Вместо заключения

Вместо заключения

Исследование социальной природы властных институтов Руси X–XIII вв. представляется уместным завершить еще одним, без которого невозможно объективно постичь характер ее государственности. Речь идет о Русской православной церкви. Появившись на исходе X в., когда Русь уже прошла длительный путь своего становления и развития, она сравнительно быстро заняла в ней одно из важнейших властных мест.

В исторической литературе, как правило, подчеркивается тесная связь церкви и государства, но, думается, такая констатация не вполне адекватна явлению. Точнее говорить не просто о «тесной связи», но о том, что церковь являлась органическим элементом государства. Наследуя византийский образец, она признала своим главой великого киевского князя, который законодательствовал в церковной сфере и обладал правом участия в поставлении епископов. Аналогичными законодательными правами на земельном уровне обладали и удельные князья.[528]

Летописная повесть об испытании веры свидетельствует, что для русской правящей верхушки этот выбор был больше, чем только вероисповедальный. По существу, это и обретение нового строя жизни, основанного на законе. Не случайно, Владимир спрашивал миссионеров, прибывших к нему с предложением принять их веру: «Что есть закон ваш?». А киевские бояре, пораженные рассказом русских послов о греческом богослужении, заявили Владимиру свое согласие на принятие новой веры со ссылкой на авторитет княгини Ольги. «Аще бы лихъ законъ греч?ский, то не бы баба твоя прияла».[529]

С введением христианства на Руси образовалась еще одна власть, в чем-то параллельная княжеской, в чем-то соединявшаяся с ней и дополнявшая ее. Речь здесь не только о власти духовно-церковной, которая имела огромную нравственную силу, но и об административно-судебной в различных сферах жизни. На церковные суды были возложены дела о разводах, о двоеженстве, нецерковных формах брака, изнасиловании, нарушении церковной собственности, в том числе и земельной. Церковь обладала исключительным правом судить игуменов, монахов, попов, дьяконов и другие категории церковных людей. К ведению церкви была отнесена служба мер и весов.[530]

В процессе развития общественного и государственного строя и укрепления церковной организации сфера ее юрисдикции неизменно расширялась. Значительным было участие церкви в законотворчестве, о чем свидетельствует, в частности, Устав Ярослава, составленный Ярославом Мудрым и митрополитом Иларионом, а также уставная грамота Смоленского епископа Мануила.

Еще более существенной была роль церкви в политической жизни страны. Показательным в этом отношении может быть свидетельство летописи 1096 г., в котором содержится приглашение Святополка и Владимира Мономаха Олегу Святославичу прибыть в Киев на «поряд». «Поиди Кыеву, да порядъ положимъ о Русьст?й земли пред епископы, и пред игумены». Из него несомненно явствует, что к концу XI в. на Руси сложилась практика княжеских встреч-съездов с участием высшего духовенства. Причем, по-видимому, не только как морального арбитра, но и реального судьи. Это следует из ответа Олега: «Н?сть мене л?по судити епископу, ли игумену».[531]

Из летописи не видно сколь постоянной была подобная практика совместных княжеско-церковных дум, однако вряд ли может быть сомнение в том, что она имела место и в последующем. В пользу этого свидетельствуют, в частности, известия об участии в политической жизни Руси киевских митрополитов и епископов земель. Они выступали в качестве княжеских советников, посредников в междукняжеских конфликтах. В ряде случаев их роль оказывалась решающей.

В 1097 г. военный конфликт между Мономахом и Святополком Изяславичем из-за ослепления Давыдом Игоревичем Василька Теребовльского был предотвращен митрополитом Николой. Обращаясь к Владимиру, митрополит почти дословно повторил его речь на Любечском съезде о недопущении внутренних войн. «Не моз?те погубити Русьские земли; аще бо возмете рать межю собою, погании имуть радоватися, и возмуть землю нашю, юже б?ша стяжали ваши д?ды и отци ваши трудом великим и храбрьством».[532] Услышав эти слова от княгини Всеволожей и митрополита, Владимир не посмел их ослушаться. «Т?м же и послуша ея, акы матере, и митрополита тако же, чтяше санъ святительскый, не преслуша мольбы его».[533]

