в медресе Дауда-хаджи из Усиша».

В этом медресе переписана и другая книга, сборник (стихи, касыда, памятные записи, рассказы, цитаты из юридических трактатов и т. д.). Два раза указано место переписки: «Завершил переписку этой рисала… Кавтар сын Раджаба из Усиша для своего младшего брата Йусуфа ал-Лази (?) в медресе Мавлане Дауда эфенди… в месяце рамазан 1152», т. е. в январе 1740 г.; переписана «в медресе Усиша у нашего устада шейх-эфенди в 1153», т. е. в 1740-41 г. Особый интерес представляют исторические записи на полях страниц книги, сделанные гораздо позже, скорее всего, почерком Шамиля.

Среди книг имама – очень популярные комментарии на известные труды египетского ученого Ибн ал-Хаджиба (1174–1249): один из них составлен великим поэтом, ученым и мистиком Абдаррахманом Джами (1414–1492) для своего сына Дийааддина и называется поэтому «ал-Фава’ид ад-Дийа’ийа» («Дийа’аддиновы полезности») – это комментарий на «ал-Ка-фийа» («Достаточная»[книга]) – краткий учебный трактат по арабской грамматике; другой – комментарий ал-Чарпарди (ум. в 1345 г.) на второй краткий учебник Ибн ал-Хаджиба под названием «ша-Шафийа» («Исцеляющая»].

В свою очередь, само сочинение Джами также комментировалось. В коллекции имеется два экземпляра такого субкомментария – сочинения ‘Исамаддина ал-Исфара’ини (ум. в 944/1537 г.), переписанных в Дагестане в 1173/1759-60 г. и в XIX в. Последний экземпляр имеет запись: «Эту книгу приобрел ал-Хаджи, ал-Гази Гази-Мухаммад Шамиль, 1289 год». Эта дата соответствует 1872 г. Ряд грамматических сочинений переписаны в медресе «нашего совершенного устаза Курбана, сына Мухаммада из Танти», Касима из Короды в 1170/1758 г., Хасана из Кудали.

В распоряжении Шамиля было два экземпляра сочинения знаменитого ученого Ибн Хишама «Мугни ал-лабиб», один из которых был переписан Хасаном из Кудали, другой «Абубакром из Кумуха для имама Шамиля»; трактат Хасана ал-Астарабади (ум. в 1315 г.) под названием «ал-Вафийа фи шарх ал-Кафия» и сочинение дагестанского ученого Мухаммада, сына Манилава (XVII в.) под названием «ал-Исти‘ара» («Метафора»), переписанные в 1192/1778 г. Мухаммадом, сыном Мусита из Аракани, – оба эти сочинения находились в одном сборнике, который был куплен в 1845 г. Шамилем, о чем свидетельствует собственноручная запись имама: «Из книг Шамиля. Она куплена законным путем у наследников Мухаммада, сына Мусита». Здесь же вставлено письмо Мухаммада из Кудутля (1652–1717) относительно одной арабской рукописи, также переписанное Шамилем прямо с автографа.

Помимо упомянутого трактата дагестанского ученого Мухаммада, сына Манилава, в коллекции имеется еще одно ценное сочинение – это популярный в Дагестане учебник грамматики арабского языка, написанный секретарем и историографом Шамиля Мухаммед-Тахиром ал-Карахи (1809–1880).

И, наконец, чрезвычайный интерес представляет рукопись «Лубаб ал-и‘раб», грамматический трактат ал-Исфара’ини, переписанный Шамилем: «Завершил переписку этой книги смиренный Шамиль в воскресный день, а это был последний день месяца рамазан тысяча двести сорок первого в пятничной мечети Таргул (Таргули, Тарки), у совершенного ученого Али ал-Мукрати ал-К.л. з?». Месяц рамадан 1241 г. начался 9 апреля 1826 г. Тут же вторая запись, также рукой Шамиля: «Я женился в раджабе 1241 г. и было мне тогда двадцать девять лет». Раджаб 1241 г. начался 9 февраля 1826 г.

