Потомок Мономаха. Граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов (1788–1863)

Потомок Мономаха. Граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов (1788–1863)

В восточной части Ленинских гор, на высоком правом берегу Москвы-реки уже более двух веков стоит дворец, на который с завистью заглядываются горожане и их гости: вот где пожить бы — вся Москва на ладони. Но сотрудники Института химической физики не хотят лишаться рабочего места чуть ли не в самом центре города и стойко переносят неудобства старинного особняка во время своих ультрасовременных опытов.

А еще каких-то полтора века назад вокруг Мамоновой дачи, как называли эту дворянскую усадьбу москвичи, шумел вековой лес, редких грибников и любителей дальних загородных прогулок сковывал суеверный страх возле чугунной решетки с желтой ржавчиной и зеленым бархатом мохового нароста, за которой в глубине роскошного сада сверкал загадочный двухэтажный дом с террасами и высоким бельведером. Здесь долгие годы в полудобровольном заточении жил сын графа Александра Дмитриева-Мамонова, двенадцатого фаворита Екатерины II, посмевшего прийти в уныние от прелестей своей шестидесятилетней царствующей любовницы и предпочесть ей молодую княжну Щербатову, за что и был милостиво спроважен в Москву.

В белокаменном, живущем на крестьянский лад городе опальный фаворит, привыкший к фейерверкам, блеску двора и тонкой лести, загрустил и вскорости следом за молодой женой сошел в могилу, оставив сыну, по слухам, миллионное состояние.

Молодой граф Матвей, опять же по слухам, быстро спятил от своего несметного богатства, начал постреливать из пистолета в казенные фраки чиновников и приказал дворовым почитать себя за русского царя.

В Петербурге знали за Москвой грешок выставлять кого ни попадя воскресшими русскими царями и цесаревичами, бесчисленными Дмитриями, Алексеями, Петрами, Иоаннами, Павлами, в то время как было доподлинно известно, что они в свое время были задушены, заколоты, запытаны. И вот дорвавшийся до высшей власти казнелюбивый Николай I в злопамятном 1826 году поспешил объявить графа Матвея Дмитриева-Мамонова рехнувшимся.

Петр Чаадаев, прозванный «басманным» философом по улице, на которой жил, тоже был объявлен сумасшедшим, опубликовав дерзкую статью в «Телескопе». Но москвичи продолжали встречать его в своих гостиных, в театре, модных магазинах, а потому втихомолку посмеивались над петербургскими враками. Но Мамонова тайна леденила душу — затворник граф нигде не показывался, его помнили лишь московские старожилы, заставшие начало французской кампании 1812 года.

В тот грозный час москвичи вдруг остро ощутили, что у них есть Отечество, которое должно защищать, и из ленивых обывателей вдруг превратились в горячих патриотов. Купцы пожертвовали на войско несколько миллионов рублей, дворяне вступили в ополчение, дамы научились щипать корпию и перевязывать раненых. Тогда-то молодой граф Дмитриев-Мамонов одел, вооружил и посадил на коней тысячу своих крепостных крестьян и вместе с ними отличился в сражениях при Тарутине и Малоярославце.

Но кончились трудные для России дни, император Александр I пожинал лавры освободителя, гарцуя в покоренных городах Европы, любовь к Отечеству и воинскую смекалку вновь оттеснили собачья преданность начальству и куриные мозги. Граф Матвей — потомок Владимира Мономаха, крестник горбатого крестьянина-зеленщика, воспитанник иезуитского колледжа, обер-прокурор шестого департамента Сената, генерал-майор, масон, основатель «Ордена русских рыцарей», богач, умница, красавец, обладающий чудовищной физической силой, — в конце концов подал в отставку и уединился в своем подмосковном имении в Дубровицах.

Вскоре одни стали замечать, другие пересказывать, третьи доносить, что граф без счету раздает деньги, «желая, — как он выражался, — помочь людям не временно, а возобновлять их жизнь, делая из несчастных счастливцев». После обеда он частенько бранится со своими далекими, все продвигающимися в чинах врагами (бывшими друзьями), в бессильной злобе пишет указы, чтобы одних из них наказали кнутом, других отправили в Сибирь, и бросает грозные повеления за окно. По вечерам сочиняет проекты преобразования России и заодно планы укрепления своего замка в Дубровицах.

На все эти отклонения от норм высшего света смотрели, конечно, как на чудачества миллионера, а вот то, что граф никогда не бывает в обществе, а значит, не танцует, не делится своими мыслями с московским дворянством и не выражает любви и признательности царствующему дому и прочему начальству, вызывало чувство зависти, обиды и оскорбленного достоинства, а как следствие — сомнения в благонадежности.

Поводом убедиться в приверженности графа Матвея крамоле послужила жалоба московского генерал-губернатора князя Голицына, что его адъютанта, привезшего строгое начальственное наставление дубровицкому затворнику, выгнали из усадьбы, приказав передать своему начальнику, что Дмитриев-Мамонов не прощает грубостей, даже если они изложены на бумаге, и готов встретить худородного князя как дворянин дворянина — шпагой или пистолетом.

