Подарки американских художников

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Подарки американских художников

История образования и строительства Еврейской автономной области, в которой принимали участие сотни советских и зарубежных организаций, десятки тысяч людей, до сих пор преподносит нам открытия, которые вызывают неподдельный интерес. Одно из них связано с деятельностью ряда американских общественных организаций, собравших коллекцию картин с целью передачи их в дар Биробиджану Этот искренний и широкий жест поддержки Биробиджанского проекта, несмотря на царившую в те годы в Америке Великую депрессию, буквально через три года подвиг на аналогичный шаг чикагских художников, создавших альбом гравюр под названием «Подарок Биробиджану». В американской и советской прессе тридцатых годов было немало публикаций по данной теме. И тогда, и сегодня они вызывают интерес у тех, кто занимается историей Биробиджана.

Около тридцати лет назад в канун празднования 50-летия образования ЕАО в Биробиджане впервые заговорили о существовании картин, посланных из США в подарок Биробиджану и хранящихся якобы в запасниках Эрмитажа. Скупая информация о коллекции подаренных нам картин вызывала нескрываемый интерес. С коллегами мы обсуждали, с чего начать поиск, кому направить запрос об этих картинах, но эти вопросы в то время так и остались висеть в воздухе. Но всё тайное когда-нибудь становится явным. Эта мысль успокаивала и подсказывала, что со временем всё прояснится и картины будут найдены. Так и случилось. Несколько лет назад к этой теме вновь возвратились учёные и исследователи в США, Израиле и России.

Мой интерес к этой теме возник весной 2007 года, когда я подарил свою книгу Борису Котлерману, нашему бывшему земляку. В ходе обмена мнениями по проблемам, поднятым в ней, в том числе пропавшей выставки картин американских художников, он, как бы между прочим, сказал, что несколько лет назад предложил Николаю Бородулину (нашему земляку — заслуженному учителю, координатору программ по идишу в Центре еврейской культурной жизни организации «Рабочий круг» в Нью-Йорке), написать статью о судьбе американских картин, привезённых в СССР в подарок Биробиджану. Такой материал им был подготовлен на английском языке под названием «American Art for Birobidzhan» и опубликован в специальном выпуске научного журнала «Jews in Eastern Europe» (The Hebrew University of Jerusalem) № 3(49), winter 2002, который был посвящён истории Биробиджана. Издание этого журнала инициировал Б. Котлерман.

В сокращённом виде здесь приводится перевод статьи Н. Бородулина по поднятой проблеме, которая без сомнения вызовет интерес ценителей искусства.

«В 1934 году группа американских художников, симпатизирующих Советскому Союзу, на заседании клуба имени Джона Рида (прототип советского пролеткульта) предложила организовать выставку для создания в Биробиджане художественного музея. Реальные шаги по реализации этой идеи были предприняты лишь в ноябре 1935 года, когда по инициативе еврейской просоветской организации Икор был создан комитет по проведению художественной выставки для Биробиджана под председательством нью-йоркского скульптора Адольфа Вольфа и секретаря — художника Франка Кирка. Членами комитета являлись известные американские художники и скульпторы Юджин Хиггинс, Минна Гаркави, Луис Лозовик, Вильям Гроппер, Соломон Вильсон, Николай Сиковский, Стюарт Дэвис, Филип Райсман и другие. Они обратились с воззванием к деятелям искусства Америки, включая ряд знаменитостей, приглашая их принять участие в выставке-подарке для «единственной еврейской национальной территории в мире», которая станет, по их словам, «одной из лучших и полных коллекций американского искусства, представленного за пределами США».

По словам Ф. Кирка, комитет в течение нескольких дней получил письменные согласия почти от 200 художников и скульпторов, готовых предоставить свои работы для выставки. Картины были тщательно осмотрены и отобраны членами комиссии в соответствии с тематикой, отражающей американский образ жизни и трудовую Америку Полотна и скульптуры несли в себе социальный заряд.