Посольство киевлян во главе с епископом Каневским Демьяном к Изяславу Давидовичу с приглашением на киевский стол. 1154 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

В 1195 г. посредническое участие митрополита Никифора предотвратило военный конфликт между киевским князем Рюриком Ростиславичем и владимиро-суздальским Всеволодом Юрьевичем из-за Днепровско-Поросской волости. Узнав, что она была отдана волынскому князю Роману Мстиславичу, и претендуя на нее сам, Всеволод пригрозил Рюрику военным походом в Южную Русь. Не находя разумного решения, киевский князь обратился к митрополиту за советом и получил его.

«Княже, мы есмы приставлены въ Руской земл? от Бога востягивати васъ от кровопролитья, ажь ся прольяти крови крестьянской въ Руской земл?, аж? еси далъ волость моложьшему в облозн? предъ стар?ишимъ, и крестъ еси к нему целовалъ, а нын? азъ снимаю с тебе крестное ц?лование и взимаю на ся».[534]

Свою роль высших арбитров в междукняжеских отношениях митрополиты исполняли вплоть до монголо-татарского вторжения на Русь. При этом, постоянно напоминали князьям об их ответственности перед «отцами и дедами», которые собрали Русскую землю. Для них она оставалась единой и неделимой. Когда в 1189 г. венгры оккупировали Галичину и посадили на галицком столе королевича Андрея, митрополит Никифор обратился к киевским князьям с призывом защитить их отчину «Молвяшеть бо и митрополитъ Святославу и Рюрикови: Се иноплеменьници отяли отчину вашю, а л?по вы бы потрудитися».[535] Князья прислушались к совету митрополита и выступили в поход на Галич. Правда, не урядившись кому надлежало сесть в Галиче, вернулись, как заметил летописец, «во свояси».

О том, сколь велика была роль митрополитов Киевских в государственном мироустройстве на Руси, свидетельствует попытка Андрея Боголюбского учредить во Владимире на Клязьме другую митрополию. Она оказалась неудачной. Патриарх Лука Хризоверх, обсудив просьбу владимиро-суздальского князя на архиерейском соборе, прислал ему грамоту с решительным отказом. Основным аргументом был тот, что каноны Византийской церкви запрещают разделять территорию одной митрополии на две.

Крестное целование Рюрика Ростиславича и черниговских Ольговичей Роману Галицкому при митрополите Киевском. 1202 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

Неделимость митрополии автоматически подтверждала неделимость и территории всей Руси, равно как и столичного статуса Киева — церковного и политического. В конце концов, с этим вынужден был смириться и Андрей Боголюбский, отославший епископа Федора в Киев на суд митрополита Киевского.

На земельном уровне роль аналогичную митрополичьей играли епископы, являвшиеся советниками князей и их посланниками. О распространенности этого обычая на Руси свидетельствует известное письмо Владимира Мономаха к Олегу Святославичу. «Да еже начеши каятися Богу, а мн? добро сердце створити, пославъ солъ свой, или пископа, и грамоту напиши с правдою».[536] О подобных посольствах летописи сообщают неоднократно. В 1148 г. Изяслав Мстиславич посылал в Чернигов «б?лгородского епископа Федора и игумена Печерского монастыря Федоса» с поручением заключить мир с князьями Ольговичами. Те приняли предложение Изяслава Мстиславича «ворожду про Игоря отложити, а Рускои земли блюсти и быти всимъ за одинъ братъ».[537]

В 1149 г., чтобы предотвратить нападение на Переяславль дружин Юрия Долгорукого, епископ Ефимий предложил Изяславу примириться с суздальским князем. «Княже, умирися съ стрыемъ своимъ, много спасение примеши отъ Бога и землю свою избавиши от великия б?ды».[538] Изяслав не прислушался к совету епископа, потерпел поражение и потерял Переяславль.

В 1177 г. епископ черниговский Порфирий возглавил посольство Святослава Всеволодовича к Всеволоду Большое Гнездо, целью которого было ходатайство об освобождении заключенных во Владимире князей Глеба и Ярополка Ростиславичей.[539]

Чрезвычайно обширной представляется, по летописным свидетельствам, компетенция новгородских владык. Они всегда находились в гуще общественно-политических событий, исполняя роль мировых посредников между людьми и князем, а также между враждовавшими городскими концами.

