Введение

Введение

В военной сфере, как и в политике, огромную роль играет личность, наделенная властью. Субъективный фактор здесь выходит на первый план. Военачальнику даются большие права и полномочия, и на него возлагается особая ответственность. От его ума и умения, воли и опыта, организаторского таланта, способности принимать наиболее целесообразные решения, причем часто при дефиците времени в сложной и рискованной обстановке, от его искусства управлять большими массами людей — от всего этого и множества других личных свойств зависят жизнь и судьба подчиненных, а в итоге — успех или неудача, поражение или победа.

За 200-летнюю историю внутренних войск в течение XIX и XX вв. сменилось 6 командиров Отдельного корпуса внутренней стражи, 5 главных инспекторов конвойной стражи, а после Октябрьской революции 1917 г. — 63 военных руководителя, возглавлявших войсковые управления.

Кроме того, координацией деятельности войск в ранге заместителя наркома (министра) внутренних дел СССР по войскам занимались Герои Советского Союза генерал армии И. И. Масленников и генерал-полковник С. Н. Переверткин.

С 2004 года внутренние войска возглавляет заместитель министра внутренних дел Российской Федерации генерал армии Н. Е. Рогожкин.

Процесс становления и развития войск правопорядка был сложным, не всегда последовательным и порой драматичным. Можно считать, что он шел в русле общевоенного строительства, но имел при этом свои особенности и закономерности.

Внутренние войска — это боевая сила, предназначенная для обеспечения внутренней безопасности, охраны общественного порядка в стране. Исторически они возникли как вооруженные формирования армейского типа, занимающиеся полицейской деятельностью. Функциональные обязанности войск многообразны, реализуются они в основном в правоохранительной сфере, а также в области территориальной обороны. Войска используются для охраны важных государственных объектов и специальных грузов и в других, предусмотренных законодательством целях. Федеральный закон от 6 февраля 1997года № 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» определил, что эти войска «предназначены для обеспечения безопасности личности, общества и государства, защиты прав и свобод человека и гражданина от преступных и иных противоправных посягательств».

Автор выражает сердечную благодарность Светлане Груздевой, Владимиру Кондрачуку, Павлу Синявскому, Сергею Степанову за предоставленную возможность книге увидеть свет.

На протяжении своей истории войска прошли через многие испытания, стояли на страже «тишины и спокойствия», оберегали мир и покой страны, а в военное время защищали Отечество, на поле брани сражаясь с врагом.

История, полная ярких незабываемых страниц. Она еще в достаточной мере не исследована, хотя сделано уже немало: выпущены книги, монографии, сборники документов, опубликовано множество очерков и статей. Заслуженным интересом пользуются издания, где центральное место при описании фактов и событий занимают люди, непосредственные участники исторических событий.

Благодаря этому читатель получает возможность полнее и глубже познавать историю, узнавать забытые и полузабытые имена людей, внесших неоценимый вклад в организацию, строительство и развитие внутренних войск. Персонификация истории — важная и весьма существенная часть глубокого проникновения в прошлое, способствующая более полному представлению о роли личности в историческом процессе, влиянии человеческого фактора. Отрадно, что в этой области уже ощущается прогресс. Возникла идея — и можно надеяться на ее реализацию — о создании энциклопедии персоналий МВД.

Предлагаемая книга — попытка на основе предпринятых литературных и архивных изысканий существенно дополнить ранее опубликованные краткие биографические сведения о руководителях войск правопорядка, систематизировать и попробовать обобщить собранный материал и представить историю внутренних войск в лицах.

Внутренняя стража возникла в канун наполеоновского нашествия, ее создание явилось закономерным актом, направленным на укрепление внутренней безопасности России. Отечественная война 1812 года и последовавшие заграничные кампании подтвердили своевременность принятых мер.

Но не только внешний фактор играл тут главенствующую роль, хотя армия в результате реформирования местных сил получила существенное пополнение, был упорядочен рекрутский набор, некоторые батальоны приняли участие в боевых действиях, другие помогали в организации народного ополчения, снабжении армии лошадьми. Тогда же возникли зачаточные формы охраны тыла действующей армии.

Не меньшее значение имели внутреннее состояние империи, потенциальная угроза крестьянских волнений, все увеличивавшийся поток ссыльных и каторжан, требовавший четкой организации службы конвоирования арестантов и вообще постановки всего дела охраны порядка. В деятельности внутренней стражи все большую значимость приобретал охранительный аспект.

После войны стало возможным преобразование созданного войска в Отдельный корпус внутренней стражи (1816 г.).

Все командиры ОКВС являлись участниками войн и кампаний, имели богатое боевое прошлое. Первый из них — генерал-адъютант (впоследствии генерал от инфантерии, сенатор) граф Е. Ф. Комаровский был участником Итальянского и Швейцарского суворовских походов, там отличился, за что получил первый генеральский чин, удостоен наград. Он командовал корпусом 18 лет.

Внутренняя стража организационно входила в состав Военного министерства. Однако ее деятельность соприкасалась с Министерством полиции (до его упразднения в 1819 г.) и Министерством внутренних дел. Непосредственное влияние на жизнь и строительство ОКВС оказывали императоры, особенно Александр I. Внутренняя стража была специфическим формированием, и это давало ей некоторую автономию. Для управления она имела корпусной штаб и систему округов во главе с окружными генералами, в подчинение каждого из которых входили гарнизонные батальоны, расположенные в нескольких губерниях.

Впервые охранительные функции этой силы были изложены в утвержденном императором Александром I Положении для внутренней стражи от 3 июля 1811 г.[1] В этом документе на много лет вперед определены основные направления деятельности внутренней стражи России.

Каждый из командиров Отдельного корпуса внутренней стражи внес свой вклад в строительство корпуса, воспитание и обучение личного состава. В то время были реализованы интересные и любопытные для современного читателя новшества, основанные на личном опыте и творчестве военачальников.

