8. Цицерон в «Истории» Никиты Хониата описан как Алексей Врана

8. Цицерон в «Истории» Никиты Хониата описан как Алексей Врана

Если «античный» римский Цицерон является отражением Иоанна Крестителя, то история Цицерона должна быть представлена также в других текстах, описывающих евангельскую эпоху XII–XIII веков. В частности, в «Истории» Никиты Хониата, где, как мы показали в книге «Царь Славян», подробно говорится о Христе — императоре Андронике Комнине. И действительно, обратившись к книге Хониата, мы находим там яркие параллели с Цицероном. Рассказывая о правлении Исаака Ангела, Никита Хониат много места отводит мятежу Враны. Алексей Врана «по совету своих многочисленных и могущественных соумышленников… надел красные сандалии… и в заключение, быв уже провозглашён императором от всего войска, двинулся на столицу» [142], с. 25–26.

Далее Хониат на многих страницах описывает ДОЛГУЮ БОРЬБУ ИМПЕРАТОРА С ВРАНОЙ. В конце концов Врана был разбит и ЕМУ ОТРУБИЛИ ГОЛОВУ. По этому поводу царь устраивает пир. Хониат пишет: «Принимаясь поэтому за пир, царь велел отворить во дворце все внутренние и наружные двери, чтобы всякий желающий мог войти и взглянуть на него, виновника торжества! Когда пошла жаркая осада БЛЮД и все деятельно повели войну с подававшимися кушаниями, он приказал… В ВИДЕ ДЕСЕРТНОГО УКРАШЕНИЯ ПОДАТЬ ГОЛОВУ ВРАНЫ. Действительно, её принесли… В заключение ЕЁ ПОДНЕСЛИ СУПРУГЕ ВРАНЫ, содержащейся в царских покоях» [142], с. 37–38.

Хониат сообщает, что у Враны была отсечена не только голова, но и нога. Голова и нога Враны «быв воткнуты на древки копий, с торжеством были носимы по площади вместе с головой одного торговца, прозывавшегося Поэтом, которую… приказал отсечь после той блестящей победы и одоления врагов сам царь, не знаю для какой прибыли и ради какого благополучия» [142], с. 37.

Рассказ Хониата, конечно, производит впечатление поздней переработки старого, уже мало понятного самому Хониату текста. Например, Никита Хониат так и не может объяснить — зачем царю понадобилось отрубать голову некоему торговцу по имени Поэт и носить её вместе с головой Враны. Но мы узнаём тут многие, достаточно уникальные черты жизнеописания Цицерона. А также знаменитую евангельскую сцену о голове Иоанна Крестителя, принесённой на блюде на Царский пир и поданной женщине — Иродиаде. Хониат лишь слегка переиначивает евангельские выражения. Вместо «головы на блюде» он говорит о «голове в виде десертного блюда». И так далее. Тем не менее основные моменты, позволяющие сразу узнать евангельский рассказ, сохранены.

Интересно сообщение Хониата о голове Поэта. Действительно, согласно «античной» версии, Цицерон был знаменитым оратором и писателем. Что давало все основания называть его Поэтом. Тем более, что в Древности очень многое писалось в стихах для удобства запоминания. Недаром Библия до сих пор разбивается на стихи. Сейчас мы воспринимаем Библию как прозу. Но на самом деле это — белые стихи. Даже научные труды «античности» писались стихами. Таково, например, одно из первых астрономических сочинений — Поэма Арата. Написана в стихах. Математики XVI века писали в стихах доказательства геометрических теорем (до изобретения современных математических обозначений). В этом смысле любой писатель раньше был «Поэтом». Хониат уже не понимает, при чём тут Поэт. Тем не менее аккуратно отмечает, что голову Поэта носили с головой Враны.

Упоминается также отрубленная нога Враны. Она соответствует отрубленной руке Цицерона. В «античной» римской версии рука Цицерона тоже была выставлена вместе с его головой. Как и у Хониата — голову Враны и его ногу носят по площади.

В заключение обсудим связь между именами: ВРАНА и ЦИЦЕРОН. На первый взгляд между ними мало общего. Но вспомним, что в старом русском языке буква В передавалась как двойное С, перечёркнутое сверху и снизу двумя тонкими горизонтальными чёрточками (см. рис. 1.86). Чёрточки могли стереться, и тогда имя ВРАНА превращается в ССРАНА. То есть в имя ЦИЦЕРОН, поскольку в латинском языке буква С читается как Ц.

Рис. 1.86. Старинная запись русской буквы В в виде двух С, перечёркнутых чёрточками сверху и снизу, могла привести к путанице при переписывании: имя ВРАНА могло превратиться в ЦИЦЕРОН.

Таким образом, у Никиты Хониата в образе Враны объединены яркие черты жизнеописаний как евангельского Иоанна Крестителя, так и «античного» Цицерона. Что, как мы теперь понимаем, скорее всего, объясняется тем, что Цицерон есть отражение Иоанна Крестителя в «античной» римской истории.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >