Тяготы «осадного сидения»

Тяготы «осадного сидения»

К сожалению, удача не всегда была на стороне мужественных защитников монастыря. Так, 1 ноября воеводы совершили вылазку, в ходе которой потеряли 190 человек убитыми и ранеными. Архимандрит Иоасаф повелел всех тяжелораненых постричь в монахи, чтобы они могли умереть в ангельском чине. Остальных поручил лечить монахам за счет средств обители.

Неудача, а также слухи о ведущемся подкопе вызвали большое уныние у всех обитателей монастыря. Многие стали готовиться к неминуемой смерти. Только монахи стремились всех ободрить. Они говорили: «Мужайтеся и крепитеся и не ослабляйте в трудех, ни отпадайте надежею, яко да и нас помилует и прославит Господь Бог!»

Воеводы же приказали стрельцам по ночам тайно пробираться в расположение тушинцев и брать в плен языков. При допросе все сообщали о ведущемся подкопе, но никто не знал, где он.

Только в ходе боев в начале ноября (со 2 по 4) удалось взять в плен раненого казака Дедиловского. Он точно указал, под какую башню и под какое место в стене ведутся подкопы. Кроме того, он сказал, что на Михайлов день (8 ноября) в подкопы поместят порох и взорвут его. Так будут разрушены и башня, и часть монастырской стены.

Это известие очень обеспокоило воевод. Они приказали напротив ведущихся подкопов поставить острог, насыпать тарасы и поставить на них пушки. Ведь до 8 ноября оставалось несколько дней.

В ночь на 5 ноября в монастырь пробрался тушинец Иван Рязанец и рассказал, что многим казакам из войска Сапеги приснился сон о том, что монастырь защищают святые старцы Сергий и Никон и что всех нападающих может поглотить вода, если они не отойдут прочь. Он также подтвердил информацию о том, что подкоп ведется под нижнюю Круглую башню.

Сведения Ивана Рязанца были достаточно обнадеживающими. Они позволяли предпринять меры против подкопов, а также сделать вывод о том, что среди тушинцев нет единодушия. Действительно, через некоторое время стало известно, что атаман Стефан Епифанцев увел своих казаков из лагеря П. Сапеги и вернулся с ними на Дон.

Воеводы разработали план, согласно которому они должны были совершить сразу несколько вылазок из разных монастырских тайных дверей, чтобы дать возможность нескольким храбрецам разрушить подкопы.

В ночь на 8 ноября воеводы повелели своим воинам выйти небольшими группами и спрятаться во рву. Со стороны пивного двора вышли туляки Иван Есипов, Сила Марин и Юрий Редриков с сотнями. Они должны были напасть на тушинцев на Луковом огороде и у плотины Красного пруда. Из Конюшенных ворот вышли Иван Ходырев, Иван Волховский, Борис Зубов и Афанасий Редриков со своими сотнями и с троицкими монахами. Они первыми напали на поляков и литовцев, отвлекая на себя их внимание. В это время из Святых ворот вышли воины под началом Ивана Внукова и направились к подкопам. Им быстро удалось обнаружить их начало. Отважные крестьяне Никон Шилов и Слота тут же бросились внутрь и обнаружили там бочки с порохом и смолой. Не думая о своей безопасности, они тут же все это подожгли. В итоге смельчаки погибли, но подкопы были разрушены. Это спасло Троице-Сергиев монастырь от внезапного захвата.

Чудеса храбрости в открытом бою показали Данило Селевин, Иван Ходырев и Борис Зубов. Отличились и пушкари, которым удалось разбить самую дальнобойную пушку тушинцев, прозванную Трещерой. Она наносила монастырю и его обитателям большой урон.

Не остались в стороне и троицкие монахи. На следующий день 9 ноября они решили пробраться на Красную гору и захватить пушки противника. Узнав об их замысле, воевода Алексей Голохвастов решил им помочь и отправил вслед за монахами воинских людей. Все они скрылись в оврагах и тайно подобрались к нескольким турам. Внезапно напав на пушкарей, они смогли отбить восемь пищалей полуторных и полковых. Остальные укрепления были подожжены и разрушены. Кроме того, смельчакам досталось много различного оружия: самопалы, рушницы, копья, палаши, сабли, бочки с порохом и ядра. В числе трофеев были литавры, трубы, знамена и множество пленных.

Некоторые наиболее смелые троицкие старцы проникли в лагерь Сапеги и подожгли все находящиеся в нем деревянные строения. Это вызвало среди тушинцев панику, и они бросились спасать свое добро.

День 9 ноября был отмечен в монастыре как большой праздник. До полуночи звонили во все колокола, в Троицком соборе был отслужен благодарственный молебен. Архимандрит Иоасаф повелел всех убитых постричь в иноческий чин. Их оказалось 174 человека. Среди них были известные дворяне и троицкие слуги: Иван Внуков, Иван Есипов, Данило Дмитриев, Данило Селевин, Меркурий Айгустов и др.

Потери тушинцев оказались более значительными – 1500 убитыми и 500 ранеными.

