Роман Мстиславич

Роман Мстиславич

Летописи, а за ними и историческая литература обычно представляют облик русских князей периода раннего Средневековья чрезмерно идеализированным. Такова мудрейшая княгиня Ольга, светлый образ которой не затенен даже жесточайшей расправой над древлянами, народом собственного государства. Не уступают ей в благолепии киевские князья Владимир Святославич и Ярослав Владимирович, несмотря на их беспощадные и бескомпромиссные войны со своими родными братьями.

Такое примитивное понятие патриотизма литераторами и историками, начиная с полулегендарного Нестора, когда допускаются только положительные эпитеты в адрес персонажей русской истории, не имеет ничего общего ни с научной честностью, ни с любовью к Отечеству. Правители Русского государства не были ни ангелами, ни извергами. Они были детьми своего сурового времени, добивались вполне конкретных целей и не нуждаются в «глянцевой упаковке». Один только факт того, что нашим предкам удалось создать огромное государство в нелегких природно-климатических условиях и в окружении агрессивных соседей, дает основание для преклонения перед их памятью.

В мировой исторической памяти прочно занимает место Карл Великий, создавший империю от Пиренеев на западе и до Эльбы на востоке, от побережья Атлантики на севере и до владений папы римского в центре Италии на юге. Так вот, империя Карла Великого просуществовала только 46 лет и распалась в 843 году. Рюриковичи сошли с исторической сцены лишь со смертью Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного, в 1598 году. Начало правления Рюрика летописи датируют 862 годом. Этот год и принято считать временем возникновения Русского государства, которое пережило много, в том числе и трагичного, в своей более чем 1100-летней судьбе, но существует до сегодняшнего дня!

Надо ли говорить, что если сопоставить территорию империи Карла Великого и Русского государства времен Владимира Святославича, то сравнение окажется не в пользу Франкского королевства? Централизованное управление этой территорией сохранялось вплоть до смерти Мстислава Великого в 1132 году. Дальше наступил период раздробленности, но даже в это время обособляюшиеся княжества всегда находились в вассальных отношениях к «старшему брату», великому князю Руси ? сначала находившемуся в Киеве, потом во Владимире-на-Клязьме, затем в Москве. Иван III воссоздал русское централизованное государство, а его внук в 1542 году официально принял титул русского царя.

Изучая историю такого государства, существующего ? и это надо подчеркнуть еще раз! ? до настоящего времени, давайте спросим себя: нуждаются ли его правители в облагораживании и дополнительном возвышении или прославлении?

Нет.

Требуется только знать истину, чтобы понять, кому наша страна обязана своей славой, а кто оказался недостоин выбора судьбы, отдавшей власть не самому лучшему претенденту.

Если мы вдруг поймем, что наши прежние кумиры проявили не самые лучшие человеческие качества, не преодолели свою жестокость, коварство, вероломство, корыстолюбие, ограниченность понимания государственных задач ? вправе ли мы их осуждать? Или же надо попытаться понять то непростое время?

Каждый выбирает свой ответ на эти вопросы.

О правнуке Мстислава Владимировича Великого, князе Романе Галицком, летописи и историки пишут предельно откровенно, не затушевывая его облик. Мы имеем возможность узнать неприкрашенные факты его жизни, а они очень красноречивы.

Как сообщают авторы историко-генеалогического свода «Князь Рюрик и его потомки» В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин, Роман Мстиславич родился не ранее 1149 года.

Это было бурное время. Тогда его отец помогал деду Романа, князю Изяславу Мстиславичу, захватить киевский престол в борьбе с Юрием Долгоруким. Короткие периоды мирной жизни перемежались сражениями то под Переяславлем, то на берегах реки Сан (эта река протекает по территории, входящей сейчас в состав Польши) и реки Псел (к юго-востоку от Киева в южной части Переяславского княжества), то под Луцком, то опять под Переяславлем. Обратим внимание на географию тех мест, где некогда русские князья с оружием в руках доказывали свою правоту друг другу. Сейчас эти территории, на которых разворачивались события русской истории, находятся за пределами границ России.

В 1167 году Мстислав Изяславич сам стал великим киевским князем, но был изгнан из Киева в 1169 году сыном Андрея Боголюбского по приказу владимирского князя. События марта 1169 года поставили точку в истории Киева как «матери городов русских». Политический центр Русского государства с тех пор переместился во Владимир-на-Клязьме, где тогда княжил Андрей Боголюбский.

