9. Знаменитая библиотека Ивана Грозного (она же знаменитая Александрийская египетская библиотека) и известная библиотека Дон Кихота. Обе они утрачены, сожжены

9. Знаменитая библиотека Ивана Грозного (она же знаменитая Александрийская египетская библиотека) и известная библиотека Дон Кихота. Обе они утрачены, сожжены

Утерянная библиотека Грозного III = IV – весьма известный сюжет в русской истории. Мы уже неоднократно говорили об этой библиотеке, например, в книге «Семь чудес света», гл. 3:1. Вкратце суть дела такова. При Иване III = IV была создана огромная и ценная библиотека, содержавшая старинные книги, рукописи, папирусные свитки и вообще документы мировой истории. Находилась она, естественно, в метрополии Империи, то есть во Владимиро-Суздальской Руси. Однако потом она «исчезла». До сих пор доподлинно неизвестно, что с ней стало. По одной из версий, её спрятали в «подземной Москве». Напомним, что даже сегодня под современной Москвой все еще сохраняются остатки огромного подземного города. Это сооружение на протяжении нескольких столетий окутано мифами и легендами. Состоит из многочисленных подземных коридоров, галерей, помещений, обширных залов, хранилищ, колодцев, лест ниц, переходов, тайников, обрушенных камер, замурованных дверей, затопленных ходов. Некоторые ученые считают, что где-то здесь спрятано знаменитое книгохранилище Ивана Грозного. Об истории подземной Москвы и ее исследований рассказано в интересной книге И.Я. Стеллецкого «Поиски библиотеки Ивана Грозного» [815:1].

Напомним, что, согласно нашим результатам, русский царь-хан XIV–XVI веков был ЕГИПЕТСКИМ ФАРАОНОМ БИБЛИИ, некоторые книги которой писались как раз в ту эпоху. А его столица в Александровской Слободе могла называться – и, по-видимому, действительно называлась – Александрией Египетской. Поэтому с Александровской Слободой могли быть связаны и известия о знаменитой «античной» Александрийской библиотеке (основанной якобы в III веке до н. э. при царе Птолемее Филадельфе). То есть о широко известной библиотеке Ивана Грозного, вероятно, какое-то время находившейся именно в Александровской Слободе [11], с. 6. Так что библиотеку Грозного вполне могли называть Александрийской. В таком случае, гибель известной «античной» Александрийской библиотеки от пожара может отражать действительный факт полного разгрома русской-ордынской Александровской Слободы в романовскую эпоху XVII века. Скорее всего, библиотека Грозного (то есть «египетская» Александрийская библиотека) погибла, была сожжена по приказу Романовых.

Обратимся теперь к Дон Кихоту. Если наша мысль, – что он является всего лишь фарсовым искаженным отражением Ивана Грозного, – верна, то в романе Сервантеса следует ожидать упоминаний о знаменитой библиотеке Грозного. Наш прогноз блестяще оправдывается. Библиотека не только упоминается, но о ней говорится очень подробно, с интересными и важными деталями. Судите сами.

Оказывается, в книге Сервантеса есть специальная глава под номером VI, считающаяся знаменитой (см. ч. 1, с. 515), в которой сообщается об огромном книгохранилище Дон Кихота. Причем оно было почти полностью уничтожено, сожжено! А оставшиеся книги были СПРЯТАНЫ. Шестая глава и часть седьмой главы, говорящие о разгроме библиотеки, занимают целых девять страниц, ч. 1, с. 78–86.

Более того, именно с рассказа о том, как именно Дон Кихот собирал свою библиотеку, начинается роман Сервантеса. Это – самая первая тема, которой открывается жизнеописание Дон Кихота. Уже отсюда видно, сколь большое значение придавалось книгохранилищу Рыцаря Печального Образа (так насмешливо именовали Дон Кихота). Следуя общей тенденциозной цели своего романа, Сервантес, конечно, изображает Дон Кихота как странного идальго, слишком сильно увлекшегося «рыцарскими романами». Как мы теперь начинаем понимать, так Сервантес насмешливо обозвал старинные книги, документы, свитки и т. п. Мол, – «фантазии о рыцарях», ничего подлинно ценного. Одним словом, ветхая макулатура.