Усилия направлялись на укрепление дисциплины в корпусе, улучшение питания и размещения нижних чинов, облегчение их служебной нагрузки. Особое значение приобретало нравственное оздоровление корпуса, стремление изменить порочный принцип его комплектования проштрафившимися людьми, от которых таким способом избавлялись полевые войска. Командиры ОКВС старались обеспечить взаимодействие с армейскими отрядами, полицией, добивались установления добрых отношений подчиненных им батальонов и команд с местным населением.

Все они были в военном отношении людьми опытными, храбрыми, достойными, за боевые отличия имели награды. Однако то, что ценилось и прощалось на войне, в мирной обстановке оборачивалось порой негативной стороной. У людей с неуравновешенным характером возникали конфликтные ситуации с подчиненными. Некоторые командиры ОКВС получили нелестные отзывы современников за свое неординарное поведение (Капцевич, Тришатный, Лауниц).

Отдельный корпус внутренней стражи был упразднен в ходе военной реформы 60-х гг. XIX в., хотя вряд ли это было оправдано, тем более что сама основа его — внутренние гарнизонные батальоны — осталась, получив старое название (губернские батальоны), войдя в состав местных войск.

Последний командир ОКВС В. Ф. Лауниц не смог заступиться за вверенный ему корпус и спасти его от ликвидации.

История внутренних войск с упразднением ОКВС как бы прерывается, хотя охранительная деятельность продолжалась, ею занимались полиция, корпус жандармов, периодически — армия и постоянно — местные войска.

В 1886 г. учреждается конвойная стража. Она уступала по численности внутренней страже почти в 12 раз, занимаясь в основном сопровождением арестантов. Имела двойное подчинение: Военному министерству через Главный штаб (как военная сила) и как специальная структура — Министерству внутренних дел, а с 1895 г. — Министерству юстиции через (в том и другом случае) Главное тюремное управление, входившее в эти ведомства.

Руководили конвойной стражей главные инспектора, являвшиеся одновременно начальниками этапно-пересыльной части Главного штаба.

Это были образованные, либерально настроенные генералы, отчетливо понимавшие свою роль и ответственность в деле правильной постановки данной службы, стремившиеся путем строгой ее регламентации и соответствующего контроля правильно ее организовать, не допускать эксцессов, унижения человеческого достоинства арестантов, требуя неукоснительного соблюдения правил конвоирования. В то же время они заботились о своих подчиненных, их воспитании, повышении уровня грамотности, улучшении бытовых условий жизни, поощряя достойных за отличия в службе и наказывая нерадивых.

Полезна для ознакомления деятельность генералов А. И. Беленченко, Н. Н. Гаврилова, Н. В. Левицкого, И. Д. Сапожникова и особенно Н. И. Лукьянова. По инициативе последнего 27 марта 1911 г. торжественно отмечалось 100-летие местных войск и конвойной стражи. Был учрежден нагрудный знак конвойной стражи, издана Юбилейная памятка с историческим обзором развития этой службы за 100 лет. Н. И. Лукьянов учредил благотворительный фонд, которому по повелению императора было присвоено наименование «Капитал имени генерал-майора Н. И. Лукьянова». Он предназначался для выдачи пособий пострадавшим при несении службы нижним чинам и их семьям.

Февральская революция внесла существенные изменения в военно-охранительную систему России. Корпус жандармов был упразднен, полиция преобразована в народную милицию, а конвойную стражу оставили без изменений, приспособив ее для новой власти.

Революции, как известно, изменяют общественный и государственный строй, реорганизуют или создают заново властные структуры, но ликвидировать такое явление, как уголовная преступность, они не в состоянии. А если есть и появляются лица, преступившие закон, лишенные по приговорам судов свободы, и государство вынуждено держать их в изоляции от общества, то для этого нужен человек с ружьем, т. е. часовой, конвоир. Без службы охраны и конвоирования лиц, содержащихся под стражей, не смогут функционировать ни органы правосудия, ни пенитенциарная система в стране, а в конечном счете невозможна защита государственных и общественных интересов, прав и свобод граждан, их жизни и здоровья от преступных посягательств.

Весьма примечательно, что созданная после Октябрьской революции конвойная стража Республики (прил. 1) по аналогии с прежней вошла в подчинение ведомству юстиции (на этот раз Народному комиссариату юстиции). Более того, весьма примечательно, что на первых порах ее деятельности она руководствовалась Уставом конвойной службы дореволюционного времени.

Печальна трагическая судьба последнего главного инспектора конвойной стражи генерал-лейтенанта Русской армии Николая Ивановича Лукьянова, проявившего свою лояльность по отношению к советской власти и несправедливо пострадавшего от нее.

Впрочем, такая участь, к сожалению, ожидала и постигла не только многих бывших генералов и офицеров, поступивших на службу в Красную Армию, но и командиров и начальников рабоче-крестьянского происхождения, выдвинувшихся из народа в результате революции и Гражданской войны. Среди них в скорбном ряду жертв политических репрессий 30-х гг. оказались и многие руководители пограничных и внутренних войск.

После Октябрьской революции, изменившей в корне социально-политический строй России, отменившей или совершенно изменившей многие институты старой власти, родились новые по форме и содержанию вооруженные силы Республики. Наряду с Красной Армией возникли различные вооруженные формирования, обслуживавшие отдельные ведомства, нуждавшиеся на первых порах своей деятельности в боевой силе. К числу этих формирований относились: войска ВЧК, железнодорожная охрана, подчиненная Народному комиссариату путей сообщения; продовольственная армия (продармия), подчиненная Народному комиссариату продовольствия; пограничная охрана, находившаяся в ведении Народного комиссариата финансов и переданная затем Народному комиссариату торговли и промышленности; конвойная стража Народного комиссариата юстиции; войска судоохраны (речная охрана), первоначально подчинявшиеся Главному управлению водного транспорта ВСНХ, потом временно — Наркомвнуделу; войска охраны сахарного производства (Главсахара), отряды охраны Центротекстиля, Главнефти и др. Каждая из этих структур имела свои руководящие органы, во главе которых стояли соответствующие начальники. В годы Гражданской войны перечисленные формирования назывались войсками вспомогательного (или специального) назначения.

