2.3.6. Складывание системы публикации законодательных актов

2.3.6. Складывание системы публикации законодательных актов

Связь возникновения и развития публикации законодательных актов с системообразующим фактором – изменением соотношения закона и обычая как источников права – вполне очевидна. Справедливо замечание на этот счет М. Ф. Владимирского-Буданова: «Меры публикации усиливаются по степени удаленности от народного сознания о праве…»[260]. Действительно, пока основным источником права был обычай, вряд ли требовались специальные меры для ознакомления подданных с указами.

Публикация законодательного акта как необходимый элемент законодательной процедуры

Порядок публикации вновь принимаемых законодательных актов был установлен именным, объявленным из Сената указом от 16 марта 1714 г. «О обнародовании всех именных указов и сенатских приговоров по государственным генеральным делам». Этим указом не только предусматривалась рассылка указов «в губернии к губернаторам и в приказы к судьям», но и говорилось, что «для всенародного объявления велеть в типографии печатать и продавать всем, дабы были о том сведомы». В Уставе воинском Петра I назывались и другие формы публикации законодательных актов. В 35?м артикуле говорится: «Все указы, которые или в лагерях или в крепостях при трубах, барабанах или при пароле объявятся, имеет каждый необходимо исполнять». Сам же Устав воинский предусматривалось напечатать в количестве тысячи экземпляров, из которых 300 или более на «словенском и немецком языках для иноземцев».

Кстати, в уже упоминавшемся указе из Юстиц-коллегии от 15 октября 1719 г. «О решении дел в Московском надворном суде по Уложению и по новосостоятельным указам, а не по сепаратным, и о донесении о делах, которых судьи сами решить не могут, в государственную Юстиц-коллегию» подчеркивается, что Московский надворный суд в пополнение Уложения должен руководствоваться указами, которые «всенародно напечатаны и повсюду объявлены [выделено мной. – М. Р.]».

Принципиально важным указом от 17 апреля 1722 г. «О хранении прав гражданских…» также закреплялась публикация законодательных актов в качестве необходимого элемента законотворческой процедуры.

Говорилось и о повторной публикации законодательного акта в случае внесения в него исправлений. Например, 22 февраля 1723 г. Петр I издал именной, данный Сенату указ «О перепечатании Табели о рангах по случаю определения вновь классов для генерал-фискала, обер-фискала государственнаго, обер-фискалов и фискалов». В этом указе, кроме требования перепечатать Табель о рангах в связи с некоторыми изменениями в ней, устанавливалась и общая норма: «Таковым же образом все указы надлежит в народ публиковать, ежели которые для какой нужды исправлены будут».

Законодательный акт публиковали и тогда, когда в него вносились дополнения. Например, 2 июня 1758 г. был издан сенатский указ «О публиковании во всенародное известие указов, выдаваемых в пополнение инструкции о размежевании земель». Следует подчеркнуть, что речь шла не просто о публикации указов, изданных в дополнение к инструкции, – они должны были быть приобщены к ней.

К началу 1720?х годов практика публикации актов верховной власти утвердилась настолько, что правительство даже приняло определенные контрмеры, о чем свидетельствует сенатский указ от 5 июля 1721 г. «О присылке в Сенат для апробации из коллегий и канцелярий с состоявшихся указов копий; о непечатании и непубликовании коллегиям и канцеляриям своих приговоров и именных указов без доклада Сенату». Констатировав, что коллегии и канцелярии свои приговоры без апробации Сената «для исполнения и в народ публикования в печать предают», Сенат приговорил: «…ежели когда в коллегиях и канцеляриях какой Его Царского Величества именной указ записан будет, такие для каких ни есть причин по благоизобретению, или партикулярно приговором определится о таких делах, которые во установлении вновь какого дела, или действительную силу имеют в пополонку к регламентам и Уложенью и уставам или к коллежским и прочим инструкциям и указам, утвержденным в Сенате, и вновь о сборах, и по таким состоявшимся в тех коллегиях и канцеляриях указам никаких во всенародное публикование указов не печатать и в губернии и провинции не посылать, а взносить оные для апробации в Сенат, где подпискою всего Сената утверждено и в книгу записано подлинно, и потом печатать и публиковать и исполнять по силе тех указов определено будет, а без того таковых отнюдь в действо не производить…». Таким образом, устанавливается роль Сената как регистратора и публикатора законодательных актов.