Подобное поведение решили счесть за буйное помешательство и с помощью отряда жандармов доставили дерзкого отпрыска Мономахова рода в Московский сумасшедший дом. Здесь его стали лечить: лили на голову ледяную воду, держали круглыми сутками связанным, усердно кормили лекарствами. В конце концов вполне компетентная комиссия смогла признать графа помешанным «от самолюбия и славолюбия» и учредить опеку над его капиталами. Самого же миллионера втихомолку упрятали на Воробьевы горы, в специально купленный по этому случаю у князя Юсупова загородный дом. С тех пор москвичи засудачили о Мамоновой даче и наводящем на город страх и тайну ее безумном обитателе.

Но если бы словоохотливые москвичи, послужившие прототипами Грибоедову в его запрещенной комедии «Горе от ума», заглянули за таинственную чугунную решетку в прогулочный час, то увидели бы в глубине сада красивого старца с белой бородой, в бархатном халате на беличьем меху и в черной тафтяной шапочке, которую обыкновенно носят римские папы в домашнем быту. Его со всех сторон обступали дети дворовых, и для каждого ребенка он находил ласковое слово. Бездомные собаки с хозяйской невозмутимостью бродили поблизости, ожидая подачек доброго господина.

Любимый графский шут в генеральском мундире с Андреевской лентой и до блеска начищенными орденами, восемь лакеев в синих фраках с металлическими пуговицами, на которых был изображен мамоновский герб, да и прочая челядь замечали кой-какие странности за своим повелителем (отличия от прочих господ): он никогда не молился, кормил дворню теми деликатесами, которые готовил ему один из лучших московских поваров, целыми днями просиживал за рабочим столом и все писал, писал, писал…

Многие черты легендарной личности Матвея Дмитриева-Мамонова, каким он был до затворничества, послужили Льву Толстому источником для образа Пьера Безухова.

Когда же старцу, пережившему двух братьев-императоров, предложили снять с него опеку и пообещали вновь объявить его нормальным гражданином, он отказался, заявив, что привык уже быть не в своем уме.

Скончался единственный сын предпоследнего фаворита Екатерины II тихо — вздохнул и, сказав: «Вот и умираю. Что ж, я довольно пожил!», — отправился вслед за отцом в фамильную усыпальницу в Донском монастыре.

Но еще долгое время Мамонова дача смущала москвичей своей красотой и безмолвием, порождала легенды и апокрифы о своем больном душою владельце, унесшем в могилу какую-то странную Мамонову тайну.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Фаворит Александр Дмитриев-Мамонов. Путешествие в Тавриду

Из книги Тайны дома Романовых автора Балязин Вольдемар Николаевич

Фаворит Александр Дмитриев-Мамонов. Путешествие в Тавриду Преемником Ермолова на стезе фаворитизма стал двадцативосьмилетний капитан гвардии Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов – дальний родственник Потемкина. Благодаря последнему обстоятельству, Дмитриев-Мамонов


Глава 8 Граф умер. Да здравствует граф!

Из книги Нераскрытая тайна Сен-Жермена автора Володарская Ольга

Глава 8 Граф умер. Да здравствует граф! Что вы ищете живого между мертвыми? Евангелие от Луки, XXIV:5 Есть запись в церковной книге о смерти и похоронах Сен-Жермена в городе Эккернфёрде 27 февраля 1784 года, в период отъезда ландграфа Гессенского, «доброжелательного немецкого


Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758–1803)

Из книги Фавориты Екатерины Великой автора Соротокина Нина Матвеевна

Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758–1803) Этот фаворит от всех прочих отличается тем, что сам по доброй воле бросил сомнительную дворцовую должность, «сделал глупость», по словам Потёмкина. Виной тому была любовь, но не только. При Мамонове Екатерина встретила своё


ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ (1725—1796) Граф, генерал-фельдмаршал.

Из книги 100 великих аристократов автора Лубченков Юрий Николаевич

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ (1725—1796) Граф, генерал-фельдмаршал. По справке Разрядного приказа, родоначальником рода Румянцевых является Василий Румянец. Он стал известен благодаря помощи великому князю московскому Василию, сыну Дмитрия Донского, при


Фаворит Александр Дмитриев-Мамонов. Путешествие в Тавриду

Из книги Романовы. Семейные тайны русских императоров автора Балязин Вольдемар Николаевич

Фаворит Александр Дмитриев-Мамонов. Путешествие в Тавриду Преемником Ермолова на стезе фаворитизма стал двадцативосьмилетний капитан гвардии Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов — дальний родственник Потемкина. Благодаря последнему обстоятельству, Дмитриев-Мамонов


Дмитриев Радко (Радко Русков Дмитриев)

