26.1. История предательницы Малинче-Марины

26.1. История предательницы Малинче-Марины

В истории Кортеса видное место занимает молодая индианка Малинче, попавшая к конкистадорам при их вторжении в Мексику. Она стала любовницей Кортеса, постоянно сопровождала его, была переводчицей. Более того, она оказалась предательницей интересов индейцев. Отношение к ней в Мексике было негативное. Ее имя стало символом предательства. «В политическом языке современной Мексики, — пишет советский историк М. Былинкина, — широко распространен термин „малинчизм“, то есть „предательство национальных интересов“. Попавшая в рабство к испанским конкистадорам молодая индианка Маличе, или Малинцин, получившая после крещения имя Марина, стала возлюбленной Кортеса и содействовала успехам испанцев, выступая против индейских народов. Имя ее стало нарицательным для обозначения предательства»… Часто в индейских хрониках колониального периода КОРТЕСА НАЗЫВАЮТ ПО ИМЕНИ ЕГО ВОЗЛЮБЛЕННОЙ ТОЖЕ МАЛИНЧЕ И МАЛИНЦИН [24], с. 146.

Берналь Диас много и весьма положительно говорит о Малинче-Марине. Она появилась в войске конкистадоров сразу после того, как Кортес продемонстрировал мешикам силу огнестрельного оружия. Перепуганные индейцы, желая задобрить Кортеса, прислали ему подарки и 20 женщин. Среди них и была Малинче-Марина.

«Привели они с собой 20 молодых женщин (см. рис. 8.169 — Авт.) и среди них исключительную красавицу, дочь могущественного касика (казака? — Авт.) Пайнады, претерпевшую много бед, ту самую, которая по принятии христианства получила имя донья Марина…

Рис. 8.169. «Эрнан Кортес получает золотые изделия, продовольствие и 20 молодых женщин (со старинного рисунка)» [10], с. 58. Рисунок, скорее всего, поздний, сделан уже в «скалигеровском духе». Как наглядное пособие к реформаторской версии истории.

После чего все 20 подаренных нам женщин и были крещены. Это были ПЕРВЫЕ ХРИСТИАНЕ в самой Новой Испании, и Кортес разделил их между капитанами. Донья Марина, самая красивая, умная и расторопная из всех, досталась Алонсо Эрнандесу Пуэрто Карреро… когда же впоследствии он отбыл в Испанию, САМ КОРТЕС ВЗЯЛ ЕЕ К СЕБЕ, и их сын, дон Мартин Кортес, был потом командором Сантьяго» [10], с. 59.

Таким образом, по ходу дела мы неожиданно узнаём, что у атамана Ермака-Кортеса был сын. Мать — индианка Малинче-Марина. Романовская версия истории ничего о сыне Ермака не сообщает.

Далее Берналь Диас говорит: «Но и до того Кортес всюду брал ее (Марину — Авт.) с собой в качестве удивительной переводчицы, и была она нам верным товарищем во всех войнах и походах, настоящим даром Бога в нашем тяжелом деле; многое удалось нам совершить только при ее помощи. Понятно, что ОНА ИМЕЛА ОГРОМНОЕ ВЛИЯНИЕ, САМОЕ ГРОМАДНОЕ ВО ВСЕЙ НОВОЙ ИСПАНИИ, и с индейцами могла делать, что хотела…

Следует еще сказать о донье Марине. Ее отец и мать были сеньорами и КАСИКАМИ поселения, которое называлось Пайнала… Но отец ее умер, когда она была маленькой, а мать ее жила с другим касиком-сожителем и родила сына, и, желая, чтобы ее сын унаследовал то, что по отцу принадлежало донье Марине, она ночью отдала нескольким индейцам из Шикаланко МАЛЕНЬКУЮ ДОНЬЮ МАРИНУ, но этого никто не знал, так как в эту ночь умерла дочка одной индеанки-рабыни, а мать доньи Марины распустила слух, что умерла ее дочь…

Донья Марина знала язык Коацакоалькоса, который был мешикским, и знала другой язык — табаскский… она переводила Агиляру, а тот Кортесу, и обратно» [10], с. 59–60.