Порядок публикации законодательных актов

Как уже отмечалось, указ от 16 марта 1714 г. «Об обнародовании всех именных указов…» предусматривал печатание законодательных актов типографским способом, а Устав воинский признавал и другую форму публикации – публичное чтение. Такой же порядок публикации был предусмотрен в «Инструкции, или Наказе, воеводам», утвержденной в январе 1719 г.: «И понеже простые люди в публикованных указах и уставах, паче же в смертных делах, не весьма все известны, для того воеводе велеть такие уставы и указы по знатным праздникам прихожанам в церквах трижды в году прочитать против указного регламента…».

Упоминавшимся ранее указом от 17 апреля 1722 г. «О хранении прав гражданских…» не только закреплялась публикация законодательных актов в качестве необходимого элемента законодательной процедуры, но и описывался еще один ее вариант: «…по данному образцу в Сенате доски с подножием, на которую оной печатной указ наклеить и всегда во всех местах, начав от Сенату даже до последних судных мест, иметь на столе яко зеркало пред очми судящих. А где такого указа на столе не будет, то за всякую ту преступку сто рублев штрафу в гошпиталь».

Но во всех этих случаях печатание законодательных актов могло быть способом публикации или начальным ее этапом. О необходимости печатать законодательные акты говорилось в именном, объявленном из Сената, указе от 10 февраля 1720 г. «О посылке по губерниям, о сборах печатных, а не письменных указов и о наказании за излишние поборы». Этим указом устанавливался следующий порядок публикации законодательных актов о сборах денег: «…в губернии и в провинции письменных указов не посылать, как прежде сего бывало, а посылать печатные, которые как в городах, так и в уездах в народ публиковать, и по селам разсылать, и отдавать попам; а им в церквах оные указы по вся праздники и воскресные дни для ведома прихожанам читать, чтоб всяк <…> подлинно был сведом». Причем за нарушение этого требования законодателя предусматривалась весьма суровая кара, такая же, как за взимание излишних поборов, – «смертная казнь или вечная ссылка на галеру с наказанием и вырезанием ноздрей и лишением всего имения». Кроме того, законодатель требовал «о тех казнях в указах печатных именно печатать, что так будут наказаны, дабы неведением не отговаривались».

Приведем несколько наиболее ярких примеров описания порядка публикации. О практике публикации дает представление, например, именной, состоявшийся в Сенате указ от 19 февраля 1721 г. «О возвращении на прежняя места беглых крестьян и бобылей», в 13?м пункте которого говорится: «Сей Его Царского Величества указ во всех городах и уездах в дворцовых, патриарших и церковных и в вотчинных селах и деревнях всякого чина людям объявить и выставить о том при всех церквах и во всех знатных местах по торжкам и ярмаркам печатные листы, чтоб сей Его Царского Величества указ всем был ведом, и священникам по вся воскресные дни и господские праздники после литургии для ведома прихожан читать, и, кто при том слушании будет, впредь для ведома записывать, чтоб никто неведением не отговаривался».

Именной указ от 11 мая 1744 г. «О запрещении ввозить и о невывозе за границу золотых и серебряных денег, слитков и посуды…» заканчивается словами: «И сей указ, как в городах, так и в селах, во всех церквах для всенародного известия в воскресные дни и господские праздники читать почасту и прибить при церковных дворах и при городских воротах и при публичных и при торжках, где пристойно, дабы о том был всяк сведом».

В ранее упоминавшемся именном указе от 7 сентября 1744 г. «О мерах для искоренения воров и разбойников…» содержалось требование: «…сей указ в городах и на ярмонках в торговые дни во всенародное известие при барабанном бое, а в церквах священникам в воскресные и праздничные дни по окончании божественные службы во всенародной при том слух, в страх другим, читать неотменно».

Но наиболее любопытна, на наш взгляд, форма публикации, предусмотренная именным указом от 21 мая 1733 г. «О нечинении обид и притеснений ясашным людям, живущим в Якутском ведомстве и в Камчатке». Этот указ был обращен к «всякого народа и звания, домами и юртами живущим и кочующим», что и обусловило специфику его публикации: «И сей Наш Всемилостивейший указ, как в Якутске и Охотске, так и во всех острогах и зимовьях и волостях, вкопав столбы и накрыв малою кровлею, прибить и хранить, чтоб всегда всем был известен, а княжцам или старшинам каждого народа раздать, и сверх того при платеже ясачном толмачам перетолмачивать всем в слух на их языке…».

Особого внимания заслуживает форма публикации, о которой говорится, например, в именном, объявленном из Сената указе «О продолжении курса мелких серебряных денег на два года, о приеме оных в казну во всякие подати и о переделе в крупную монету…» от 23 мая 1744 г.: «…дабы о том всякого чина люди ведали, публиковать во всенародное известие печатными указами».

