Глава 1 ОПАСНОСТИ И ПЕРЕМЕНЫ НА ПОРОГЕ X ВЕКА

Глава 1

ОПАСНОСТИ И ПЕРЕМЕНЫ НА ПОРОГЕ X ВЕКА

Германская империя — страна, которая наряду с Францией и «regnum Italiae» («королевством Италия») восприняла наследие империи франков.

Превратившись в VIII веке в крупное государство, охватившее почти весь европейский континент, франкская империя вслед за странами ислама и Византией достигла положения третьей мировой державы. Однако в следующем столетии ничто не смогло удержать ее, раздираемую внутренними междоусобицами, от падения с этих высот.

С исходом IX века великая франкская держава распалась. Она, как констатировал Регинон Прюмский, «развалилась на части», которые тотчас попытались оформиться в пять новых государств. Однако прежние распри продолжались, приводя к новым и новым конфликтам. Так и закончилось столетие — общим упадком и глубокой нуждой, преодоление которых относится уже к X веку, когда на руинах старой державы Каролингов началось образование многочисленных европейских стран и народов. Во главе их со всей очевидностью встала германская империя Оттонов как центр сосредоточения новых сил — сначала политических, а затем и культурных.

Как это всегда происходит во времена великих исторических переломов, разложение старого и формирование нового были тесно связаны друг с другом. Они сопровождались интенсивной внутренней борьбой, в которой конкурировали и королевская власть со знатью, и могущественные аристократические роды друг с другом. Эти конфликты и определяли собой картину, сложившуюся в конце IX и начале X века. Они были омрачены еще и угрозой извне, которая нависла над всеми каролингскими государствами-преемниками, усугубляя там неуверенность и лишения. Под ее воздействием современники видели вокруг себя преимущественно опасности, распад и гибель.

Внешняя угроза подступала со всех сторон: на севере и западе она исходила от норманнов, на юге — от сарацин, на востоке — от венгров.

Норманны, которые заявили о себе уже к концу правления Карла Великого, стали с тех пор грозой всей империи франков. Они снова и снова появлялись на ее северном и западном побережьях, поднимаясь на своих быстроходных маленьких судах вверх по речным руслам, проникая в глубь страны и грабя прежде всего монастыри и города на пространстве от Гаронны до Эльбы. Под их натиском пали и прекратили свое существование такие известные торговые центры, как Дорестад и Квентовик. Нант и Руан, Гамбург и Париж, Орлеан и Утрехт, а также многие другие города и монастыри тяжко страдали от этих нападений. С момента высадки сильного норманнского войска во Фландрии в 878 году набеги принимали все более опасные формы. Хотя норманны дважды были разбиты — Людовиком Младшим в 880 году под Тимеоном на Самбре и Людовиком III Западно-франкским в 881 году под Сокуром, — их не удалось отбросить этими мерами, тем более что в Элслоо на Маасе у норманнов с 881 года существовал постоянный опорный пункт. Отсюда они продолжали совершать свои набеги и в 881–882 годах разграбили, например, Кёльн, Бонн и Ахен. В 885–886 годах они вновь угрожали Парижу до тех пор, пока Карл III в конце 886 года не выплатил за их уход большую сумму, предоставив им сверх того еще и зимний постой в Бургундии. После сокрушительного поражения восточнофранкской армии в 889 году при Мерсене Арнульф, преемник Карла в Восточной Франкии, по крайней мере для нее добился спокойствия, одержав в 891 году победу в сражении при Лёвене на Диле. Для Западной же Франкии норманнская угроза продолжала существовать до тех пор, пока Карл Простоватый, заключая в 911 году мир в Сен-Клер-сюр-Эпте, не передал норманнскому вождю Роллону земли в низовьях Сены, названные по имени своих новых владельцев Нормандией.

Подобно норманнам на севере, на юге — с Сицилии и из Испании — наступали сарацины. После завоевания в 841 году византийского города Бари их нападениям подвергалось побережье Италии вплоть до Прованса. Примерно в 888 году они сумели, так же как и норманны в Элслоо, захватить постоянный опорный пункт во Фраксинете под Тулоном. Отсюда они почти столетие фактически беспрепятственно совершали набеги через южную Францию и северную Италию и блокировали дорогу пилигримов, проходящую через перевал Большой Сен-Бернар. В результате от сарацин исходила постоянная угроза для южных, а косвенным образом и для северных земель франков, которая была ликвидирована только Оттонами.

Правда, на рубеже веков эта внешняя угроза отступила на задний план ввиду гораздо большей опасности, неожиданно явившейся с востока в лице венгров. После 899 года за весьма короткое время они поставили в труднейшее положение и Италию, и Восточно-франкское государство, и даже их соседей. Сначала под натиском венгров пала в 906 году Моравская держава, затем начались постоянные вторжения в Саксонию (906 год), Баварию (907 год) и Швабию (909 и 910 годы), против которых оказывалось бессильным любое сопротивление. Так, в 907 году под Пресбургом было разгромлено баварское ополчение, собранное маркграфом Лиутпольдом Пресбургским, а в 910 году на Лехфельде под Аугсбургом было даже наголову разбито восточнофранкское войско во главе с самим королем Людовиком Дитя. Король, скончавшийся вскоре после этого поражения, отступил перед венграми, а положение его державы стало крайне угрожающим.