В атмосфере вооруженных столкновений, больших и малых боев, поражений и побед рос маленький Роман. В каком городе он родился ? трудно сказать, так как его отец почти постоянно был в походах от западных границ Руси до курских и переяславских земель. Матерью Романа была дочь короля Польши. Однако историки расходятся во мнениях, как ее звали. В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин указывают, что ее имя было Юдифь. В «Славянской энциклопедии» В.В. Богуславского говорится, что матерью Романа была Агнесса, дочь польского короля Болеслава III Кривоустого. Такого же мнения придерживается Е.В. Пчелов, автор исследования «Рюриковичи. История династии». К. Рыжов, составитель справочника «Все монархи России», матерью Романа называет польскую королевну Святохну Болеславну.

То, что Роман был родственником польской правящей династии, впоследствии сыграло важную роль в его жизни и жизни его детей.

Впервые самостоятельно Роман проявил себя после 1168 года, когда отец, став киевским князем, послал его в Новгород. Сначала он совершил удачные походы в полоцкие земли, разорил и сжег Торопец. Ныне этот город является центром Торопецкого района Тверской области. В очередной раз ради наживы русские воины грабили русские города на территориях соседних княжеств. Прославился же Роман не этим походом.

Быстро набиравший силу владимирский князь Андрей Боголюбский был недоволен новгородцами, которые приняли сына киевского князя, сменив тем самым его ставленника, Святослава Ростиславича. Тот княжил там уже 7 лет, обеспечивая, как пишет Ю.А. Лимонов, надежный рынок сбыта для зерна и торговые пути к западноевропейским странам. Первый удар Андрей Юрьевич направил непосредственно на Киев, свергнув Мстислава Изяславича, подвергнув город безжалостному разгрому и посадив туда своего брата Глеба. Второй удар был направлен на Новгород. Озлобление Андрея было усилено еще и тем, что в 1169 году новгородский чиновник Даньслав Лазутинич (его имя приводит Ю.А. Лимонов) осмелился обложить налогами суздальских крестьян вблизи Волоколамска.

Многочисленная армия Андрея, испытавшая успех похода на Киев, двинулась зимой 1170 года на северо-запад. Н.М. Карамзин перечислил, кто присоединился к предприятию Андрея: «Князья Смоленский, Рязанский, Муромский, Полоцкий». Как и прошлый раз, военные действия возглавил сын владимирского князя, Мстислав Андреевич. Историк отмечал: «Падение Киева предвещало гибель и новогородской независимости: шло то же войско; тот же Мстислав вел оное». Как и в южном походе, армия Мстислава Андреевича сжигала села, грабила города, обращала в рабство жителей Новгородской земли. Уничтожая все на своем пути (Н.М. Карамзин уточнил ? на протяжении 300 верст), союзники подошли к Новгороду.

Роману, новгородскому князю, тогда было не больше 20 лет, максимум 21 год. Однако детство, проведенное в походах, дало ему нужную закалку. Если отец потерпел поражение от войск Андрея Боголюбского и был вынужден покинуть Киев, то сын сумел отстоять Новгород. В битве 25 февраля 1170 года осаждавшее город войско пяти князей было разгромлено совершенно. Пленных было столько, что их за гривну продавали 10 человек. Цена здорового, крепкого мужчины из армии Мстислава Андреевича была не больше 20 грамм серебра!

Летописи, отдавая дань мужеству и воинскому таланту Романа Мстиславича, вместе с тем утверждают, что решающую роль сыграло заступничество Пресвятой Девы-Богородицы, икону которой архиепископ Иоанн вынес на крепостную стену для ободрения защитников и устрашения неприятеля. Одна из стрел ударилась в икону, изображение Девы Марии заплакало, внезапный ужас охватил осаждающих. Н.М. Карамзин, человек начала XIX века, привел абсолютно материалистическое объяснение этого факта, показав свое тонкое знание психологии. Он писал, что религиозное чувство «могло весьма естественным образом произвести сие чудо, то есть вселить в сердца мужество, которое, изумляя врага, одолевает его силу». Сам же участник тех событий юный Роман Мстиславич еще раз утвердился в мысли, что небесные силы помогают тем, кто обладает силой, в том числе и силой оружия. Вера в то, что силой и только силой можно добиться желаемого, будет сопровождать Романа всю его жизнь.

Его могущественный противник, великий владимирский князь Андрей Юрьевич, сумел показать, что сила может проявляться не только в вооруженной схватке. Он организовал блокаду новгородских земель, лишил их подвоза хлеба, и новгородцы были вынуждены пойти на предложенные условия. Всего через полгода после своей знаменитой победы Роман Мстиславич выехал из новгородских земель, а его сменил в усмиренном костлявой рукой голода Новгороде Рюрик Ростиславич, направленный туда владимирским князем. Рюрик впоследствии станет тестем Романа, который, как сообщает «Славянская энциклопедия», женится на его дочери Предславе между 1183 и 1184 годами.