Наиболее организованную боевую силу представляли собой войска ВЧК — Всероссийской чрезвычайной комиссии при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем (таково первоначальное название комиссии, затем добавилась еще одна функция, и этот орган стал именоваться: Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности).

Первым нормативным актом ВЧК о вооруженной силе было ее решение от 11(24) декабря 1917 г. «вызвать 30 человек для постоянного несения караула при комиссии».[2] Для этой цели привлекли отряд свеаборжцев. Затем прибыло еще несколько отрядов, из которых был сформирован Боевой отряд ВЧК. Постепенно боевая сила этого учреждения выросла до 30-тысячного Корпуса войск ВЧК, одна треть которого должна была находиться на фронтах.

Первоначально о необходимости создания корпуса высказалась 1-я Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий, проходившая в Москве 11–14 июня 1918 г. По докладу члена коллегии ВЧК И. Н. Полукарова была принята соответствующая резолюция,[3] на основе которой ВЧК принимает Основные положения организации чрезвычайных комиссий, где говорилось и о боевой силе ВЧК.

13 июня т.г. коллегия ВЧК выносит решение о реорганизации Боевого отряда и объединении отрядов ЧК в центре и на местах в Корпус войск ВЧК. Формирование корпуса происходило в обстановке гласности и открытости, на основе принципа добровольности. 1 октября 1918 г. в газете «Известия ВЦИК» появилось сообщение:

«Президиумом ВЧК утверждено Положение о формировании корпуса войск при Комиссии. Корпус находится в полном распоряжении Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и злоупотреблениями по должности. В корпус принимаются рабочие и беднейшие крестьяне по рекомендации партийных комитетов (большевиков), профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов и комитетов деревенской бедноты, от 19 до 36 лет. Оплата содержания солдат ВЧК устанавливается красноармейская согласно приказам по Военному комиссариату. Поступающие должны прослужить 6 месяцев, и от них требуется соблюдение строжайшей революционной дисциплины. В состав корпуса входят вполне законченные боевые единицы, не громоздкие и подвижные, каковыми являются отдельные батальоны. В составе батальона — 750 человек, 3 роты пехоты, одна команда конная, одна команда пулеметная, один взвод артиллерии и одна команда связи. Кроме того, корпусу придается необходимое число броневых отделений».

Корпус действовал во взаимодействии с частями Красной Армии. Объединяющим центром по формированию, обучению и оперативному руководству частями стал Штаб войск ВЧК. Его первым начальником был видный военный работник подполковник Русской армии В. В. Каменщиков, затем временно исполнял эту должность И. Н. Полукаров, которого с 1 октября 1918 г. сменил бывший полковник К. М. Валобуев.

28 октября 1918 г. ВЦИК утвердил Положение о Всероссийской и местных чрезвычайных комиссиях по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности, в котором говорится и об отрядах ЧК (Корпус войск ВЧК не упоминается). В п.7 положения сказано:

«Всероссийская чрезвычайная комиссия и все местные чрезвычайные комиссии имеют право на организацию при себе особых вооруженных отрядов. Величина отрядов на местах устанавливается местными исполкомами по соглашению с Всероссийской чрезвычайной комиссией. Кредиты на отряды при местных чрезвычайных комиссиях отпускаются в общем порядке через местные исполкомы.

Все отряды Всероссийской чрезвычайной комиссии находятся под контролем и на учете Революционного совета Республики».[4]

Однако в течение второй половины 1918 г. название «корпус войск ВЧК» в приказах и других документах сохраняется (лишь с 1 января 1919 г. приказы отдаются, адресуясь не к корпусу, а к войскам ВЧК).

В то время в прессе дискутировался вопрос о войсках специального назначения, в том числе и о войсках ВЧК: нужны ли они. В статье «Нужны ли войска особого назначения» автор Т. Набатов заявил, что существование их «не имеет смысла», их надо ликвидировать, влив в Красную Армию. «Об особых войсках для чрезвычкомов, — пишет он, — уже и говорить не приходится. Их существование чистейший нонсенс».[5]

Статья опубликована в газете Наркомвоендела, и очевидно, она в какой-то мере отражала мнение этого ведомства по данному вопросу в тот период.

А положение в войсках ВЧК сложилось катастрофическое. К декабрю 1918 г. из войск ВЧК на фронт было выделено 8996 штыков, что сократило их численность наполовину.

Трудности с комплектованием, пополнением, снабжением и содержанием этих формирований вызвали сомнение в целесообразности самостоятельного существования войск ВЧК. Было решено упразднить корпус и ограничиться небольшими отрядами при губернских ЧК. В связи с этим издается приказ № 8 от 30 января 1919 г., в котором, в частности, говорилось:

«Учитывая с одной стороны необходимость усиления Красной Армии, а с другой стороны отсутствие реальной опасности внутренней контрреволюции, Коллегия Всероссийской чрезвычайной комиссии постановляет:

1. Предоставить в полное распоряжение комиссии (имеется в виду Комиссариата — С.Ш.) по военным делам все отряды всех родов оружия, находящиеся при ВЧК (особый корпус ВЧК).

2. При ВЧК и всех губернских ЧК образовать небольшие отряды, исполняющие непосредственно распоряжения ВЧК и губернских ЧК…»

7 февраля 1919 г. К. М. Валобуев обратился к начальнику Всеросглавштаба Н. И. Раттелю с почтограммой следующего содержания:

«Согласно постановлению ВЧК от 18 января комиссия отказалась от нашего корпуса. Положение очень неопределенное. Прошу указаний.

Начштаба Валобуев. Чин особых поручений Краснов».[6]

Валобуев болеет за судьбу корпуса и борется за него.