Спонсорами выставки, помимо упомянутой выше организации Икор, выступили: посол Советского Союза в США Александр Трояновский, видные американские еврейские деятели Рувен Брайнин, Бенцион Гольдберг, Роберт Форсайт, Моисей Ольгин, Мойше Надир, Джозеф Фриман, раввин Бенжамин Гольдштейн, а также генерал Виктор А. Яхонтов, Освалд Гаррисон Виллард и другие. Состав спонсоров был явно не однозначен по своей политической окраске, однако всех их объединяла симпатия к Советскому Союзу.

Коллекция из 203 работ, выполненных 119 авторами, была отобрана в феврале 1936 года и выставлена в Нью-Йоркской галерее, в Манхеттене. Выставка проходила с 7 по 28 марта. Об её уровне говорят следующие факты: 56 участников этой выставки представлены в крупных музеях мира, 85 процентов участников выставлены в художественных галереях Америки. Помимо коренных американских художников, а также американских евреев, эмигрировавших, в основном, из России, на выставке были представлены работы мастеров всевозможных школ и направлений в современном искусстве — уроженцев Германии, Италии, Австрии, Польши, Японии, Венгрии, Румынии, Бельгии, Литвы, Эстонии, Англии, Чехословакии, Голландии и Мексики.

Примечателен и тот факт, что почти половина участников выставки были не евреи. Не обошлось и без курьёзов. Так, например, один из участников выставки рассказал, что какая-то незнакомка принесла скульптуру — голову негра — в подарок биробиджанскому музею и, пожелав остаться неизвестной, скрылась, а бронзовая скульптура дополнила и украсила экспозицию.

Выставка картин, собранных для Биробиджана, по словам её организаторов, являлась «выражением признательности свободолюбивых американцев советской системе, освободившей угнетённые народы в целом, и евреев в особенности. Она войдёт в историю как великая связь между Америкой и Советами, между прогрессивной, интеллектуальной Америкой и освобождёнными евреями».

Из 203 работ, представленных на выставке в Нью-Йорке, искусствоведы выделяли рисунок Терезы Бернштейн «Первомайский Парад мира»,*[8] несущий яркие краски и очарование, полотно Юджина Хиггинса «Дождливый день», картину Морриса Кантора «Жилой дом на ферме»*, полотно Аарона Бохрода «Трущобы»*, работу Сола Вильсона «Погрузка мрамора», картину Франка Кирка «Мир на земле».

Лучшей частью выставки, по общему мнению критиков, являлся раздел графики, представленный работами таких мастеров, как Вильям Гроппер, Оронзо*, Макс Вебер, А. Валькович*, Гарри Стенберг*, Алекс Ставенич, Вильям Сигел*, Мозес и Рафаел Сойер, Мичел Сипорин*, Филип Рейзман*, Сауль Раскин, Мозес Оле, Пауль Мельцнер, Луи Лозовик, Расселл Лимбах*, Г. Глинтенкамп, Гуго Геллерт, Стюарт Дэвис*, Йосл Котляр*, Барбара Боррадж, Юлиус Блох, Адольф Дэн, Пэгги Бейкон и Альберт Абрамович. Из немногочисленной скульптуры (14 работ) особо выделялись произведения Арона Гудельмана «Портрет Мойши Надир» (бронза), «Сидящая женщина» Анны Вульф, «Генри Барбюс» Минны Гаркави, «Сидящая девочка» Вильяма Зораха, «Портрет работящей американской матери» Мориса Гликмана. Вход на выставку был бесплатный, она была открыта для посетителей ежедневно с часу дня до десяти вечера.