На длительный срок Роман Мстиславич осел во Владимире-Волынском, где до 1170 года княжил его младший брат Святослав. Историки не уточняют, каким образом старший брат сменил младшего. Зная последующие события, в которых ярко и недвусмысленно проявились характерные черты личности Романа, можно предположить, что старший брат не стал особенно считаться с желаниями Святослава. В.Н. Татищев сообщал, как указывает «Славянская энциклопедия», что покинувший Волынское княжество Святослав умер в 1172 году в Берестье (современный Брест в Белоруссии).

Энергичный и предприимчивый Роман обратил свои взгляды на соседнее Галицкое княжество, где княжил Владимир, сын умершего Ярослава Осмомысла. Высказывание о том, что природа отдыхает на детях, в случае с галицкими князьями имело полное подтверждение. Владимир был далек от забот о процветании родного княжества, посвящая свое время разнообразным эротическим развлечениям. Покинув венчанную жену, стал жить с какой-то попадьей, оставив несчастного священника без супруги. Обычным делом для него было схватить приглянувшуюся ему девушку или чью-то жену на улице и увезти ее к себе в терем. В дополнение к такому поведению он еще безоглядно предавался самому популярному способу развеселить себя, о котором говорил еще креститель Киева: «Веселие на Руси есть питие».

Недовольство галицких бояр искусно подогревал Роман Мстиславич. Нашлись сторонники, которые составили против Владимира заговор в пользу Романа. Убить Владимира или арестовать его они все же не решились. Как писали Н.М. Карамзин и С.М. Соловьев, они потребовали от Владимира выдать им его попадью, изменить образ жизни и заняться государственными делами. Все это было 37-летнему сыну Ярослава Осмомысла не по нраву, да и просто непосильным, и он, прихватив большую часть государственной казны, тайно бежал к венгерскому королю за помощью. Самостоятельно усмирить бояр, некстати озаботившихся нравственностью своего князя, он был не в состоянии. На галицком престоле оказался Роман. Смена действующих лиц произошла в 1188 году быстро и бескровно, с минимальными финансовыми затратами. Оба князя были почти ровесниками, но разительно друг от друга отличались по своим качествам: один ? распутный прожигатель жизни, другой ? неразборчивый в средствах властолюбец и талантливый интриган.

Ситуация в Галицком княжестве привлекла венгерского короля, но не в том направлении, на какое рассчитывал Владимир Ярославич. Король Бела ввел в Галич мощный армейский гарнизон, попутно объяснив боярской верхушке, что лучшим королем для них будет его сын Андрей (Эндре). Владимиру определили место жительства под присмотром стражников в шатре наверху одной из каменных башен венгерской столицы. Роман предусмотрительно скрылся перед приходом венгерских войск с остатками галицкой казны и с некоторыми своими самыми верными сторонниками.

Роман, конечно, не ожидал, что его хитро задуманная комбинация приведет к венгерской оккупации такого желанного для него Галича. Король Бела превзошел его своим коварством и умением обратить обстоятельства в свою пользу. Приходилось мириться с проигрышем. Досада Романа еще больше усилилась, когда он узнал, что Владимир смог бежать из венгерского заточения и с помощью поляков вернул себе галицкий престол. Вернувшийся в Галич Владимир был неуязвим, поскольку сразу же объявил себя вассалом могущественного владимиро-суздальского князя Всеволода Юрьевича, попросив у него защиты и покровительства.

Пока же Роману надо было заботиться о себе. Уезжая в Галич, он оставил Владимир-Волынский своему младшему брату Всеволоду. С.М. Соловьев передает его слова, сказанные Всеволоду: «Больше мне не нужно этого города». Тот и не впустил старшего брата назад в город, заявив, по словам Н.М. Карамзина, тому следующее: «Я здесь князь, а не ты!»

Роман обратился за помощью к брату своей матери, польскому королю Казимиру.

Польские войска выступили под командованием другого его дяди, Мечислава. Как писал Н.М. Карамзин, Всеволод смог отразить поляков. С.М. Соловьев считал, что Роман не получил от поляков помощи. Современные историки В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин считают, что в 1189 году поляки пытались помочь Роману овладеть Галичем, а не Владимиром.