Малинче-Марина не останавливалась и перед прямым предательством своих соплеменников. При движении конкистадоров к столице Мешико произошел, например, следующий эпизод. Прошел слух, что «какие-то злодеи в Чолуле замышляют коварство и измену… Всю ночь мы (говорит Берналь Диас — Авт.) были начеку, так как предполагали именно ночное нападение. Наибольшую уверенность получили мы еще со слов старухи-индеанки, жены одного касика, которой донья Марина, молодая, красивая и богатая настолько приглянулась, что она уговаривала ее бросить нас и перебраться к ней, ибо ночью нас всех перебьют по приказу Мотекусомы…

Умная донья Марина горячо поблагодарила старуху, но сказала, что сейчас не может к ней пойти, так как ей одной не снести всех своих вещей… Марина завела с ней длинные разговоры, ПОНЕМНОГУ ВЫТЯГИВАЯ ИЗ НЕЕ ВСЕ, ЧТО ТА ЗНАЛА. Оказывается… войско Мотекусомы прибыло и искусно спрятано…

Донья Марина и глазом не моргнула при этих рассказах, а ОБНИМАЛА И ГЛАДИЛА СТАРУХУ; затем встала, говоря, что теперь пойдет собирать свои вещи. Сама же, конечно, пошла к Кортесу и все от слова до слова пересказала ему. Кортес велел привести старуху И ИЗВЛЕК ИЗ НЕЕ ЕЩЕ НЕМАЛО ЦЕННЫХ СВЕДЕНИЙ (надо полагать, не столько „силой слова“, сколько другими методами — Авт.). Так прошла ночь.

С наступлением же дня в наши квартиры привалила великая сила индейцев…

Тогда Кортес, сидя высоко на коне, а донья Марина была около него, гневно обратился к касикам и остальным жрецам, подробно изложил им всю их измену, все предательские приготовления…

Множество индейцев было перебито нами, другие были сожжены заживо. Не помогли им лживые обещания из лживых идолов» [10], с. 101–102.

Ясно, что индейцы имели все основания ненавидеть Малинче-Марину за ее предательство. Многозначителен тот факт, что память об этом предательстве оказалась столь живучей, что сохранилась в Мексике вплоть до XX века.

На рис. 8.170 приведено старинное изображение Кортеса — сидит на троне — и стоящей рядом с ним подруги и переводчицы доньи Марины. Индейцы преподносят им дары.

Рис. 8.170. «Тлашкальцы приносят Эрнану Кортесу дары: домашнюю птицу хлеб из маиса, фрукты; рядом с Кортесом переводчица донья Марина (с рисунка из индейской рукописи „Лиенсо де Тлашкала“, XVI век» [10], с. 90.

Кстати, имя МАЛИНЧЕ близко к имени МАРИНА по той простой причине, что звуки Л и Р могли переходить друг в друга: Малинче ? Маринче = Марина. Так что в данном случае никакой смены имени после крещения, скорее всего, не было. Девушку с самого начала звали Мариной. И была она, как и все остальные мешики, христианкой первичного толка. То есть все они придерживались христианства, проникшего в Америку в XIII–XIV веках при великом = «монгольском» завоевании. Так что крещения на самом деле не требовалось. Правда, конкистадоры расценили увиденное ими христианство индейцев как «язычество», а потому вполне могли заново крестить людей уже по новому канону, установившемуся к концу XVI века. Тоже христианскому, но отличающемуся от старинного, восходящего к XII–XIII векам.

На рис. 8.171 приведено старинное изображение высадки Кортеса якобы в 1519 году на побережье Мексики. Справа показана Малинче-Марина, а рядом — пишущий испанец. Вероятно, это Берналь Диас, летописец похода Кортеса.

Рис. 8.171. «Высадка испанцев в 1519 году на побережье, где был основан город Вилья Рика де ла Вера Крус. Справа — переводчица Кортеса донья Марина, там же — любопытное изображение пишущего испанца (с рисунка из „Флорентийского Кодекса“, XVI век» [10], с. 63.