К открытию выставки был выпущен иллюстрированный каталог со вступительной статьёй Моисея Ольгина, редактора коммунистической «Morgn frayhayt», с перечислением всех работ и краткой информацией об авторах, представленных на ней. Практически ежедневно для посетителей проводились музыкальные программы, выступления людей, знающих Биробиджан не понаслышке. Выставка, по мнению её организаторов, должна была помочь советским людям лучше понять и узнать Америку, «увидеть её многообразие: надорвавшихся на работе трудящихся, отчаявшихся безработных, бедные рабочие кварталы, которые уже не встретишь в Советском Союзе, эмигрантов… Они увидят Америку такой, какая она есть, Америку, ещё ждущую свою революцию, хотя она об этом и не знает». Более того, устроители выставки были убеждены, что и «сами американцы должны это тоже увидеть, так как одним из достижений художника является умение показать правду процессов и явлений, которые обыватель видит лишь вскользь».

Небезынтересны были также мнения посетителей выставки. А. Табак делится своими впечатлениями на страницах газеты «Идише велт» (Еврейский мир, Филадельфия): «Это была непростая задача, но когда мы смотрим сейчас на имена мастеров и их творения, мы осознаём, какая колоссальная работа была проделана. Христиане и евреи, многие из них близки, многие далеки от наших проблем, радостей и болей. Многие из них хорошо известны миру искусства и… в результате мы имеем художественную коллекцию, которой может гордиться любой музей и которая покажет советским евреям, что в Америке помимо больших долларов имеется ещё немного искусства, и, может быть, не немножко, а много».

С 10 по 24 апреля выставка демонстрировалась в Бостоне. Её посетило более 5000 человек, среди которых находилось много молодёжи, что являлось редким явлением для подобного рода мероприятий. Открытие выставки собрало более 300 человек, что превзошло самые оптимистичные ожидания даже среди членов и сторонников Икора. В Бостоне коллекция пополнилась работами местных мастеров.

Не все картины местных мастеров удалось разместить на выставке из-за нехватки места. Посетители отмечали также необычный характер выставки, разнообразие и разнокалиберность её участников, что, несомненно, вызывает к ней большой интерес. Даже «яростные противники ЕАО: сионисты и деятели «Хадассы» были вынуждены признать, что идея Биробиджана становится всё более привлекательной».

Выставка «Художники США — государственному музею ЕАО» прошла с успехом в двух крупных городах Америки и 7 сентября отплыла на корабле «Фридрих Энгельс» в Москву. Сопровождал её в пути следования секретарь комитета по проведению выставки художник Франк Кирк. Принадлежащий ему каталог выставки в Нью-Йорке и список работ экспозиции в Москве, хранящиеся в настоящий момент в архивах YIVO (Нью-Йорке), позволяют нам с абсолютной точностью определить, какие работы были отобраны на московскую выставку.

Примечателен и тот факт, что «Най лебн» — ежемесячный рупор Икора — с воодушевлением оповестила читателей о том, что коллекция, следующая в Москву, насчитывает 85 масляных полотен, 150 акварелей и рисунков, а также 16 скульптур. А ведь на нью-йоркской выставке демонстрировалось 203 работы. Видимо, прибавившиеся 48 творений явились результатом бостонской выставки, а также дополнительными подарками художников. Коллекция благополучно достигла Москвы, где специалисты-искусствоведы во главе с представителем министерства искусства СССР Замочкиным и секретарём иностранного отдела московского общества искусства художником Дюрусом произвели её тщательный осмотр и анализ. В результате было отобрано 130 работ для демонстрации в экспозиционных залах Музея нового западного искусства по улице Кропоткина 21.

В ходе подготовки к открытию выставки были разосланы приглашения тысячам гостей. Более двух тысяч плакатов было развешено по всей Москве. За несколько дней до открытия выставки специальные объявления о ней транслировались по московскому радио.

Торжественное открытие выставки состоялось 24 декабря 1936 года в час дня. На нём присутствовало много гостей, представителей различных советских общественных организаций, деятелей культуры и науки, прессы. Директор музея Б. Терновец открыл торжественный вечер и предоставил слово С. Диманштейну, председателю ОЗЕТа. Он поблагодарил американских художников и Икор за подарок, который явится «фундаментом для основания еврейского государственного музея в Еврейской автономной области… и примером для еврейских художников Советского Союза. Советские еврейские мастера художественного искусства подарят еврейскому музею в Биробиджане в честь 20-ой годовщины Октябрьской революции свои работы, в которых должны быть отображены большие процессы преобразования жизни еврейских трудящихся в СССР».