Тогда Роман обратился с просьбой о помощи к своему тестю, Рюрику Ростиславичу. Тот принял активное участие в делах своего зятя. Сначала была совершена попытка вооруженным путем захватить Галич. Тот пока еще был в руках венгров, и они отбили русские войска. Затем Рюрик выделил зятю Торческ, а потом добился того, что Всеволод Мстиславич вернул Роману город Владимир-Волынский. Роман с облегчением смог вернуться в свой родной город после неудавшейся авантюры с захватом Галича. Этот период оказался очень насыщенным для Романа ? и радостными ожиданиями, и неожиданными огорчениями. В конце концов он смог вернуться на исходные позиции, но своих планов не оставил.

Рюрик занял по согласованию с владимирским князем Всеволодом Юрьевичем Киев. Желая вознаградить своего зятя и заручиться его поддержкой, он предложил в 1194 году ему ряд киевских городов: Торческ, Канев, Триполь, Корсунь и Богуслав. Узнав об этом даре Рюрика, неожиданно оскорбился Всеволод Юрьевич Большое Гнездо. Его реакцию передал Н.М. Карамзин. «Я старший в Мономаховом роде, ? велел он сказать Рюрику, ? кому обязан ты Киевом? Но, забывая меня, отдаешь города иным младшим князьям. Не оспориваю власти твоей: господствуй и делись оною с друзьями! Увидим, могут ли они защитить тебя!»

Рюрик оказался в очень сложном положении. Ссориться с Всеволодом было самоубийственно, обижать зятя не хотелось. По совету с митрополитом он объяснил Роману ситуацию и предложил компенсировать эти города другими уделами. Роман согласился. Всеволод же подарил один из приобретенных таким образом городов своему зятю Ростиславу, сыну самого Рюрика. В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин считают, что Ростиславу Рюриковичу были переданы не один, а все города.

Узнав же, что подаренные ему города оказались во владении сына Рюрика, Роман был вне себя. Ему уже было недостаточно той компенсации, которую он получил от киевского князя. Территориальные споры сказались и на семейных отношениях волынского князя. Он стал понуждать свою супругу, дочь Рюрика Ростиславича, постричься в монастырь. Более того, он вступил в сговор с черниговским князем Ярославом Всеволодовичем, пообещав тому помощь, чтобы изгнать Рюрика Ростиславича из Киева.

В этой ситуации проявилась еще одна черта характера Романа. Когда требовали обстоятельства, Роман мог сыграть роль смиренного просителя, чтобы потом напрочь забыть о том, кто ему помог. Чувство благодарности не было для него характерно. Он забыл, как хлопотал Рюрик, чтобы вернуть ему Галич и Владимир-Волынский, как наделил его городами в Поднепровье.

В поисках союзников Роман опять обратился в Польшу. Там силой оружия пытались решить между собой династические споры сыновья умершего короля Казимира и их дядя Мечислав. Роман выступил на стороне племянников, забыв о том, что в свое время Мечислав пытался помочь ему вернуть утраченный Владимир-Волынский. Победил в военном споре Мечислав, Роман был ранен и бежал к себе во Владимир.

Немного оправившись, он отправил послов к тестю, с которым, как можно было бы думать, отношения были совсем испорчены. Однако беспринципный и изворотливый Роман знал, что делал: «...Обезоружил тестя смиренным признанием вины своей и чрез ходатайство митрополита получил от Рюрика два города в награждение».

Как бы далее поступил человек, знающий, что такое чувство благодарности и придерживающийся хоть каких-то понятий о чести? Вряд ли он выбрал те действия, которые предпринял Роман.

В 1196 году он возобновил свои соглашения с черниговским князем о союзе против Рюрика Ростиславича.

Начались военные действия между зятем и тестем. По словам Н.М. Карамзина, отряды Романа действовали на Смоленщине и Киевщине, а сын Рюрика Ростислав в союзе с Владимиром Ярославичем Галицким и Мстиславом Мстиславичем Удатным, племянником Рюрика, разорили волынские города Каменец и Перемышль.

Оставив попытки что-либо отвоевать у Рюрика Ростиславича, Роман в 1197 году, как сообщают В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин, совершил удачный поход на ятвягов (одно из литовских племен). Показательно, как развлекался волынский князь. Пленников он заставлял впрягать в плуг вместо быков и пахать таким способом землю.

В 50 лет наступил звездный час для Романа. Умер Владимир Ярославич, правящий соседним Галицким княжеством. Еще раз обратился Роман Мстиславич за помощью к своим польским родственникам. Двоюродный брат его, герцог Лешко (Лешек), снарядил отряд, и вместе с ним Роман вступил в Галич.