Дон Кихот «отдавался чтению рыцарских романов с таким жаром и увлечением, что почти совсем забросил не только охоту, но даже свое хозяйство; и так далеко зашли его любознательность и его помешательство на этих книгах, что, дабы приобрести их, он продал несколько десятин пахотной земли и таким образом собрал у себя все романы, какие только ему удалось достать; больше всего любил он сочинения знаменитого Фелисьяно де Сильва, ибо блестящий слог и замысловатость его выражений казались ему верхом совершенства», ч. 1, с. 49–50.

Далее Сервантес в том же ёрническом духе рассказывает – как Дон Кихот обсуждал содержание некоторых книг со священником, цирюльником и т. д.

«Одним словом, идальго наш с головой ушел в чтение, и сидел он над книгами с утра и до ночи и с ночи до утра; и вот оттого, что он мало спал и много читал, мозг у него стал иссыхать, так что в конце концов он и вовсе потерял рассудок. Воображение его было поглощено всем тем, о чем он читал в книгах: чародейством, распрями, битвами, вызовами на поединок, ранениями, объяснениями в любви, любовными похождениями, сердечными муками и разной невероятной чепухой», ч. 1, с. 50–51.

Сервантес перечисляет некоторых писателей из библиотеки Дон Кихота и описанных ими «героев-рыцарей». Он утверждает, что эти авторы сочиняли рыцарские романы. Вот некоторые имена писателей и рыцарей: Фелисьяно де Сильва, Дон Луис де Авила, Амадис Галльский, Амадис Греческий, Дон Оливант Лаврский, Флорисмарт Гирканский, Дон Бельянис, Бернардо дель Карпьо, Пальмерин Оливский, Пальмерин Английский, Тирант Белый, Хорхе де Монтемайора, Хиль Поло, и т. д., ч. 1, с. 80–83. Скорее всего, подлинные имена многих авторов из библиотеки Дон Кихота, то есть хана Ивана Грозного, были совсем другими. Их Сервантес либо уже не знал, либо специально исказил или заменил на фамилии авторов рыцарских романов той эпохи, или же на имена выдуманных рыцарей. Поэтому сейчас нет смысла пытаться распознать по длинному списку имен, приведенному Сервантесом, – что реальное скрывается за ним. Мы этого уже не узна?ем. Как не знаем, в общем-то, и имен писателей, бывших в библиотеке Грозного. Поэтому не будем гадать. Отметим только, что сам факт перечисления Сервантесом большого числа имен говорит о том, что книгохранилище Дон Кихота = Грозного было действительно фундаментальным. По словам Сервантеса, Дон Кихот очень ценил свое собрание. Как мы теперь понимаем, основания у него были. Это были вовсе не пустые рыцарские романы, – как в том назойливо пытается убедить нас Сервантес (или поздний редактор, прикрывшийся его именем), – а действительно ценные старинные книги, рукописи и пергаменты, рассказывавшие о событиях в Великой Ордынской Империи XII–XVI веков. Поэтому их и сожгли. Чтобы скрыть правду от потомков. И глумливо обозвали сожженные рукописи – «нелепыми рыцарскими романами». Дескать, жалеть о них не стоит. Ничего интересного там не было.

Подведем промежуточный итог. Дон Кихот (царь-хан Иван Грозный) собрал большую библиотеку. Он ее очень ценил. На собирание книг выделил значительные денежные средства. Книги поместил в специально устроенное книгохранилище. Проводил много времени за чтением. Дескать, поэтому и «свихнулся». Напомним, что Иван Грозный действительно стал Василием Блаженным, заболел, повредился в рассудке. Но вряд ли из-за книг.

