II ПЕТР ФЕДОРОВИЧ НА СЦЕНЕ

II

ПЕТР ФЕДОРОВИЧ НА СЦЕНЕ

Петр Федорович прекрасно знал о связи жены с Понятовским и не ревновал ее. Он страдал ужасными пороками, как уверяла Екатерина и ее фавориты. Но вряд ли этому можно особенно верить. Петр был просто не особенно умен и глубоко несчастен. Елисавета грубо растоптала его первую любовь и женила на нелюбимой немецкой принцессе. Он не мог забыть Наталью Лопухину и не прощал Екатерине, что она согласилась быть насильно навязанной ему женой. Это был единственный человек, который не признавал обаяния Екатерины.

При дворе появилась красавица Елисавета Воронцова, и Петр Федорович сильно увлекся ею. Полюбив Воронцову, он начал мечтать о разводе с ненавистной женой. Он решил жениться на русской девушке, чтобы Россия имела народную царицу. Эту любовь к России внушила ему его мать, Анна Петровна, дочь Петра Великого.

Понятовский посещал Екатерину каждую ночь, и Петр знал, что он уходит от его жены лишь утром.

Чтобы иметь предлог для развода, Петр однажды устроил облаву. У двери спальни великой княгини был выставлен караул. Понятовский, ничего не подозревая, вышел утром от своей любовницы, но его арестовали.

— Что вы делали в это время в покоях ее высочества супруги великого князя? — спросили его.

Понятовский молчал. Он был слишком джентльмен, чтобы выдавать любимую женщину.

Но Екатерина сумела вывернуться из этой истории. К тому же Елисавета не желала скандального развода и женитьбы Петра на его фаворитке Елисавете Воронцовой, сестра которой, Екатерина Воронцова, была подругой Екатерины.

Понятовский продолжал ходить по ночам к великой княгине, а в покоях великого князя ночевала его фаворитка Воронцова.

Елисавета Петровна была очень довольна, что дело так хорошо уладилось.

Однако, через две недели Елисавета попросила Понятовского уехать из России во избежание нового скандала, потому что Петр был очень вспыльчив и часто менял свои решения.

Екатерину разлучили с фаворитом. Но она всю жизнь любила его. Понятовский не был первым любовником Екатерины, но, несомненно, был ее первой истинной любовью.

От Понятовского у Екатерины родилась дочь Анна, которая вскоре умерла.

В это время Екатерине было уже двадцать восемь лет. Она завоевала себе положение при дворе, Елисавета оценила ее твердый ум и гордость и часто прибегала к ее советам в европейской политике. Все министры начали считаться с великой княгиней больше, чем с наследником престола. И сам Петр Федорович видел в ней свою опору, называя ее madame la ressource. Во всех затруднительных случаях он спрашивал у жены, как выйти из положения.

Романовы вообще склонны подчиняться своим женам, даже тем, которые были им насильно навязаны.

Елисавета Петровна незадолго до смерти заболела каким-то странным страхом. Она боялась остаться одна в комнате, ей чудились призраки замученных ею людей.

Она боялась, что ее могут убить, и каждую ночь ночевала в другой комнате дворца, чтобы убийцы не могли ее найти. Ее морганатический муж Разумовский попал под подозрение, и она сошлась с простым Преображенским унтер-офицером Иваном Шуваловым.

При дворе воцарилось невероятное бесстыдство.

Царица тайно от придворных дам принимала своего любовника, а Екатерина разделила свою приемную комнату перегородкой, за ширмой всегда сидел какой-нибудь фаворит, а рядом она принимала. Тут же, за ширмой, стояло судно для отправления естественных потребностей. Екатерина настолько утратила женственность, что, сидя на судне за ширмой, вела беседы с придворными и выслушивала доклады министров, которые приходили сперва к ней, а потом уже к царице.

