Глава 6 УБИЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Глава 6

УБИЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Первое время после отречения Николай II с семьей жил под домашним арестом в Царском Селе. Трудно найти менее популярного царя; «народные массы» еще при Временном правительстве требовали на митингах смерти «Николая Кровавого».

В августе 1917 года Временное правительство Керенского переводит семью императора в бывший губернаторский дом в Тобольске. Предлогом становится переписка Николая II со своим царственным кузеном, королем Англии Эдуардом. Николай даже не просит политического убежища… Скорее, он робко интересуется: а как отнесутся правящий двор и общественность Британии, если он поселится в их стране? Эдуард отвечает весьма уклончиво — не может же Британия стать прибежищем для его родственников.

Керенский же публично врет, что хочет сбагрить семью Романовых за границу, а сам старается упечь ее подальше. Потом он будет уверять, что спасал Николая и, если бы не он, Керенский, тот «погиб бы в Царском Селе не менее ужасно, но почти на год раньше».[114]

Конечно, Николай мог бы выехать и в любую другую страну… Не в качестве бывшего императора, а в качестве частного лица. Частным лицом жил в Аргентине двоюродный брат Франца-Иосифа, например. Но для этого нужна готовность августейшей семьи стать рядовыми гражданами… Ну, и некоторая решительность, чтобы бежать. Ни в том, ни в другом качестве Николай II не был замечен. Да и вопрос — отпустил ли бы его Керенский?

При большевиках узники были по приказу из Москвы в апреле и мае 1918 года переведены из Тобольска двумя группами на более жесткий режим в Екатеринбург. Там их поселили в «доме особого назначения», бывший раньше собственностью купца Ипатьева. «Ипатьевский дом».

В ночь на 16 июля Уральский областной Совет принял решение о расстреле царской семьи (согласованное с Лениным и Свердловым) и отобрал 12 исполнителей, из них 6 латышей (двое из них стрелять в девиц отказались).

В ночь на 17 июля 1918 года красные убили в общей сложности 11 человек: Николая, его жену, четырех дочерей, сына и четверых слуг. Доктор Боткин, лакей Трупп, повар Тихомиров, комнатная девушка А. Демидова. Царевича Алексея Николай Александрович держал на руках. После залпа он еще бился, его докололи штыками. Так же добили двух великих княжон.

В общем, «большевики выполнили справедливое требование народа, выдвинутое сразу же после свержения царского самодержавия».[115]

Истребление рода Романовых

Месяцем ранее в Перми был убит великий князь Михаил Александрович. В СССР рассказывали официальную сказку: Михаила… казнили местные рабочие Мотовилихинского завода. Прознали о его желании выехать за границу и вот, «приняли меры». В действительности же Михаила выкрали чекисты, специально приехавшие в Пермь из Москвы. Выкрали у местной охраны и тайно убили в лесу.

В ночь на 18 июля 1918 года были убиты члены семьи Романовых: Елизавета Федоровна, настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия (сестра царицы); князь Иоанн Константинович; князь Константин Константинович; князь Игорь Константинович; князь Владимир Палей; Сергей Михайлович Романов.

Все эти лица содержались в заключении в г. Алапаевске Верхотуровского уезда близ Екатеринбурга. Единственным членом семьи Романовых, избежавшим смерти, была княгиня Елена Петровна. Как гражданка Сербии, она была переведена в московскую ЧК и позже выпущена из Советской республики.

Остальных же тайком увезли к заброшенной шахте на 110-й версте по дороге от Алапаевска на Синячихинские заводы. «Были расстреляны», — сообщалось при Советской власти.[116] Но это неправда.

Только один из них был убит: Сергей Михайлович сопротивлялся, схватил одного из большевиков, некого Плишкина, и чуть не сбросил с собой в шахту. Он был убит выстрелом в голову.

По отношению к остальным комиссией «…установлено, что великие князья умерли от ударов по голове и груди каким-либо твердым тупым орудием или же получили такие повреждения при падении с высоты».

Шахту забросали бревнами и гранатами. Возле нее выставили охрану: из-под земли доносились стоны, пение псалмов и молитв. Великая княгиня перевязала своим платком разбитую голову Иоанна Константиновича.