Между прочим, здесь уместно напомнить наши соображения на тему ИДОЛОПОКЛОНСТВА, сформулированные в книге «Реконструкция», в Приложении 5: «Следы Великой = „Монгольской“ Империи в латинском и европейских языках. Краткий Словарь Параллелизмов». Словарь составлен А.Т. Фоменко, Т.Н. Фоменко, Г.В. Носовским.

Слова ДОЛ, ДОЛУ означают: низ, низменность, долина, подол у платья. По В. Далю: ДОЛУ — внизу, на земле, книзу. Вспомним также церковное выражение: ДОЛУ — внизу, низко, низменно, например ПОКЛОНИТЬСЯ ДОЛУ. Вероятно, отсюда произошло слово ИДОЛОПОКЛОННИКИ, то есть те, кто «низко кланяется», ДОЛУ+ПОКЛОННИКИ, ДОЛУ ПОКЛОНИТЬСЯ. Первоначально таким словом обозначали попросту всех верующих, глубоко кланяющихся при молитвах, касающихся пола рукой или даже головой, лбом. Да и сегодня мусульмане, становясь на колени, по-прежнему, как в первоначальном христианстве XII–XV веков, при поклонах дотрагиваются головой, лбом до земли. Такие же глубокие поклоны, но слегка в иной форме, до сих пор сохранились и в православной церкви. Но в XVI–XVII веках, вероятно, после религиозных расколов, в первую очередь в романовской России и в Западной Европе, — где пока еще был в ходу славянский язык, хотя его уже активно вытесняли нововведенными языками вроде латыни, — прежде нейтральному слову ИДОЛОПОКЛОННИКИ придали отрицательный, осуждающий смысл. Романовы сменили в России стиль храмов, весь стиль церковной жизни, см. «Новая хронология Руси», гл. 14:47. А в отколовшихся частях Великой Империи некоторые исходные православные религиозные обычаи тоже изменили, дабы отделиться от метрополии и в религиозном смысле. Например, сегодня западноевропейские католики обычно уже не совершают глубоких, земных поклонов. В западно-европейских храмах исчез обычай становиться на колени во время службы. Вместо этого сделаны длинные скамьи-сидения, перед которыми помещается доска-приступка, вроде ступеньки. В определенные моменты молитв ее нужно лишь слегка коснуться коленом, оставаясь по-прежнему в сидячем положении на скамье. Отделившись в религиозном смысле, западно-европейские пастыри постарались осудить и заменить некоторые прежние православные кафолические ритуалы. В том числе, изменили направление крестного знамения. А в мусульманстве, тоже отколовшемся от первоначального христианства, крестное знамение отменили вообще. Европейские и романовские реформаторы воспользовались тем, что русское слово ДОЛУ означало также «низменно», «низкий», и тенденциозно проинтерпретировали его в данном контексте как «низменно» в ОТРИЦАТЕЛЬНОМ, ПЛОХОМ смысле. В результате в XVII–XVIII веках слово ИДОЛОПОКЛОННИКИ в некоторых церковных кругах стало восприниматься осуждающе: мол, те, кто поклоняется плохим, неправильным богам. То же самое, вероятно, проделали и со словом ИДОЛ, то есть фактически ДОЛУ, которое сегодня расценивается в основном как указание на нечто примитивное, на какое-то «неправильное» божество. Так реформаторы заменяли белое на черное и наоборот.

Между прочим, индейцы называли своих ИДОЛОВ словом TEULES [10], с. 113. Но ведь TEULES и ИДОЛ — практически одно то же слово, поскольку Т и Д могли переходить друг в друга. Причем слово teules обозначало у мешиков БОЖЕСТВА, то есть было весьма уважительным. Как мы уже отмечали ранее, слово ИДОЛ принадлежит тому же смысловому кусту, что и слово ДОЛУ, поклониться ДОЛУ, склониться в глубоком христианском поклоне.

