День второй, день третий

День второй, день третий

Исход первого дня в журнале боевых действий корпуса выглядел для Ветцеля плачевно: 4-я дивизия не выполнила боевую задачу, 125-я — не продвинулась, 73-я вообще не наступала. «К сожалению, — записали в штабе Ветцеля, — не удается взять гору, господствующую над местностью и имеющую решающее значение для всей дальнейшей операции».

Поэтому к вечеру 17 апреля Ветцель прикидывал дальнейшие действия. Одержимый идеей взятия горы Мысхако, он и генерал Кресс снова ставят перед горными стрелками ту же задачу, выполнение которой в первый день сорвали защитники Малой земли: взять третью и вторую сопки «Колдуна». 125-й дивизии задача не менялась. Зато важную роль должна была сыграть 73-я дивизия. Начальник ее штаба заявил, что «надеется взять Станичку». На этом настаивал и генерал фон Бюнау, командир 73-й дивизии. Его сосед, генерал Фрибе предпочел бы сосредоточить все силы на центральном участке, т. е. в долине. Однако фон Бюнау заверял, что у него более благоприятное положение, поскольку, согласно данным разведки, советские части оттянуты в другие районы плацдарма. Ветцель согласился с фон Бюнау и потребовал, чтобы тот нанес решительный удар. Когда же Ветцель доложил об этом решении Руоффу, тот заметил:

— Вы не должны ставить дивизии слишком близкие цели, а лишь затем начинать размышления о том, какую цель поставить дальше...

Как видим, в отличие от пессимиста Ветцеля Руофф еще был полон самоуверенности. Он требовал, например, чтобы 73-я дивизия не довольствовалась «ближней целью» (каменоломни южнее Станички в районе старой крепости), а продвигалась «возможно дальше», к самому мысу. Горные стрелки должны были снова штурмовать гору Мысхако (Кресс клятвенно обещал ее взять), а 125-я дивизия — пробиваться к югу по долине.

Что же получилось из этого замысла?

С утра 18 апреля наступление возобновилось. Штаб группы армий «А» доносил: 125-я дивизия взяла «Столовую гору»[55] однако ни 4-я, ни 73-я пехотная дивизии не продвинулись. Количество самолетовылетов: 1074. Когда же начальник оперативного отдела генштаба позвонил в Симферополь и спросил: «Что нового?», ему ответили: «Надо подождать завтрашнего дня...»

17-я армия докладывала: «После энергичного заградительного огня всех видов оружия операция «Нептун» в 5.30 была продолжена. Из-за неблагоприятной погоды авиация не смогла действовать всеми частями с самого начала. Опять начались исключительно тяжелые бои с противником, оказывавшим упорное сопротивление. Решительного успеха не удалось достичь ни на одном участке»[56].

Генерал Бюнау, обещавший выйти чуть ли не в тыл плацдарма, не продвинулся в Станичке ни на метр. Горные стрелки были вынуждены остановиться. И в «долине смерти» 125-я дивизия развить успех не смогла, хотя немцы вели сосредоточенный артиллерийский огонь и сделали более тысячи самолетовылетов!

Плохер уточнял: «...511 самолетов «Ю-87» вышли на бомбежку волнами по 25 машин. Первые подразделения поднялись в 04.45, последние приземлились в 18.30. Истребителей противника было немного... Авиация поддерживала действия группы Ветцеля, пытавшейся ликвидировать плацдарм противника. В качестве первой цели группа самолетов «Ю-87» атаковала южную часть Новороссийска, захваченную русскими. Другая атаковала цели южнее, включая железную дорогу, старую крепость и берег...»

Таким образом, на второй день удары по плацдарму ни в коей мере не ослабевали. Более того: в действие вступил флот, который пытался нарушить систему подвоза на Малую землю. В журнале боевых действий штаба «адмирала Черного моря» отмечалось: «В ночь на 18 апреля были отданы условные сигналы «Апрельская погода» и «Начало весны» для 1-й флотилии и итальянской флотилии, которые соответственно в 11 и 10 часов вышли из своих баз Иван-баба и Феодосия на Анапу. Подводная лодка «У-24» была ориентирована в начале операции на то, что надо рассчитывать на усиление перевозок войск (советских. — Л. Б.) из Туапсе. В 14.40 пять кораблей 1-й флотилии и семь итальянских кораблей получили условные сигналы «Августус», «Стрелковый праздник» и «Бокс» к срыву подвоза на плацдарм. В 17.30 — 18.00 флотилии вышли из Анапы в район боев; в 19.40 стали на траверз Мысхако, где попали под огонь береговых батарей противника с Кабардинки. Около 21 часа тральщики вступили в бой с легкими морскими силами противника, неоднократно попадая под удары авиации. Два раза они обстреляли плацдарм... В 20.00 было выпущено восемь торпед по высадочным площадкам между Мысхако и Суджукской косой... Был торпедирован корабельный остов, служивший посадочным мостком... Вслед за этим начался бой у мысов Дооб и Суджук; ночью произошло семь боев с канонерками»[57].

