Глава двадцать первая. Кони Айленд

Глава двадцать первая. Кони Айленд

Когда-то Кони-Айленд действительно был островом – продолговатой косой с пещаным побережьем, как все острова и полуострова с южной стороны Лонг-Айленда – земли, намытой наступавшим, и затем отступавшим, ледником. Какое-то время на земле этой жили бесхозно неэлегантные индейские племена. Затем голландские и английские переселенцы потеснили индейцев вглубь земли, на восток, дальше от материка, а сами основали поселение вдоль Восточной Реки, на другом берегу которой рельефно возвышались скалы Манхаттана, а также вдоль побережья. В восемнадцатом веке землю эту обильно полили кровью столкнувшиеся на ней Континентальная и Королевская армии. Юго-западная оконечность Лонг-Айленда, называемая Бруклин, состояла некоторое время отдельным городом. В 1886-м году ее соединили с Нью-Йорком неповторимым шедевром архитектуры и инженерии – Бруклинским Мостом. Уже тогда Кони Айленд был модным курортным местом.

Его соединили с Бруклином, построив изящный, узкий мост. Расположившийся по соседству на территории самого Бруклина пляж назвали в честь аристократического курорта в Англии – Брайтон Бич. По Бруклинскому Мосту, и затем через весь Бруклин по эффектному, залитому солнцем, бульвару следовали каждое лето изящные экипажи – нью-йоркцы «выезжали» к Атлантике – походить по песку, полюбоваться волнами.

Маршрут пришлось вскоре изменить. Кто-то предприимчивый наладил в Кони первую карусель. Затем какие-то качели. Потом появились огромные срезы водопроводных труб, скатывающиеся по специальному петляющему пандусу – в такой срез предлагалось зайти и вертеться в нем, падая, пока он не скатится к подножию пандуса.

Тут подоспела и первая трамвайная линия.

Затем кто-то вспомнил о забавной традиции «русских гор». В России съезд с горок на санках всегда был популярным развлечением, но в девятнадцатом веке кто-то поставил дело на индустриальную основу и в окрестностях Петербурга появилось большое количество «искусственных» гор, более удобных, специально оборудованных для съезжания. Развлечение переняли в Париже (возможно, экспортировали сами русские), где в Садах Тюильри вместо гор устанавливали пандус, вершина которого достигала уровня крыши пятиэтажного дома. Сперва пандус заливали в морозные дни водой, чтобы было все как в России, но в конце концов догадались приделывать к саням небольших размеров колеса. Были, конечно, и неприятности, но любовь человечества к скорости неискоренима, а скорости были захватывающие. То бишь, в то время так разогнаться нельзя было даже на паровозе – а только в Садах Тюильри.

В Кони догадались, что число смертельных случаев можно значительно снизить, если поставить колесные сани на рельсы, чтобы кайфоловов не мотало из стороны в сторону при съезжании и не сбрасывало с пандуса. Так получился роллер-коустер (roller coaster). Затем к нему приспособили сперва паровую тягу для поднятия наверх, а затем и электричество. Роллер-коустеры со временем усложнились, стали петлять, нырять вниз и снова взлетать, уклоны становились все круче, скорости все значительнее.

Тут же по соседству построили несколько луна-парков, где в миниатюре имитировали весь мир, с пирамидами, Садами Семирамиды, Лувром, Вестминстером, Покровским Храмом и Тадж Махалом. Именно в связи со всем этим аристократам пришлось искать себе другие излюбленные места – в Кони повадилась ездить простая публика, радуясь аттракционам. Работали одновременно девять роллер-коустеров. Быстро строились отели. По ночам Кони светил неоном, стояли открытыми недорогие рестораны, вовсю работали публичные дома. Уже после Первой Мировой соорудили на Кони самое большое в мире колесо обозрения с новшеством – кабинки на колесе не были закреплены, но съезжали по внутренним рельсам, раскачиваясь и вселяя веселый ужас в пассажиров, в зависимости от положения колеса – к центру и от центра. Колесо это до сих пор украшает пляж Кони.

Еще до Первой Мировой к трамвайному сообщению с Кони добавилась ветка эстакадного метро, и затем еще одна. Летом, спасаясь от городской жары, народ попроще валил в Кони валом. Те, кому отдых на престижных курортах был не по карману, находили Кони совершенно прелестным. И были совершенно правы. Отели – есть. Рестораны – есть. Ночная жизнь – есть. Шоу и театры – есть. Пляж – замечательный. Песок добрый и мягкий. Загар – превосходный. Все это по доступным ценам. Никакие багамы-бермуды, флориды-калифорнии не сравняются никогда!