Это был акт прямой агрессии, не оправданный никакими, даже самыми слабыми доводами в пользу такого варианта престолонаследия. Не было даже обращения от боярской верхушки к Роману с приглашением занять галицкий трон. Напротив, как писал Н.М. Карамзин, бояре предлагали Лешку богатые дары, склоняя того самого стать правителем Галича. У того, однако, были другие намерения, чем у венгерского короля 10 лет назад. Давнее желание Романа осуществилось. Оставив за собой Владимир-Волынский, он одновременно стал править Галичем, объединив в 1199 году оба княжества.

Тонкий психолог Н.М. Карамзин писал о Романе, что тот «искал всех способов возвыситься; следуя одному правилу быть сильным, не уважал никаких иных, ни родства, ни признательности».

Обратим внимание, что православные галичане готовы были согласиться на то, чтобы ими правил поляк-католик, только бы не иметь своим князем жестокого Романа.

Их опасения оправдались. Роман совсем по-другому отнесся к боярам, чем в свое время спокойный и рассудительный Ярослав Осмомысл. Историки сообщают о массовых репрессиях в Галиче. Князь закапывал бояр живыми в землю, четвертовал, расстреливал из луков, подвергал мучительным пыткам. К тому времени относится известное присловье, приписываемое Роману историками: «Не передавивши пчел, меду не есть». Через 400 лет его опыты будут повторены московским царем Иваном Грозным.

Если Н.М. Карамзин назвал приведенную выше поговорку, оправдывавшую массовые репрессии, «гнусной», то Н.Ф. Котляр, современный украинский историк, интерпретирует эти действия князя следующими словами: «...Мудрый, решительный и сильный духом Роман собирался избавиться от боярской опеки и своеволия».

Возобновились военные действия с Рюриком Ростиславичем. Усилившийся после слияния двух княжеств Роман не помнил сделанного ему ранее добра, но причиненных неприятностей не забывал. Заблаговременно заручившись согласием сильнейшего из русских князей, Всеволода Юрьевича Большое Гнездо, галицко-волынский князь в 1202 году изгнал Рюрика из Киева в Овруч. На его место был посажен двоюродный брат Романа Игорь (Ингварь) Ярославич. В этом же году у Романа нашел убежище бежавший из Византии Алексей Ангел.

Приютив беглеца из Византии, Роман поддерживал дружественные отношения и с правящим в ней Алексеем III Комнином. Тот обратился с просьбой поддержать его в войне против половцев, грабивших византийские владения на Балканах. Роман Мстиславич совершил победоносный поход на кочевников.

Правитель Юго-Западной Руси был в зените своего могущества. Не было, казалось, силы, способной его остановить. Автор «Слова о полку Игореве» так обращался в поэме к Роману: «Высоко взлетаешь ты на подвиг ратный в отваге, словно сокол, на ветрах парящий, что птицу в ярости хочет одолеть!»

Тем временем Рюрик вошел в союз с черниговскими князьями и половцами и захватил Киев. Дело не кончилось изгнанием из города ставленника Романа. Бывшая столица Русского государства 1 января 1204 года (по сведениям Н.М. Карамзина; современные историки относят это событие к 1203 году) подверглась небывалому в ее истории разграблению.

Рюрик Ростиславич не представлял себе, насколько рискованно продолжать борьбу с зятем. Тот некогда обращался к нему со смиренными просьбами, но все это было в далеком прошлом. Злопамятность и мстительность Романа делали его очень опасным противником. В итоге Рюрик был схвачен вместе со своей семьей, отвезен в Киев.

Там случилось невиданное. Рюрик, его жена и дочь Предслава (жена Романа) были насильно пострижены. Все они стали служителями Бога и были удалены от мирской жизни в монастырь. Так Роман избавился от беспокоившего его тестя и освободился от брачных уз. Благодарность зятя своему тестю за всю ту помощь, которую тот ему раньше оказал, действительно не знала границ. Забегая вперед, скажем, что заключенный в монастырь Рюрик Ростиславич после смерти Романа снял монашескую рясу и вернулся в круговорот политических событий, естественно продолжавшихся военными угрозами и сражениями. Первое, что у него было на уме, ? это отнять Галич у наследников Романа. До такого ожесточения довел его бывший зять.

Сын Рюрика, Ростислав, был заточен в Галиче. Однако из Владимира-на-Клязьме могущественный Всеволод Юрьевич Большое Гнездо потребовал отпустить его. Роману пришлось согласиться, и он отпустил пленника. Ростислав Рюрикович был женат на дочери Всеволода, и тот распорядился передать Киев в княжение зятю. С таким изложением событий Н.М. Карамзиным и С.М. Соловьевым не согласны современные историки. В.М. Коган и В.И. Домбровский-Шалагин, а также В.В. Богуславский считают, что Роман оставил Киевское княжество за собой.