Вначале планировалась, что экспозиция американских картин в Москве будет открыта в течение трех недель, но в результате повышенного интереса к выставке она была продлена ещё на такой же срок. «Советская пресса тепло отзывалась о выставке, высоко оценивая качество некоторых работ. Несколько экспонатов иллюстрировалось в центральной прессе. Двум работам особенно повезло: рисунок Гуго Геллерта «Владимир Ильич» и скульптура Мориса Лубина «К социализму» были отобраны в постоянную коллекцию музея им. В. И. Ленина».

130 работ, представленных на выставке, органично вписывались в основополагающие принципы соцреализма. Вслушайтесь только в их названия: «Работа в московском метро» и «Томас Муни в тюрьме» А. Абрамовича; «Шахтёр с женой», «Шахтёрский городок», «Очередь» Барбары Боррадж; «Бездомный», «Жилище бедных рыбаков» Дианы Гелерман; «Карл Маркс», «Владимир Ильич», «Очередь за хлебом» Гуго Геллерта; «Разгрузка», «Постройка судов», «За производством матрасов» Гери Готлиба; «Демонстрация» Марка Датца; «Профсоюзное собрание» Вильяма Зигеля; «Классовая борьба» Генриха Келема; «Забастовка» Луиса Лозовика и многие другие.

После демонстрации в Москве след выставки таинственно исчезает. Невозможно отыскать ни единой строчки в прессе о её местонахождении. Эта тайна вполне объяснима. Ещё в начале 1936 года администрация ЕАО, во главе с её председателем, Иосифом Либербергом, узнав о намерении американских художников подарить свои работы художественному музею в Биробиджане, поблагодарила их и заверила, что «одно из больших зданий, строящихся в городе на Бире, будет отдано под художественный музей».

Это заверение, к сожалению, не воплотилось в жизнь. Как известно, в августе 1936 года И. Либерберг был вызван в Москву якобы для отчетного доклада. Его арестовали и обвинили в троцкистской террористической деятельности, а 9 марта 1937 года по приговору военной коллегии Верховного суда СССР он был расстрелян.

Поразительно то, что американские евреи-коммунисты никак не прореагировали на арест и гибель так ими почитаемого И. Либерберга, а только скромно сообщили своим читателям в декабре 1936 года, когда в Москве проходила выставка, что новым председателем облисполкома ЕАО избран М. Катель.

Так печально и безрезультатно закончилась поначалу оптимистическая и многообещающая страница творческого, культурного обмена между художниками США и Биробиджаном. В библиотеке YIVO имеется большой альбом литографий, созданный в 1937 году чикагскими художниками в подарок Биробиджану. Судя по дате выпуска, этот альбом также вряд ли дошел до адресата.

До последнего времени судьба выставки «Художники США государственному музею ЕАО» оставалась неизвестной. В восьмидесятых годах бытовали мнения, что картины разобрали центральные музеи России. Однако недавно завеса над тайной приоткрылась. Учёный из Санкт-Петербурга, этнограф Валерий Дымшиц, побывав в YIVO и осмотрев каталог выставки, которая проходила в Нью-Йорке, с уверенностью заявил, что, во всяком случае, часть экспонатов находится в Этнографическом музее Санкт-Петербурга. Он сообщил также, что в фондах Российского этнографического музея (РЭМ, бывший Музей этнографии народов СССР) находится до сих пор не разобранный и не описанный фотоархив ОЗЕТа. Этот фонд попал туда стараниями заведующего еврейским сектором И. Пульнера[9] в 1938 году после закрытия ОЗЕТа. Вместе с фотографиями в этом фонде находятся некоторые работы с американской выставки «Подарок Биробиджану»: почти вся графика и несколько скульптур. Где находятся живописные работы, в настоящий момент неизвестно. Остаётся надеяться, что недостающие работы будут найдены и любители искусства смогут воочию увидеть экспонаты этой необычной выставки».