Ободренные победой защитники монастыря стали часто устраивать вылазки. В них принимали участие не только профессиональные воины, но и монастырские слуги, и простые крестьяне. В одном из боев отличился слуга Пимин Тененев, которому удалось подстрелить из лука самого полковника А. Лисовского. Его стрела попала прямо в лицо Лисовскому, который считался одним из наиболее жестоких и воинственных сподвижников Лжедмитрия II. В народе члены его отрядов даже назывались «лисовчиками». Другой слуга Михаил Павлов убил в бою знатного князя Юрия Горского. Чудеса мужества и храбрости показал крестьянин Суета, который раньше никогда не держал в руках боевое оружие.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Тяготы жизни

Из книги Неандертальцы [История несостоявшегося человечества] автора Вишняцкий Леонид Борисович

Тяготы жизни О том, что край, действительно, был суров, а времена нелегки, свидетельствуют не только палеогеографические, но и палеоантропологические материалы. Судя по этим материалам, неандертальцы жили недолго, жизнь их, начиная с раннего детства, была полна тягот и


ТЯГОТЫ ВОЙНЫ

Из книги История народа хунну автора Гумилев Лев Николаевич

ТЯГОТЫ ВОЙНЫ Поход в Давань обошелся Китаю очень дорого. Из 60 тыс. человек, вышедших в поход в 102 г., вернулась в 101 г. 10 тыс., а из 30 тыс. лошадей — всего тысяча. И это несмотря на то, что армия была полностью снабжена и в сражениях не было больших потерь. Предводители и


Солдаты жалуются на тяготы государевой службы

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автора Автор неизвестен

Солдаты жалуются на тяготы государевой службы Как за реченькой за ВолгоюНе камыш-трава в поле шатается,Зашатался душа добрый молодец;Он не сам собой, не своей охотою,Он не охотушкой – большой неволюшкой.Как неволюшка – наша жизнь боярская,Жизнь боярская, служба


Солдаты жалуются на тяготы войны

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автора Автор неизвестен

Солдаты жалуются на тяготы войны Не кручинушка меня, молодца, сокрушила,Сокрушила меня, молодца, красная девонька,Прежня-бывшая моя сударушка.Провожала она меня до сырого бору,Всё наказывала она мне тайное словечко:«Ты поедешь, мой любезный друг, сырым бором,Не услышишь


7. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ «О ВВЕДЕНИИ С 20 ОКТЯБРЯ В Г. МОСКВЕ И ПРИЛЕГАЮЩИХ К ГОРОДУ РАЙОНАХ ОСАДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ»

Из книги Июнь 1941-го. 10 дней из жизни И. В. Сталина автора Костин Андрей Л

7. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ «О ВВЕДЕНИИ С 20 ОКТЯБРЯ В Г. МОСКВЕ И ПРИЛЕГАЮЩИХ К ГОРОДУ РАЙОНАХ ОСАДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ» № 813 от 19 октября 1941 г.Сим объявляется, что оборона столицы на рубежах, отстоящих на 100–120 километров западнее Москвы, поручена


XXX Тяготы, выпавшие на долю Али, отца Хасана

Из книги Сарацины: от древнейших времен до падения Багдада автора Джилман Артур

XXX Тяготы, выпавшие на долю Али, отца Хасана Последующая судьба халифата представлялась теперь далеко не безоблачной. Мы помним, что после смерти пророка возник тревожащий вопрос, который задавали многие присоединившиеся к исламу племена: «Нельзя ли сбросить это ярмо?»


«Тяготы времен». Хроника Мейера из Щебржешина

Из книги Еврейские хроники XVII столетия. Эпоха «хмельничины» автора Боровой Саул Яковлевич

«Тяготы времен». Хроника Мейера из Щебржешина Титульный лист первого издания хроники Мейера из Щебржешина «Тяготы времен» (Краков, 1650)ТЯГОТЫ ВРЕМЕН[1]Это не что иное, как напоминание о бедствиях и тяжелых временах, постигших нас в годы (5)408 и (5)409 от сотворения мира: о


Тяготы «осадного сидения»

Из книги История России. Смутное время автора Морозова Людмила Евгеньевна

Тяготы «осадного сидения» К сожалению, удача не всегда была на стороне мужественных защитников монастыря. Так, 1 ноября воеводы совершили вылазку, в ходе которой потеряли 190 человек убитыми и ранеными. Архимандрит Иоасаф повелел всех тяжелораненых постричь в монахи,


Допросы и тяготы

Из книги Факел Новороссии автора Губарев Павел Юрьевич

Допросы и тяготы Лишь на седьмой день меня отвели к следователю. Вернее, не к следователю, а к какому-то начальству из СБУ. Оно меня пробовало вербовать. Ну, как в советских кино про войну и гестаповцев. Я голодный, а они еды на стол поставили, ломать меня.— Есть не хочу! —


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА ВОЙСК КРЫМА № 026 О ВВЕДЕНИИ ОСАДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ В КРЫМУ

Из книги Севастополь 1941—1942. Хроника героической обороны. Книга 1 (30.10.1941—02.01.1942) автора Ванеев Геннадий Иванович

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА ВОЙСК КРЫМА № 026 О ВВЕДЕНИИ ОСАДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ В КРЫМУ 27 октября 1941 г.1. С 28 октября 1941 г. по всей территории Крыма ввести осадное положение.2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспорта с 10 часов вечера до 5


Детской душе — тяготы взрослого

Из книги Людовик XIV автора Блюш Франсуа

Детской душе — тяготы взрослого Отец Полен, иезуит, духовник юного короля, сопровождал его во всех этих путешествиях, с дороги о своих впечатлениях он писал либо своим вышестоящим церковным деятелям, либо кардиналу. Преподобный отец все время наставлял своего ученика. Он


Документ № 7 Відкритий лист П. Болбочана Головному отаману С. Петлюрі, членам Директорії, прем’єр-міністру, начальнику Генерального штабу, голові Українського національного союзу, голові Української партії соціалістів-самостійників, командиру Осадного корпусу

Из книги Полковник Петро Болбочан: трагедія українського державника автора Сідак Володимир Степанович

Документ № 7 Відкритий лист П. Болбочана Головному отаману С. Петлюрі, членам Директорії, прем’єр-міністру, начальнику Генерального штабу, голові Українського національного союзу, голові Української партії соціалістів-самостійників, командиру Осадного корпусу 10