В некоторых законодательных актах уточнялись отдельные аспекты порядка публикации. Например, сенатский указ от 18 сентября 1732 г. «О публиковании указов в уездах из штабных дворов» возлагал эти обязанности на штабные дворы, а не на воеводские канцелярии, чтобы «для одного дела не было двойных посылок». Иногда описание порядка публикации законодательных актов сопровождалось указанием на их последующую продажу.

Итак, основными формами публикации законодательных актов были чтение в церквях после службы, оглашение в торговых местах, вывешивание отдельными печатными листами. В ряде случаев указывалось лишь, что законодательный акт должен быть напечатан. Рассмотрим регламентацию каждого из этих способов публикации.

Чтение указов в церквях. Чтение в церквях обеспечивало ознакомление с законодательством наибольшего количества подданных. Такая форма публикации была весьма распространенной, хотя ее становление проходило также постепенно. Ведь для чтения указов в церквях следовало иметь достаточное количество отпечатанных экземпляров.

16 октября 1744 г. издается сенатский указ «О посылке из Сената в Синод печатных экземпляров тех указов, которые должны быть читаны по церквам для всенародного известия». Его изданию предшествовало ведение из Святейшего синода, в котором сообщалось, что «для чтения в церквах во всенародное известие печатных указов» было прислано 50 экземпляров указа от 30 мая 1744 г. о невывозе медных пятикопеечников, денежек и полушек из-за границы в Россию и тысяча экземпляров указа от 12 сентября об искоренении воров и разбойников, а что касается указов «токмо для одного ведома, а не для чтения в церквах», то их доставляли «по самому малому числу, что в разсылку в епархии и в ставропигиальные лавры и знатные монастыри и по одному указу на некоторые не достает». Святейший синод сообщает, что «во Всероссийской империи в епархиях и в ставропигиальных лаврах и прочих монастырях соборных, приходских и ружных церквей всего имеется 18 688», и требует, чтобы указы присылали по их числу. Сенат принял решение: «…впредь ежели каковые указы для чтения в церквах воспоследуют, оных в Святейший синод сообщать по тому церквей числу, а кои не для в церквах чтения, но для ведения, тех по пятидесяти».

Снова к этому вопросу законодатель обратился в 1772 г. 17 февраля издается сенатский указ «Об отсылке из Сената в Синод следующих к чтению в церквах манифестов и указов», подтверждающий закрепленное в указе от 16 октября 1744 г. решение: «…как манифесты и указы, кои подлежательны были к чтению в церквах, посылаемы были и прежде в Святейший синод по числу церквей прямо из Сената, то и ныне таковые манифесты, указы или объявлении, следующие к чтению в цервах, из Сената в Святейший синод посылать».

Публикация печатными листами. Такая форма публикации была, по-видимому, достаточно распространена. Уже Устав воинский Петра I предусматривал даже наказание за порчу или повреждение таких листов с указами. В 203?м артикуле говорится: «Ежели кто явно прибитые указы повеления нарочно и нагло раздерет, отбросит или вычернит, оный посланием на каторгу с жестоким наказанием или смертию, а ожели небрежением каким, то денежным штрафом, тюрьмою, шпицрутеном и прочим по великости преступления наказан быть имеет». Точно такая же норма содержалась и в параграфе 138 Устава морского 1720 г.

Начиная со второй половины XVIII в. печатной форме публикации отдается предпочтение. В сенатском указе от 13 августа 1758 г. «О посылке указов печатных, а не письменных, об усмирении крестьян и о приписке их для работ к заводам, и о предписании посылаемым для сего командирам, чтоб они, не чиня никаких самопроизвольных наказаний и притеснений крестьянам, немедленно доносили, когда исполнению порученной им комиссии что-либо препятствовать будет» содержится ссылка на утверждение генерал-фельдцейхмейстера сенатора графа П. И. Шувалова, что «недоверенность поселян о посылаемых к ним не токмо из государственных коллегий, но из самаго Сената письменных указах о послушании помещикам или о наряде к казенным работам бедственные случаи производит». П. И. Шувалов приводил два примера неповиновения крестьян письменным указам и предлагал: «…а дело по себе сколь великой есть важности, столь малого учреждения, т. е. вместо письменнаго указу печатнаго указа <…> требует». В результате Сенат решил по делам такого рода посылать только печатные указы.