В очередной раз Роману пришлось обратиться к польским делам. Он встал на сторону двоюродного брата Лешка в борьбе с дядей Мечиславом и помог тому, отвоевав два города близ Сандомира.

К 1205 году относится эпизод, часто упоминаемый историками. Папа римский Иннокентий III послал к галицко-волынскому князю своих легатов. Стремясь склонить русского князя к переходу в католичество, посол папы римского «сказал ему, наконец, что Папа может его наделить городами и сделать Великим Королем посредством меча Петрова». Папа считался наместником апостола Петра на земле, поэтому и действовал от его имени. Красноречив был ответ Романа. Он, вынув из ножен свой меч, сказал: «Такой ли у Папы? Доколе ношу его при бедре, не имею нужды в ином и кровию покупаю города, следуя примеру наших дедов, возвеличивших землю Русскую». Эпизод очень показательный. Дело даже не в том, что он греет национальное самолюбие. Смысл его не только в торжестве православной веры над католической. Надо видеть в ответе Романа не только самодостаточность русского князя, с пренебрежением отнесшегося к самому папе римскому.

Роман говорил тогда не о православии и не о международном положении Руси. Он наглядно показал, что считал главным инструментом своей политики. Сила и только сила, причем в первую очередь сила оружия, была основой его власти. Такая убежденность граничила с потерей чувства реальности, что и привело вскоре к безвременной смерти князя.

В этом же году вновь возникли проблемы в Польше. Роман Мстиславич обратился к Лешку с требованием возместить ему его участие в спорах с Мечиславом. Галицко-волынский князь, по словам Н.М. Карамзина, рассчитывал получить Люблинскую область.

Взаимопонимания достигнуть не удалось. Открылись военные действия, на этот раз между бывшими союзниками и двоюродными братьями, Романом и Лешком. Роман вышел к Висле, где и был убит 14 октября 1205 года (по другим сведениям, 19 июня 1205 года) в одной из стычек с поляками.

О внешности основателя Галицко-Волынского княжества можно судить по описанию В.Н. Татищева: «...Ростом был хотя не весьма велик, но широк и надмерно силен; лицом красен, очи черные, нос великий с горбом, власы черны и коротки; вельми яр был во гневе; косен языком, когда осердится, не мог долго слова выговорить; много веселился с вельможами, но пьян никогда не бывал... Воин был храбрый и хитр на устроение полков».

Всего 6 неполных лет длилось княжение Романа в соединенных галицко-волынских землях, но он оставил после себя долгую память. В волынских летописях его называли, по свидетельству Н.М. Карамзина, великим князем и самодержцем всея Руси. Роман Мстиславич был известен в зарубежных государствах и активно вмешивался в иностранные дела. Не будет преувеличением сказать, что в то время в Русском государстве было два центра: на северо-востоке во Владимире-на-Клязьме, где правил Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, и на юго-западе в Галиче, который захватил Роман Мстиславич.

Если понимать успех в политике как умение захватить и удержать власть, то Роман Мстиславич ? один из самых успешных политиков и правителей в истории средневековой Руси.

Прежде чем соглашаться с этим выводом, давайте посмотрим, что произошло в Галицко-Волынском княжестве после смерти Романа.

Вдова Романа вместе с детьми на следующий год после смерти мужа бежала из Галича на родину своего мужа, во Владимир-Волынский. Их жизнь была под угрозой в столице государства, которым правил властолюбивый и коварный князь. Можно здесь вспомнить слова, которые всего лишь 50 лет назад сказали галицкие бояре своему малолетнему князю Ярославу после смерти его отца: «Ты у нас один: что будет, если погибнешь?» Они пошли в бой с противниками сами, оставив юного князя под надежной охраной. Дети же другого князя, Романа, искали защиты в чужих землях от бояр своего отца.

С.М. Соловьев заметил в своей «Истории России с древнейших времен»: «...Кроме бояр галицких Роман оставил других врагов своим детям...» К ним относился и бывший тесть галицкого князя, покинувший монастырь Рюрик, и бывшие союзники Романа, черниговские князья. Напомним, что некогда Роман успешно грабил смоленские земли, теперь к недоброжелателям его детей присоединился и смоленский князь Мстислав Романович. Не остался в стороне и двоюродный брат Романа, польский герцог Лешко, в свое время посадивший Романа на галицкий стол. После предъявления Романом ему территориальных претензий и произошедших вооруженных столкновений бывший сторонник стал врагом и горел желанием мести.