Конечно, оценка положения Республики была сделана скоропалительно. 11 февраля 1919 г. ВЧК пересматривает свое опрометчивое и даже отчаянное решение от 18 января. К. Валобуеву и М. Лацису поручается разработать план по данному вопросу. 18 февраля коллегия ВЧК, заслушав проект Положения о вооруженной силе ВЧК и ЧК, создает комиссию для его доработки.

Численность войск ВЧК устанавливается в 30 тыс. человек, из которых 10 тыс. (т. е. одна треть) должны находиться на фронтах. Штаб войск конструируется и действует как отдел ВЧК.

12 марта 1919 г. Президиум ВЧК одобрил новое Положение, в котором нашли отражение перечисленные выше перемены.

Такова предыстория вопроса о праве ВЧК иметь свою боевую силу и роли начальника войск в том, чтобы ее организовать и сохранить.[7]

Одним из видов вспомогательных войск была железнодорожная охрана. Она возникла в начале 1918 г. Катастрофическое состояние железнодорожного и водного транспорта и путей сообщения потребовало введения строжайшего порядка и принятия чрезвычайных мер охраны. Первоначально к этому делу были привлечены местные власти, отряды красногвардейцев. Но этого оказалось недостаточно. Наркомат путей сообщения тоже не в силах был самостоятельно решить данную проблему.

Наведением порядка занялись, помимо НКПС, другие ведомства: НКВД, Наркомвоен, Наркомпрод, ВЧК. На первых порах совместные действия перечисленных ведомств сыграли положительную роль. Но вскоре стало ясно, что необходимо централизованное руководство всем делом охраны железнодорожного транспорта. Этой проблемой занялось правительство.

30 января 1918 г. декретом СНК, подписанным В. И. Лениным, создается Всероссийская междуведомственная чрезвычайная комиссия по охране железных дорог, которая приступила к формированию отрядов. ВМЧК возглавил нарком В. И. Невский,[8] в ее состав также вошли и активно работали Н. К. Беляков[9] и П. Г. Лебит.[10] Декретом СНК от 23 марта т. г. «О централизации управления, охране дорог и повышении их провозоспособности»[11] комиссия передана в ведение НКПС, с наделением наркома чрезвычайными полномочиями.

Однако и эти меры не дали должного эффекта. В охрану попало много случайных и ненадежных людей, которые больше бесчинствовали, чем охраняли. Затраты были сделаны большие, а результаты не оправдывали отпущенные ассигнования.

17 июля 1918 г. Совнарком был вынужден принять новое постановление, которое определило: численность охраны — 70 тыс. человек, набираемых по рекомендациям рабочих, профессиональных и крестьянских организаций; руководство охраной возлагалось на Управление по охране путей сообщения (Всероссийская междуведомственная чрезвычайная комиссия по охране железных дорог, как выполнившая свои задачи, ликвидировалась); были расформированы все другие виды железнодорожной охраны; разграничены функции военного ведомства и НКПС в части ответственности за охрану железных дорог (НКПС отвечал за охрану вне пределов военных действий).[12]

В составе войск вспомогательного назначения значилась продовольственно-реквизиционная армия (продармия), подчиненная Наркомату продовольствия. Ее организация была вызвана особыми обстоятельствами. Сокращение посевных площадей, истощение хлебных запасов, нехватка товаров, разруха и ряд других причин привели к продовольственной катастрофе. Кризис возник еще в 1915 г. в связи с расстройством экономики во время войны. В 1917 г. Временное правительство делало бесплодные усилия и попытки выйти из кризиса — оно ввело принудительную разверстку, хлебную монополию и карточную систему, но, встретив сопротивление, не смогло и не успело добиться исправления сложившегося положения.

Советам досталась в наследство реальная угроза голода, которая ощутимо нависла над страной. Это заставило правительство ввести продовольственную диктатуру. 15 января 1918 г. в Харьков из Петрограда на имя В. Антонова-Овсеенко и Г. Орджоникидзе была отправлена отчаянная депеша:

«Ради бога, принимайте самые энергичные и революционные меры для посылки х л е б а, х л е б а, х л е б а!!! Иначе Питер может околеть. Особые поезда и отряды. Сбор и ссыпка. Провожать поезда. Извещать ежедневно. Ради бога! Ленин».[13]

9 мая 1918 г. СНК принимает декрет «О чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию» (утвержден ВЦИК 13 мая 1918 г.), который предоставил наркому А. Д. Цюрупе право применять «вооруженную силу в случае оказания противодействия отбиранию хлеба или иных продовольственных продуктов».[14]

Началось формирование продовольственно-реквизиционной армии. Главным комиссаром и военным руководителем по формированию и укомплектованию всех продовольственных отрядов был назначен Г. М. Зусманович.[15] Каждый продармеец давал обязательство выполнять свой долг «до конца продовольственной разрухи, не щадя своих сил, ни самой жизни».[16]

Существенное влияние на строительство войск вспомогательного назначения оказало принятие Совнаркомом декрета от 19 августа 1918 г. об объединении всех вооруженных сил Республики в ведении Народного комиссариата по военным делам, который внес военное начало в отряды, сформированные гражданскими ведомствами, а именно: железнодорожную охрану НКПС, судоходную охрану Главного управления водного транспорта, переданную Наркомвнуделу, реквизиционно-продовольственные отряды Наркомпрода, пограничную охрану Народного комиссариата торговли и промышленности. Отныне военное ведомство отвечало за укомплектование, устройство, обучение, вооружение, боевую подготовку этих формирований и использование их как военной силы, руководство непосредственно служебной деятельностью, т. е. использование по специальности, оставалось за соответствующими ведомствами по принадлежности.

Наиболее радикальным образом этот декрет сказался на охране путей сообщения. Она целиком перешла в ведение Наркомвоена. Нигде так не переплетались интересы разных ведомств, как на железнодорожном транспорте.

Здесь помимо железнодорожной охраны действовали заградотряды Наркомпрода, транспортные органы ВЧК, железнодорожная милиция НКВД. Теперь же приказом РВСР № 475 от 26 декабря 1918 г. был создан Штаб охраны и обороны железных дорог Республики, который возглавил принятую от НКПС желдорохрану.