Другая наиболее полно представленная область знания – юриспруденция (21 сочинение). Известно, какое огромное значение Шамиль придавал вопросам мусульманского права, практике шариата в имамате. В условиях народно-освободительной борьбы 1820-1850-х гг. вопрос взаимоотношений норм шариата и обычно-правовых традиций имел первостепенное значение. Коллекция Шамиля содержит ряд очень известных в то время сочинений шафиитской правовой школы. Это прежде всего «Мин-хадж ат-талибин» – сочинение по шафиитскому толку известного правоведа из Сирии Михйиддина ан-Навави (1233–1277 гг.), труды которого пользовались широкой популярностью в Дагестане (они известны уже в копиях ХIV в.), и не менее популярные комментарии на это сочинение: «Тухфат ал-мухтадж» арабского законоведа Ибн Хаджара ал-Хайтами (ум. в 1565 г.) и «Шарх мин-хадж ат-талибин» в 4-х томах, принадлежащий видному шафиитскому законоведу и комментатору Корана, египетскому ученому Джалаладдину ал-Махалли (1389–1459 гг.).

Упомянутое выше сочинение Ибн Хаджара переписано в 1070/1659 г. в Батлухском медресе, а объемистый трактат ал-Махалли и комментарий к нему имеют на титульном листе записи (Шамиля?) о покупке книги у Хаджи-Усмана, сына известного ученого Хаджи-Мусы ад-Дагестани за 20 манат в 1271/1854-55 г. Вторая же запись гласит: «Стал владельцем этой книги имама, Хаджи Гази-Мухаммад-эфенди Шамиль в месяце мухарам 1289 г.», т. е. в марте 1872 г. Субкомментарий Ахмада б. Касима ал-‘Ибади на «Шарх ал-Минхадж» также имеет запись рукой Шамиля: «[Субкомментарий] Ибн Касима на Шарх ал-Минхадж». Из книг имама Шамиля. Он купил ее у наследников покойного Дауда Хаджиява Чохского в месяце раби’ ал-аввал 1270 г.», т. е. в ноябре 1853 г.

Что касается указанного выше сочинения ан-Навави, то оно перерабатывалось и комментировалось множество раз. Шамиль был обладателем еще нескольких комментариев и глосс (всего 10 сочинений, включая сам труд ан-Навави, комментарии, субкомментарии, переложения и глоссы) – все вместе они составляют разветвленное генеалогическое древо. Имеется также еще одно ценное сочинение ан-Навави – «Равдат ат-талибин» в копии 732/1331 г. Это древнейшая рукопись коллекции. Наличие, помимо основных сочинений, столь значительного числа комментариев и глосс на известный труд ан-Навави в коллекции говорит само за себя. Шамиль, видимо, хорошо знал этого автора и пользовался его трудами в повседневной практике. Один из указанных комментариев переписан в середине XVII в., остальные – в XVIII–XIX вв., в том числе для Даниель-султана.

В библиотеке Шамиля мы встречаем сочинение по праву и другого знаменитого ученого – Джалаладдина ас-Суйути (1445–1505), одного из наиболее плодотворных авторов арабо-мусульманской литературы в целом, которым создано более 500 сочинений. Труд Джалаладдина ас-Суйути «Джазил ал-мавахиб фи ихтилаф ал-мазахиб», посвященный различиям между религиозно-правовыми школами, был переписан самим Шамилем в мухарраме 1244/1928 г.

Рукопись по мусульманской догматике с подписями Шамиля о покупке в 1847 г. и о передаче ее по наследству его детям в 1853 г.

Имеются также сочинения по праву других авторов. Простое перечисление их имен и принадлежащих им сочинений, представленных в коллекции, составляет внушительный список и свидетельствует о глубоком интересе Шамиля к проблемам мусульманской юриспруденции. Среди них есть рукописи, переписанные самим Шамилем, его сыном Гази-Мухаммадом для Даниель-султана и другими лицами.

Особый интерес для нас представляют сочинения дагестанских авторов. Любопытно, что дагестанские ученые славились в странах Ближнего Востока не только своей образованностью и блестящим знанием арабского классического языка и канонических наук. Некоторые из них были известны и своими учеными трудами на арабском языке, их изучали и комментировали. Этот факт не раз отмечался в научной литературе, как в европейской, так и традиционной арабской (В.В.Бартольд, И.Ю.Крачковский, Снук Хюргронье, ал-Мухибби и др.). Академик И.Ю.Крачковский отмечал, что «дагестанцы и за пределами своей родины, всюду, куда их закидывала судьба, оказывались общепризнанными авторитетами для представителей всего мусульманского мира в целом». В коллекции имеется сочинение «ал-Мафруд ‘ала му’адди ’л-фуруд», принадлежащее известному дагестанскому ученому Мухаммед-Тахиру ал-Карахи (ум. в 1880 г.), а также два комментария на труд «Мухтасар» ад-Дагестани (XVI в.): один из них принадлежит знаменитому египетскому ученому, профессору университета ал-Азхар Абдаллаху аш-Шар-кави (ум. в 1812 г.), а другой под названием «ал-Мухаммадийа» – Мухаммаду б. Абд ас-Салиму Лала (Laleh). Оба комментария относятся к концу XVIII – перв. пол. XIХ в. Автором комментируемого сочинения является дагестанский ученый Али б. Мухаммад ал-Газигумуки ад-Дагестани (ум. в 1528/29 г.). В комментарии аш-Шаркави говорится: «Предоставил мне Мухаммад-эфенди, известный как Шафи‘ ад-Дагестани, книгу, которую изучают в их стране, принадлежащую ученому Али ал-Кабир ибн Мухаммаду, а это книга «Мухтасар» по фикху и другим [наукам] по мазхабу имама Шафи‘и».