А указ от 17 марта 1764 г. «О признании публикуемых указов действительными, когда они будут печатные» вводил обязательность печатной формы распространения всех законодательных актов. В нем подтверждался сложившийся порядок публикации законодательных актов «печатными на публичных местах прибиваемыми и в Церквах прочитываемыми листами». Издание этого указа, хотя и отражало уже наметившуюся тенденцию, было, по-видимому, вызвано распространением после прихода к власти Екатерины II подложных указов. Это предположение подтверждается и тем, что в сенатском указе от 19 октября 1773 г. «О имении веры по делам, касающимся до общенародного сведения и до государственных во всей империи узаконений, одним только печатным указам» содержится ссылка на указ 1764 г. и говорится о причинах его издания: «…в разных случаях примечено, что простой народ по уездам, а особливо ныне с некоторого времени по монастырским волостям не редко обманываем бывал списками ложных от имени Ея Императорскаго Величества и от Сената указов, каковые вымышляются и составляются единственно от злых людей для приведения онаго в неизвестность и смущение».

Примечательно, что особо упоминаются монастырские волости: это связано с волнениями монастырских крестьян в начале правления Екатерины II из-за надежд, порожденных секуляризаторскими проектами Петра III. В целях борьбы с такими подложными указами императрица повелела Сенату «обнародовать обыкновенным образом печатными, на публичных местах прибиваемыми и в церквах прочитываемыми листами во всех провинциях империи Ея Императорскаго Величества, что отныне никакие указы и манифесты для всенародного сведения и исполнения от имени Ея Императорскаго Величества собственно или от Сената издаваемые не должны быть признаваемы действительные, кроме печатных».

Вновь к этому вопросу законодатель обратился в 1773 г., в период восстания под предводительством Пугачева. Указ от 19 октября 1773 г. начинается формулой «объявляется всенародно», свойственной актам, которые предназначались для широкой публикации. Любопытно, что причины, обусловившие необходимость издания указа от 19 октября 1773 г., прямо противоположны причинам, породившим вышеупомянутый указ от 13 августа 1758 г.: если первый был вызван недоверием крестьян к письменным указам, то в указе 1773 г. содержится ссылка на указ от 14 марта 1764 г. и говорится о том, что крестьяне проявляют излишнюю доверчивость к подложным указам.

Деятельность типографии при Правительствующем сенате

Постепенно печатание законодательных актов сосредоточилось исключительно в типографии при Правительствующем сенате. Отстаивая монопольное право своей типографии на печатание указов, Сенат приводил разные аргументы. 18 ноября 1737 г. был издан сенатский указ «О печатании в сенатской типографии по требованию присутственных мест публичных указов, форм книгам, ведомостям и рапортам, с платежем за каждый печатный лист по 2 копейки». Типография была заинтересована в расширении своей деятельности, поскольку жалованье служителям выплачивалось из собираемых за напечатание указов денег. Указом от 18 ноября 1737 г. Сенат предлагал коллегиям и канцеляриям присылать в сенатскую типографию предназначенные для тиражирования не только указы, но и формуляры делопроизводственных документов (книги, ведомости, рапорты) с тем, чтобы избежать двойной и тройной работы при переписывании документов в канцеляриях.

Содержание сенатской типографии за счет средств, вырученных при продаже опубликованных указов, подтверждалось и резолюцией кабинет-министров на сообщение Сената «О печатании в сенатской типографии указов с 1723 года и о содержании оной из денег, вырученных продажею тех указов» от 11 марта 1738 г. По-видимому, коммерческая деятельность сенатской типографии была весьма успешной, так как в своем сообщении Сенат отмечал, что собираемая типографией сумма «временем бывает праздна».

Когда в 1738 г. академия наук предложила объединить сенатскую типографию с академической, Сенат обосновывал необходимость существования собственной типографии следующим образом: «…при Сенате для всегдашняго печатания и скорейшаго отправления публичных и по многим нарядам указов обойтиться никак невозможно…». Надо заметить, что к этому времени в сенатской типографии печаталось преимущественно текущее законодательство.

10 мая 1773 г. был издан сенатский указ «О печатании указных книг в одной только сенатской типографии», порожденный новой коллизией между сенатской и академической типографиями. Сенат в очередной раз со ссылкой на именной указ от 11 августа 1764 г. требовал: «…в присутственные места подтвердить, чтобы всякие в печать издаваемые на российском языке экземпляры, касающиеся до законов, для напечатания в академию не отсылали, а присылали бы в учрежденную единственно для того при Сенате типографию». И особо отметим приводимое Сенатом обоснование необходимости печатать узаконения именно в сенатской типографии: «…ибо когда бы случилась при печатании узаконений какая погрешность, то за оную академия ответствовать не может; для чего и академии дать знать, дабы она отныне впредь отнюдь как указных книг, так и прочего касающегося до законов не печатала ни вновь, ни вторым тиснением, ибо оное предоставляется сенатской типографии».