Дальше события, согласно Сервантесу, развивались так. В конце пятой главы якобы племянница Дон Кихота обращается к цирюльнику с нижайшей просьбой: «Это я во всем виновата: если б я заранее уведомила вас, что у дядюшки не все дома, то ваши милости не дали бы ему дойти до такой крайности, ВЫ СОЖГЛИ БЫ ВСЕ ЭТИ БОГОМЕРЗКИЕ КНИГИ, ВЕДЬ У НЕГО ПРОПАСТЬ ТАКИХ. КОТОРЫЕ ДАВНО ПОРА, ВСЕ РАВНО КАК ПИСАНИЯ ЕРЕТИКОВ, БРОСИТЬ В КОСТЕР.

– Я тоже так думаю, – заметил священник, – и даю вам слово, ЧТО ЗАВТРА ЖЕ МЫ УСТРОИМ АУТОДАФЕ И ПРЕДАДИМ ИХ ОГНЮ… Накажи меня бог, если завтра же, еще до захода солнца, ВСЕ ОНИ НЕ БУДУТ СОЖЖЕНЫ», ч. 1, с. 76.

Вот название шестой главы: «О тщательном и забавном осмотре, который священник и цирюльник произвели в книгохранилище хитроумного нашего идальго».

В отсутствие Дон Кихота (тот якобы был ранен и спал) начался осмотр его книгохранилища. «Священник попросил у племянницы ключ от комнаты, где находились эти зловредные книги, и она с превеликой готовностью исполнила его просьбу; когда же все вошли туда, в том числе и ключница, то обнаружили более ста больших книг в весьма добротных переплетах, а также другие книги, менее внушительных размеров, и ключница, окинув их взглядом, опрометью выбежала из комнаты, но тотчас вернулась с чашкой святой воды и с кропилом…

– Окропите комнату, – сказала она, – а то еще кто-нибудь из волшебников, которые прячутся в книгах, заколдует нас в отместку за то, что мы собираемся сжить из всех со свету.

Посмеялся лиценциат простодушию ключницы и предложил цирюльнику такой порядок: цирюльник будет передавать ему эти книги по одной, а он-де займется их осмотром, – может статься, некоторые из них и не повинны смерти.

– Нет, – возразила племянница, – ни одна из них не заслуживает прощения, все они причинили нам зло. Их надобно выбросить в окно, СЛОЖИТЬ В КУЧУ И ПОДЖЕЧЬ. А еще лучше отнести на скотный двор и там сложить из них костер, тогда и дым не будет нас беспокоить.

Ключница к ней присоединилась, – обе они страстно желали погибели этих невинных страдальцев; однако ж священник настоял на том, чтобы сперва читать хотя бы заголовки», ч. 1, с. 78.

Далее описывается, как происходил разгром книгохранилища. Начали с того, что священник взял в руки толстый том «Подвиги Эспландиана» и заявил, обращаясь к ключнице: «Нате, сеньора домоправительница, откройте окно и выбросьте его, пусть он положит начало ГРУДЕ КНИГ, из которых мы устроим костер», ч. 1, с. 79.

Книги последовательно осматривались, после чего большинство выбрасывалось во двор. Например, ключнице «дали изрядное количество книг, и она, щадя, как видно, лестницу, побросала их в окно…», с. 79. Вообще, работы оказалось много. Погромщики через некоторое время сильно устали.

Разгром книгохранилища Дон Кихота детально и с удовольствием описывается на восьми страницах, с. 78–86. Перечисляются названия книг, имена авторов и основных героев. Скорее всего, многие из этих имен – фантастические, не имевшие ничего общего с действительностью. Уничтожение ценнейшей ханской библиотеки Сервантес лукаво изобразил как юмористическое сожжение «рыцарских повестей». Впрочем, некоторые книги все же пощадили. Но таких было совсем немного. Вот, например, священник заявляет: «Итак, сеньор маэсе Николас, буде на то ваша добрая воля, этот роман, а также Амадис Галльский избегнут огня, прочие же, БЕЗ ВСЯКОГО ДАЛЬНЕЙШЕГО ОСМОТРА И ПРОВЕРКИ, ДА ПОГИБНУТ…

Не желая тратить силы на дальнейший осмотр рыцарских романов, он велел ключнице забрать все большие тома и выбросить во двор. Ключница же не заставляла себя долго ждать и упрашивать – напротив, складывать из книг костер представлялось ей куда более легким делом, нежели ткать огромный кусок тончайшего полотна, а потому, схватив в охапку штук восемь зараз, она выкинула их в окно», с. 81–82.