А Петр Федорович ворчал, что Екатерина не стесняется рожать в его доме детей, в сотворении которых он не принимал ровно никакого участия.

— Бог ее знает, где она берет этих детей, — говорил он придворной даме Головиной, когда Екатерина забеременела в третий раз, уже после отъезда Понятовского.

Это был плод ее связи с Нарышкиным. Хотя она продолжала любить Понятовского, но необузданный темперамент не позволял ей жить монахиней. Она не могла обходиться без мужчины, а распущенный двор Елисаветы не мог воспитать в ней сдержку. Вообще немки отличаются своим сластолюбием, как англичанки холодным развратом, а француженки сладострастием, которое во многом отличается от сластолюбия.

Петр Федорович затаил жажду мести за попранное мужское самолюбие до смерти Елисаветы Петровны и открыто говорил, что по восшествии на престол запрет жену в монастырь за развратное поведение.

Между тем на Западе происходили важные события. Бестужев вовлек Россию в войну с Пруссией по указу Франции. А прусский король одержал победу. Узнали, что Фридрих во время войны писал Екатерине и получал от нее письма. Екатерину обвинили в том, что она приказала генералу Апраксину, командующему русской армией, не наступать на прусские войска, а дать Фридриху оправиться от поражения при Мемеле в 1757 г.

При дворе и во всей России царило сильное возбуждение. Бестужева арестовали и обвинили в государственной измене, и Екатерина пережила ужасные минуты, потому что Елисавета решила арестовать и ее, как сообщницу Бестужева. Этого требовала вся Россия. Екатерине грозил монастырь или развод и высылка в Германию.

Но она сумела спастись. Следствие по делу Бестужева вели Шувалов, пожалованный Елисаветой в графы, князь Трубецкой и Бутурлин.

Екатерина в один день увлекла всех трех и сделала их своими фаворитами.

Она хорошо усвоила ту истину, что путь к сердцу мужчины лежит не только через желудок… Она уже много раз любила и знала, что мужчина почти всегда уступит своей любовнице.

Шувалов постарался выгородить ее, и Елисавета первая протянула ей руку примирения. Екатерина торжествовала.

Она приблизила к себе пленного флигель-адъютанта прусского короля графа Шверина. Для охраны знатного пленника, чтобы он не мог убежать, приставили двух офицеров. Один из них поразил Екатерину гигантским ростом, силой и красотой.

Это был знаменитый фаворит Григорий Орлов.

Екатерина забыла и Понятовского, и других фаворитов. Она обезумела от любви к Григорию Орлову. Это был смелый, удалой красавец, отважный в бою и ласковый в любви.

Такой человек нужен был Екатерине для ее целей.

Екатерина сошлась с Григорием Орловым, который не хотел даже скрывать своей связи с великой княгиней. Он безумно ревновал ее и делал ей сцены, обращаясь с ней в присутствии посторонних властно и грубо, как любовник, чувствующий, что без него не могут жить.

Екатерине такое обращение нравилось, как всем женщинам с садистскими наклонностями. Это щекотало ее нервы, возбуждало страсть.

Орлов был ценным приобретением во всех отношениях, — и как любовник, и как орудие в будущем. Его обожали гвардейские полки, и Екатерина с этим считалась.

У нее уже составилась сильная партия при дворе. Екатерина Воронцова-Дашкова и всесильный канцлер Панин, сменивший Бестужева-Рюмина, высланного из Петербурга, были ее ближайшими друзьями.

Императрица Елисавета неожиданно скончалась 5 января 1762 года, и Петр взошел на престол.

Ходили слухи, что Панин с Екатериной отравили Елисавету, чтобы поскорее совершить задуманный ими переворот.

Первым делом Петра было прекратить войну с Пруссией.

Он приказал войскам вернуться в Россию и заключил с Пруссией сепаратный мир. Австрия, Испания и Франция были поражены такими действиями союзника.

— Я желаю мира, — объявил он послам союзных держав. — А вы делайте, что хотите.