У Восточно-франкской державы возникла жизненная необходимость отвратить эту угрозу, устранение которой превратилось в первостепенную задачу королевской власти. Однако власть эта при последних Каролингах настолько уже утратила свое влияние и авторитет, что такая задача едва ли была ей по плечу. Правда, в Восточной Франкии король Арнульф после неудачи Карла III сумел еще раз собрать силы государства для борьбы против норманнов и славян. Однако уже в последние годы правления Арнульфа, когда его настигла болезнь, наметилось ослабление королевской власти, а при его сыне Людовике Дитя с королевской властью практически не считались. Теперь над ней взяли верх многочисленные магнаты, уже добившиеся ведущего положения внутри своих племен или намеревавшиеся это сделать.

Ослабление королевской власти и внешняя угроза создавали специфические условия для их утверждения, воздействие которых проявлялось двояко. Во-первых, знатные фамилии стремились расширить свое влияние за счет слабеющей королевской власти и, во-вторых, могущественные роды ожесточенно соперничали между собой, пытаясь превзойти друг друга. В кровавых междоусобицах, где одерживали верх наиболее могущественные, был полностью истреблен целый ряд влиятельных родов, особенно во Франконии и Лотарингии. В борьбе за первенство наибольшие потери были нанесены именно знатнейшим из семейств, и постепенно немногие из них возвысились над остальными. При этом, однако, надо указать на важные различия между отдельными племенами, объясняющиеся в первую очередь наличием внешней угрозы и необходимостью ее отражения.

У саксов и баварцев, подвергшихся наибольшей угрозе извне, один из родов, взявшись за охрану границ, сумел раньше, чем где-либо еще, добиться общего признания и стать во главе всего племени. Так, около 900 года Оттон из рода Людольфингов, в одной из грамот Конрада I названный по-латыни «dux» («герцог»), не встретив ничьих возражений, возглавил саксонское племя, после того как его предки уже проявили себя в борьбе с норманнами и славянами. Примерно в то же время маркграф Лиутпольд в Баварии объединил силы своего племени против венгров. Когда он пал под Пресбургом в 907 году, его место сразу же занял сын Арнульф. Сам он называл себя «dux Baioariorum». Как Лиутпольдингу в Баварии, так и Людольфингу в Саксонии статус маркграфа дал возможность принять на себя герцогские функции и руководство племенем. Таким образом возникает предмет нашего рассмотрения — так называемое племенное герцогство{1}.

Тот же процесс, хотя и несколько иначе, происходит во Франконии, о чем свидетельствует история большинства фамилий старой имперской аристократии, переживших в то время жесточайшие междоусобицы и понесших громадные потери. В результате около 900 года руководящую роль продолжали оспаривать лишь два семейства — Конрадины, владевшие землями в Гессене, Восточной Франконии и на среднем Рейне, и Бабенберги, обосновавшиеся на верхнем Майне. Когда Конрадинам при поддержке королевской власти удалось свергнуть своих противников Бабенбергов (906 год), они завоевали и руководство племенем. Однако их власть, по-видимому, еще не распространялась на всю область расселения соплеменников, и вопрос о том, можно ли применительно к Франконии вообще говорить о племенном герцогстве как таковом, остается спорным. Так или иначе, согласно современным источникам, глава Конрадинов Конрад, называемый «dux» (и ставший впоследствии королем), представлял франков в той же степени, как Оттон и Арнульф, соответственно, представляли саксов и баварцев.

В Швабии, напротив, ко времени кончины Людовика Дитя еще не было подобной репрезентативной фигуры. Причиной послужило то, что здесь помимо двух фамилий — рода Хунфридингов и семейства пфальцграфа Эрхангера — боролись за власть еще и крупные духовные владетели. Епископ Констанца и аббаты Санкт-Галлена и Рейхенау, которые были особенно тесно связаны с каролингской короной, вмешались в борьбу, чтобы защитить позиции королевской власти от притязаний возвысившихся соперников-аристократов. Таким образом, здесь дело еще не было решено, однако и швабы в ходе этой борьбы уже вступили на тот путь, который должен был привести к созданию племенного герцогства.

Итак, когда в 911 году умер Людовик Дитя, ситуация оставалась в высшей степени неопределенной. С его смертью угасла восточнофранкская линия Каролингов, установилась новая внутриплеменная власть, а внешняя угроза сохранялась во всей своей остроте. Восточно-франкская держава пребывала на перепутье.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XXIII На пороге XIII века Русь рассыпалась на многочисленные уделы

Из книги История Российского государства в стихах автора Куковякин Юрий Алексеевич

Глава XXIII На пороге XIII века Русь рассыпалась на многочисленные уделы За Александром вскоре ушел и князь Андрей. Князь Ярослав их клана занял престол скорей. Признав своим, новгородчане прислали князю уговор, Где все условия назвали (его правленья — договор.) Князь дал


Глава четвертая. Опасности на войне

Из книги О войне автора Клаузевиц Карл фон

Глава четвертая. Опасности на войне Люди, не испытавшие опасностей войны, представляют себе ее скорее привлекательной, чем отталкивающей. В пылу воодушевления стремительно ринуться на врага - кто тогда считает пули и сраженных ими; зажмурив на несколько мгновений глаза,


Глава V. Призыв «Отечество в опасности!»