Положение ВЦИК о железнодорожной охране от 19 февраля 1919 г.[17] упорядочило взаимоотношения заинтересованных организаций (милиция, транспортные органы ВЧК, железнодорожная охрана). Все проблемы решить не удалось, но начало было положено, и порядок на транспорте стал налаживаться. Приказ РВСР № 373 от 23 февраля 1919 г. утвердил Положение о начальнике охраны и обороны железных дорог Республики и о начальнике внешней охраны железных дорог на фронтах. Эти организации входили в систему Центрального управления военных сообщений (ЦУПВОСО).

Первым воинским начальником войск охраны и обороны железных дорог был В. В. Каменщиков (незадолго до этого назначения он был первым начштаба Корпуса войск ВЧК).

Приказом главкома № 38 от 4 октября 1918 г. на его место был назначен Е. И. Ефимов, которого вскоре сменил П. А. Петряев.

Столь же сложным оказался процесс упорядочения дела охраны водных путей сообщения (судоохраны). Шли споры о ее ведомственной принадлежности, пока в итоге не был достигнут компромисс.[18] Руководителем судоохраны (главным инспектором) был назначен А. П. Ногтев (прил. 2).

Военное строительство набирало опыт, отражая суть происходивших событий. Самостоятельное существование ведомственных формирований становилось препятствием для их развития и дальнейшего выполнения тех задач, ради которых они были созданы. В условиях военного времени была нужна централизованная система управления вспомогательными войсками.

Первая такая попытка, предпринятая в августе 1918 г., сыграла положительную роль, но это было все же половинчатое решение (введен принцип двойного подчинения, каждое из специальных формирований оставалось в своем ведомстве). Потребовалась более радикальная реформа.

28 мая по Постановлению Совета Рабоче-Крестьянской Обороны произошло объединение большей части этих формирований и создание войск внутренней охраны Республики (ВОХР) с подчинением их отныне одному ведомству — Народному комиссариату внутренних дел.[19] Наркомом к этому времени уже был Ф. Э. Дзержинский, сохранявший одновременно пост председателя ВЧК.

В войсках ВОХР высшим должностным лицом являлся начальник войск К. М. Валобуев. Сменивший его с 16 апреля 1920 г. В. С. Корнев был уже заместителем народного комиссара внутренних дел по управлению войсками ВОХР, начальником войск ВОХР. Статус начальника войск повысился: он занимал теперь должность замнаркома.

Согласно Постановлению Совета Труда и Обороны о войсках внутренней охраны Республики от 21 апреля 1920 г., «все войска, выделенные в распоряжение Наркомвнудел, находятся в непосредственном подчинении его заместителю по управлению войсками ВОХРа, который является начальником войск».[20]

Но в то же время, как сказано в Положении о войсках внутренней охраны: «Прямое высшее подчинение и общее руководство ВВО принадлежит Наркомвнудел через Военный совет ВВО» (ст. 13).[21]

На последнем этапе Гражданской войны происходит новая крупная реорганизация внутренних войск. Совет Труда и Обороны 1 сентября 1920 г. постановил: «Для успешного выполнения всех задач, возложенных на войска ВОХР постановлением Совтрудобороны от 21 апреля сего года, все войска, имеющие назначением охрану, поддержание порядка и обеспечение выполнения распоряжений правительства, т. е. караульные, желдоробороны, желдормилиции, водмилиции и т. д., как на фронтах, так и в тыловых округах, объединить с войсками ВОХР в один общий вид войск внутренней службы…».

Далее было определено, что «Наркомвнудел управляет работой войск внутренней службы через командующего войсками внутренней службы», который «непосредственно подчиняется Наркомвнудел и Главкому».[22]

Таким образом, впервые во внутренних войсках появляется должность командующего войсками. Им стал В. С. Корнев. По должности он входил в состав коллегии ВЧК. Не случайно оговорено, что комвойсками ВНУС подчинен не только наркому внутренних дел, но и главнокомандующему всеми вооруженными силами Республики (главкому). В то время этот пост занимал С. С. Каменев.

Такое положение предоставляло большие полномочия В. С. Корневу.

Численность войск ВНУС по сравнению с первоначально установленной при создании войск ВОХР (120 тыс.) увеличилась более чем в два раза.

Эта реформа сблизила внутренние войска с Красной Армией, дала экономию сил и средств, позволила эффективнее использовать войска для ликвидации бандитизма на местах.

В то же время реформа носила промежуточный характер. Завершение Гражданской войны неизбежно должно было привести к сокращению войск, изменению объема выполняемых ими задач.

Постановлением СТО от 19 января 1921 г.[23] войска ВНУС, за исключением войск чрезвычайных комиссий, железнодорожной и водной милиции, передавались в военное ведомство (в дальнейшем резко сокращены), оставшиеся контингенты составили войска ВЧК.

В Основных положениях организации войск ВЧК от 29 января 1921 г. говорилось: «Войска ВЧК во всех отношениях подчиняются председателю ВЧК, который управляет ими через командующего войсками ВЧК Республики, являющегося в то же время членом коллегии ВЧК» (ст. 2).[24]

Однако в марте 1921 г. эта должность упраздняется и восстанавливается должность начальника войск (приказ ВЧК № 61 от 25.03.1921 г., приказ войскам ВЧК от 28.03.1921 г.).

Спустя некоторое время издается Положение об организации войск ВЧК от 10 июля 1921 г., в котором этот вопрос трактуется следующим образом:

«Войска ВЧК во всех отношениях подчиняются председателю ВЧК, который руководит ими через начальника Управления войск ВЧК» (§ 9).[25] Непосредственный руководитель войск теперь именуется начальником Управления (не командующим) и теряет статус члена коллегии ВЧК.

В то же время повышается роль и ответственность в деле руководства войсками председателя ВЧК (с февраля 1922 г. — Государственного политического управления при НКВД РСФСР). Титул командующего переходит к нему.