Не довольствуясь этим, Петр предложил своему обожаемому Фридриху союз с Россией, оборонительный и наступательный.

После этого в Версале поняли, что русская политика будет другою, чем была при Елисавете.

Петр приобрел сильнейших врагов в лице союзных королей и посланников.

Все это было на руку Екатерине.

Ненависть к Петру возросла, когда он нарядился в немецкий мундир и одел всю армию по прусскому образцу.

Внутренняя политика Петра также резко отличалась от теткиной. Он упразднил тайную канцелярию, наводившую такой ужас на всю Россию.

Здесь, в этой канцелярии политического сыска, пытали и погубили красавицу Лопухину, мать его невесты… Петр возвратил несчастную, изувеченную женщину из ссылки.

Это было симпатично русскому обществу. Но фаворитка Воронцова убедила его отменить указ Петра Великого об обязательной службе дворянства и отнять владения у православного духовенства.

Россия, ко всему привыкшая при Бироне и Елисавете, молчала. Россия терпела и Грозного, и Годунова, и Бирона, и Ушакова, и многих других тиранов и фаворитов.

Но Петр III усилил строгости в армии, которые повторились потом, при его внуке Николае Павловиче. За малейшие провинности солдат били палками, давали по две и по три тысячи ударов. Многие любимцы Елисаветы, старые гренадеры, которые возвели «матушку» на престол, умерли под палками.

Петр подражал Фридриху и его прусской дисциплине, подражал рабски, слепо. «Управлять — значит предвидеть», — говорила потом Екатерина II. А Петр не умел предвидеть.

Он не только не умел предвидеть, но и не видел ничего. Оставив Екатерину на свободе, он поселился вместе с Елисаветой Воронцовой.

Екатерина опять была беременна, — от Григория Орлова на этот раз. Ей нравилось, что муж не является к ней. Но она боялась его. А Петр обращался с ней пренебрежительно и называл ее «дурой» в присутствии придворных и послов, требуя, чтобы она вставала при его появлении.

Все открыто говорили, что Петр хочет постричь императрицу в монастырь, запереть цесаревича Павла в тюрьму и жениться на Елисавете Воронцовой. Ведь Екатерину он ненавидел, а Павел не был его сыном, и он это прекрасно знал.

Нерешительность и медлительность погубили Петра.

Екатерина в лице Орлова и его четырех братьев имела сильных приверженцев, которые завоевали ей симпатии всех гвардейских полков, забитых палками Петра III. Гвардейцы еще раз захотели иметь «матушку», которая будет их баловать, как Елисавета. Они вспоминали о Елисавете со слезами. Матушка и детей у них крестила, и угощала их, и в гости их звала, и приглашала в придворный театр, и даже наследника, маленького Павла Петровича, выводила к ним и позволяла им брать царственного мальчика на руки и ласкать его. А теперь они узнали только муштровку и палки. Понятно, что ласковое женское владычество «матушек-цариц» представлялось им более желанным, и они с восторгом согласились возвести Екатерину на престол.

Панин и княгиня Дашкова также были сторонниками скорейшего переворота.

Панин в то время находился под влиянием своей возлюбленной, Екатерины Дашковой, которая была его незаконной дочерью в то же время.

Только влиянием Екатерины можно объяснить ту энергию, которую ленивый Панин проявил во время переворота.

Французский посол барон де-Бретейль принял в заговоре самое широкое участие. Екатерине нужны были деньги, чтобы подкупить солдат и офицеров. А Петр ограничивал ее в средствах. Французский посол предложил ей неограниченный кредит.

Генерал-фельдцейхмейстером, то есть казначеем, на счастье Екатерины, был в то время один из преданных ей фаворитов, француз Вильбуа.

