IV. Австро-Венгрия

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

IV. Австро-Венгрия

В промежуток времени с 1889 г. по 1912 г. для усиления австро-венгерской армии было сделано мало. Военное дело страдало главным образом от недостатка отпускаемых на него средств. Контингент новобранцев равнялся 139.500 чел. Вооруженные силы мирного времени в 1909 г. достигали круглым числом 23.000 офицеров и 362.000 чел., т.е. 0,77% населения. Новобранцы разделялись по языкам на 10 различных народностей.

До 1912 г. нельзя было достигнуть увеличения набора новобранцев и потому необходимое количество людей для новых формирований артиллерийских, пулеметных и технических частей должно было набираться из других родов войск. Благодаря этому наличный состав войсковых частей был настолько ослаблен, что австро-венгерская армия имела как бы одни только основные кадры. При старой организации в роте мирного времени состояло в среднем только 60 чел. Для доведения полевых войск первой линии до полного боевого состава не хватало запаса обученных людей; приходилось для этого привлекать недостаточно обученных запасных. Ландвер (гонвед) в австро-венгерской армии до 1912 г. не имел никакой артиллерии. «Армия вянет», заявлял в 1908 г. военный министр фон Шенайх.

Правда, законом в июле 1912 г. контингент новобранцев был увеличен до 216.500 чел., т.е. на 77.000 чел., но все же многих неблагоприятных обстоятельств преодолеть не удалось и численный состав роты не поднялся выше 92 чел.

Во время Балканской войны 1912–13 г. недостатки вооружения в австро-венгерской армии выявились настолько ярко. что в 1913 г. был внесен новый законопроект, ставший в марте 1914 г. законом. Контингент новобранцев был вновь увеличен на 35.000 чел. Но и при этих условиях численный состав рот увеличился до 120 чел. только в пяти корпусах, во всех же остальных роты остались в составе 92 чел. В артиллерии должно было наступить действительное улучшение, заключавшееся в увеличении числа батарей с 6 до 10 в составе пехотных дивизий. Но в общем и этот запас не достигал цели, не хватало средств. В обоснованиях было сказано, что для армии требуется только минимум, безусловно необходимый для выполнения союзнических обязательств. Но прежде всего этот закон не мог быть использован для войны, так как его проведение едва могло закончиться к 1916 г. Железнодорожная сеть для стратегических целей была недостаточна.

Численность армии мирного времени в 1914 г. достигала круглым числом 27.000 офицеров и 442.000 чел., т.е. 0,91% населения.

Численность армии военного времени равнялась:

Все эти обстоятельства нам были хорошо известны. Наш взгляд на австро-венгерскую армию в 1913 г. был формулирован следующим образом:

«Офицерство является главным и пока еще действительным противником разноязычности армии. Офицер отличается верностью долгу, нетребовательностью, знанием службы и пользуется доверием подчиненных. Нижние чины дисциплинированы, усердны, патриотичны, в большинстве верны императору и еще не затронуты антимилитаристическими подстреканиями. Средняя степень интеллигентности и образования ниже, чем в германской армии.

Принципы, положенные в основание уставов, вполне отвечают времени. Но обучение хромало и в особенности в пехоте в течение целого ряда лет. В маневрах не могли принимать участия войска в достаточном количестве, не говоря уже об участии войсковых соединений в составе военного времени. Немногочисленные маневры войск из всех родов оружия по той же причине не давали войсковым начальникам достаточно опыта в управлении войсками».

В заключение говорилось, что «если бы австро-венгерская армия была одновременно занята борьбой на два фронта (на восточной и южной границах), то она не могла бы освободить германские силы, собранные на русской границе, что являлось настоятельно необходимым».

В другом месте мнение об австро-венгерской армии было выражено в сравнительно еще мягкой форме следующим образом: «численный состав, степень обучения, организация и отчасти вооружение австро-венгерской армии оставляют желать многого».

Мы бы хорошо сделали, если бы последовали примеру французов и русских, которые умели строгим взаимным контролем достигать высшей степени боевой подготовки войск союзников. Наши же отношения к Австрии не могут служить почвой для упреков нас в милитаризме. То, что главным образом ослабляло военную мощь Австро-Венгрии и что не могло изменить наше вмешательство, заключалось в разношерстности населения монархии, состоящего из немцев, мадьяров, чехов, поляков, русинов, сербов, кроатов, словаков, словенов, румын, итальянцев и цыган.