Характерным для того периода явлением была частая смена декораций. Не успели принять одно решение, как тут же следует новое об очередной реорганизации. Эта перестроечная лихорадка продолжалась почти два года. Она была вызвана изменением общеполитической обстановки, переходом от войны к миру, необходимостью приспособиться к новым условиям, поиском наиболее целесообразных решений. Возможно, здесь играло роль и то обстоятельство, что после ухода В. С. Корнева на первых порах не нашлось фигуры для равнозначной замены. Хотя в это время во главе войск смогли побывать достаточно колоритные личности (Розен, Студеникин, Патаки), но они командовали войсками недолго и не успели проявить в должной мере свойственный им организаторский талант, реализовать свои возможности. Однако даже за короткий срок каждый из них внес что-то новое, интересное, полезное. М. И. Розен был инициатором создания отряда ОСНАЗ (прообраз современного спецназа); П. К. Студеникин предложил преобразовать этот отряд в дивизию (проект был осуществлен спустя три года); Ф. В. Патаки, будучи начальником отдела борьбы с бандитизмом и начальником Управления войск ВЧК — ГПУ, успешно исполнял обе должности, провел реорганизацию войск в связи с их сокращением, был одним из разработчиков проекта о создании Отдельного пограничного корпуса.

Появление на командном олимпе Э. С. Кадомцева, выступившего с интересными инициативами, способствовало росту авторитета начальника войск, внесло в жизнь войск свежую струю полезных преобразований. По его инициативе коллегия ГПУ 26 июля 1922 г. приняла постановление, согласно которому начальник Управления войск ГПУ стал именоваться начальником войск. Была изменена структура управления войсками, она приобрела общевойсковую форму организации. Управление становится Штабом, реорганизации подверглись и периферийные органы войскового управления. Кадомцеву не удалось вернуть титул командующего начальнику войск. Командующим войсками ГПУ считался председатель ГПУ или его заместитель, в округах командующими войсками округа были полномочные представители ГПУ.

В Положении о Штабе войск ГПУ (объявлено приказом войскам ГПУ № 452 от 25.10.1922 г.) указывалось: «Во главе войск ГПУ стоит Председатель ГПУ или заместитель Председателя, который является командующим войсками и пользуется правами командующего фронтом» (ст. 1). Таким образом, на данном этапе строительства внутренних войск вернулись к наименованию «командующий», но только в отношении главы ГПУ или его заместителей, доходя в периферийных органах ГПУ до уровня полномочных представителей.

Следовательно, должной четкости и по-военному строгой определенности в вопрос о командующем войсками ГПУ упомянутые нормативные акты не внесли. Командующий — на то и командующий, что он должен быть один в данном качестве. Но в войсках ГПУ это непреложное правило не соблюдалось. Обычно приказы, касающиеся войск ГПУ, подписывал зампред ГПУ И. С. Уншлихт,[26] и вслед за его подписью стояла фамилия начальника войск, а чаще начальника штаба войск Н. А. Ефимова.[27] Иногда приказы издавались за подписью зампреда ГПУ Я. Х. Петерса.[28] В период с октября по ноябрь 1923 г. приказы войскам подписывал в качестве первого лица зампред ГПУ Г. Г. Ягода,[29] именовавшийся при этом командующим войсками ГПУ.

Такое положение в войсках ГПУ — ОГПУ сохранялось вплоть до образования НКВД СССР. Полномочные представители ОГПУ в приказах, адресованных подчиненным войскам, по-прежнему именовали себя командующими.

Еще в Положении о Государственном политическом управлении (утверждено Постановлением Президиума ВЦИК 16 марта 1922 г.) о военной силе сказано следующее:

«…8. В непосредственном распоряжении ГПУ состоят особые войска, сведенные в отдельную армию Госполитуправления в количестве, устанавливаемом СТО, и подчиненные во всех отношениях Председателю ГПУ».[30]

«Отдельная армия Госполитуправления» больше ни в одном документе не упоминалась. Однако некоторое время в войсках ГПУ в 1922 г. существовали Отдельный пограничный корпус (им командовал начальник КРО ГПУ А. Х. Артузов), Отдельный железнодорожный корпус и Корпус конвойной стражи. Это тоже следствие реализации идеи Э. С. Кадомцева о сосредоточении под эгидой ГПУ всех войск специального назначения. Указанное преобразование страдало известной половинчатостью, но оно отражало взятый в то время руководством ГПУ курс на «чекизацию» войск, максимальное сближение их с органами ГПУ. Приказ войскам ГПУ Республики № 495 от 8 сентября 1922 г. так и объяснял суть перемен:

«… Помимо фактической стороны дела произведенное нами перемещение наименований имеет свою идейную и воспитательную сторону. Бывшая до сих пор двойственность линий подчинения: по чекистской и военной линиям — теперь устранена. Возложение обязанностей по управлению войсками на лиц, возглавляющих чекистские органы, показывает всем, что мы должны стремиться войска приблизить и мало-помалу втянуть в чекистскую работу. Соответственно ППГПУ, обладающие большим авторитетом среди местных властей и населения, несомненно, скорее, чем кто бы то ни было другой, поднимут авторитет войск ГПУ, за состояние которых они теперь ответственны…»

Согласно Положению о транспортных отделах (ТО) Госполитуправления, подписанному председателем ГПУ и народным комиссаром путей сообщения Ф. Э. Дзержинским и объявленному приказом ГПУ от 13 марта 1922 г., одной из задач ТО является охрана железных дорог и водных путей сообщения, для чего эти органы «имеют в своем распоряжении приданные им войска ГПУ».[31]

16 октября т. г. приказом войскам ГПУ № 433 было объявлено Положение об управлении Отдельным железнодорожным корпусом, п. 2 которого гласил: «Во главе Отдельного железнодорожного корпуса войск ГПУ стоит командир корпуса, являющийся одновременно начальником ТО ГПУ».[32]

Начальником Транспортного отдела ГПУ в то время был Георгий Иванович Благонравов.[33] Начальником штаба железнодорожного корпуса был Р. А. Гольц (он также являлся некоторое время главным инспектором конвойной стражи).