Вильбуа стал раздавать деньги направо и налево. На сторону Екатерины перешли четыреста солдат, на которых можно было положиться. Офицеры почти все были за нее. Для переворота, который должен был совершиться тайно и неожиданно, этого было достаточно. Петр ничего не подозревал, Екатерина оказалась изумительной артисткой, и муж ее жил вполне беспечно, откладывая пострижение своей жены в монахини. Чтобы привлечь на свою сторону русский народ и духовенство, она ежедневно ездила в церковь в траурном платье, служила панихиды по Елисавете и выполняла все обряды православия, хотя в тесном кругу называла их языческими и удивлялась их «дикости».

Но лицемерие всегда одерживает победы. Так было, так есть и так будет. Лицемеря с духовенством и народом, Екатерина не забывала лицемерить с мужем, убийство которого уже было ею решено. Она стала с ним обращаться ласково и с заискивающей нежностью, часто приходила незванная на его половину и была любезна с фавориткой Воронцовой.

— Испугалась, что я ее в монастырь посажу, — посмеивался недальновидный Петр, воображавший, что все пред ним трепещут. Он был очень доволен тем, что ввел дисциплину в своей армии и теперь может поспорить с Фридрихом в этом отношении.

Незадолго до переворота Екатерина тайно родила сына, которому дали имя графа Бобринского. Это был ребенок Григория Орлова. Екатерина дала Орлову торжественную клятву, что после смерти Петра III выйдет за него замуж и сделает его сына наследником престола, устранив Павла от престолонаследия.

А Петр все более и более свирепел. Засекая до смерти солдат, он бил всех своих придворных, не считаясь со знатностью их происхождения. Он избил Льва Нарышкина, Строганова, Волкова.

Красавица императрица, всегда ласковая, обходительная и терпеливая, пользовалась теперь всеобщей любовью и обожанием, а Петра и его фаворитку все возненавидели.

В день переворота Екатерина появилась среди гвардейцев, такая кроткая, такая трогательная в своей красоте…

Часть солдат, посвященная в заговор, пришла в восторженное нетерпение.

Петр находился в Ораниенбауме с фавориткой. Офицер Перфильев выдал ему заговор, но он не особенно беспокоился и велел арестовать поручика Пассека, на которого ему указал Перфильев, как на ярого сторонника Екатерины.

— Заговор открыт! Пассек арестован!

С таким восклицанием вбежала Екатерина Воронцова-Дашкова в покои императрицы и остановилась, потрясенная тем, что увидела.

Екатерина преспокойно стирала в небольшой лоханке свои кружевные воротники и манжеты. Она получила буржуазное немецкое воспитание и умела стирать.

— Что вы делаете, государыня? Ваша жизнь на карте, а вы стираете! — закричала Дашкова.

— Ну что ж, ведь меня не готовили в русские императрицы.

Меня предназначали для маленького немецкого князька, каким был мой отец, и учили стирать и варить. Но это ничему не мешает. А что случилось?

— Мы погибли! Заговор открыт!

Дашкова приказала бить тревогу в Измайловском полку. Но заговорщики вдруг испугались. Федор Орлов начал отступать. Но Григорий и Алексей, его братья, все устроили. В пять часов утра Алексей Орлов на тройке увез Екатерину в Петербург. С нею поехала горничная Шаргородская и старый преданный слуга Шкурин, от которого она часто выслушивала выговоры и замечания, все прощая старику.

Вблизи Петербурга Екатерину встретили Григорий Орлов и князь Барятинский.

Перепрягли лошадей и помчались в Измайловские казармы. Здесь забили в барабан, и солдаты, не понимая в чем дело, начали сбегаться на тревогу.

— Да здравствует императрица Екатерина, самодержица всероссийская! — закричал Орлов.

Это было неожиданностью даже для солдат-заговорщиков. Им говорили, что Екатерина будет только регентшей, а императором провозгласят ее сына Павла Петровича.