Но и во Владимире-Волынском дети и вдова Романа не были в безопасности. От волынцев потребовали выдать их назад в Галич. Лучше всего о ситуации тех лет рассказал С.М. Соловьев: «Княгиня узнала, что приезжал посол из Галича... начала советоваться с дядькою сына своего, Мирославом: тот говорил, что делать нечего, надобно скорее бежать из города. Ночью в пролом городской стены вышла жена Романа Великого вчетвером с дядькою Мирославом, священником и кормилицею, которые несли маленьких князей, Даниила и Василька, беглецы не знали, куда им идти? Со всех сторон враги!»

Благородство проявил польский герцог Лешко. Он забыл все неприятности, причиненные ему Романом, и принял несчастных у себя.

Длительное время галицкие и волынские земли были предметом дележа между русскими князьями, польским герцогом и венгерским королем. Как сообщает энциклопедия «История России. IX–XVII вв.», только в 1221 году Даниилу Романовичу удалось при поддержке поляков и венгров отвоевать отцовский удел ? Владимиро-Волынское княжество. Вернуть под свою власть Галич Даниил смог лишь спустя еще 14 лет ? в 1235 году. Н.Ф. Котляр называет другую дату ? 1238 год. Только почти через 40 лет после смерти Романа смогло восстановиться прежнее государство. Даниил Галицкий вернул и даже преумножил величие Галицко-Волынского княжества.

Тем временем пришла беда для всей Русской земли ? монголы.

В 1240 году завоеватели опустошили Галицко-Волынскую Русь, в 1245 году Даниил Романович признал над своим княжеством власть Золотой Орды.

В этом же году, как сообщает Н.Ф. Котляр, он одержал победу над соединенными польско-венгерскими войсками, к которым присоединились недовольные князем бояре. Целью галицких бояр было свержение Романа и утверждение на троне черниговского княжича Ростислава. Этой победой сын Романа Мстиславича окончательно обеспечил свою власть над единым Галицко-Волынским княжеством.

Неукротимый дух отца передался сыну. Он обратился к европейским государям за помощью в борьбе против монголов. В 1254 году с этой же целью он принял от папы римского Иннокентия королевский титул. Однако все это привело только к тому, что в 1260 году на территорию княжества вторглось монгольское войско, многие города были разрушены, укрепления Галича приказано было сровнять с землей.

Спустя четыре года галицко-волынский князь умер, прожив на свете, как показывают исследования В.М. Когана и В.И. Домбровского-Шалагина, почти 64 года. Приходится констатировать, как это отмечено в «Славянской энциклопедии» В.В. Богуславского, что историки расходятся в определении года рождения Даниила Романовича, называя 1999, 1201, 1202 и даже 1204 год.

Его владения впоследствии распались на несколько мелких удельных княжеств.

Через 100 лет, в 1352 году, Литва и Польша разделили земли, некогда составлявшие могучее русское княжество. Волынь была присоединена к Литве, Галиция стала польской. Часть земель присоединила к своим владениям Венгрия.

Так закончилась история одного из самых сильных русских государств, пережившего краткий взлет и ушедшего в небытие.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Роман Мстиславич

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Роман Мстиславич Летописи, а за ними и историческая литература обычно представляют облик русских князей периода раннего Средневековья чрезмерно идеализированным. Такова мудрейшая княгиня Ольга, светлый образ которой не затенен даже жесточайшей расправой над


165. РОМАН МСТИСЛАВИЧ, князь галицкий

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

165. РОМАН МСТИСЛАВИЧ, князь галицкий сын Мстислава II Изяславича, великого князя киевского, от брака с дочерью Болеслава III Кривоустого, короля польского, неизвестной по имени (см. 175), государь пользовавшийся в свое время европейской известностью.О годе и месте его


Ізяслав Мстиславич

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Ізяслав Мстиславич Ще за життя Всеволода мав Ізяслав умовитися з Вячеславом Мономаховичем, що по смерти Всеволода візьме собі київське князівство з Вячеславом до спілки. І справді, як тільки Ізяслав добув Київ, Вячеслав почав розпоряджатися київськими землями, не


Ростислав Мстиславич

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Ростислав Мстиславич Ще за життя Ізяслава Мстиславича назначено його наслідником на становищі київського співправителя його брата Ростислава. Але як тільки пішла чутка про смерть Ізяслава, попробував скористати з нагоди й сісти на київському столі Ізяслав Давидович


Роман Мстиславич

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Роман Мстиславич Як тільки помер Володимир Ярославич, останній з князів галицької династії, пішов походом на Галичину Роман Мстиславич волинський, що давно вже умовлявся з галицькими боярами про галицький стіл. Зайнявши Галичину, Роман не випускав рівночасно з рук і


Роман Мстиславич у Галичі

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Роман Мстиславич у Галичі Талановитий володимирський князь, давно вже слідкував за внутрішньою політикою Галицької Волости. Можливо, що й «святе обурення» бояр на «неморальність» Володимира Ярославича було теж, до певної міри, ділом його рук. Знаємо, що він зговорювався


Роман Мстиславич

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Роман Мстиславич Безустанна й кривава боротьба за київський стіл, що її добром і лихом, війною та інтригами провадив Андрій Боголюбський, примусила Романового батька Мстислава Ізяславича Відректися нарешті від Києва й обмежитися до своєї володимирської отчини.