Однако корпус просуществовал недолго: начавшееся сокращение войск привело к его упразднению. Но поскольку функция охраны железных дорог оставалась, в войсках появилась должность «начальник Управления железнодорожных войск» (ее занимал Б. В. Лавровский).

Высшим органом оперативного руководства войсками являлся Штаб войск ГПУ. Структура войскового управленческого аппарата оставалась громоздкой. Она требовала упрощения и совершенствования.

Ф. Э. Дзержинский в записке В. Р. Менжинскому от 7 сентября 1923 г., делясь своей озабоченностью тяжелым финансовым положением страны и низкой из-за этого зарплатой рабочих, предложил аппарат ГПУ, как «орган непроизводительный», «максимально сократить». Одновременно он посчитал нужным «раскассировать штабы наших войск (центр и округа), политсекретариат, предельно уменьшить в губерниях и ГПУ нестроевой состав».[34]

На основе решения коллегии ГПУ Республики от 27 сентября 1923 г. о коренной перестройке управления войсками ГПУ приказом ГПУ Республики № 405 от 3 октября 1923 г. была объявлена новая структура войсковых органов управления. Штабы значительно сокращены и преобразованы в инспекции. Центральным органом оперативного и административного руководства войсками стала Главная инспекция войск ГПУ. Вводилась должность начальника отдела погранохраны и главного инспектора войск ГПУ. На этот пост был назначен Я. К. Ольский (Куликовский).

После образования Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) при СНК СССР дальнейшее развитие войск происходит в условиях проводимой военной реформы с учетом специфических особенностей внутренних и пограничных войск.

В ноябре 1926 г. создается Главное управление пограничной охраны и войск ОГПУ (ГУПО и ВОГПУ), которое возглавил З. Б. Кацнельсон.

По мере хозяйственного развития страны, роста железнодорожных сообщений, строительства новых сооружений и предприятий появляется необходимость надежной охраны особо важных для обороны страны объектов, коммуникаций, перевозимых грузов, учреждений Наркомата финансов. В связи с этим развивается специализация войск по видам службы.

Своим путем продвигалось строительство конвойной стражи. Ее организация на новой основе произошла в соответствии с приказом Народного комиссариата по военным делам № 284 от 20 апреля 1918 г.[35]

Первоначально она состояла при Главном управлении местами заключения (ГУМЗ),[36] а с мая 1918 г. вошла в подчинение карательному отделу, образованному в составе центрального аппарата Народного комиссариата юстиции. Возглавляли ее бывшие офицеры, служившие в старой конвойной страже, И. И. Буркгард и П. А. Астафьев. Согласно постановлению СТО от 27 сентября 1922 г. и совместному приказу РВСР, НКЮ и ГПУ № 2301 от 4 октября 1922 г. конвойная стража была передана Госполитуправлению, где в составе Штаба войск ГПУ было создано сначала Управление, а затем Корпус конвойной стражи.

Приказом войскам ГПУ № 416 от 7 октября 1922 г. начальником конвойной стражи (командиром Корпуса КС) был назначен бывший начальник активной части уголовного розыска С. Л. Пупко.

Конвойная стража руководствуется соответствующими нормативными актами ГУМЗ, которое оказывает свое влияние на ее служебную деятельность. Вообще ГУМЗ все более претендует на передачу конвойной стражи в свое подчинение. ГПУ не возражает, поскольку в это время идет последовательное сокращение аппарата сотрудников и численности войск. Возникает некое двойственное состояние конвойной стражи: формально она находится в составе ГПУ, но в то же время ГУМЗ сохраняет свои контрольные функции по отношению к ней.

В соответствии с постановлением СТО от 26 июня 1924 г. и совместного приказа РВС СССР, ОГПУ при СНК СССР и НКВД РСФСР № 919 / 290 от 14 июля 1924 г. конвойная стража в количестве 17 тыс. человек передавалась из ОГПУ в НКВД. При этом предписывалось именовать ее Конвойной стражей СССР, возложив руководство ею на начальника ГУМЗ НКВД РСФСР. Для оперативного руководства сформировано Управление конвойной стражи СССР (размещалось в г. Москве, ул. Лесная, 61).

В связи с передачей конвойной стражи в ведение НКВД РСФСР 7 августа 1924 г. был издан приказ, подписанный врио начальника Конвойной стражи СССР Л. Я. Корнблитом.

Поскольку НКВД не являлось общесоюзным органом, это постановление вызвало протест со стороны Всеукраинского ЦИКа. Совет Труда и Обороны подтвердил необходимость объединения конвойной стражи в общесоюзном масштабе (постановление от 29.08. 1924 г.), а постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 октября 1925 г. это получило законодательное оформление.[37] В соответствии с этим постановлением было образовано Центральное управление конвойной стражи СССР (ЦУКС). Постановлением СНК СССР от 19.01.1926 г. начальником ЦУКС СССР назначен Е. Г. Ширвиндт, который возглавлял конвойную стражу, будучи начальником ГУМЗ НКВД РСФСР

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 2 сентября 1930 г. конвойная стража переименована в конвойные войска и соответственно Центральное управление конвойной стражи — в Центральное управление конвойных войск. Последнее возглавляли: И. А. Апетер, К. И. Калнин и, временно, А. Н. Асмолов.

С созданием общесоюзного Наркомата внутренних дел ЦУКВ ликвидируется и конвойные войска переходят в подчинение НКВД СССР, в составе которого образовано Главное управление пограничной и внутренней охраны (ГУПВО). В соответствии с приказом НКВД СССР № 00641 от 29.09. 1938 г. ГУПВО переименовали в Главное управление пограничных и внутренних войск (ГУПВВ).[38]

В марте 1939 г. происходит самая значительная после Гражданской войны реформа пограничных и внутренних войск.

Главное управление пограничных и внутренних войск НКВД СССР расформировывается и вместо одного главка создается шесть (прил. 3).