Но энтузиазм охватил войска, они подхватили крик, явился священник, войска присягнули новой самодержавной царице всероссийской, и все было кончено. Маленький Павел никогда не простил матери этой ужасной минуты, когда она свергнула мужа и захватила трон сына.

Панин, желавший лишь регентства Екатерины, не смел протестовать. Екатерина в одну минуту приобрела необычайную власть, за нее были все полки.

А Петр ничего не подозревал. Его лишили престола в день его рождения, и он выехал на яхте из Ораниенбаума в Петергоф с фавориткой Воронцовой и семнадцатью дамами.

А в это время сестра фаворитки возводила его жену на престол…

Узнав, что Екатерина провозгласила себя императрицей, он поплыл в Кронштадт. Но его не пустили в крепость, объявив, что в России больше нет императора. С ним были граф Воронцов, князь Трубецкой, граф Шувалов и Волков.

Фельдмаршал Миних предложил ему убежать в Померанию. Но Петр не согласился. Он был уверен, что это не серьезно, что войска ему повинуются благодаря железной дисциплине.

Между тем Екатерину восторженно приветствовал весь Петербург. Толпа вообще тупа и безвольна. Она идет, как стадо, куда ее ведут, и всегда склонна приветствовать победителей.

Екатерина открыто поселилась с Орловым и передала ему важнейшие государственные бумаги. В эту минуту она искренно смотрела на него как на будущего своего мужа.

Екатерина завладела государственной казной и начала раздавать деньги важнейшим заговорщикам. Они все еще были ей нужны, потому что власть ее пока не укрепилась.

Бецкий, пять братьев Орловых, Потемкин, Воронцова-Дашкова, Панин, Барятинский, Шувалов, отвлекший внимание Петра от событий, и Миних, — все получили богатые награды.

Не был забыт и архиепископ Веньямин, который поспешил с крестом на помощь Екатерине и начал приводить к присяге Семеновский полк.

Воронцов, Трубецкой и Шувалов, прибывшие к Екатерине от императора, принесли ей присягу.

Намерение Петра укрепиться в Кронштадте не осуществилось. Измученный Петр после издевательств солдат поехал в Ораниенбаум.

Он был жалок, несчастен и беспомощен. Все его оставили. Войска его ненавидели, и он не мог быть опасным для владычества Екатерины. Но Екатерина не желала, чтобы Петр оставался в живых. Она умела предвидеть, и знала, что народ никогда не бывает доволен своими правителями. А недовольные всегда могли воспользоваться Петром III для своих целей.

Петр прислал жене трогательное письмо, умоляя отпустить его в Голштинию. Но для него уже был готов каземат рядом с темницей несчастного императора Иоанна Антоновича.

Екатерина отправилась военным походом в Петергоф, во главе кавалерии, которою командовал брат фаворита Алексей Орлов, влюбленный в Екатерину, будущий фаворит…

По дороге царица переночевала в деревушке Красный Кабачок, и на утро 27-го июля самодержица прибыла в Петергоф.

Получив здесь письмо Петра III, Екатерина послала в Ораниенбаум Григория Орлова, князя Голицына и поручика Измайлова с приказанием заставить Петра III подписать официальное отречение от престола, а затем арестовать его.

Петр III, всеми покинутый, подписал отречение. Его посадили в карету и отвезли в его имение Ропшу под сильным конвоем. С ним ехали Алексей Орлов, князь Барятинский и капитан Пассек.

Екатерина возвратилась в Петербург.

— Что нам делать с Петром? — говорила она фавориту Григорию Орлову. — Я измучена, не знаю, как поступить. Если заточить его в крепость, его сторонники могут поднять бунт. А отпустить в Голштинию опасно.

Григорию Орлову также мешала жизнь свергнутого императора. Он мечтал жениться на Екатерине и был уверен, что она исполнит свое обещание. Ведь только для этого он ее сделал императрицей. Но выйти замуж при живом супруге, хотя бы и свергнутом с престола, царице было неудобно.