Затем цензоры перешли к следующим шкафам. Там было много книг малого размера. Среди них, оказывается, были литературные произведения, стихи.

<<– А как же быть с МАЛЕНЬКИМИ КНИЖКАМИ?

– Это не рыцарские романы, это, как видно, стихи, – сказал священник.

Раскрыв наудачу одну из них и увидев, что это «Диана» Хорхе де Монтемайора, он подумал, что и остальные должны быть в таком же роде.

– Эти жечь не следует, – сказал он, – они не причиняют и никогда не причинят такого зла, как рыцарские романы: это хорошие книги и совершенно безвредные.

– Ах, сеньор! – воскликнула племянница. – ДАВАЙТЕ СОЖЖЕМ ИХ ВМЕСТЕ С ПРОЧИМИ! Ведь если у моего дядюшки и пройдет помешательство на рыцарских романах, так он, чего доброго, примется за чтение стихов, и тут ему вспадет на ум сделаться пастушком: станет бродить по рощам и лугам, петь, играть на свирели или, еще того хуже, САМ СТАНЕТ ПОЭТОМ, а я слыхала, что болезнь эта прилипчива и неизлечима>>, с. 82–83.

Обратите внимание, что тут Сервантес (или его редактор) фактически вновь напомнил читателям, что Иван Грозный = Дон Кихот был писателем, под именем Парфений Юродивый. А также напомнил, что Иван Грозный, став Василием Блаженным = библейским Навуходоносором, бродил по рощам и лугам, «ел траву» и т. п.

Постепенно уставая, погромщики начинают спешить, поскольку неразобранных книг все еще остается много. Цирюльник восклицает:

<< – Далее следуют «Иберийский пастух», «Энаресские нимфы» и «Исцеление ревности».

– Предадим их, не колеблясь, В РУКИ СВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, сиречь ключницы, – сказал священник, – Резонов на то не спрашивайте, ИНАЧЕ МЫ НИКОГДА НЕ КОНЧИМ…

– Эта толстая книга носит название «Сокровищницы разных стихотворений», – объявил цирюльник… – Вот «Сборник песен» Лопеса Мальдонадо…

Наконец просмотр книг утомил священника, и ОН ПРЕДЛОЖИЛ СЖЕЧЬ ОСТАЛЬНЫЕ БЕЗ РАЗБОРА>>, с. 83–84.

Но тут очнулся больной Дон Кихот, который стал шуметь у себя в спальне.

<<Пришлось прекратить осмотр книгохранилища, и бежать на шум и грохот, – оттого-то некоторые и утверждают, что «Карлиада» и «Лев Испанский», а также «Деяния императора» Дона Луиса де Авила, вне всякого сомнения находившиеся среди неразобранных книг, БЕЗ СУДА И СЛЕДСТВИЯ ПОЛЕТЕЛИ В ОГОНЬ, тогда как если бы священник видел их, то, может статься, они и не подверглись бы столь тяжкому наказанию>>, с. 85.

Здесь на страницах Сервантеса проскользнул (может быть, по недосмотру редактора) тот факт, что в книгохранилище были какие-то царские хроники, к каковым относились, например, «Деяния императора», автора Луиса Сапаты (хотя Сервантес почему-то считает, что автором был Дон Луис де Авила; кстати, может быть, он был прав). Итак, как нам сообщили, они тоже были уничтожены. А ведь книга «Деяния императора» рассказывала об императоре Карле Пятом! Кроме того, спалили, оказывается, также поэму Херонимо Семпере под названием «Карлиада» (якобы 1560 год), тоже рассказывавшую о Карле Пятом, ч. 1, с. 524. Таким образом, мятежники жгли, в основном, скорее всего, вовсе не выдуманные «рыцарские романы», а реальную историю. То есть то, что было действительно опасно для реформаторов XVII века. Современные комментаторы сообщают, что среди уничтоженных книг были, например, следующие.