Ретроспективная публикация законодательных актов

Кроме текущей публикации в XVIII в. складывалась и ретроспективная публикация законодательных актов, не утративших своей силы. В первую очередь публиковались акты кодифицирующего характера, и среди них Соборное уложение. В начале 1735 г. академия наук обратилась с докладом на высочайшее имя с просьбой разрешить перепечатать для продажи книги указов, аргументируя это тем, что «многие находятся, которые для знания желают прежде печатанных в бывшей Санкт-Петербургской типографии прошлых лет от 1714 по 1725 год публикованным указам книжек, а оныя уже давно в народ изошли и при Санкт-Петербурге в продаже не находятся». Одновременно был подан доклад и о «напечатании вновь прежняго Уложения для всенародного употребления». В этом докладе необходимость новой публикации Уложения объясняется тем, что «многие находятся, которые в Уложении нужду имеют, а онаго нигде ни за какие деньги получить не могут». Эта просьба академии наук была высочайше поддержана.

Проявленную в 1735 г. академией наук инициативу в 1736 г. поддержал Сенат. 18 марта 1736 г. вышел сенатский указ «О немедленном напечатании с 1714 года по 1722 год указов для продажи и о изготовлении собранных указов с 1722 года для разсылки во все судебные места в губернии и в провинции». В указе сообщается, что предусмотренная докладом академии наук публикация законодательных актов с 1714 по 1722 г. осуществлена и изданные книги «во все судебные места разосланы и в продажу употреблены». При этом говорилось, что «с того 1722 года таких указов многих лет не собрано и не напечатано». Но поскольку «в том общая всем нужда, а особливо судьям, по чему они поступать должны…», Сенат дал распоряжение академии наук разобрать и напечатать указы с 1722 г. и «для рассылки во все судебныя места и в губернии и провинции, сколько потребно, внесть в Сенат, а оставшие за отсылкою для всенароднаго известия употребить в продажу».

Вновь к этому вопросу законодатель вернулся в начале 1738 г. В марте Сенат сообщил кабинету министров о выполнении принятых в 1735 и 1736 г. решений: «…с 1714 по 1722 год, прежде напечатанныя книги в 735 году в марте месяце, да из собранных вновь один 1722 год, в 1737 году февраля 25 дня в академию отосланы, из которых минувшего февраля 22 дня взнесено в Сенат токмо одна книга указом 722 года, а о прочих объявлено, что печатается». И в этой же своей записке Сенат просил сосредоточить в его типографии публикацию текущего законодательства, а ретроспективную публикацию оставить при академии наук. Кабинет министров согласился с просьбой Сената, но указал в своей резолюции на сообщение Сената от 11 марта 1738 г., что «надлежит Правительствующему сенату с оною академиею о печатании означенных указов сношение иметь и по общему согласию определение учинить, чтоб оные немедленно были напечатаны и во все судебныя места разосланы и в продажу употреблены, ибо оные для разсуждения происходящих судебных и других дел весьма потребны». И в тот же день последовал указ из кабинета Ея Величества «О скорейшем напечатании в академической типографии указов с 1722 года». В этом указе уточнялось, что если академическая типография не справится с поставленной задачей, то следует печатать указы с 1722 г. при Сенате.

Коллизия между сенатской и академической типографиями была разрешена сенатским указом от 6 мая 1738 г. «О печатании указных книг с 714 по 722 год в академической, а с 723 года в оной же и в сенатской типографиях». В этом указе в очередной раз подчеркивалась необходимость скорейшего разбора и публикации указов за предшествующие годы и отмечалось, что указные книги с 1723 г. должны печататься в академической и сенатской типографиях «одинакою формою и на одинакой же бумаге равными литерами, чтоб в одной против другой отмены не было…».

