II Неурожаи и голод на всем севере Германии, в IV столетии

II

Неурожаи и голод на всем севере Германии, в IV столетии

Выход из Великой (Северской) Руси [144] части народа, на поиск новых поселений.

Повсеместные неурожаи, продолжавшиеся несколько лет в Лидии, были причиною выселения части народа, по жребию, на поиск новых земель. Под предводительством царскаго сына (T???????)[145], переселенцы прибыли на кораблях к берегам Италии.

Владетели Лидии принадлежали к роду Ираклидов,[146] происходившему oт божества войны и победы, т. е. по Сербскому наречию к роду ?уровскому, или Юрьевскому. На новоселье, удел Лидян в Италии и получил название Туринскаго.

В Италии, в областях Савин или Савлиан (Savini, Sabelli) настали также голодныя времена, и народ, потому же исконному своему обычаю, принужден был в годовой народный снем, в празднество Vera sacra (зеленые сватки, Гурьев день), решить по жребию выселение молодаго поколения туда, куда Бог, приведет. Тут также предводителем выселеленцев был Тур — родоначальный ми? посвященных богу побед, или витяжству.

В IV-м столетии, около 365–370 года по Р. X., подобное же бедствие повсеместнаго неурожая постигло север Германии. В Ситуне — (Situna, Sigluna) собравшийся народ на сбор[147] также принес богам в очистительную жертву быков или туров. Это не помогло. На второй год, подобно как некогда и в Kиеве «реша старцы и бояре: мечем жребий на отроки и на девици», принесли людскую жертву из молодаго поколения. Но боги не умилостивились. Очищены жертвой животныя, очищен народ, а гнев богов продолжается. Жрецы и старейшины решили, что черед следует бросать жребий на княжеский род, и — жребий пал на самого князя Домальда.[148] И принесли в жертву гневным богам князя гонителя Готов.

В это-то самое время, по словам Проспера Аквитанскаго, выступили Лонгобарды из отдаленных пределов Германии, от прибрежий океана и из Скандинавии, добывать новых земель, под предводительством Ивора и Иано (Iborejus et Ajonus).

Павел Варнефрид также пишет, что неурожаи и голод вынудили Лонгобардов, живших в Вандалии, решить по жребию, которой трети способных носить оружие придется оставить свои земли и добывать новыя.

Не излишним считаем напомнить здесь объясненное уже нами существенное значение прозвища Longobardi,[149] которое принадлежало войску, занимавшему пограничный Луг, или по древнему произношению Л г, называвшийся по городу, станице, или вечу Брдо (Bardovicus, Bardorum vicus), на левой стороне Эльбы.[150]Луг тянулся и по правой стороне Эльбы и по названиям станиц были Луги, Леси, или Лугане: Дечанские (????? ???????), Гоманские или Уманские (????? ?? ??????), Боровские (????? ?? ?????) и пp.[151]

????? ??????????, т. е. Славяне Лго-Бардские,[152] как, пограничное войско, составляли без всякого сомнения чередные полки, выходившие на стражу в Брдо (борт, граница) из всех прочих станиц Великаго Луга; но, со времени побед Германика, Луг Бардоский отошел к Риму, и образовал из себя замирных, Римских Longobardi, вольное войско, известное в, последствии под названием Франков (Hranican).

С самаго переселения Готов из Дации на север, и именно со 2-го столетия, вообще Славяне были прозваны ими Вендами,[153] а соседняя им набережная Wendland, WendIan,[154] откуда образовалась Вандалия.[155] Таким образом и Лугане Бардовские или Лонгобарды прозвались вместо Славян Vinili, а Бургунды — Vindili.

Последуем теперь за обреченными на выселение и отправившимися на восток Луганами или Лугарями, под предводительством Главарей, воевод, или князей Ивора и Иaнa.

Варнефрид, дьяк последняго воеводы Ломбардского Дезидерия,[156] вместе с ним был взят в плен Карлом великим; но он умел заслужить и пользоваться благосклонностью победителя. Вероятно при Дворе Карла он и писал Историю Лонгобардов. Но обычаю того времени вести происхождение всех народов с оконечностей севера, из Скандинавии, Варнефрид приводит, оттуда и Лонгобардов в Вандалию. Отсюда, как уже мы упомянули, неурожаи и голод вынуждает часть народа отправиться на поиск новых земель для поселения.

У древних Руссов все совершалось по увечанью матери родной земли; у Лонгобардов выход воевод Ивора и Иана также решила родная их мать Gambara[157].

Выступив из Вандальской области Scoringa (? — вопрос автора), они пришли в страну Mauringa. По Географу Равенскому страна на восток за Эльбой называлась некогда Maurungani. По нашему мнению под этими названиями следует полагать Поморскую землю.

Здесь они должны были добывать право поселения оружием; но чтоб избежать кровопролития, то, по обычаю, решили с владетелями земли бой единоборством, как водилось на Руси: «не оружьем ся биeвe, но борьбою.»

По Варнефриду, Лугане, Лугари, или Лонгобарды, остались победителями, но не остались в Maurunga; а пошли в Golande т. е. по всему веpoятию в Галиндию, которая, без сомнения, и выговорена была в условиях боя. В Галиндии они занимали города или области Anthabel, или Anthaib, Banthaib и Vurginthaib. Трудно уже объяснить эти названия; но Barlhen, Barthonia, напоминает Бpdo, Bardungau; Vurginthaib — Phrugundiones; а Бракибор, Angerburg, как будто переселяются сюда вместе с ними, с Рейна и Эльбы.