К сочинениям по логике в данной коллекции относятся два супракомментария на трактат «Китаб ал-Исагуджи» Асираддина ал-Абхари (ум. в 1264 г.), представляющий собой обработку сочинения греческого автора Порфирия. Один из них – «Хашийа ал-‘Имади», супракомментарий Хафиза б. А. ал-‘Имади к комментарию ал-Фанари (ум. в 1431 г.) «ал-Фава’ид ал-Фанарийа», составленному на трактат ал-Абхари.

Значительное место в библиотеке Шамиля занимают суфийские трактаты, связанные с именами знаменитых богословов-мистиков, среди которых ал-Газали (ум. в 1111 г.), ас-Сухраварди (ум. в 1234 г.), аш-Ша‘рани (ум. в 1565 г.). О некоторых из них уже упоминалось выше.

Среди произведений, широко распространенных в мусульманских странах, видное место занимали этико-догматические трактаты. Особенностью этой категории рукописей в коллекции является то, что в их числе имеется много сочинений дагестанских авторов. Судя по рукописям, Шамиль был хорошо знаком с творчеством трех крупных, энциклопедически образованных дагестанских ученых – Саида Араканского (ум. в 1834 г.), Мурта-заали Урадинского (ум. в 1865 г.), Абдурахмана Согратлинского (ум. в 1882 г.). Указанные в каталоге Принстонского университета рукописи (объемом от 6 до 11 страниц) представляют собой, скорее всего, выдержки из сочинений этих авторов – очевидно, по одному из вопросов этики и догматики в исламе. Ближайшее знакомство с этими рукописями внесет большую ясность в отношении тематики этих сочинений, определит их содержание и место в творчестве этих ученых.

Из сочинений собственно арабских авторов в этой области знания имеется труд Ибн Хаджара ал-Хайтами (ум. в 1565 г.) «аз-Заваджир ‘ан иктираф ал-каба’ир» в копии XVII–XVIII вв., в котором перечисляются «461 большой грех», а также переложение в стихотворной форме этого труда – «Манзумат аз-заваджир ‘ан иктираф ал-каба’ир», автором которого является Насираддин ал-Карури. Сочинение это было переписано сыном Шамиля Гази-Мухаммадом для Даниель-султана Елисуйского в зу-л-каада 1269/ августе 1853 г.

В раннем средневековье в арабской литературе широкое распространение получил жанр биографий и, в первую очередь, жизнеописание Мухаммада (Сира). Среди книг, принадлежащих Шамилю, имеется несколько очень популярных жизнеописаний Пророка, среди которых «Инсан ал-уйун» известного египетского ученого Нураддина ал-Халаби (ум. в 1635 г.), иначе называемое «ас-Сира ал-Халабийа». Одно из сочинений, «Манхул ал-магази», принадлежит дагестанскому ученому Хасану ал-Кудали (XVIII в.). В нем в краткой форме описываются военные походы Пророка. В коллекции – 2 списка этого сочинения, один из которых был переписан в сафаре 1242/ сентябре 1826 г. для Даниеяль-султана. Опираясь на крупного хадисоведа ал-Бухари и видного теоретика суфизма ал-Кушайри, Хасан из Кудали создал труд по ранней истории халифата, о ранних арабских завоеваниях, о жизни Мухаммада. Копия снята с автографа, сверена с ним в 1262/1846 г. для Даниель-султана «в мечети селения Мачада общества Каралал, когда он был эмиром [обществ] Кан-сар, Рис’ор, Мукрат и Семиземелье». Книга была написана Хасаном из Кудали «по просьбе (моего) брата Усмана, сына щедрого (карим) Хаджи-Бугдана ал-Гумуки ал-Кибуди».

В числе произведений художественной литературы – поэма самого знаменитого поэта мамлюкской эпохи ал-Бусири (XIII в.) «Ал-Касида ал-Мударийа» (сочинение переписано сыном Шамиля Мухаммад-Камилем).

Наиболее интересными для нас представляются оригинальные дагестанские сочинения. Общее число их в составе коллекции

– более 15 единиц. Среди авторов этих сочинений, как уже упоминалось, известные, энциклопедически образованные дагестанские ученые Али ал-Кабир ад-Дагестани, Абубакр (Абубакар) Ай-макинский, Хасан Кудалинский, Саид Араканский, Абдурахман Согратлинский, Джамалуддин Газикумухский, Мухаммед-Тахир ал-Карахи и др. Произведения дагестанских ученых посвящены самым различным областям средневековых мусульманских наук – фикху, риторике, метрике, поэзии, этике, теологии, суфизму, жанру биографий, апологетике и др. Большая часть этих сочинений переписана в XVIII–XIX вв.

Особо следует отметить сборные рукописи с многочисленными текстами и высказываниями дагестанских ученых по многим областям знаний (право, грамматика, этика, суфизм, догматика). Они представлены в виде ответов на вопросы интересующихся лиц. В коллекции Шамиля такого рода ответы и высказывания связаны с именами Хадиса Мачадинского, Дауда Усишинского, Абубакара Аймакинского, Хаджи Араканского, Саида Араканского, Муртаза‘али Урадинского, Абдурахмана Согратлинского и др.

Краткое описание рукописных книг Шамиля показало, что коллекция Принстонского университета и список, опубликованный в свое время А.Руновским, представляют собой, в целом, самостоятельные части некогда единого собрания рукописей, которые дополняют друг друга.

Пока мы все еще не имеем полного представления об общем составе (число книг, тематика, авторы и сочинения) богатейшей библиотеки Шамиля. Она разбросана по нескольким коллекциям, частично утрачена и в полном объеме вряд ли может быть воссоздана.

Однако неожиданные находки все же случаются. Они вдруг «всплывают» то в какой-нибудь частной коллекции, то среди общего состава рукописей государственных рукописных хранилищ. Нами обнаружено уже несколько таких экземпляров, материал этих рукописных книг изучается.

Судьба книжной коллекции имама Шамиля удивительно напоминает увлекательную и почти детективную историю: период становления (зарождение и формирование), «передвижение» по дорогам Кавказской войны, потери и разграбления, «плен» вместе с Шамилем, путешествие к месту ссылки в Россию, поиски утраченной части коллекции, организованные по просьбе Шамиля, переезд вместе с ее владельцем к «святым местам», в Турцию и Аравию. Снова нити ее теряются. И неожиданное появление ее следов благодаря неутомимым и увлеченным собирателям старинных рукописей на другом конце планеты – в Америке. А дальше поиск исследователей и международные связи, без которых многие вопросы решить было бы невозможно.

Приступая к изучению библиотеки Шамиля и имея в своем распоряжении совсем немного материалов, мы и не предполагали, что помощь придет неожиданно – от друзей и коллег, востоковедов из Германии, Швейцарии, Англии, Израиля, США. Изучение этой уникальной коллекции позволит со временем восстановить богатый и тематически разнообразный диапазон некогда представленной в ней научной, богословской и художественной литературы на арабском языке, а также составить представление о научных интересах и духовных ориентирах имама Шамиля, крупнейшего государственного деятеля Дагестана XIX века.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Без имама

Из книги Имам Шамиль автора Казиев Шапи Магомедович


Награды имама Шамиля

Из книги 100 великих наград [litres] автора Ионина Надежда

Награды имама Шамиля Кавказ всегда был одним из тех регионов России, где причудливо переплетались интересы великой державы, ее малых народов, европейских стран и сопредельных Турции и Персии. В первой четверти XIX века здесь развивались сложнейшие события, которые в


НАГРАДЫ ИМАМА ШАМИЛЯ

Из книги 100 великих наград автора Ионина Надежда

НАГРАДЫ ИМАМА ШАМИЛЯ Кавказ всегда был одним из тех регионов России, где причудливо переплетались интересы великой державы, ее малых народов, европейских стран и сопредельных Турции и Персии. В первой четверти XIX века здесь развивались сложнейшие события, которые в


9. Знаменитая библиотека Ивана Грозного (она же знаменитая Александрийская египетская библиотека) и известная библиотека Дон Кихота. Обе они утрачены, сожжены

Из книги Дон Кихот или Иван Грозный автора Носовский Глеб Владимирович

9. Знаменитая библиотека Ивана Грозного (она же знаменитая Александрийская египетская библиотека) и известная библиотека Дон Кихота. Обе они утрачены, сожжены Утерянная библиотека Грозного III = IV – весьма известный сюжет в русской истории. Мы уже неоднократно говорили об


Без имама

Из книги Имам Шамиль [с иллюстрациями] автора Казиев Шапи Магомедович

Без имама Шамиль узнал о случившемся в Гимрах. Спешно собрав своих приверженцев, он двинулся на Хунзах, намереваясь наказать преступников. Но там уже образовалась сильная партия во главе с Хаджи-Мурадом. Их решимость защищаться и известия о начатых против горцев походах


Остановить имама!