В целом, церковная власть, будучи административно и территориально уподобленной княжеской, отличалась от последней неизмеримо большей стабильностью и централизацией. Удельные князья нередко пребывали в оппозиции к великому киевскому, но ни они, ни, разумеется, их епископы не могли позволить себе такого по отношению к митрополиту Киевскому. Вплоть до монгольского нашествия они регулярно посылали своих кандидатов в Киев на епископское их поставление митрополитом и великим князем.

Конечно, взаимоотношения двух властей — княжеской и церковной — не всегда были идиллическими, ничем не омрачавшимися. Известны случаи княжеских непослушаний, а иногда и гонений на церковных иерархов. И тем не менее, без постоянного сотрудничества с церковью князья не могли обойтись. В ней они искали и, чаще всего, находили поддержку своим решениям и действиям, придавая им если не юридическую, то, определенно, нравственную легитимность.

Подтверждением сказанному могут быть действия двух князей — владимиро-суздальского Всеволода Юрьевича и волынского Владимира Васильковича — о передаче своих столов. В обоих случаях передача эта была закреплена церковным благословением. В 1211 г., как сказано в летописи, «Князь же великы Всеволод созва вс?х бояръ своихъ, епископа Иоана, и игумены, и попы, и да сыну своему Юрью Володимер? пособ?».[540]

Крестное целование Рюрика Ростиславича Всеволоду Юрьевичу при митрополите Киевском. 1203 г. Миниатюра Радзивиловской летописи

По существу, аналогичный акт произошел в 1287 г. и во Владимире Волынском. Грамота Владимира Васильковича о передаче Волынского княжества двоюродному брату Мстиславу Даниловичу была торжественно оглашена в кафедральном соборе св. Богородицы в присутствии епископа. «И при?ха Володим?рь (Мстислав — П.Т.), ?ха во епископью ко святей Богородици и созва бояры Володим?рскыя брата своего, и м?стич? Русци и Н?мц? и повеле передо всими чести грамоту братну о даньи земл? и вс?х городовъ, и столного города Володим?ря. Епископъ же Володимерьскии Евс?гн?й и благослови Мьстислава крестомъ воздвизалнымъ на княжение Володим?рьское».[541]

Разумеется, примеров функционирования церковной власти в летописи больше, однако и приведенных достаточно, чтобы убедиться в ее значительной роли в государственной жизни Руси. По существу, церковь, располагая централизованной иерархией управления, являлась одним из важнейших гарантов государственного единства страны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо заключения

Из книги Атлантический вал Гитлера автора Широкорад Александр Борисович

Вместо заключения Атлантический вал не был блефом, как его представляла советская пропаганда. Система его береговых укреплений стала самой мощной в истории человечества и, на мой взгляд, вряд ли будет когда-либо превзойдена. Объем работ по созданию Атлантического вала


Вместо заключения

Из книги Начало Руси: Тайны рождения русского народа автора Кузьмин Аполлон Григорьевич

Вместо заключения Тема начала Руси практически неисчерпаема, и знания наши в этой области все еще весьма ограниченны. Достаточно сказать, что и ныне споры идут в основном вокруг тех же фактов и аргументов, что и почти три столетия назад, а «авторитетные» мнения часто


Вместо заключения

Из книги Накануне 1941 года. Гитлер идет на Россию автора Смыслов Олег Сергеевич

Вместо заключения В 1995 г. почти за 3 миллиона долларов немецкий адвокат Юрген Райгер приобрел усадьбу Сэтеби, что расположена недалеко от «деревенек Тидан и Мохольм, затерянных среди лесов и полей Центральной Швеции. Она включает двухэтажный дом XVIII века с флигелями,


Вместо заключения

Из книги Повседневная жизнь «русского» Китая автора Старосельская Наталья Давидовна

