12.2. Выбор пути общественного развития. Программы политических партий и движений

12.2. Выбор пути общественного развития. Программы политических партий и движений

Экономическая политика С. Ю. Витте и П. А. Столыпина

Правительство занимало двойственную позицию по отношению к капиталистическому развитию страны. Наиболее последовательные сторонники промышленной модернизации России группировались вокруг С. Ю. Витте (министр финансов с 1892 по 1907 г.), который считал, что Россия имеет уникальные природные ресурсы, однако они лежат мертвым грузом. Для отсталой в сравнении с Западом России необходимо было развитие ее производительных сил, а следовательно, перерабатывающей промышленности и транспорта.

Витте был поборником индустриализации страны. Грандиозные проекты требовали средств, которые обеспечивались за счет увеличения косвенных налогов, возросших в 90-е годы на 42,7 %. По его инициативе была введена винная монополия[42], обеспечивающая основные поступления в государственный бюджет. Притоку денежных средств из-за рубежа способствовало введение «золотого стандарта»[43]. Правительство брало крупные деньги за рубежом, но занятые деньги шли исключительно на развитие производства[44]. В то же время государство поощряло частное предпринимательство, особенно благоприятные условия создавались для отечественной промышленности[45]. Возобновилось строительство Транссибирской железной дороги (отложенное из-за нехватки средств). Витте видел в этом не только военно-стратегическую выгоду, но и способ развития производительных сил Сибири. Все эти меры неоднозначно воспринимались в правительстве. Оппозиция обвиняла Витте в разрушении хозяйственных устоев, чрезмерном увлечении промышленностью, распродаже России иностранным банкирам.

Другим важным вопросом, по которому шла борьба внутри правящей верхушки, — правовое положение крестьянства. Витте предлагал уравнять крестьян в правах с другими сословиями, разрешить свободный выход из общины и переход к подворному земледелию. По существу это был комплекс мер, предвосхитивший будущую столыпинскую аграрную реформу.

Поляризации политических сил способствовали также просчеты во внешней политике России. Русско-японская война, начавшаяся 26 января 1904 г., ознаменовалась рядом неудач для страны. Сокрушительное поражение в Цусимском проливе породило панику в придворных кругах. Ближайшее окружение царя высказывалось за прекращение войны и предлагало послать делегацию во главе с Витте для переговоров с Японией. Заключив Портсмутский мир с Японией (1905) на сравнительно легких условиях, Витте получил за это графский титул и укрепил свой авторитет.

Начавшаяся революция показала, что самодержавие в очередной раз опоздало с реформами «сверху». Витте считал необходимым пойти на определенные уступки. Манифест 17 октября 1905 г., подготовленный С. Ю. Витте, и комплекс практических мер, осуществляемых в развитие этого акта, внесли серьезные изменения в государственный строй России. Манифест провозгласил начало буржуазного конституционализма, но вызвал резкую критику со стороны как демократических сил, так и правящих кругов. Правительство Витте оказалось между двух огней и в апреле 1906 г. подало в отставку. А 9 июля 1906 г. была распущена I Государственная Дума под тем предлогом, что депутаты «уклонились в не принадлежащую им область». Однако II Государственная Дума (1907) оказалась еще более радикальной по составу. После того как Дума отвергла правительственную программу реформ, царизм взял курс на пересмотр ряда положений Манифеста 17 октября. 3 июня 1907 г. II Государственная Дума была также распущена. Одновременно с этим вводилось новое положение о выборах. Эти действия получили название «государственного переворота», так как явились грубым нарушением положений Манифеста 17 октября. Переворот положил начало третьеиюньской политической системе. Главным архитектором ее был П. А. Столыпин[46].

В своей программной речи (март 1907 г.) Столыпин заявил: «Отечество наше должно превратиться в государство правовое». Прекрасно понимая необходимость экономической модернизации России, он в отличие от Витте сосредоточил усилия не на промышленности и финансах, а на аграрном вопросе, доказывая, что общинные порядки тормозят развитие сельского хозяйства.

Столыпин настоял на немедленном проведении царского указа[47], означавшего коренной поворот в аграрной политике самодержавия. По этому указу крестьяне получали право выйти из общины, закрепить свой индивидуальный надел в частную собственность. Государство оказывало всяческое содействие частным владельцам. Губернские и уездные землеустроительные комиссии использовали все методы — от пропаганды реформ до прямого давления на сельские сходы. Излишки надельной земли отдавались «укрепленцам» либо бесплатно, либо по номинальной цене.