Эта статья стала отправной точкой для поиска потерянной коллекции картин. Н. Бородулин проделал большую работу, доказав своими исследованиями сам факт организации собрания этой коллекции с целью её передачи Еврейской автономии. Оставалось решить совсем простую задачу: связаться с РЭМом и, предъявив статьи из американской прессы, каталог, переписку местных властей середины тридцатых годов, попросить вернуть картины законному владельцу — нашей области. Я разыскал Валерия Дымшица, познакомился с ним, и он подтвердил всё вышесказанное и выразил мнение, что не всё так просто в этом вопросе. После возвращения из Америки он намеревался сверить американский каталог с имеющимися картинами и выяснить, что всё же сохранилось в архивах этого музея, но ему ограничили доступ к этим фондам, а после того, как он попытался придать огласке информацию о своей находке, его больше не допускали к этим материалам.

Таким образом, мне пришлось самому обратиться к Н. Бородулину, чтобы получить копии документов и статей об этой выставке в американской прессе тех лет, а также каталог картин, которые он любезно предоставил. Затем всё это было переведено на русский язык, и, в совокупности с найденными материалами из областного государственного архива — перепиской И. Либерберга с Икором и с Москвой о готовности отгрузки картин в Биробиджан, я предоставил эти документы нашим органам власти как доказательство незаконной «приватизации» культурного наследия ЕАО более семидесяти лет назад.

В областном государственном архиве ЕАО были обнаружены телеграммы, посланные из Москвы в 1937 году в адрес Биробиджанского ОЗЕТа. В одной из них говорилось: «Днями закрывается выставка работ американских художников для музея ЕАО около 200 единиц. По закрытию выставки придётся коллекцию направить в ЕАО. Договоритесь руководящими организациями подготовке места выставки хранения телеграфируйте». И это был не единственный документ из наших аргументов.

Согласования и переписка, составление различных запросов в Министерство культуры заняли не один год. Нам указывали, что предъявленные документы не факт, надо ещё доказать, что это именно те картины, написанные именно теми художниками, так как не все подписи можно идентифицировать.

Обращения правительства области в Министерство культуры возымели определенное действие. Несколько лет назад была начата работа по возвращению коллекции картин американских художников, переданных в дар Биробиджану в 1936 году. Как и подтвердилось, 76 картин и около 10 скульптур из данной коллекции находятся в настоящее время в Российском Этнографическом музее.

По результатам этой переписки стало также понятно, что РЭМ не намерен передавать коллекцию нашему Музею на постоянное хранение, мотивировав это тем, что Биробиджан не забрал картины в 1937 году, то есть фактически отказался от подарка. Свой отказ от возвращения нам картин они аргументировали также отсутствием официальных документов, подтверждающих их принадлежность к данной коллекции, которая предназначалась как подарок Биробиджану (не отрицая сам факт её создания в США), и административным механизмом передачи фондов из одного музея в другой внутри страны.

Доводы РЭМа о том, что Биробиджан не забрал коллекцию картин в 1937 году, на мой взгляд, были несостоятельны и не выдерживали никакой критики. Это подтверждают трагические судьбы людей, которые имели отношение к коллекции. Почти сразу, следом за И. Либербергом, были подвергнуты репрессиям тысячи руководителей, представителей интеллигенции, работников культуры и искусства, специалистов народного хозяйства нашей области.

В том же году в Москве расстреляли всех руководителей центральных органов КОМЗЕТа и ОЗЕТа. По сути, некому было передать и некому было распорядиться и принять эти картины, так как все действующие персонажи, имевшие отношение к этой коллекции, были расстреляны. Это страницы нашей трагической истории, о которой никому нельзя забывать, и ссылка на данный факт вызывает, мягко выражаясь, полное недоумение.