На этой стоянке, два воеводства сводились в одно княжение. Князем был избран, Агельмонд,[158] сын Айяна или Иана, из рода Gungine (вер. Gurgine), считавшагося знаменитейшим по происхождению.[159]

Дальнейший поход к Дону, Лугари продолжают под предводительством Агельмонда и Ламича (Lamisso).[160]

Следуя, разумеется путем-дорогой, они пришли к одной реке, чрез которую надо было переправляться. Но тут жили Амазонки и переправа была в их руках. Без бою не обошлось. Ламич вступает в единоборство с главной и храбрейшей из Амазонок, вплавь, посреди реки. Условием победы — перевоз чрез реку; а без сомнения, и право селиться на землях Амазонских. Ламич побеждает, переправляется с своими полками чрез реку, и занимает земли за рекой.

Тут несколько времени Лугари жили безпечно; воевать было не с кем; от нечего делать они забавяллись как предки, описываемые Тацитом, азартной игрой в шашки или в кости.[161] Но в одну ночь внезапно напали на них Булгары, убили их князя Агельмонда и похитили его дочь.

Ламич однакоже отмстил Булгарам за смерть князя, преследовал их и разбил. Победа доставила Лугарям богатую добычу.

После Ламича княжил Люто (Lethus), потом Хлюдович (Childeoc); а потом Годович или Тодеч (Godeoc); но здесь у Варнефрида начинается смешение Лонгобардов, отправившихся за Днепр, с Лонгобардами, оставшимися на месте в Бардовской области.[162] Для нас важно только предание и переход части Лугaнcкагo войска от Рейна к Дону.

Еще Страбон упоминает о переселении перед его временем (след. в исходе 1-го века, до Р.X. т. е. после побед Цесаря в Галлии), за Эльбу, Евмондоров (?????????: — Hermunduri) и Ланкосаргов (???????????), вероятно Лугарей Козар.

Новоселье Hermunduri, т. е. Хорватов,[163] поясняется Карпатскими Белыми Хорватами, вышедшими без сомнения из Белгии (древней Бело-Руссии), которых Иорнанд и называет по Гальской форме Hermunduri, Ланкосарги же Страбона, определяют время перваго передвижения Луга от Рейна за Эльбу, и соответствуют Лугарям (Ligii, Ligiones) Лужицкой области.

Что же касается до описываемаго Варнефридом выхода Бардовских Лугарей в IV столетии, и поселении между Амазонками и Булгарами, то оно дает возможность определить новую их Украйну, обнявшую при Аттиле и всю Ungarn.

При описании стран занимаемых Славянами и Скифами, Иорнанд помещает Булгар за воинственными Козарами (Agazziri, Chazares).[164] «За ними (за Козарами) простираются по Черному морю поселения Булгар, которые за грехи наши соделались столь известными. Здесь, — продолжает Иopнaнд, — некогда возникали могущественныя племена Гуннов, как густая трава, чтоб в два пpиeмa подавить всех народов.»

В числе этих Гуннов, особенно замечательны Hunnugari, которые вели торговлю мехами с Херсоном.

Так называемые Лонгобарды, или по просторечию Лугaнe, Лугари, ocновавшиe за-Днепровский великий Луг, должны были следовать в соседство Булгар по существовавшему пути от Запада Европы к Тавриде. Они, как мы видели, пришли к переправе, и следовательно к переправе чрез Днепр. Но здесь остановили их Амазонки. Преданию об Амазонках не верит и сам Варнефрид; однако же говорит, что он слышал, будтобы на оконечности Германии сущеcтвует какая-то страна жен.

Действительно, по Готским сведениям, существовали Кuеnland и Konugard, т. е. страна жен, и град, область жен; но в последствии объяснилось, что Готское толкование по смыслу Копа, Quena — жена не идет ни к селу ни к городу, и что Кuenland и Konugard, не значит страна иград жен, а страна и град народа называемаго Киепе, Chuene, Кипае. Это название показалось и неприлично и неправильно; следовало его заменить посредством Hunni, Hunuland, Hunugard, тем более, что у Птоломея, на указанном Иорнандом месте населения Гуннов, живут по левому берегу Днепра ?????? по правому ????????.

После этого Амазонкам следовало совсем изчезнуть, тем более что по Atla-quipa все Huna-Skialdmeyar, или Гунския щитоносныя девы, сгорели с дворцом Аттилы; ????????; и изчезли, оставив свою Гуннскую родную страну, Птоломеевским Амадокам (’???????), которые без сомнения были с родни перевощикам (’???????)[165], и заменяли собой Геродотовских ’????????.

В описании Сарматии у Птоломея Атадоса, на том самом месте где, был Kиeв-перевоз. Тут же и ??????,[166] и Наmаxobii и Roxani и даже Ясичи (Jaziges); недостает только Козар; но во время Птоломея Casuari, Chasuarii или Caziri, жили еще при реке Amasia, там, где был Луг Бардовский, откуда откочевали за Днепр Лонгобарды, о которых вероятно и упоминает Иорнанд под названием Bardores (гл. liii) в числе Украинских, народов, оставшихся во власти Данко (Dinzeo) сына Аттилы.[167]

Данный текст является ознакомительным фрагментом.