Возможность превратиться в полноправных хозяев земли привлекала многих крестьян. Вместо разрозненных полосок крестьянин получал землю в одном месте — так называемый отруб. Часть таких владельцев покидала деревню и селилась на хуторах. По крылатому выражению премьер-министра, правительство делало ставку «не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных». Частная собственность была призвана стать лучшим противоядием революционным настроениям. Составной частью аграрной реформы являлась переселенческая политика в Сибирь и Казахстан из европейской России[48]. Столыпинская реформа также неоднозначно была встречена в обществе.

В объективно-историческом плане реформа носила прогрессивный характер. Она проводилась «сверху», но не шла вразрез с естественными процессами в российской деревне, была нацелена на создание высокоэффективного фермерского хозяйства. Но Столыпину удалось лишь отчасти реализовать свои планы. Реформа проводилась бюрократическим аппаратом, способным загубить любую идею на корню. Широкомасштабные замыслы требовали значительного времени («двадцать лет покоя», по словам Столыпина) — это время было потрачено царизмом еще в пореформенную эпоху.

Кроме того, реформаторы не учли живучести общинных порядков, стремления к уравниловке у общинных крестьян. Но главный недостаток реформы — нетронутым осталось помещичье землевладение.

Столыпин предполагал принять ряд законов, обеспечивающих права личности. Он также предлагал создать международный парламент — прообраз Лиги Наций и ООН.

Анализ программы Столыпина показывает, что при всей ее прогрессивности произвести преобразование России мыслилось в рамках старой бюрократической системы. Суть реформ сводилась к усилению исполнительной власти и созданию новых министерств. Столыпин понимал, что даже эти умеренные преобразования натолкнутся на сопротивление консерваторов. Проекты Столыпина не были даже обнародованы, так как 1 сентября 1911 г. он был смертельно ранен в Киевском городском театре.

Последнее десятилетие существования самодержавия пришлось на период, когда страна окончательно встала на капиталистические рельсы. Царизм продемонстрировал различный подход к экономической и политической модернизации России. Политическая модернизация отставала от изменений в экономической сфере. Противоречивость этого процесса была традиционной для России. В исторически сжатый отрезок времени (1905–1914) повторилась знакомая схема: сначала отрицание самой возможности реформы, затем вынужденные реформы в условиях социально-политического кризиса и, наконец, свертывание реформы после стабилизации обстановки. Самодержавие сделало шаг по пути превращения в конституционную монархию, но сам этот шаг был половинчатым — правительственный лагерь не допустил к реальной власти даже умеренных либералов, перекроил избирательный закон в соответствии со своими интересами, постоянно нарушая и без того урезанные права законодательных учреждений. Крайне правые блокировали серьезные реформы, добивались реставрации неограниченного самодержавного правления, утверждали, что их программа отражала желание монархически настроенного народа. Эту иллюзию разделяли царь и царица. Самодержавие подошло к краху, даже не осознавая глубины кризиса, охватившего страну.

Либеральная альтернатива преобразования России

На рубеже XIX и XX вв. начался новый этап эволюции русского либерализма, в котором возникло новое течение. На позиции либерализма перешли некоторые представители народничества, «легального марксизма» и «экономисты». Интеллигенция внесла в либеральную политику и идеологию элементы демократизма и социального реформаторства, но либеральный лагерь продолжал оставаться аморфным и разделенным на ряд течений и направлений. Процесс смены старого земского либерализма новым буржуазным растянулся на целый ряд лет и не был завершен вплоть до 1917 г.

На рубеже веков наметился процесс взаимного сближения наиболее передовых земских деятелей конституционного толка с интеллигенцией. Лидеры нового либерализма П. Б. Струве и П. Н. Милюков предлагали создать единый фронт представителей либерализма и социал-демократии и таким образом «сложить костяк» широкой конституционной партии, политическая программа которой выражала бы мнение «всего образованного русского общества, всей русской интеллигенции».

Революция 1905–1907 гг. ускорила этот процесс. После издания Манифеста 17 октября 1905 г. поляризация сил в оппозиционном лагере усилилась: были созданы две общероссийские буржуазные партии — кадеты[49] и октябристы[50], которые активно действовали до 1917 г. Общая численность их не превышала тогда 50–60 тыс. человек[51].

В ноябре 1912 г. состоялся съезд «молодой» московской прогрессивно настроенной буржуазии. А. И. Коновалов, С. Н. Третьяков, А. С. Вешняков, П.П. и В. П. Рябушинские предприняли попытку создать новую партию и выработать ее тактику. Однако их замыслы не были реализованы до конца, и политическое влияние «прогрессистов» было сравнительно незначительным.

Идеологи либерализма считали капитализм наиболее оптимальным вариантом общественного развития, но выступали за эволюционное развитие общества. Кадеты полагали, что революция была бы подлинным несчастьем для России.