12 июня 1761 г. последовал сенатский указ «О печатании указов, ежегодно издаваемых, особыми книгами», которым предписывалось «случающиеся впредь публичные и прочие указы <…> для лучшаго собирания и содержания в книги, по прошествии каждаго года печатать так, как и прочия указныя книги напечатаны». Однако из этого не следует, что уже были напечатаны указные книги до 1761 г. Развернувшаяся с середины 1730?х годов ретроспективная публикация законодательных актов продвигалась очень медленно, о чем свидетельствует сенатский указ от 14 февраля 1763 г. «О собирании экспедиции сочинения Уложения подлежащих к вечности узаконений и об отсылке оных в Московский университет и в канцелярию академии наук для напечатания указных книг», в котором говорится, что «с 1714, 725 года генваря по 28 число, а с того числа по 730 год подлежащие к вечности и для всенародного известия указы собраны и в двух книгах напечатаны; а с того времени и поныне таковых указов не собрано и в печать не выдано». Ускорить дело, составив реестр указов, «состоявшихся в вечное узаконение и для всенародного известия» и сняв с них копии, поручалось экспедиции при сочинении Уложения. Затем эти копии следовало отослать в Московский университет и в канцелярию академии наук в Санкт-Петербурге, где их должны были напечатать и «по указной цене употреблять в продажу в народ».

18 сентября 1763 г. был издан сенатский указ «Об отдаче из комиссии сочинения нового Уложения разнообразных по материям указов для напечатания в сенатской типографии», который свидетельствует о небольшой эффективности мер, предусмотренных указом от 14 февраля. Сенат констатировал, что «многие состоявшиеся доныне по разным материям и к вечности подлежащие указы по материям еще не разобраны и не напечатаны, отчего в делах затруднение и остановка происходит», и требовал указы, разобранные уже комиссией для сочинения нового Уложения, передать для напечатания в сенатскую типографию.

Таким образом, с 1763 г., после прихода к власти Екатерины II, работа по собиранию и публикации узаконений активизировалась. Во многом это связано с началом нового этапа кодификационной работы. В первую очередь была предпринята публикация узаконений с начала нового правления. В сенатском указе от 3 ноября 1763 г. «О собирании узаконений по полугоду для печатания особыми книгами и о рассылке оных во все присутственные места» говорилось, что узаконения за период с 28 июня 1762 г. (т. е. со времени вступления на престол Екатерины II) по 1763 г. напечатаны типографией Московского университета отельной книгой, и предписывалось разослать эти книги в присутственные места, в губернские и провинциальные канцелярии, в Синод и т. д. Для этого Сенат требовал прислать из Московского университета 300 экземпляров и отдать 350 экземпляров в сенатскую контору для рассылки, «а прочие употребить в продажу умеренною ценою без отягощения желающим покупать». В дальнейшем предписывалось печатать особыми книгами и рассылать в присутственные места «состоявшиеся ко узаконению указы, собирая по полугоду».

В то же время узаконения за период, предшествовавший правлению Екатерины II, к середине 1760?х годов так и не были напечатаны, а кодификационная деятельность была временно приостановлена. В сенатском указе от 15 декабря 1764 г. «О поручении разбора для печатания подлежащих к вечности указов секретарю с подчиненными ему служителями» отмечается со ссылкой на ведение от 4 мая того же года сената московских департаментов, что «состоявшиеся с 1730 по 1762 год именных и Правительствующаго сената подлежащих к вечности указов в книги поныне еще не напечатано». В связи с приостановлением деятельности Уложенной комиссии Сенат поручил секретарям сенатского архива «разобрание для напечатания подлежащих к вечности указов и сенатских приговоров».

Порядок ознакомления государственных служащих с законодательными актами

Как уже упоминалось, именной указ от 22 января 1724 г. «О важности государственных уставов и о неотговорке судьям неведением законов по производимым делам под опасением штрафа», опубликованный 27 января 1724 г., устанавливал особый порядок ознакомления государственных служащих с законодательными актами. Указание на причины издания этого указа свидетельствует о том значении, которое стали придавать законодательным актам: «Надлежит обретающимся в Сенате, Синоде, коллегиях, канцеляриях и во всех судных местах всего государства ведать все уставы государственные и важность их, яко первое и главное дело, понеже в том зависит правое и незазорное управление всех дел, и каждому для содержания чести своей, и убежания от впадения неведением в погрешение, и в наказание должно». Санкции, предусмотренные для должностных лиц при незнании законов, весьма суровы: «И дабы впредь никто неведением о государственных уставах не отговаривался <…> и для того отныне, ежели о каком указе где при каком деле помянуто будет, а кто в то время не возьмет того указа смотреть и пренебрежет, а станет неведением отговариваться: таких наказывать в первые отнятием чина на время и штрафу год жалованья, в другой ряд третьею долею всего движимого и недвижимого имения, в третий раз лишением всего имения и чина вовсе». Обращает на себя внимание весьма конкретный и вполне разумный принудительный порядок ознакомления с законами должностных лиц, устанавливаемый этим указом.