«Араукана» дон Алонсо де Эрсильи. – Поэма о войне испанцев с арауканцами (южноамериканскими индейцами), в которой автор, участник этой войны, выразил сочувствие индейцам, боровшимся против «испанских колонизаторов». Первая часть вышла якобы в 1569 году, а вторая якобы в 1589 году.

«Австриада» Хуана Руфо – опубликованная якобы в 1584 году поэма, в которой воспеты подвиги побочного брата Филиппа II дона Хуана Австрийского, жестоко подавившего в Гранаде восстание морисков (якобы насильственно обращенных в христианство мавров). Кстати, современные историки очень не любят как Филиппа II, так и Хуана Австрийского, поскольку они боролись с мятежом Реформации (см. нашу книгу «Западный Миф», гл. 1), поэтому заключают слово ПОДВИГИ в кавычки, ч. 1, с. 524, намекая тем самым, что дон Хуан Австрийский был «ужасно плохим» человеком.

«Лев Испанский» – поэма Педро де ла Весилья Кастельянос под названием «Первая и вторая части Леона Испанского» (якобы 1584 год), в которой воспевается основание города Леона и повествуется о мученической смерти «святых», уроженцев этого города.

Повторим, это отнюдь не «рыцарские романы». Это свидетельства реальной истории. Пусть искаженные, профильтрованные, но свидетельства. Поэтому их и жгли.

Стоит вернуться к Дон Хуану Австрийскому. Почему безжалостно палили книги о нем? Вот почему. В книге «Западный Миф», гл. 1, мы привели титульный лист книги под громким названием «Зерцало ИСПАНСКОЙ ТИРАННИИ», впервые изданной якобы в 1596 году. В качестве главных тиранов, «свирепо подавлявших прогресс» изображены герцог Альба и Дон-Хуан Австрийский. Наверху, над ними, издатели-реформаторы XVI века поместили портрет «очень плохого короля» Филиппа II. Книга, видимо, играла роль важного учебного пособия для воспитания западно-европейцев XVI–XVII веков в нужном духе. На титульном листе, в его четырех углах доходчиво нарисовано – как именно эти очень плохие правители мучили очень хороших западно-европейцев. Книгу переиздавали, по крайней мере, в 1620 году и в 1638 году [330], т. 3.

А вот что говорит современная Энциклопедия устами историков об испанском короле Филиппе II (1527–1598): «Его политика способствовала укреплению испанского АБСОЛЮТИЗМА. УСИЛИЛ ГНЕТ В НИДЕРЛАНДАХ. ПОДДЕРЖИВАЛ ИНКВИЗИЦИЮ» [797], с. 1406. В общем, весьма плохой правитель. Сильно угнетал.

Но вернемся к разгрому книгохранилища Дон Кихота. Роман Сервантеса вскрывает еще одно интересное обстоятельство из истории Александрийской библиотеки Ивана Грозного = Дон Кихота. Оказывается, цензоры не только сожгли все – или почти все – книги, но и наглухо замуровали вход в книгохранилище! Замели следы полностью. Вот как это происходило, в изложении Сервантеса.

«В ту же ночь стараниями ключницы БЫЛИ СОЖЖЕНЫ ДОТЛА ВСЕ КНИГИ: и те, что валялись во дворе, и те, что еще оставались в комнате; по всей вероятности, вместе с ними сгорели и такие, которые надобно было сдать на вечное хранение в архив, но этому помешали судьба и нерадение учинявшего осмотр…

Священник с цирюльником решили, что первое средство от недуга, который овладел их приятелем, – это ЗАЛОЖИТЬ И ЗАМУРОВАТЬ ВХОД В КНИГОХРАНИЛИЩЕ, чтобы, встав с постели, он не нашел его… а затем объявить ему, что некий волшебник вместе со всеми книгами похитил и комнату; и все это было осуществлено с великим проворством. Два дня спустя Дон Кихот встал с постели и прежде всего пошел взглянуть на свои книги, но, не обнаружив помещения, в котором они находились, стал бродить и шарить по всем комнатам. Несколько раз он подходил к тому месту, где раньше была дверь, ощупывал стену, молча обводил глазами комнату; наконец после долгих поисков он спросил ключницу, где находится его книгохранилище…