Казалось, со всех сторон — с суши, с воздуха и моря — защитники Малой земли были взяты в огненное кольцо. Тем не менее, к исходу второго дня наступление на участках 4-й горнострелковой и 73-й пехотной дивизий захлебнулось. Лишь в центре 125-я дивизия с огромным трудом смогла незначительно развить первоначальный успех.

Руофф был вне себя: он требовал от Ветцеля сконцентрировать все силы для наступления вдоль долины на юг. Он был явно недоволен тем, что еще накануне не перебросили сюда части 73-й дивизии. Начальник оперативного отдела штаба армии полковник фон Ксиландер стал даже угрожать Ветцелю! Как гласит журнал боевых действий, Ксиландер говорил о «тяжелых последствиях, которых не избежать, если в самом скором времени не будет предъявлен хотя бы какой-нибудь приличный результат наступления».

Так начался третий день операции «Нептун», в течение которого Руофф потребовал от Ветцеля, чтобы все силы были сконцентрированы в долине и взята высота севернее совхоза «Мысхако» (немцы называли ее «Охотничьей»). «Если она будет взята, — втолковывал Руофф Ветцелю, — противник не сможет использовать свои высадочные площадки. Тогда из-за трудностей со снабжением сила сопротивления ослабеет»[58]. Ветцель сперва сомневался. Он еще не потерял надежду взять гору и уверял Руоффа: «Русские ввели, видимо, свой последний резерв — 83-ю бригаду морской пехоты». Но в результате было решено: «Прекратить атаки горы и сосредоточиться на участке клина»[59].

Таково было решение на 19 апреля. Если только за два дня до этого не хотели перебросить 73-ю дивизию в долину, то теперь ее части переводят на участок 125-й дивизии и требуют, чтобы обе дивизии наконец «уничтожили противника». Приказ гласит: «Вся группа сосредоточивает удары на участке 125-й дивизии. Для этого здесь сосредоточиваются части 4-й горнострелковой, 3-й пехотной и 6-й кавалерийской румынских дивизий»[60].

19 апреля ОКВ в своей сводке отмечает: «Группа Ветцеля, отразив контратаку противника, в 11.00 переходит левой штурмовой группой 125-й пехотной дивизии в наступление в южном направлении. Преодолевая упорное сопротивление противника, ей удается после полудня объединиться с правой штурмовой группой этой дивизии у «Чертовой горы» (два километра северо-восточнее горы Мысхако). Продолжаются контратаки и артогонь по левому флангу левой группы. Наступление поддерживается беспрерывными бомбардировками с воздуха»[61].

Неужели это решающий успех, тот самый «приличный результат»? Документы подчиненных штабов рисуют иную картину. Оказывается сомнительным факт соединения двух групп 125-й дивизии. Сначала 17-я армия докладывает о нем, затем, в 17.00, опровергает прежнее сообщение, а в 17.50 снова докладывает, что группы соединились. И в то же время признает, что «Охотничья высота» еще не взята!

Разумеется, Руофф снова был недоволен: он полагал, что вопреки его совету Ветцель недостаточно сосредоточил силы для штурма решающей высоты. Недовольство это можно понять, если учесть, что командование армии считало возможным «переход к преследованию» якобы отступающего противника. То было отнюдь не заблуждение, а сознательный обман. Когда Ветцель узнал, что Руофф хочет «преследовать» противника, он заявил:

— Об этом не может быть и речи! Русские непрерывно контратакуют. Они подтянули из оврагов все силы. Нельзя предаваться иллюзиям!

В результате штабу армии пришлось доложить в гитлеровскую ставку: «...И сегодня продолжалось упорное сопротивление противника, полностью использующего выгодные условия и наносящего фланкирующие удары... Командующий армией вынужден вмешаться в боевые действия на плацдарме»[62].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3.3. Распятие и воскресение на третий день

Из книги Потерянные Евангелия. Новые сведения об Андронике-Христе [с большими иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

3.3. Распятие и воскресение на третий день • АПОКАЛИПСИС. – В «Вознесении Исайи» мы читаем следующее. Во время Вознесения Исайя оказывается вместе с ангелом на тверди и на первом небе.«И взошли мы на твердь, и увидел я там БРАНЬ ВЕЛИКУЮ САТАНЫ И СИЛ ЕГО, ПРОТИВЯЩИХСЯ


Глава 22 Третий день войны

Из книги Кавказский капкан. Цхинвал–Тбилиси–Москва автора Широкорад Александр Борисович

Глава 22 Третий день войны Третий день войны начался с событий, непосредственно не связанных с боевыми действиями. МЧС России отправило жителям Южной Осетии 120 тонн продовольствия.В гуманитарный груз входило мясные и рыбные консервы, гречневая крупа и детское питание.