Конкретные меры ознакомления чиновников с законодательством предусматривали и другие законодательные акты. Например, статья 55 Устава благочиния, или полицейского, изданного 8 апреля 1782 г., гласит: «Председателям, заседателям и прочим по силе учреждений употребленным людям читать и перечитывать узаконении и учреждении и по крайней мере им на то употребить един досужий час в сутках, дабы отчасу учинились известнее и памяти их возобновлялось положенное на них, и в чем ежечасно подвержены по силе присяги дать отчет и ответ небу и земли». Кстати, в предыдущей, 54?й, статье говорится о необходимости иметь «узаконении и учреждении в заседательной горнице».

Развитие системы публикации законодательных актов в XIX веке

Итог складывания системы публикации законодательных актов в XVIII в. был подведен в «Предисловии» к первому Полному собранию законов Российской империи, в котором говорится: «Законы, от Самодержавной Власти исходящие, и общия постановления, Именем Ея от учрежденных мест издаваемыя, двумя путями достигают общаго сведения и исполнения: 1) через объявление и обнародование каждого из них в свое время, посредством мест и властей, для сего установленных; и 2) через издание их, уже по обнародовании, в виде собраний. Первый путь, обнародование, всегда признаваем был существенным и для обязательной силы закона необходимым».

В XIX в. развивались оба этих направления. В 1826–1830 гг. II отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии в связи с созданием Свода законов Российской империи провело грандиозную работу по собиранию законодательных актов, начиная с Соборного уложения. В результате этого в 1830 г. были изданы 45 томов первого Полного собрания законов Российской империи, включающего законодательные акты от Соборного уложения до начала правления Николая I. Второе Полное собрание законов Российской империи[261] начали создавать одновременно с первым, и его первый том вышел также в 1830 г. Начиная со второго Собрания законодательные акты включались в эту публикацию по мере принятия, поэтому если первое Собрание было полностью издано в 1830 г., то очередные тома второго и третьего Собраний выходили один раз в несколько лет и их издание растянулось на весь охватываемый ими период. Второе Полное собрание законов содержит законодательство времени правления Николая I и Александра II. Издание третьего Полного собрания законов, включающего законодательные акты периодов правления Александра III и Николая II, прервала Первая мировая война.

Текущую публикацию осуществлял Правительствующий сенат, за которым в XIX в. закрепилась функция хранителя и публикатора законодательных актов. С 1863 г. дважды в неделю выходило «Собрание узаконения и распоряжений, издаваемых при Правительствующем сенате». В нем публиковались документы текущего законодательства. Особенностью было то, что законодательные акты публиковались не в порядке их утверждения, а в порядке их поступления в Сенат.

Становление порядка обязательной публикации законодательных актов среди характеристик законодательства Нового времени имеет особое значение, поскольку в этом проявилась взаимосвязь многих новых свойств законодательства.

Во-первых, в XVIII в. начал устанавливаться порядок прохождения законодательных актов, который определял их юридическую силу, что было также связано с установлением приоритета закона. И хотя на протяжении всего XVIII в. этот порядок оставался зыбким и неустойчивым, одно правило соблюдалось четко: публикация законодательного акта – обязательное условие его вступления в силу.

Во-вторых, вполне очевидна взаимосвязь публикации законодательных актов и принципа «Незнание закона не освобождает от ответственности», которую неоднократно подчеркивал и сам законодатель.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Складывание системы территориальных княжеств

Из книги История Германии. Том 1. С древнейших времен до создания Германской империи автора Бонвеч Бернд

Складывание системы территориальных княжеств После гибели династии Штауфенов в Германии с новым ожесточением развернулась борьба за власть, ввергшая страну на долгие годы в феодальную анархию. С этого времени политическая история Германии — по преимуществу история


§ 3. Формирование индустриальной инфраструктуры в России. Складывание системы монополистического капитализма

Из книги История России ХХ — начала XXI века автора Милов Леонид Васильевич

§ 3. Формирование индустриальной инфраструктуры в России. Складывание системы монополистического капитализма Транспорт. Успешное функционирование сельского хозяйства и промышленности в условиях капитализма невозможно без развитой индустриальной инфраструктуры,


§ 3. Складывание новой политической системы в условиях думской монархии

Из книги История России ХХ — начала XXI века автора Милов Леонид Васильевич

§ 3. Складывание новой политической системы в условиях думской монархии Революция оказала большое влияние на последующее экономическое и социально-политическое развитие России. Однако данный ею импульс не привел к существенной модернизации страны, поскольку


6. Скатология (изображение физиологических актов)

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

6. Скатология (изображение физиологических актов) Термин «скатология», обычно употребляемый в современной сексопатологии, происходит от слова skor, skatos, что означает «говно», «экскремент». Эти выделения человеческого тела привлекают детей и часто стариков, впавших в


СКЛАДЫВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ, СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Из книги Всемирная история: в 6 томах. Том 3: Мир в раннее Новое время автора Коллектив авторов

СКЛАДЫВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ, СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ В мусульманской юридической науке (начиная с Ибн Халдуна и до современных фундаменталистских богословов) настоятельно проводится мысль, что шариат (т. е.