– О каком таком книгохранилище вы говорите, ваша милость?…Нет у нас теперь ни книг, ни хранилища, все унес дьявол… гляжу, вылетает через крышу, а в комнатах полно дыму. Пошли мы посмотреть, что он натворил, а уж ни книг, ни комнаты нет и в помине», с. 86.

Мы уже говорили, что, сравнивая данные о судьбе «античной» Александрийской библиотеки и хранилища Грозного, приходится заключить, что, скорее всего, библиотеку почти полностью сожгли на Руси в эпоху Романовых, во время Великой Смуты. Из повествования Сервантеса тоже следует, что книгохранилище практически полностью погибло. С другой стороны, он зачем-то упомянул, что потом вход в хранилище был замурован. Зачем замуровывать, если в комнате ничего не осталось? Ведь помещение можно было бы использовать для других целей. Может быть, всё это означает, что небольшая часть книг всё-таки уцелела, но была где-то надежно спрятана, «замурована». Поэтому не исключено, что старинная легенда, – будто библиотека Грозного (точнее то, что от нее осталось) спрятана в каком-то тайнике подземной Москвы, – имеет под собой некоторые основания. Впрочем, по нашему мнению, надежд мало и, скорее всего, практически все книги безжалостно спалили в начале XVII века. Старые книги хорошо горят. Надо полагать, реформаторы с удовлетворением взирали на потрескивающий костер, где догорала подлинная история древности.

Таким образом, Сервантес неожиданно оказал нам услугу – он сообщил, по крайней мере, названия некоторых книг, бывших в знаменитой библиотеке Ивана Грозного. В частности, там было его жизнеописание под именем «Пятого Короля». По-видимому, некоторые из этих книг уцелели в других библиотеках и доступны сегодня. По крайней мере, так считают современные комментаторы, см. выше. Но, по-видимому, многие книги утрачены безвозвратно. Сегодня судить об этом трудно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Александрийская библиотека

Из книги Занимательная Греция автора Гаспаров Михаил Леонович

Александрийская библиотека Пусть сопутствует счастье переписавшему эту книгу, взявшему ее в руки и читающему ее. (Надпись на рукописи речей Демосфена) Рассказывали, будто Александр, основывая Александрию, начертал на поданном ему плане пять первых букв алфавита: АБГДЕ.


Библиотека

Из книги Властители античных морей [без иллюстраций] автора Снисаренко Александр Борисович


Александрийская библиотека (Е. М. Штаерман)

Из книги Древняя Греция. Книга для чтения. Под редакцией С. Л. Утченко. Издание 4-е автора Ботвинник Марк Наумович

Александрийская библиотека (Е. М. Штаерман) Когда корабль подходил к Александрии, новой столице египетских царей Птолемеев, основанной Александром Македонским в дельте Нила, первое, что поражало взор приезжих, был знаменитый маяк, прославленный на весь мир как одно из


Вот так библиотека!

Из книги Письмо шло пять тысячелетий [илл. Лев Хайлов] автора Кублицкий Георгий Иванович

Вот так библиотека! Ашшурбанипал, царь могущественной Ассирии, был жестоким завоевателем. В назидание потомкам он оставил надпись о главных своих заслугах и добродетелях. Знаете, с чего она начинается?«…Я усвоил всё писцовое искусство всех мастеров письма, сколько их


Египетские иероглифы, еврейский язык и александрийская библиотека

Из книги Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима автора Носовский Глеб Владимирович

Египетские иероглифы, еврейский язык и александрийская библиотека Принцип изменения во времени смысла исторических наименований и их географической локализации в допечатную эпоху Как уже понял читатель, одно из основных наших утверждений вкратце сводится к


Была ли сожжена знаменитая Александрийская библиотека? Можно ли сегодня посетить ее и прочесть хранящиеся в ней тексты?