3.3. Распятие и воскресение на третий день

Из книги Потерянные Евангелия. Новые сведения об Андронике-Христе [с иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

3.3. Распятие и воскресение на третий день • АПОКАЛИПСИС. — В «Вознесении Исайи» мы читаем следующее. Во время Вознесения Исайя оказывается вместе с ангелом на тверди и на первом небе.«И взошли мы на твердь, и увидел я там БРАНЬ ВЕЛИКУЮ САТАНЫ И СИЛ ЕГО, ПРОТИВЯЩИХСЯ


Третий день в Дербенте (понедельник, 7 августа)

Из книги Открытие Хазарии (историко-географический этюд) автора Гумилев Лев Николаевич

Третий день в Дербенте (понедельник, 7 августа) С утра, прежде чем мы успели позавтракать, поднялся ветер. В этот день мы установили, что надо выходить в море не позже 5 часов утра, потому что уже к 8–9 часам волнение загонит нас на берег. А тут мы задержались и в половине


Глава 30 Третий день войны

Из книги Война и мир Закавказья за последние три тысячи лет автора Широкорад Александр Борисович

Глава 30 Третий день войны Третий день войны начался с событий, непосредственно не связанных с боевыми действиями. МЧС России отправило жителям Южной Осетии 120 тонн продовольствия. В гуманитарный груз входило мясные и рыбные консервы, гречневая крупа и детское питание.


Третий день войны Штаб миротворцев

Из книги Война. Хроника пяти дней: Мирись, мирись, мирись автора Джемаль Орхан

Третий день войны Штаб миротворцев Осетинская оборона была практически сломлена в первый же день войны. На пути танковых колонн стояло от силы полторы сотни ополченцев. Из вооружения у них имелись лишь гранатометы с устаревшими одинарными выстрелами. А российский


Третий день войны Цхинвали

Из книги Война. Хроника пяти дней: Мирись, мирись, мирись автора Джемаль Орхан

Третий день войны Цхинвали Первые два дня исход войны предсказать никто бы не взялся. Воздушные бои грузины выигрывали, артдуэли тоже, их логистика также явно превосходила российскую.58-я армия застряла в десяти километрах от Джавы, а под Цхинвали из российских военных


День третий 4 июля 1943 года

Из книги Эсэсовцы под Прохоровкой. 1-я дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» в бою автора Пфёч Курт

День третий 4 июля 1943 года Рано утром машины доставили боеприпасы и продовольствие. Дори улыбался во все лицо:— Тра-ра-ра, тра-ра-ра, почта пришла! Цыпленок, один пакет специально для тебя!Пакет с родины имел размеры коробки из-под обуви, серо-коричневый, из грубой почтовой


День третий: протокол

Из книги OCOБAЯ ПАПКА «БАРБАРОССА» автора Безыменский Лев

День третий: протокол «Маршал К. Е. Ворошилов. Разрешите заседание военных миссий Франции, Англии и Советского Союза объявить открытым...На вчерашнем заседании было решено, что сегодняшнее заседание мы начнем с того, что г-н генерал Думенк даст ответ на поставленный мной


День третий: реконструкция

Из книги OCOБAЯ ПАПКА «БАРБАРОССА» автора Безыменский Лев

День третий: реконструкция День 14 августа был важным для определения позиции советской делегации — но отнюдь не для позиции западных военных миссий. Для последних все было ясно: им было ясно, что не удалось обойти тот «проклятый» вопрос, который Лондон и Париж ни за что не


Третий день «конституции»

Из книги Дни. Россия в революции 1917 автора Шульгин Василий Витальевич

Третий день «конституции» Уже давно мы так сидели вдвоем. Это было в один из послепогромных дней. Там же, на Демиевке – в одном из домов.Я читал книгу, подобравшись ближе к печке. Изредка похлебывал чай. А он сидел в углу на неудобном стуле, сгорбившись – неподвижно. Он


День третий, пятница 30 октября 1981 года

Из книги Швеция под ударом. Из истории современной скандинавской мифологии автора Григорьев Борис Николаевич

День третий, пятница 30 октября 1981 года Карл Андерссон продолжал настойчиво добиваться от командира подлодки, чтобы последний начал переговоры с представителями командования ВМС Швеции, но А. Гущин согласился только на проведение опроса на борту лодки в присутствии


День третий 1 марта

Из книги Записки о революции автора Суханов Николай Николаевич

День третий 1 марта Утром на улицах. – Царский поезд. – Керенский – кандидат в министры. – Проблема власти в Исполнительном Комитете. – Немного публицистики. – Цели буржуазии в революции. – Позиции советской демократии: правое крыло, левое крыло. – Мои соображения на