Последние мученики умерли только после того, как председатель алапаевской ЧК Говырин взял у местного фельдшера большой кусок серы, зажег его и сбросил в шахту. А сверху наглухо завалил колодец.

Через 8 дней после цареубийства Екатеринбург заняли войска Комуча и чехословаки. Комиссия следователя Сергеева занялась изучением обстоятельств всех трех убийств. При Колчаке его сменил более решительный человек, Н.А. Соколов.[117] В результате убийство семьи царя и высшей аристократии России стало хорошо документировано. О смерти Романовых написана целая библиотека. Мне известно по крайней мере 20 книг.[118]

Все эти три убийства — типичные административные расстрелы.

Никто никогда не обвинял ни царя, ни Михаила Александровича, ни других членов царской семьи. Большевики объясняли это друг другу тем, что Романовы могли сделаться знаменем сопротивления. Действительно, 6 июля в Симбирске, в гостинице «Троице-Сергиевская», заседала комиссия под руководством В.О. Каппеля. Комиссия составила достаточно реалистичный план освобождения семьи императора: накопить в Екатеринбурге силы боевиков, внезапный удар, быстрый подход чехословаков…

Известна и переписка Николая II с людьми Каппеля. Но, конечно же, и попытки освободить Романовых — вряд ли причина для убийства. Даже держать Николая II в заточении попросту глупо. Если народные массы так жаждут расправиться с царем, а он такой страшный преступник, ну и предоставили бы их своей судьбе.

Если обязательно держать Николая II в заключении, а потом судить, так и вывезли бы его подальше от фронта. А убивать-то зачем?

Причем во всех случаях речь идет именно о судьбе персонально бывшего царя, а не членов его семьи. Очевидно, что они-то ни за какие его решения и решения царского правительства не отвечают.

Даже если Николай II должен рассматриваться как страшный преступник, то ведь ни цесаревич Алексей (14 лет), ни великая княжна Анастасия (17 лет) уж наверняка не приказывали стрелять в рабочих и крестьян.

Жаль, что план Каппеля не удался. Жалею не из политических соображений. Все проще: не надо быть монархистом, чтобы жалеть 11 ни в чем не повинных людей.

Поведение большевиков ясно показывает: они понимали, что совершают гнусное, неправое дело. Иначе почему они действовали тайно, под покровом ночи? Почему скрывали свое деяние, а потом распространяли столько самых невероятных слухов?

В большевистских газетах печатались самые фантастические вещи. Романовы то ли бежали за границу. То ли пошли крестьянствовать и сейчас пашут землю в Воронежской губернии. То ли их похитили эсеры. То ли похитили разбойники. То ли они скрылись неизвестно куда. То ли их перевели в другое место, которое никак нельзя раскрыть: им угрожают анархисты.

1 августа 1918 года в газетах помещена статья «К похищению Романовых»: про нападение неизвестной банды на алапаевских узников. Оказывается, при нападении бандитов князья убежали. А когда прискакали красноармейцы, дом был пуст, разбойники бежали к лесу. Естественно, опознать или поймать никого не удалось.

Но как бы ни врали, ни путали следы большевики, главное ясно. В те времена царь и его близкие были окружены неким почти религиозным почитанием. Царь вовсе не был одним из граждан, и даже не одним из аристократов, а «священной особой».

Убить бывшего царя, а теперь «гражданина Романова» вместе с женой и детьми означало перейти самую последнюю из всех мыслимых граней. Если царя, его жену, сына и дочерей можно убить «на всякий случай», то какова цена жизни любого другого человека? Любого и любую можно расстрелять «на всякий случай».

Есть слухи, которые трудно и подтвердить, и проверить. Говорили очень упорно, что Ленин держит в шкафу сосуд с заспиртованной головой Николая II. Мол, порой вождь мирового пролетариата достает ее из шкафа, беседует с головой, вспоминает повешенного за попытку цареубийства Александра Ульянова.

Было? Не было? Трудно сказать… Характерно, что такой слух пошел. Далеко не о каждом политическом деятеле мог пойти такой слух. Для того чтобы он мог возникнуть, нужно иметь очень уж специфическую репутацию.