Из книги Полководцы Первой Мировой [Русская армия в лицах] автора Рунов Валентин Александрович

Дмитриев Радко (Радко Русков Дмитриев) Родился 24 сентября 1859 года в Болгарии. Образование получил в гимназии. В 1876 году участвовал в национально-освободительном движении, а во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов был зачислен в состав лейб-гвардии Уланского полка


Фаворит Александр Дмитриев-Мамонов. Путешествие в Тавриду

Из книги Екатерина Великая и ее семейство автора Балязин Вольдемар Николаевич

Фаворит Александр Дмитриев-Мамонов. Путешествие в Тавриду Преемником Ермолова на стезе фаворитизма стал двадцативосьмилетний капитан гвардии Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов – дальний родственник Потемкина. Благодаря последнему обстоятельству, Дмитриев-Мамонов


137. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ (в иночестве Матвей), князь тверской-микулинский

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

137. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ (в иночестве Матвей), князь тверской-микулинский сын Александра Михайловича, князя тверского и великого князя владимирского, от брака с Анастасией, дочерью неизвестного отца (см. 15).Родился в Пскове в 1333 г.; привезен из Твери в Новгород учиться


Михаил Александрович (инок Матвей)

Из книги Московская Русь: от Средневековья к Новому времени автора Беляев Леонид Андреевич

Михаил Александрович (инок Матвей) Михаил Александрович (инок Матвей) — великий князь тверской (род. 1333 г.), деятельность которого проходила в упорной борьбе с московским великим князем Дмитрием Ивановичем Донским. После десятилетий усобицы внутри Тверского княжества


Александр Мамонов

Из книги Екатерина II без ретуши автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Александр Мамонов Из книги «Русские избранники» Георга Адольфа Вильгельма фон Гельбига:Как все до сих пор адъютанты императрицы избирались князем Потемкиным, так и Мамонов был им представлен императрице на другой день после отъезда Ермолова. Известно, что он послал


1.1.7. Тяжела ли «шапка Мономаха»? (государственная деятельность Владимира II Мономаха)

Из книги Российская история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович

1.1.7. Тяжела ли «шапка Мономаха»? (государственная деятельность Владимира II Мономаха) Наиболее известны читающей публике такие персонажи, как Иван Грозный, Петр Первый, Иосиф Грозный и т. п. Рядовые «труженики престола» в нашей стране привлекают куда меньшее


Александр Матвеевич Дмитрий-Мамонов (1758–1803 гг.)

Из книги Великая Екатерина. Рожденная править автора Соротокина Нина Матвеевна

Александр Матвеевич Дмитрий-Мамонов (1758–1803 гг.) Войны шли своим чередом, а дворец жил своей жизнью. Я хочу рассказать о Дмитриеве-Мамонове, потому что он отличался от всех прочих фаворитов уже тем, что сам по доброй воле бросил сомнительную дворцовую должность, «сделал


Граф Штеффи Полное имя – Стефания Мария Граф (род. в 1969 г.)

Из книги Женщины, изменившие мир автора Скляренко Валентина Марковна

Граф Штеффи Полное имя – Стефания Мария Граф (род. в 1969 г.) Немецкая теннисистка.Обладательница 22 титулов «Большого шлема», продержавшаяся на женском теннисном Олимпе рекордные 378 недель.Список ее побед, несомненно, впечатляет. Три года подряд, с 1987 по 1989 г., она


Граф Готландский и граф Хага

Из книги От варягов до Нобеля [Шведы на берегах Невы] автора Янгфельдт Бенгт

Граф Готландский и граф Хага После осуществленного Густавом III в 1772 г. государственного переворота, который, укрепив королевскую власть в стране, решительно ослабил значительное прежде влияние российского двора на шведскую внутреннюю политику, король искал удобного


ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ ГВАРДИИ ПОЛКОВНИК ПЕТИН (Иван Александрович Петин. 1788–1813)

Из книги Двенадцать поэтов 1812 года автора Шеваров Дмитрий Геннадьевич

ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ ГВАРДИИ ПОЛКОВНИК ПЕТИН (Иван Александрович Петин. 1788–1813) Глава первая Не видишь ли Петина? Вот добрый друг! К. Н. Батюшков — Н. И. Гнедичу, декабрь 1810 г. Первое впечатление. — Родители. — Пансион. — Знакомство с Батюшковым. — Первое ранение. — Поход в


ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ МИНИСТР ДМИТРИЕВ (Иван Иванович Дмитриев. 1760–1837)

Из книги Двенадцать поэтов 1812 года автора Шеваров Дмитрий Геннадьевич

ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ МИНИСТР ДМИТРИЕВ (Иван Иванович Дмитриев. 1760–1837) Глава первая Ошибка переплетчика. — Надпись на книге. — Дорога из Петербурга в Москву. — На пепелище. — Воспоминание о перувьеневом камзольчике. — Горький дым. — Гибель Федора Дмитриева. — Витберг