В литературе причиной этого разделения называют сложившуюся специализацию войск и необходимость раздельного управления ими. Специализация, конечно, имела место. Но главная причина, думается, заключается в том, что репрессии 30-х гг. с такой силой обрушились на войска и опустошили центральный аппарат, что последний пришлось раскассировать.

В течение 1921–1922 гг. на посту начальника (командующего) войск ВЧК — ГПУ сменилось 6 человек (В. С. Корнев, М. И. Розен, С. С. Филиппов, П. К. Студеникин, Ф. В. Патаки, Э. С. Кадомцев). В течение последующих 17 лет сменилось 9 начальников войск (Я. К. Ольский, З. Б. Кацнельсон, С. Г. Вележев, И. А. Воронцов, Н. М. Быстрых, М. П. Фриновский, Н. К. Кручинкин, А. А. Ковалев, Г. Г. Соколов).

Из всех военачальников, возглавлявших войска за минувшие два десятилетия, по меньшей мере 10 человек подверглись репрессиям (судьба С. С. Филиппова пока не выяснена, А. А. Ковалев покончил с собой после освобождения с поста начальника войск). Из начальников конвойной стражи были репрессированы Е. Г. Ширвиндт, К. И. Калнин, И. А. Апетер.

На драматической судьбе ряда руководителей войск отразилась эпоха, в которой они жили, став ее пленниками и жертвами.

На руководящие должности в войска пришла новая когорта командно-начальствующего состава. Некоторые только что окончили военные академии. Вчерашние капитаны и майоры сразу стали комбригами и через небольшой промежуток времени получили генеральские звания. У некоторых выдвиженцев был боевой опыт, они прошли и Первую мировую и Гражданскую войны, заслужили боевые награды. Например, А. С. Сироткин был награжден шестью орденами Русской армии, стал полным Георгиевским кавалером; В. М. Шарапов дважды награжден Георгиевским крестом. Однако крупномасштабного опыта руководства войсками у них не было. Пришлось теоретические знания, полученные в академии, ускоренными темпами применять на практике, форсируя освоение новых обязанностей. Большинству это удалось. И тут наступило самое трудное жизненное испытание — Великая Отечественная война…

В действующую армию убыли: генерал-лейтенант И. И. Масленников, начальник войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности генерал-майор Е. В. Козик (он командовал на фронте дивизиями), начальник конвойных войск генерал-майор В. М. Шарапов (стал начальником штаба 29-й и 70-й армий), бывший командир Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения им. Ф. Э. Дзержинского генерал-лейтенант П. А. Артемьев, назначенный незадолго до войны начальником Управления оперативных войск (стал командующим войсками Московского военного округа), и. о. начальника пограничных и внутренних войск генерал-лейтенант Г. Г. Соколов (командовал 26-й и 2-й ударной армиями).[39]

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВВЕДЕНИЕ

Из книги История Испании IX-XIII веков [вычитывается] автора Корсунский Александр Рафаилович


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История Испании IX-XIII веков [вычитывается] автора Корсунский Александр Рафаилович


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История Испании IX-XIII веков [вычитывается] автора Корсунский Александр Рафаилович


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Во времена фараонов автора Котрелл Леонард

ВВЕДЕНИЕ Эта книга написана любителем-неспециалистом для таких же любителей. Она не претендует на научную глубину, однако все изложенное в ней достоверно, насколько это возможно. Главной же целью было помочь тысячам читателей, которые хотели бы узнать побольше о Древнем


Введение

Из книги Иисус и его мир [Новейшие открытия] автора Эванс Крейг


Введение

Из книги Проект Новороссия. История русской окраины автора Смирнов Александр Сергеевич

Введение Неразвитость методологии современной исторической науки на Украине как основа фальсификаций. «Украинская история» как идеология внутреннего пользования. Сокрытие исторических источников и подтасовка фактов. Препятствия научному диалогу историков и


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История религии в 2 томах [В поисках Пути, Истины и Жизни + Пути христианства] автора Мень Александр


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История религии в 2 томах [В поисках Пути, Истины и Жизни + Пути христианства] автора Мень Александр


ВВЕДЕНИЕ

Из книги История религии в 2 томах [В поисках Пути, Истины и Жизни + Пути христианства] автора Мень Александр


1.1. Введение

Из книги Новая Хронология Фоменко-Носовского за 15 минут автора Молот Степан

1.1. Введение В этой части изложена концепция Новой Хронологии Фоменко-Носовского для тех, кто никогда о ней не слышал, либо слышал что-то очень вскользь, а возможно слышал много, но не уловил суть. На нескольких страницах в этой части мы изложим самое главное. Для многих из


Введение

Из книги История Русской Церкви. Том 1. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира автора Макарий Митрополит


Введение

Из книги История Русской Церкви. Том 1. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира автора Макарий Митрополит


Введение

Из книги Ангерран де Мариньи. Советник Филиппа IV Красивого автора Фавье Жан

Введение В истории Франции XIV в. является переходным периодом. На смену существовавшим до этих пор, хотя и в совершенно неузнаваемом обличье, феодальным институтам мало-помалу стали приходить монархические учреждения. Таким образом, рассматривая механизм правления


ВВЕДЕНИЕ

Из книги Северная Пальмира. Первые дни Санкт-Петербурга автора Марсден Кристофер


Введение

Из книги США автора Бурова Ирина Игоревна

Введение Соединенные Штаты Америки (США) занимают почти половину Североамериканского материка, однако исключительная роль этой великой страны, сначала выделившейся среди всех прочих территорий Нового Света, а затем постепенно превратившейся в одну из ведущих мировых


Введение

Из книги В поисках затерянного мира (Атлантида) автора Андреева Екатерина Владимировна

Введение В этой книге вы прочтёте сказание древнегреческого учёного Платона об Атлантиде — могучем царстве атлантов, процветавшем на большом острове среди Атлантического океана и погрузившемся на дно за девять с половиной тысяч лет до нашей эры.В истории человечества