Из книги Россия в войне 1941-1945 автора Верт Александр

Глава V. Призыв «Отечество в опасности!» Многие на Западе склонны рассматривать все, что печаталось в СССР во время войны, «только как пропаганду», и что истинную правду можно найти только в нынешних, послевоенных исторических трудах. Для тех, кто, как я сам, жил в то время в


Глава 5. На пороге XX века

Из книги Утерянные земли России. От Петра I до Гражданской войны [с иллюстрациями] автора Широкорад Александр Борисович

Глава 5. На пороге XX века В конце XIX — начале XX в. привисленские губернии, как, впрочем, и большинство других районов империи, охватил невиданный экономический подъем. К 1 января 1914 г. в девяти привисленских губерниях проживало 12,24 млн. человек, то есть 6,9 % населения


Перемены последнего века Республики

Из книги Повседневная жизнь женщины в Древнем Риме автора Гуревич Даниэль

Перемены последнего века Республики В ходе республиканской эпохи распространение римского владычества на все Средиземноморье расширило также и умственный кругозор. Уже во II в. до н. э. Катон тщетно боролся с растущим влиянием эллинизма и старался поддерживать


Глава 8. ОПАСНОСТИ ПЛАНЕТАРНОЙ АМНЕЗИИ

Из книги Запрещенная история автора Кеньон Дуглас

Глава 8. ОПАСНОСТИ ПЛАНЕТАРНОЙ АМНЕЗИИ По мере увеличения количества свидетельств о древнем катаклизме, пересматривается наследие отвергнутого генияОдно время Иммануэль Великовски был известным и уважаемым ученым мирового класса. После занятий в Эдинбурге, в Москве, в


4.1. Мир на пороге ХХ века.

Из книги Заговор против мира. Кто развязал Первую мировую войну автора Брюханов Владимир Андреевич

4.1. Мир на пороге ХХ века. Девяностые годы XIX века стали переломным моментом в истории всего человечества[278].К этому времени практически закончилась колониальная экспансия европейских народов, продолжавшаяся в течение предшествовавших четырех столетий – это было


Глава 21. На пороге XX века

Из книги История России с начала XVIII до конца XIX века автора Боханов Александр Николаевич

Глава 21. На пороге XX века § 1. Русская деревня в конце XIX в В пореформенной русской деревне происходил быстрый прирост населения. Причин было несколько. Появление земской медицины, внедрение в быт элементарных правил гигиены резко сократили детскую смертность. Выросла и


Глава 5. НА ПОРОГЕ XX ВЕКА

Из книги Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. автора Логинов Владлен Терентьевич

Глава 5. НА ПОРОГЕ XX ВЕКА


Проблема. Август – не монарх. Восстановление республики, 28—27 гг. до н. э. Ценз, 28 г. до н. э. Иной взгляд на сенат, 29 г. до н. э. Перемены, 27 г. до н. э. Дальнейшие перемены, 23 г. до н. э.

Из книги Август. Первый император Рима [litres] автора Бейкер Джордж

Проблема. Август – не монарх. Восстановление республики, 28—27 гг. до н. э. Ценз, 28 г. до н. э. Иной взгляд на сенат, 29 г. до н. э. Перемены, 27 г. до н. э. Дальнейшие перемены, 23 г. до н. э. Августу необходимо было обеспечить стабильность. Но как поступить, чтобы защитить весь


Глава 12 Опасности и удовольствия

Из книги В поисках христиан и пряностей автора Клифф Найджел

Глава 12 Опасности и удовольствия Солнце садится на Малабарском берегу огромным огненным шаром, величественно погружающимся в Индийский океан. Небо одевается оранжевыми и лимонными, кремовыми и голубыми сполохами. Закатные лучи ложатся и на кучевые облака над морем,


1. На пороге атомного века

Из книги А-бомба автора Иойрыш Абрам Исаакович

1. На пороге атомного века Человеку еще не удалось увидеть атомы: размеры их слишком ничтожны. Даже самые мощные микроскопы пока не могут помочь. Но ученые, развивая теорию и проверяя ее долголетними кропотливыми экспериментами, сумели многое узнать о мире атомов. Однако


Глава 27. На пороге XX века

Из книги Китай. История страны автора Крюгер Рейн

Глава 27. На пороге XX века Император Вэнь-цзун умер в 1861 году, не успев вернуться в столицу, из которой он бежал после того, как англо-французские войска взяли Тяньцзинь. Наследником стал его единственный сын, пятилетний мальчик, который взошел на трон под именем Тун-чжи.