Из книги Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима автора Носовский Глеб Владимирович

Была ли сожжена знаменитая Александрийская библиотека? Можно ли сегодня посетить ее и прочесть хранящиеся в ней тексты? Как уже было упомянуто выше, в Египте до сих пор сохранилось очень много иероглифических текстов, высеченных на каменных стенах древних храмов. Объем


Библиотека

Из книги Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы (X-XV вв.) автора Мулен Лео

Библиотека Дом Шмиц упоминает о библиотеках, насчитывавших одну-две тысячи манускриптов; для того времени это богатейшие книжные собрания. Большинство же библиотек были гораздо более скромными: 300 книг в аббатстве Флёри, 570 – в Клюни, 300 – в Сен-Жермен-де-Пре, 700 – в Боббио,


Библиотека

Из книги Повседневная жизнь Кремля при президентах автора Шевченко Владимир Николаевич

Библиотека Библиотека президента расположена в ротонде третьего этажа северо-восточной части здания Сената. Вдоль стен первого и антресольного этажей выстроились заставленные книгами застекленные шкафы темного дерева. Интерьер, воссозданный нашими современниками,


ПОДЗЕМНАЯ БИБЛИОТЕКА ИВАНА ГРОЗНОГО

Из книги Величайшие загадки истории автора Непомнящий Николай Николаевич

ПОДЗЕМНАЯ БИБЛИОТЕКА ИВАНА ГРОЗНОГО Таинственная Либерея, книгохранилище московских государей, вошедшее в историю как библиотека Ивана Грозного, давно не дает покоя кладоискателям и любителям тайн. Ей посвящены серьезные статьи и популярные детективы, ее искали 5, 10 и 70


Глава 7 Знаменитая греко-персидская война якобы V века до н. э. и неудачный карательный поход Ксеркса на Элладу — это неудавшаяся Ливонская война Ивана Грозного

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

Глава 7 Знаменитая греко-персидская война якобы V века до н. э. и неудачный карательный поход Ксеркса на Элладу — это неудавшаяся Ливонская война Ивана Грозного 1. Три последние книги «истории» Геродота посвящены повторному, но теперь значительно более подробному


12. Знаменитая английская королева Елизавета является отражением Софьи Палеолог Она была женой Ивана Грозного

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

12. Знаменитая английская королева Елизавета является отражением Софьи Палеолог Она была женой Ивана Грозного Поскольку мы соприкоснулись с историей Марии Стюарт и королевы Елизаветы I, уместно задержаться на данном сюжете. Повторим, что, согласно нашим результатам,


6. Дон Кихот – это издевательское описание Ивана Грозного = Карла V. Безумие Дон Кихота – это отражение сумасшествия Ивана Блаженного, то есть конца первого периода «Ивана Грозного» 1547–1553 годов

Из книги Дон Кихот или Иван Грозный автора Носовский Глеб Владимирович

6. Дон Кихот – это издевательское описание Ивана Грозного = Карла V. Безумие Дон Кихота – это отражение сумасшествия Ивана Блаженного, то есть конца первого периода «Ивана Грозного» 1547–1553 годов Центральной темой пародии Сервантеса является безумие Дон Кихота. С одной


Библиотека Ивана Грозного: мифы и реальность

Из книги Тайны российской аристократии автора Шокарев Сергей Юрьевич

Библиотека Ивана Грозного: мифы и реальность Особое место среди загадок древней столицы занимает таинственная Библиотека Ивана Грозного, по широко распространенному мнению, сокрытая где-то в московских подземельях. В тайне Библиотеки, не спешащей показаться на глаза


АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Из книги Великие тайны и загадки истории автора Брайан Хотон

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА ©Ахмед Докмак (лицензия свободной документации «GNU»). Современная Александрия из окна форта Кайт-бейТрадиционно считается, что Александрийская библиотека — некогда самое крупное собрание трудов таких величайших мыслителей и писателей