О Кони слагались легенды, а король сентименталистов О. Генри увековечил его в нескольких рассказах. В частности, есть у него рассказ о девушке из простого сословия, в которую влюбился богатый парень. А она не знала, что он богатый. И спросила она его, куда, мол, они отправятся в свадебное путешествие. Он ей стал рассказывать про египетские пирамиды и парижские бульвары, про Италию и Россию, и прочее. Она его тут же бросила и написала подруге возмущенное письмо, где объяснила, что рассчитывала, как приличная девушка, поехать, выйдя замуж, на неделю-другую в Пенсильванию, а горе-жених, недотыкомка и жмот, предложил ей вместо этого посетить Кони Айленд.

В тридцатых годах, в разгар Великой Депрессии, а следовательно – в пик дешевых развлечений (а Кони именно в эту категорию попадал, и был счастлив этим) – все тот же Роберт Моузес подрядился строить скоростное шоссе по кромке Бруклина, под названием Белт Паркуэй. Частью проекта было – засыпать пролив, отделяющий Кони от остального Лонг Айленда. Убрали мост. Пролив засыпали. Повыдергивали трамвайные рельсы. Почему-то оставили в покое эстакаду метро. Часть притягательности была тут же утеряна. Затем, сразу после Второй Мировой Войны, обилие кондиционеров негативно повлияло на Кони. Спасаться от жары можно было и дома. Три луна-парка нуждались в ремонте, но неумолимый Моузес, состоявший во время оно Главным Комиссионером Нью-Йоркских Парков, не любил «дешевые» развлечения, считал, что они тормозят прогресс, отвлекая народ от автомобилизма, и, дождавшись окончательного упадка, распорядился парки и все, что они содержали, все строения, сносить, один за другим. На освободившемся месте построили уродливые высотные здания, которые благодаря государственной субсидии вскоре заселились безработными или малоимущими негритянскими и пуэрто-риканскими псевдо-семьями частично криминального толка. Уличные банды сформировались и активизировались почти сразу, и в пятидесятых годах популярность Кони среди белого населения города упала до нуля.

В семидесятых годах Кони попробовал подняться, но ему не повезло. Сперва открыли Дизни-Уорлд во Флориде, под стать калифорнийскому Дизни-Ланду, а затем многочисленные парки аттракционов стали расти тут и там, на отшибах, между городами – с суперсовременными развлечениями, легко доступными только частным владельцам авто – земля в отдалении от городов стоила дешево.

Кони опять сник.

Частичный подъем снова начался в девяностых годах, но ни былой красоты, ни былой популярности в обозримом будущем Кони не светит. Любителям исторических памятников рекомендуется улавливать в атмосфере Кони отголоски былой славы и полагаться на свое воображение. Пляж все еще хорош, самый старый в мире роллер-коустер, именем Циклон, работает.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Из книги Техасец автора Корд Барри

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Вэнити стояла, бессильно прислонившись к косяку двери. В камере начал вопить Кенни, взывая о помощи. Девушка ничего не слышала. Она не слышала и Сэма, который звал ее с противоположной стороны улицы. Наконец, Сэм подбежал к ней и встряхнул за


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Из книги Фрегаты идут на абордаж автора Комм Ульрих

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Дебаты в коллегии адмиралтейских уполномоченных по вопросам конвоирования продолжались несколько дней. В конце концов порешили, что отсутствие пиратов на пути каравана следует отнести на счет неблагоприятного для мореплавания времени года. Да и


Глава двадцать первая

Из книги «Океанъ». Сборник морских приключенческих романов, повестей, рассказов. Выпуск 1 автора Пахомов Юрий Николаевич

Глава двадцать первая — Да, профессор прав. Вы находитесь в будущем, и те, кто управляет структурой времени, вовсе не хотели вам зла. Их нравственные принципы безусловно отрицают какое бы то ни было вмешательство в существовании разумных существ. То, что произошло,


Глава двадцать первая

Из книги Иудейская война автора Флавий Иосиф

Глава двадцать первая Города, восстановленные и вновь построенные, и другие строения, возведенные Иродом. – Его щедрость и великодушие по отношению к другим народам. – Успех, которым он пользовался во всем. 1. На пятнадцатом году своего царствования Ирод заново отстроил