Он отдал соответствующие наставления своему брату Алексею Орлову, прося его сделать все, чтобы обеспечить спокойствие новой государыне.

Но Алексей и сам знал, что надо делать.

В Ропше Петра III посадили в отдаленную комнату дворца. Алексей Орлов, Барятинский, Потемкин и Зубов находились безотлучно при бывшем императоре. Здесь же находился старый камердинер Петра.

5-го июля камердинера неожиданно схватили в саду, когда он вышел подышать воздухом, и увезли.

Алексей Орлов затеял с бывшим царем ссору. Но Петр знал, что он ищет повод убить его. Он молчал, тогда Орлов ударил императора. Это послужило сигналом, заговорщики набросились несчастного беззащитного человека… Раздался дикий, нечеловеческий крик, более похожий на вой затравленного зверя.

Князь Барятинский пронзил сзади императора кинжалом…

Но, раненного, его продолжали бить и душить.

А вечером Екатерина получила от Алексея Орлова слезное письмо с просьбой о прощении.

«Матушка милосердная государыня! Как мне изъяснить всю правду… Не знаю, как эта беда случилась… Погибли мы, если ты нас не помилуешь… Никто и не думал, как поднять руку на государя, но он заспорил за столом с князем Барятинским. Не успели мы разнять, а его уже не стало»…

Конечно, Екатерина охотно простила и Орлова, и Барятинского, и других. И не только простила, но и наградила этих «не думавших поднять руку на государя».

— Свет не мил… Прогневили мы матушку, — лицемерно вздыхая, рассказывал Алексей Орлов, выгораживая Екатерину.

А маленькая немецкая княжна, захватившая корону у немецкого принца, была довольна.

Она получила престол и любовь, и свободу…

— Как иногда хорошо быть красивой! — радостно говорила она Екатерине Воронцовой-Дашковой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Петр Федорович выходит на сцену

Из книги Департамент фаворитов автора Евгеньева Мария

Петр Федорович выходит на сцену Петр Федорович прекрасно знал о связи жены с Понятовским и не ревновал ее. Он страдал ужасными пороками, как уверяли Екатерина и ее фавориты. Но вряд ли этому можно особенно верить. Петр был просто не особенно умен и глубоко несчастен.


Летописец московских нравов. Очеркист Петр Федорович Вистенгоф (1811–1855)

Из книги Московские обыватели автора Вострышев Михаил Иванович

Летописец московских нравов. Очеркист Петр Федорович Вистенгоф (1811–1855) Читателям сейчас ничего не говорят имена авторов: Л. П. Башуцкий, В. В. Толбин, Ф. К. Дершау, П. Вистенгоф… Из предисловия В. И. Кулешова к сборнику «Русский очерк» Давайте попутешествуем по Москве


На сцене гвардия

Из книги Повседневная жизнь российских жандармов автора Григорьев Борис Николаевич

На сцене гвардия Наш читатель уже знаком с краткой историей образования гвардейских частей и их участия в дворцовых переворотах середины XVIII века. Здесь же мы рассмотрим охранные функции гвардии. Начнем же с «лейб-компанейцев» Елизаветы Петровны. Единственной прямой


Император Петр Третий Федорович (1761–1762 годы)

Из книги Полный курс русской истории: в одной книге [в современном изложении] автора Соловьев Сергей Михайлович

Император Петр Третий Федорович (1761–1762 годы) Но прежде чем трон заняла Екатерина Великая, жена Петра Третьего, было еще странное и очень короткое правление самого Петра. Странно оно принятием указа о дворянских вольностях, которому гораздо более места в правление


Кастраты на сцене

Из книги История кастратов автора Барбье Питер

Кастраты на сцене В 1639 году Могар, придворный музыкант кардинала Ришелье, писал из Рима, где видел итальянских кастратов: «Невозможно не признать, что в музыкальных представлениях они несравненны и неподражаемы не только благодаря своему пению, но и благодаря отличной


160. ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ, император

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

160. ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ, император до принятия православия Карл-Петр-Ульрих, герцог шлезвиг-голштейн-готторпский, сын Карла Фридриха, герцога шлезвиг-голштейн-готторпского от брака с царевной Анной Петровной (см. 32), дочерью императора Петра I и второй жены его, впоследствии


ИМПЕРАТОР ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ (1728–1762)

Из книги Все правители России автора Вострышев Михаил Иванович

ИМПЕРАТОР ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ (1728–1762) Карл-Петер-Ульрих, сын герцога Гольштейн-Готторпского Карла-Фридриха, племянника шведского короля Карла XII, и Анны Петровны, дочери Петра Великого, после принятия православия – Петр Федорович. Родился 10 февраля 1728 года в Киле.Приехал в


Петр Федорович Басманов

Из книги История России. Смутное время автора Морозова Людмила Евгеньевна

Петр Федорович Басманов


Петр Федорович Басманов

Из книги История России. Смутное время автора Морозова Людмила Евгеньевна

Петр Федорович Басманов П. Ф. Басманов принадлежал к старомосковскому боярскому роду Плещеевых. Особенно выдвинуться представителям этого рода удалось во время опричнины Ивана Грозного. Отец П. Ф. Басманова — Ф. А. Басманов был кравчим и фаворитом Ивана IV. В 1570 г. он


Император Петр III Федорович (10(21).02.1728-5.07.1762) Годы правления – 1761-1762

Из книги Семейные трагедии Романовых. Трудный выбор автора Сукина Людмила Борисовна

Император Петр III Федорович (10(21).02.1728-5.07.1762) Годы правления – 1761-1762 Император Петр III с самого рождения был игрушкой в руках судьбы, изгибы которой были так прихотливы, что в них мог бы запутаться и человек гораздо больших ума, способностей и силы характера. Он родился 10


Наследник Петр Федорович

Из книги Великая Екатерина. Рожденная править автора Соротокина Нина Матвеевна

Наследник Петр Федорович Теперь о будущем супруге. Родился Петр Федорович (Карл Ульрих) 10 февраля 1728 года в Киле, столице Голштинии. Отцом его был племянник Карла XII, матерью – старшая дочь Петра I Анна, поэтому, как мы уже говорили, мальчик имел права как на шведский, так и


VII. Исправник на сцене

Из книги Русские исторические женщины автора Мордовцев Даниил Лукич

VII. Исправник на сцене Через несколько дней после этого княгиня Дашкова сидела в своем кабинете за корректурами какого-то сочинения, печатавшегося под ее наблюдением в типографии академии наук, когда вдруг явилась Паша и робко доложила:– Ваше сиятельство, господин


Кошки на сцене

Из книги Сосредоточение России. Битва за русский мир автора Нарочницкая Наталия Алексеевна

Кошки на сцене Наталия Нарочницкая о новой книге «Партитура Второй мировой. Гроза на Востоке» Российская газета: – В этом году в России впервые решено праздновать окончание Второй мировой войны. Что это решение добавляет в символику жизни современной России?Наталия


ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ (p. 1728 — ум. 1762)Император (1761–1762). Внук Петра I, сын императрицы Анны Петровны и герцога Карла Фридриха Голштинского. Кумиром Петра III был Фридрих II.Петр III — официальный наследник престола после Елизаветы. Популярностью он не пользовался. Наводнил гвардию


Петр III Федорович

Из книги Российский царский и императорский дом автора Бутромеев Владимир Владимирович

Петр III Федорович Вступив на престол, Елизавета объявила наследником сына своей старшей сестры, Анны Петровны, герцога Шлезвиг-Голштинского Карла-Петра-Ульриха. В возрасте 14 лет он приехал в Петербург, принял православие и стал брать уроки у русских учителей. 25 августа 1745