В рамках концепции капиталистического прогресса между кадетами и октябристами имелись разногласия. Более радикальная и демократическая часть кадетов защищала интересы общебуржуазного развития страны. Октябристы отражали интересы крупной буржуазии и предлагали умеренные и постепенные реформы. Но обе партии выступали за реформирование государственной власти, установление конституционно-монархического строя, сохранение «единой и неделимой России».

Политическим идеалом кадетов была парламентарная конституционная монархия английского типа. Программа октябристов носила более консервативный характер: они выступали против парламентаризма, за сохранение имущественного и образовательного цензов, ценза оседлости при выборах в Думу, местное самоуправление и суд. В обеих программах большое внимание уделялось решению социальных проблем. Идеологами либерализма была разработана программа экономических реформ, реализация этих мероприятий создала бы необходимые условия для капиталистической системы хозяйства.

Подчеркивая, что с революцией «умные государственные люди вообще не борются, П. Б. Струве считал, что единственная разумная тактика состоит в том, чтобы овладеть революцией в самом начале… и вдвинуть ее в русло закономерной социальной реформы» [2].

Отношение либеральных партий к войне предопределило их тактический курс — отказ от всякой оппозиции царизму.

Либеральная буржуазия предприняла массу усилий для мобилизации сил на ведение войны, что способствовало ее политической консолидации и создало объективные предпосылки для их прихода к власти после Февральской революции 1917 г.

В условиях российской действительности, где социальные антагонизмы достигли своей кризисной точки и за сравнительно короткий исторический срок (12 лет) трижды перерастали в революции, политическая линия на консенсус воспринималась и справа (со стороны правительства), и слева (революционной социал-демократией) как предательство. Единственно эффективным средством признавалось насилие. Либеральная альтернатива, рассчитанная на мирные, конституционные формы борьбы, оказалась нереализованной. Находясь между двумя полярными политическими лагерями, либералы не только не смогли предотвратить столкновение, но и сами оказались его жертвами.

Социал-демократическая альтернатива преобразования России

На рубеже веков российская социал-демократия переживала новый этап своего развития: переход от раздробленности — кружков к формированию единой политической партии. В конце 90-х годов XIX в. в российской социал-демократии появились «легальные марксисты» и «экономисты», представители которых предприняли попытку «модернизации» марксистской ортодоксии, стали возникать национальные организации и партии. Наибольшим авторитетом пользовалось ортодоксальное направление, ведущее начало от группы «Освобождение труда» (1883), сделавшей первый шаг навстречу рабочему движению. Первый съезд РСДРП (1898) только провозгласил создание партии, а фактически (принятие программы, устава) партия была создана на II съезде (1903). Характерно, что программа отражала типичные как для российской, так и для международной социал-демократии представления об общественном прогрессе, который понимался как движение к социализму. По многим принципиальным вопросам — о диктатуре пролетариата, по аграрному вопросу, о принципах построения партии — на съезде шла борьба между «твердыми» и «мягкими» искровцами[52]. Победу одержали «твердые» искровцы, которые оказались в большинстве, отсюда название большевики. Оставшиеся в меньшинстве стали называться меньшевиками.

В советской исторической литературе утвердилось мнение, что на II съезде РСДРП родилась большевистская партия нового типа, а меньшевизму отводилась роль фракции в ней. Но большевистская и меньшевистская фракции существовали в рамках одной РСДРП, руководствуясь единой программой и уставом, вплоть до 1917 г. Программа, принятая на II съезде, состояла из двух частей: программы-минимум (свержение самодержавия и установление демократической республики) и программы-максимум (установление диктатуры пролетариата и построение социалистического общества).

В начале XX в. в России активную политическую деятельность развернули социалисты-революционеры (эсеры) — главная партия крестьянской демократии (1901–1902), в программе которой (1905) главной задачей ставилось преобразование общества на социалистических началах, так как они рассматривали себя «как один из отрядов армии международного социализма».

Наличие капитализма в России партия социалистов-революционеров (ПСР) считала искусственным насаждением правительства, надвигающуюся революцию — «трудовой». И хотя программа ПСР по своим демократическим требованиям была близка программе РСДРП, в ее аграрной части выдвигались требования социализации земли: изъятия ее из частной собственности и передачи в общенародное достояние и прежде всего в руки сельских общин, введения уравнительно-трудового права пользования землей. На особом положении в ПСР находилась строго законспирированная боевая организация (в 1901 г. ее лидером был Г. А. Гершуни, с 1903 г. — Е. Азеф, осведомитель царской охранки).