Из книги Имам Шамиль [с иллюстрациями] автора Казиев Шапи Магомедович

Остановить имама! Дагестанские ханы первыми почувствовали, что распространение «мирного шариата» все серьезнее угрожает их интересам. Соратники Шамиля в Чечне уже совершали набеги на Кавказскую крепостную линию. Владетель приморских областей шамхал Тарковский, видя


Наследник имама

Из книги Имам Шамиль [с иллюстрациями] автора Казиев Шапи Магомедович

Наследник имама После потери Салта Шамиль распустил войска и вернулся в Ведено. В Имамате начались брожения. Одни продолжали считать Шамиля непобедимым, помня победу в Гергебиле, другие намекали, что имам стареет и уже не тот, что прежде, имея в виду сражение в


Жены имама

Из книги Имам Шамиль [с иллюстрациями] автора Казиев Шапи Магомедович

Жены имама С женами Шамиля у пленниц сложились разные, но довольно близкие отношения. Загидат, дочь шейха Джамалуддина, считалась старшей и заведовала всеми делами дома. Шуайнат была царицей сердца имама и этим довольствовалась. Когда Загидат завидовала княгиням, что у


Библиотека Шамиля

Из книги Имам Шамиль [с иллюстрациями] автора Казиев Шапи Магомедович

Библиотека Шамиля Из множества подарков, присланных имаму, самыми дорогими для него были книги, прибывшие в огромных обшитых персидскими коврами тюках. Барятинский велел разыскать разграбленную библиотеку имама и отослал в Калугу все, что удалось найти. Но книги,


Без имама

Из книги Имам Шамиль автора Казиев Шапи Магомедович

Без имама Шамиль узнал о случившемся в Гимрах. Спешно собрав своих приверженцев, он двинулся на Хунзах, намереваясь наказать преступников. Но там уже образовалась сильная партия во главе с Хаджи-Мурадом. Их решимость защищаться и известия о начатых против горцев походах


Библиотека Шамиля

Из книги Имам Шамиль автора Казиев Шапи Магомедович

Библиотека Шамиля Из множества подарков, присланных имаму, самыми дорогими для него были книги, прибывшие в огромных обшитых персидскими коврами тюках. Барятинский велел разыскать разграбленную библиотеку имама и отослал в Калугу все, что удалось найти. Но книги,


Глава с упоминанием о поездке имама Шамиля к великому царю

Из книги Хроника Мухаммеда Тахира ал-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля [Блеск дагестанских шашек в некоторых шамилевских битвах] автора ал-Карахи Мухаммед Тахир

Глава с упоминанием о поездке имама Шамиля к великому царю В 1277 [1860/61] г. пришел из Петербурга по телеграфу высочайший фирман, в котором царь приглашал Шамиля к себе. Отправились с ним мы, наш друг капитан Руновский и фельдъегерь, присланный из города Петербурга для


Глава о выпрямлении искривленных от природы ног дочери имама Шамиля Наджабат

Из книги Хроника Мухаммеда Тахира ал-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля [Блеск дагестанских шашек в некоторых шамилевских битвах] автора ал-Карахи Мухаммед Тахир

Глава о выпрямлении искривленных от природы ног дочери имама Шамиля Наджабат Знай, что когда Афлун Руновский узнал, что царь любит оказывать уважение и почет Шамилю, то он захотел сам испытать состояние Шамиля — доволен ли он от глубины сердца всем тем, что сделал ему


ВНУК ИМАМА

Из книги Неизвестный сепаратизм. На службе СД и Абвера автора Соцков Лев Филиппович

ВНУК ИМАМА Саид Шамиль приходился внуком имаму Шамилю, возглавлявшему во время Кавказской войны сопротивление горцев русским войскам. Он уже долгое время проживал в Турции и руководил одной из заметных эмигрантских организаций — Комитетом азербайджанско-горского