Складывание системы территориальных княжеств

Из книги С древнейших времен до создания Германской империи автора Бонвеч Бернд

Складывание системы территориальных княжеств После гибели династии Штауфенов в Германии с новым ожесточением развернулась борьба за власть, ввергшая страну на долгие годы в феодальную анархию. С этого времени политическая история Германии — по преимуществу история


Список литературы (журнальные публикации и публикации на иностранных языках не указаны)

Из книги Адрес — Лемурия? автора Кондратов Александр Михайлович

Список литературы (журнальные публикации и публикации на иностранных языках не указаны) Алексеев В. П. География человеческих рас. М., «Мысль», 1974.Алиман А. Доисторическая Африка. М., Изд-во иностр. лит-ры, 1960.Андронов М. С. Дравидийские языки. М., «Наука», 1965.Античная


Российский государственный архив древних актов (РГАДА)

Из книги Российские университеты XVIII – первой половины XIX века в контексте университетской истории Европы автора Андреев Андрей Юрьевич

Российский государственный архив древних актов (РГАДА) Ф. 17 – Госархив, коллекция «Наука, литература и искусство»Ф. 146 – Розыскные делаФ. 199 – Портфели Г. Ф. МиллераФ. 248 – III департамент СенатаФ. 359 – Дела Московского


СПИСОК ТОРГОВЫХ АКТОВ НОВГОРОДА

Из книги Новгород и Ганза автора Рыбина Елена Александровна

СПИСОК ТОРГОВЫХ АКТОВ НОВГОРОДА Торговые договоры№ п / п. Дата …… Содержание документа — Публикация — № по Янину{5}1. 1191/1192 …… Договор с немецким купечеством и готами — ГВНП № 28 — 12. 1259/1263 …… Договор с немецким купечеством — ГВНП № 29 — 33. 1268 …… Проект мирного торгового


Статья 55. О признании утратившими силу отдельных законодательных актов РСФСР и отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации

Из книги Полиция России. История, законы, реформы автора Тарасов Иван Трофимович

Статья 55. О признании утратившими силу отдельных законодательных актов РСФСР и отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации Признать утратившими силу:1) Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года № 1026-I «О милиции» (Ведомости Съезда


Глава III СКЛАДЫВАНИЕ СИСТЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЦЕНЗУРЫ (1917-1930-е гг.)

Из книги Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг. автора Горяева Татьяна Михайловна

Глава III СКЛАДЫВАНИЕ СИСТЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЦЕНЗУРЫ (1917-1930-е гг.) Формирование системы политической цензуры в советской России началось сразу же после захвата власти большевиками. Главную роль в этом процессе сыграла большевистская партия и ее руководство. Пройдя


1.3.2. Появление актов в Древней Руси

Из книги Источниковедение автора Коллектив авторов

1.3.2. Появление актов в Древней Руси Договорные отношения возникают прежде всего между юридически независимыми друг от друга политическими единицами (государствами) и существуют на всем протяжении истории России. Как следствие, акты Древней Руси имеют


2.3.9 Классификация законодательных актов

Из книги Источниковедение автора Коллектив авторов

2.3.9 Классификация законодательных актов Сложность и значимость проблемы классификации законодательных актов обусловлена невозможностью четкого определения понятия «закон» в условиях самодержавия. Поэтому необходимо четко определить сферу действия и юридическую


2.4.4. Проблемы источниковедческого исследования актов

Из книги Источниковедение автора Коллектив авторов

2.4.4. Проблемы источниковедческого исследования актов Актовое источниковедение – дипломатика. Давно и плодотворно разрабатываемое на средневековом материале, оно (за исключением отдельных разновидностей актов, например таких, как уставные грамоты) мало привлекает


3.2.2. Группы и разновидности законодательных источников советского периода

Из книги Источниковедение автора Коллектив авторов

3.2.2. Группы и разновидности законодательных источников советского периода Декреты первых месяцев советской властиИз предыдущего должно быть понятно, что системообразующей разновидностью российского законодательства Новейшего времени были конституции,