Первая российская революция стала серьезным испытанием для социалистических партий России. После поражения революции социалистические партии переживали тяжелый организационный и идейно-политический кризис. Так, меньшевистская фракция представляла собой несколько группировок (меньшевики-партийцы, меньшевики-примиренцы, меньшевики-ликвидаторы), имевших разные позиции по теоретическим и тактическим вопросам. У большевиков также появились различные течения — отзовизм, ультиматизм, богостроительство, центризм. Неонароднические партии тоже переживали идейный и организационный разброд. Многочисленные аресты, репрессии ослабили партию эсеров, среди ее членов произошел раскол, появились два течения: крайне террористическое и сторонников исключительно легальных форм деятельности в массах.

В годы первой мировой войны проблема империализма и революции стала центральной в международном социалистическом движении. Лидеры II Интернационала считали, что вслед за империализмом придет фаза ультраимпериализма (Каутский), которая приведет к интернационализации финансового капитала и экономических отношений капиталистического мира, а это значительно ослабит социальную напряженность между трудом и капиталом. Ленин считал, что империализм — это высшая и последняя стадия развития капитализма, создавшая все необходимые материальные предпосылки для социализма. Этот вывод Ленин рассматривал в контексте мировой революции.

Вторая половина XX в. показала, что капитализм обладает большим внутренним потенциалом и способностью к саморазвитию, чем это виделось в начале века. Война, предельно обнажив противоречия империализма, усилила созревание революционного кризиса в России, приведшего к Февральской революции, а затем и к Октябрьской.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Зарождение политических партий

Из книги США: История страны автора Макинерни Дэниел

Зарождение политических партий Экономические программы Гамильтона, вызвавшие столько споров у конгрессменов, имели еще один побочный эффект: они способствовали образованию двух политических лагерей различной направленности. Что интересно, члены и одного и другого


Глава 13 Проблемы развития: выбор пути

Из книги История Востока. Том 2 автора Васильев Леонид Сергеевич

Глава 13 Проблемы развития: выбор пути Страны Востока, обретя политическую независимость, получив либо упрочив свою государственность и оказавшись перед объективной необходимостью преодоления отсталости и ускорения развития, в середине нашего века должны были сделать


§ 3. ПОДЪЕМ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ДВИЖЕНИЙ

Из книги История России [для студентов технических ВУЗов] автора Шубин Александр Владленович

§ 3. ПОДЪЕМ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ДВИЖЕНИЙ После завершения революции 1905–1907 гг. и разгона второй Думы положение самодержавия стало более устойчивым. Благодаря наступлению на избирательные права большинства населения правительство получило Государственную думу


14.2. Образование политических партий

Из книги Отечественная история: конспект лекций автора Кулагина Галина Михайловна

14.2. Образование политических партий В конце XIX – начале XX в. происходило образование политических партий вследствие модернизационных процессов в России.По идейно-теоретическим и программным принципам партии можно разделить на три большие группы: социалистические


2.4. Лидеры политических, социальных движений

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

2.4. Лидеры политических, социальных движений 2.4.1. Жидовствующие Ересь, известная под этим названием, появилась в Новгороде во второй половине XV в. и оттуда пришла в Москву. По словам летописцев, первым ее распространителем в Новгороде был еврей Схария, в 1471 г. приехавший


3.4. Лидеры политических, социальных движений

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

3.4. Лидеры политических, социальных движений 3.4.1. Первый российский диссидент князь Андрей Курбский Первым в истории России политическим эмигрантом и диссидентом (инакомыслящим) стал князь, воевода, писатель и переводчик Андрей Михайлович Курбский (1528—1583). Именно он


5.4. Лидеры политических, социальных движений

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

5.4. Лидеры политических, социальных движений 5.4.1. «Первомартовцы» и их дело В последние годы международный терроризм характеризуется как одна из главных глобальных проблем. Многочисленные террористические акции с конца 90-х гг. XX в. потрясли и Россию: Буденновск,


6.4. Лидеры политических, социальных движений

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

6.4. Лидеры политических, социальных движений 6.4.1. Сахаров и советское диссидентское движение Всерьез говорить о лидерах политических, социальных движений с середины 20-х и до второй половины 50-х гг. XX в. довольно сложно. Большевики в первые же годы своего пребывания у


7.4. Лидеры политических, социальных движений

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

7.4. Лидеры политических, социальных движений 7.4.1. Почему Зюганов проиграл Ельцину? 6 ноября 1991 г. Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин подписал Указ о роспуске КПСС и КП РСФСР. Многим казалось, что с коммунизмом в России покончено раз и навсегда. Однако всего через


7. Деятельность политических партий

Из книги Краткий курс истории России с древнейших времён до начала XXI века автора Керов Валерий Всеволодович

7. Деятельность политических партий 7.1. Неонародники. Партия социалистов-революционеров. Репрессии, разочарование масс отразились на партии больше, чем на других политических организациях. Резко сократилась ее численность, еще больше ослабла дисциплина.• В 1907–1909 гг. в