В 1938 году, уже после арестов и расстрела руководителей еврейских организаций, Ликвидационная комиссия передала через И. Пульнера, руководителя Еврейского сектора РЭМа, фонды ОЗЕТа, в которых также находилась коллекция картин американских художников, переданных в дар музею Биробиджана. Этот факт подтверждается данными архива РЭМа.

Вместе с тем РЭМ согласился провести совместную выставку в 2009 году в Биробиджане, а также изготовить графические копии картин этой коллекции. Проведение данной выставки обязывало РЭМ провести определённую подготовительную работу: реставрацию картин, дальнейшую атрибуцию (так как до конца не выяснены вопросы авторства и названия ряда картин), изготовление копий. Но и эти действия на тот период не были сделаны.

В 2010 году я вновь обратился к губернатору области А. Винникову с предложением возобновить работу по возвращению в Биробиджан коллекции американских картин. В министерство культуры был повторно направлен официальный запрос. Состоялись встречи губернатора с министром культуры, с директором РЭМа, и, как говорят, процесс пошёл. Для сотрудников Биробиджанского музея современного искусства был открыт доступ к историческому фонду музея этнографии.

В ходе мероприятий XI фестиваля еврейской культуры и искусства впервые была организована выставка небольшой части американских картин, предоставленных РЭМом в копиях. Выступая на открытии этой выставки, Александр Винников сказал: «Мы начали решать вопрос о передаче картин Еврейской автономной области. Но по ряду причин сделать это пока невозможно. Одной из таких причин является необходимость реставрации пролежавших в запасниках столько лет произведений искусства. Мы договорились, что их будут поэтапно реставрировать, так как на это нужны средства. Но очень хотелось показать картины жителям области именно в дни фестиваля. Нам удалось снять копии с 22 отреставрированных в этом году произведений. Сегодня они перед вами. Полагаю, что история возвращения американского дара только начинается. Примерно такое же количество картин будет реставрироваться ежегодно. Предстоит разыскать и другие произведения искусства, которые были в составе этой коллекции. Работа началась и займёт не один год. Думаю, что настоящие картины жители области смогут увидеть в год её 80-летия, в 2014 году».

Возможно, при определённых совместных усилиях, с привлечением органов прокуратуры, удастся найти остальную часть коллекции — картины, написанные маслом, которые представляют историческую и художественную ценность. Это будет самый дорогой подарок жителям области из нашего исторического прошлого.

Собранные Икором и отправленные в наш адрес картины американских художников предназначались именно для художественного музея Биробиджана. И нет нашей вины в том, что произведения американских художников так и не были переданы нам.

Картины, графика, скульптуры должны по праву занять своё законное и достойное место в музее Биробиджана. Это будет нашей главной достопримечательностью и, возможно, стимулом для приезда туристов со всего мира, чтобы увидеть наш город и эту историческую знаменитую коллекцию. Ценность данной коллекции заключается не столько в сегодняшней её стоимости, сколько в великой цели, ради которой жили и творили в те далёкие годы сотни и тысячи людей в надежде увидеть будущую процветающую еврейскую республику на Дальнем Востоке.

Пожелаем нам всем удачи, ну а если потребуется, то надеюсь, что биробиджанцы не останутся равнодушными и поставят свои подписи под обращением к правительству и президенту России о возвращении коллекции картин её законному владельцу.

Подарок Биро-Биджану: Чикаго, 1937

Так назывался ещё один подарок 14 чикагских художников, решивших в 1937 году создать альбом гравюр под этим названием. Для простых американцев, прошедших через Великую депрессию начала тридцатых годов, образование Биробиджана — новой родины для евреев не только России, но и для желающих туда переехать на постоянное место жительства из других стран, стало невероятной возможностью обрести, наконец, свою родину. Возможно, именно в США было впервые сказано о рождающемся на Востоке Красном Сионе — Биробиджане, новой обетованной земле. Чикагские художники, несмотря на то, что кризис в стране ещё не закончился, решили поддержать переселенцев, перечислив в Биробиджан средства, полученные от реализации альбома!