Роман Мстиславич в історичній традиції

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Роман Мстиславич в історичній традиції Як усі великі діячі минулого, Роман Мстиславич прикував до себе не тільки увагу сучасних і пізніших літописців, але стався героєм народньої традиції та устної словесности. Галицько-волинський літописець називає Романа - Великим, та


Галицко–Волынское княжество в преддверии нашествия Батыя Князь Роман Мстиславич и его роль в усилении княжества

Из книги Битва при Синих Водах автора Сорока Юрій

Галицко–Волынское княжество в преддверии нашествия Батыя Князь Роман Мстиславич и его роль в усилении княжества Как уже было сказано, децентрализация власти в западных регионах Киевской Руси началась задолго до появления воинов хана Батыя под стенами Киева. Сразу


Роман Мстиславич – это Георгий Всеволодович

Из книги Сумасшедшая хронология автора Муравьёв Максим

Роман Мстиславич – это Георгий Всеволодович Оба они совпали с Тиберием, значит их биографии должны быть схожи.1168 (1169): 14 апреля Роман приходит в Новгород и становится новгородским князем.Через 45 лет:1213 (1212): 14 апреля после смерти Всеволода власть в столице Владимире


ВСЕВОЛОД МСТИСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ВСЕВОЛОД МСТИСЛАВИЧ (г. р. неизв. — ум. 1138)Князь новгородский (1117–1132,1132-1136), переяславский (1132), вышгородский (1136), псковский (с 1137); внук Владимира Всеволодовича Мономаха, старший сын Мстислава и Кристины Шведской. Совершил ряд походов в Прибалтику и Ростовскую землю. С его


ИЗЯСЛАВ МСТИСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

ИЗЯСЛАВ МСТИСЛАВИЧ (р. 1097 — ум. 1154)Великий князь (1146–1149, 1150, 1151–1154). Сын Мстислава Владимировича, внук Владимира Мономаха. Вел непрерывную междоусобную борьбу с Юрием Долгоруким, галицким князем Владимиром и др. При обороне Киева применил техническую новинку — лодки, в


РОСТИСЛАВ МСТИСЛАВИЧ

Из книги Русь и ее самодержцы автора Анишкин Валерий Георгиевич

РОСТИСЛАВ МСТИСЛАВИЧ (г. р. неизв. — ум. 1167)Великий князь (1154–1155, 1159–1161, 1162–1167). После смерти Изяслава Мстиславича бояре не впустили в Киев коварного Изяслава Черниговского. Граждане, торки, берендеи[45] с почетом встретили Ростислава, который оставил Новгород на сына


Олександр Головко КНЯЗЬ РОМАН МСТИСЛАВИЧ ТА ЙОГО ДОБА Нариси історії політичного життя Південної Русі XII – початку XIII століття 2001

Из книги Князь Роман Мстиславич та його доба. Нариси історії політичного життя Південної Русі XII – початку XIII століття автора Головко Олександр

Олександр Головко КНЯЗЬ РОМАН МСТИСЛАВИЧ ТА ЙОГО ДОБА Нариси історії політичного життя Південної Русі XII – початку XIII століття 2001 А ты, буй Романе, и Мстиславе! Храбрая мысль носитъ вашъ умъ на дєло. Высоко плаваеши на дєло въ буести, яко соколъ на вєтрехъ ширяяся, хотя


Роман Мстиславич – князь галицький

Из книги Князь Роман Мстиславич та його доба. Нариси історії політичного життя Південної Русі XII – початку XIII століття автора Головко Олександр


Роман Мстиславич і папа Інокентій III

Из книги Князь Роман Мстиславич та його доба. Нариси історії політичного життя Південної Русі XII – початку XIII століття автора Головко Олександр

Роман Мстиславич і папа Інокентій III Відмова від версії про похід Романа до Саксонії влітку 1205 р. ні в якій мірі не применшує взагалі масштабів його міжнародної діяльності, у тому числі і взаємин із латинським Заходом. Так, про контакти галицько-волинського князя з