Вместо заключения Жизнь «русского» Китая в том виде, в котором она протекала более полувека на земле Маньчжурии, в построенном русскими строителями Харбине, в освоенных русскими изгнанниками или искателями приключений Шанхае, Тяньцзине, Пекине, Имяньпо и других


Вместо заключения

Из книги Оборона Одессы. 1941. Первая битва за Черное море автора Юновидов Анатолий Сергеевич

Вместо заключения В разное время в советской историографии сроки обороны Одессы определяли по-разному. В послевоенное время считалось, что оборона города длилась 70 дней и началась 8 августа с введением в городе осадного положения. После выхода Указа Президиума


Вместо заключения

Из книги Вместе или врозь? Судьба евреев в России. Заметки на полях дилогии А. И. Солженицына автора Резник Семен Ефимович

Вместо заключения Завершая заметки на полях двухтомника А. И. Солженицына, я хочу рассказать кое-что из своей биографии: не весть какие важные вещи для города и мира, но для меня — судьбоносные.В 1960 году, когда я был студентом Московского инженерно-строительного


Вместо заключения

Из книги Зловещие тайны Антарктиды. Свастика во льдах автора Осовин Игорь Алексеевич

Вместо заключения Вместо заключения мы хотим привести пространную цитату из последней главы книги Генри Стивенса «Летающие тарелки Гитлера». Фрагменты этой главы, имеющей в оригинале название «Concluding Thoughts» («Заключительные мысли»), очень хорошо иллюстрируют


Вместо заключения

Из книги Книга Перемен. Судьбы петербургской топонимики в городском фольклоре. автора Синдаловский Наум Александрович

Вместо заключения Полный свод петербургской топонимики огромен. По некоторым подсчетам, с 1703 года по настоящее время в городе возникло более десяти тысяч топонимов. Некоторым из них была уготована жизнь, ограниченная во времени, некоторые, отметив свой 300-летний юбилей,


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги «Черный пояс» без грифа секретности автора Куланов Александр Евгеньевич

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Эта книга была написана в основном в период с 2008 по 2010 год. К сожалению, тогда нам не удалось ее издать, и только теперь, благодаря нашим друзьям, она попала в руки читателей — в ваши руки. За это время наши взгляды на Дай Ниппон Бутокукай не изменились, а


Вместо заключения

Из книги Древнерусская цивилизация автора Кузьмин Аполлон Григорьевич

Вместо заключения Тема начала Руси практически неисчерпаема, и знания наши в этой области все еще весьма ограниченны. Достаточно сказать, что и ныне споры идут в основном вокруг тех же фактов и аргументов, что и почти три столетия назад, а «авторитетные» мнения часто


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги Ложь «новых хронологий». Как воюют с христианством А. Т. Фоменко и его единомышленники автора Лаушкин Алексей Владимирович

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Д. М. Михайлович. ИСКУШЕНИЕ «СВОБОДОЙ» И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя… И дано было ему вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги Первые «Пантеры». Pz. Kpfw V Ausf. D автора Коломиец Максим Викторович

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Пожалуй, танк «Пантера» Pz.V Ausf. D нельзя назвать полноценной боевой машиной. Начало организации серийного производства нового танка до окончания изготовления опытного образца (не говоря уже о проведении его испытаний) далеко не лучшим образом сказалось


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги История Ближнего и Среднего Востока с середины I тыс. до н.э. до XVIII в. автора Овчинников А. В.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Уважаемые студенты! Думаю, что Вы обратили внимание на то, что повествование основной части пособия заканчивается на моменте начала активного европейского влияния на Ближний и Средний Восток. Почти все территории этого региона в скором времени


Вместо заключения

Из книги Стратегии гениальных мужчин автора Бадрак Валентин Владимирович


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги Соединенные Штаты Америки. Противостояние и сдерживание автора Широкорад Александр Борисович

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Что будет преобладать в отношениях между США и РФ в течение ближайших лет — партнерство или противостояние? Ответ на этот вопрос могут дать только Соединенные Штаты. Россия в 1991—2000 гг. пошла на целый ряд беспрецедентных уступок США и Западу в целом. А


Вместо заключения

Из книги Русский политический фольклор. Исследования и публикации автора Панченко Александр