Вернемся к Берналю Диасу. Оказывается, индейцы затем, через некоторое время, предложили Кортесу еще и другую женщину. Берналь Диас сообщает: «Во всяком случае, они сделали все, чтобы слиться с нами, а именно: они привели восемь своих девушек, все дочери КАСИКОВ, в богатых уборах и с множеством украшений, и передали их нам в жены. Одна из них, племянница толстого КАСИКА, богатая наследница, была предназначена самому Кортесу, который принял ее с радостью, но заявил, что прежде всего и девушки, и весь народ должны отказаться от идолов и стать христианами. Все их мерзости, сказал Кортес, должны быть немедленно прекращены; тогда только мы с ними породнимся» [10], с. 73.

Индейцы возмутились и отказались расставаться со своей верой. Тогда, повинуясь приказу Кортеса, его солдаты взобрались на вершину храма, где стояли идолы, и свалили их вниз. Изваяния разбились. Индейцы попытались напасть на Кортеса, однако конкистадоры быстро «переубедили» их. Надо полагать, пушечными залпами. Индейцы «согласились».

«На следующий день была торжественная месса, при которой присутствовали все индейцы ВО ГЛАВЕ С КАСИКАМИ и восемью девушками, которые тут же были окрещены, а затем и распределены между нами. Племянница касика, ныне донья Каталина, была очень некрасива, но Кортес принял ее, не морщась; зато другая, донья Франциска, была очень хороша, и ее получил Алонсо Эрнандес Пуэрто Карреро» [10], с. 74.

На этом подарки Кортесу не закончились. Когда конкистадорами был вновь поднят вопрос о прекращении жертвоприношений и смене веры, произошло следующее. «Кортес… спросил падре Ольмедо: не пора ли теперь потребовать от них (от индейцев — Авт.) уничтожения идолов и кровавых жертв… Но тот советовал не спешить, пока не найдется предлога, например, когда они приведут к нам своих дочерей.

Впрочем, уже на следующий день приведены были пять девушек, очень красивых, богато одетых, все дочери или племянницы САМЫХ ГЛАВНЫХ КАСИКОВ. Кортес опять поблагодарил, НО ПРОСИЛ ПОКА ЧТО ОСТАВИТЬ ИХ ЕЩЕ В ОТЧЕМ ДОМЕ. На изумленный вопрос касиков Кортес ответил длинной, красивой речью, где указал, что сперва всей Тлашкале приедся отказаться от идолов и восславить Истинного Бога Нашего Сеньора и Его Матерь Нашу Сеньору Санта Марию» [10], с. 94. Потрясенные «красивой речью» Кортеса индейцы покорно согласились. Вероятно, оглядываясь на испанские = османские пушки, молчаливо маячившие на заднем плане. Берналь Диас пишет: «Касики охотно согласились, и… были окрещены индейские наши невесты» [10], с. 95. После крещения девушки были розданы военачальникам Кортеса. Отметим, что в данном случае он отказался от новой жены и ни одной девушки себе не взял.

Таким образом, складывается следующая картина. При завоевании Мексики конкистадору Кортесу индейцы предложили несколько девушек в жены. Нескольких он взял. Но потом, в следующий раз, отклонил лестное предложение и передал всех невест своим подчиненным. Как мы ниже увидим, аналогичные сведения уцелели и про атамана Ермака.

На рис. 8.59 и 8.172 приведено старинное изображение Кортеса и доньи Марины. Они показаны рядом друг с другом во время похода на Мешико.

Рис. 8.172. Кортес и донья Марина-Малинче во главе войска конкистадоров, идущего на Мешико. Фрагмент рисунка из индейской рукописи «Кодекс из Аскатитлана», якобы XVI века. Взято из [10], с. 104.

На рис. 8.173 мы видим первую встречу конкистадоров-казаков с царем Мотекухсомой. В центре стоит переводчица донья Марина. Эти рисунки взяты нами из «Флорентийского Кодекса» якобы XVI века.