Глава двадцать первая

Из книги Иудейские древности автора Флавий Иосиф

Глава двадцать первая 1. Иаков между тем прибыл в то место, которое еще и поныне называется «Шатрами», откуда он направился к Сикиму[175]. Это хананейский город. В то время как жители его справляли праздник, единственная дочь Иакова, Дина, вошла в город с целью поглядеть ва


Глава двадцать первая

Из книги Отряд особого назначения. Диверсанты морской пехоты автора Бабиков Макар Андреевич

Глава двадцать первая На Рыбачий, в Озерко, на катере пришел капитан-лейтенант Сутягин, привез с собой большой пакет с сургучными печатями. После ужина они с Леоновым уселись в дальнем углу землянки на нарах, поставили возле себя керосиновую лампу. Сутягин вскрыл пакет,


Верста двадцать четвертая Ой вы, кони буры-сивы…

Из книги Вслед за Великой Богиней автора Захаров Аркадий Петрович

Верста двадцать четвертая Ой вы, кони буры-сивы… Предо мною конный ряд; Два коня в ряду стоят, Молодые, вороные, Вьются гривы золотые… П. П. Ершов. Конек-горбунок Из всех загадок, искусно упрятанных Пушкиным между строчек «Сказки о царе Салтане», торговля «донскими


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Из книги Великая Война и Февральская Революция 1914-1917 годов автора Спиридович Александр Иванович

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Лето 1916 года (июнь, июль, август). - Успехи на фронте к 10 июня.Наступление. - Слухи о диктатуре. - Родзянко в Ставке 24 июня. - Совет министров 28 июня. - Полномочия Штюрмера. - Замена министра Иностранных Дел Сазонова Штюрмером. - Недовольство на Штюрмера


Глава двадцать первая

Из книги Алитет уходит в горы автора Семушкин Тихон Захарович

Глава двадцать первая Жарко светило майское солнце. Было уже совсем тепло, хотя кругом лежал рыхлый, тяжелый снег. Чернели только склоны горы, на которых снег не держался даже зимой: сдували ветры.Лось стоял в долине и смотрел на горы, уходящие вдаль.«Что в этих горах


Глава двадцать первая

Из книги Алитет уходит в горы автора Семушкин Тихон Захарович

Глава двадцать первая Все, что творилось на побережье, люди называли новой жизнью. И все это выводило Алитета из терпения. Дома он запретил говорить о новой жизни. Торговля, которой он отдавал всего себя, кончилась. И Алитет растерялся, не зная, что ему делать. Все товары


Глава двадцать первая

Из книги Алитет уходит в горы автора Семушкин Тихон Захарович

Глава двадцать первая Все перепуталось в голове Алитета. Он сам был убежден в том, что он хороший человек, а люди сказали о нем плохое. Что такое? Или у них испортились глаза, что они перестали видеть? Или они забыли, как Алитет помогал всем людям? Он никогда не отказывал


Глава двадцать первая

Из книги Солдаты холодной войны автора Таубман Филип

Глава двадцать первая Не знаю, когда у нас еще будет такая возможность, как эта. Рональд Рейган Рейкьявик был непредсказуемым саммитом. Неожиданный характер встречи и необычность места ее проведения лишили переговоры налета официальности и тщательно спланированного


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ. КОНИ АЙЛЕНД

Из книги Америка - как есть автора Романовский Владимир Дмитриевич

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ. КОНИ АЙЛЕНД Когда-то Кони-Айленд действительно был островом — продолговатой косой с пещаным побережьем, как все острова и полуострова с южной стороны Лонг-Айленда — земли, намытой наступавшим, и затем отступавшим, ледником. Какое-то время на земле


Глава двадцать первая

Из книги Иудейские древности. Иудейская война [сборник] автора Флавий Иосиф

Глава двадцать первая 1. Иаков между тем прибыл в то место, которое еще и поныне называется Шатрами, откуда он направился к Сихему[123]. Это хананейский город. В то время как жители его справляли праздник, единственная дочь Иакова, Дина, вошла в город с целью поглядеть на


Глава двадцать первая

Из книги Иудейские древности. Иудейская война [сборник] автора Флавий Иосиф

Глава двадцать первая Города, восстановленные и вновь построенные, и другие строения, возведенные Иродом. Его щедрость и великодушие по отношению к другим народам. Успех, которым он пользовался во всем 1. На пятнадцатом году своего царствования (92 до разр. Хр.) Ирод заново