Можно не сомневаться, что экземпляр альбома, вслед за картинами американских художников, был послан в подарок биробиджанцам, однако его следов ни в областном краеведческом музее, ни в Государственном архиве найдено не было.

В США только в конце XX столетия случайно было обнаружено несколько экземпляров этого альбома, один из которых сегодня хранится в библиотеке YIVO, другой — в Чикагском местном колледже Oakton. Эта находка подвигла исследователей сделать подробное описание найденного портфолио. В 2002 году работники колледжа и художественной галереи выпустили небольшую брошюру с иллюстрациями, рассказывающую об истории создания альбома и о художниках, принявших в нём участие.

Николай Бородулин по моей просьбе пытался найти экземпляр этого издания и подарить его городу, но поиски пока не дали положительного результата. Н. Бородулин сделал копию этого альбома, которую сегодня можно увидеть в областном музее современного искусства и музее Приамурского государственного университета имени Шолом-Алейхема.

Во введении к портфолио, написанном на английском и идише, художники объяснили цель их проекта, где было сказано: «Мы, группа еврейских художников Чикаго, передавая наши работы строителям и пионерам Биро-Биджана — символизируем этим действием расцвет новой социалистической концепции, где художники являются частью народа и становятся выразителями его надежд и желаний.

Оглядываясь назад, в древние времена, мы видим тот долгий путь, который преодолел наш народ, памятники славы и страданий увековечили на нём следы этого извилистого пути. Со светлыми чувствами мы думаем о тех еврейских странниках — наших предках, которые часто сталкивались с трудностями, их раны всегда заживали, и всегда возникало ещё более сильное желание, чтобы бороться с нетерпимостью, притеснениями и эксплуатацией.

Сегодня евреи, сыновья Израиля, воодушевлены духом новой культурной силы, частью которой являются наука и художественное искусство. Мы чувствуем, как в наших сердцах бьётся ключом потребность соединиться с нашими братьями, чтобы лучше понять те мечты, которые есть в их сердцах.

Таким образом, через искусство мы сможем передать стремление к новой и счастливой жизни, к лучшему пониманию мира, от нашей творческой энергии пойдут первые сверкающие искры, которые явят к жизни нового еврея в процессе создания».

Ещё один раздел введения в портфолио, написанный на идиш, представляет художников и авторов проекта, в котором сказано:

«Икор Чикаго рада представить еврейских художников альбома «Подарок Биро-Биджану» и поблагодарить художника и издателя Л.М. Штейна за их вклад. Не все картины в этом альбоме отражают идеологию ICOR, но мы рады представить в настоящем издании четырнадцать самых известных художников Чикаго, которые поддерживают наши усилия — создание Еврейской автономии в Биро-Биджане. Мы уверены в том, что все культурные прогрессивные силы в еврейской общине вместе с нами скоро объединятся».

Тодрос Геллер (1889–1949). Изюм и миндаль. Бумага

Художники, принявшие участие в этом проекте, имели полную свободу выбора темы для портфолио. 14 картин раскрывают реальные еврейские темы, связанные с Биробиджанским проектом, а также социальные проблемы американцев в эпоху Великой депрессии. Художники использовали гравюры для пропаганды своих идей. Черный силуэт, где художник вырезает из дерева фон пространства, применяется главным образом для мотива «отчаяния». Белый силуэт, где художник вырезает тьму, используется главным образом для мотивов «Новой надежды». Резкий контраст светотеневой гравюры подчёркивает символизм «темноты» против «света» и «отчаяния» против «нового упования».

Этот альбом чикагских художников, как и многие другие примеры приверженности левого еврейского движения в США Биробиджанскому проекту, ещё раз показывает, в чём заключался феномен создания Еврейской автономии. Это ещё одна малоисследованная тема истории нашей области в контексте общей еврейской истории и культуры.

Рэймонд Кац (1895–1974). Моисей и Горящий куст. Бумага