Рис. 8.173. «Первая встреча конкистадоров с Мотекусомой II; в центре изображена переводчица донья Марина (с рисунка из „Флорентийского Кодекса“, XVI век» [10], с. 113.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

III. Бегство Марины

Из книги Смутное время автора Валишевский Казимир

III. Бегство Марины Отец Марины покинул ее в январе 1609 года и, неизвестно нам, почему, расстался с нею довольно дурно настроенный против нее. Может быть, уже в то время у воеводы не осталось никаких иллюзий; так, по-видимому, можно заключить из его последующих заявлений. Он


VIII. Конец Марины

Из книги Смутное время автора Валишевский Казимир

VIII. Конец Марины Покинув Михайлов, с которым он беспощадно обращался, и оставив в нем преданного себе воеводу, Заруцкий в марте 1613 г. отправился в Епифань, городок той же области, лежащей немного южнее. Но уже вокруг него становилось пусто. Вскоре после его отъезда жители


Венец Марины

Из книги Титаны и тираны. Иван IV Грозный. Сталин автора Радзинский Эдвард

Венец Марины Хотя в польском плену вместе с русским посольством оказался Филарет (только тогда послы поняли коварный план Жолкевского — увезти в Польшу всех влиятельнейших московских людей), хотя страшным огнем выгорела Москва, захваченная все-таки поляками, хотя в


Встреча Марины Мнишек

Из книги Василий Шуйский автора Козляков Вячеслав Николаевич

Встреча Марины Мнишек Что бы ни планировал сделать царь Дмитрий во время своего короткого царствования, — у него было главное дело, которое занимало русского самодержца больше всего остального: он стремился получить в жены Марину Мнишек, дочь сандомирского воеводы и


Две женщины, которые изменили мировую историю: Изабелла Испанская и Малинче Мексиканская

Из книги Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500-1850 автора Голдстоун Джек

Две женщины, которые изменили мировую историю: Изабелла Испанская и Малинче Мексиканская Прежде чем продолжить наш рассказ, рассмотрим вкратце историю двух выдающихся женщин, сыгравших важную роль в только что описанных событиях. Это Изабелла I, умная и смелая королева


Проклятие Марины Мнишек

Из книги Император, который знал свою судьбу. И Россия, которая не знала… автора Романов Борис Семёнович

Проклятие Марины Мнишек Между тем предводитель волжских казаков Иван Заруцкий с Мариной Мнишек и ее сыном Иваном (от Лжедмитрия II), которому в начале 1613 года исполнилось два года, находились в Астрахани. Там мятежные казаки провозгласили маленького Ивана новым царем.Пока


Заграничная любовь Марины Цветаевой

Из книги Тайны Берлина автора Кубеев Михаил Николаевич

Заграничная любовь Марины Цветаевой Из Москвы в Берлин Марина Цветаева уезжала с Виндавского, как тогда назывался Рижский, вокзала 11 мая 1922 года. Об истинной причине своего отъезда особенно не распространялась, время было суровое, пролетарское. Преобразованное из ВЧК в


3.7.3. Проклятие Марины Мнишек

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

3.7.3. Проклятие Марины Мнишек На одной из московских площадей честной народ стал свидетелем необычного зрелища. Казнили четырехлетнего мальчика. Мать его звала Иваном Дмитриевичем и считала законным наследником русского престола. Судьи называли его «Воренком» и


Приезд Марины Мнишек

Из книги История России. Смутное время автора Морозова Людмила Евгеньевна

Приезд Марины Мнишек Лжедмитрий II знал, что большинство польских военачальников не верят в его истинность. Но для простых воинов и для русских людей он хотел выглядеть настоящим государем. Помочь ему в этом могла Марина Мнишек, жена первого Лжедмитрия. Она должна была


Глава I ВЕНЧАНИЕ МАРИНЫ НА ЦАРСТВО 1606 г., 18 мая

Из книги Дмитрий Самозванец автора Пирлинг

Глава I ВЕНЧАНИЕ МАРИНЫ НА ЦАРСТВО 1606 г., 18 мая Дмитрий царствовал всего 11 месяцев. Он появился, как метеор. Затем обманчивый блеск его сменился тьмой. История самозванца трагична, почти необъяснима. К оценке ее слишком примешивается партийность. Поэтому свидетели той и